Безвозмездное пользование имуществом судебная практика

Безвозмездное пользование имуществом судебная практика

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о договоре безвозмездного пользования (ссуды)

I. Основные положения о договоре безвозмездного пользования (ссуды)

В соответствии с пунктом 1 статьи 689 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) по договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Определяющими признаками данного договора являются:

— его безвозмездность. Ссудодатель не преследует цели извлечения прибыли, то есть не рассчитывает на какое-либо встречное предоставление;

— вещь передается ссудополучателю в пользование;

— несмотря на временный характер пользования, договор может быть заключен без установления срока, на неопределенный срок, то есть до востребования;

— обязанность возврата вещи в том состоянии, в каком пользователь ее получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором;

— в безвозмездное пользование может быть передана только индивидуально-определенная непотребляемая вещь. Предоставление имущества, определенного родовыми признаками, с возложением обязанности возвратить соответствующее количество вещей того же рода и качества договором безвозмездного пользования не опосредуется.

Его сторонами выступают ссудодатель (собственник передаваемого в безвозмездное пользование имущества или лицо, управомоченное собственником для этого) и ссудополучатель (по общему правилу им могут быть любые субъекты гражданского права). Ограничивает данное общее правило пункт 2 статьи 690 ГК РФ, согласно которому коммерческая организация не вправе передавать имущество в безвозмездное пользование лицам, являющимся ее учредителями, руководителями, членами ее органов управления или контроля.

Глава 36 ГК РФ не содержит специальных правил, посвященных форме договора ссуды, поэтому при решении вопроса о надлежащей форме договора ссуды следует руководствоваться общими правилами ГК РФ о договорах. А учитывая, что государственная регистрация права безвозмездного пользования недвижимого имущества, осуществляется только в случаях, предусмотренных законом (статьи 131, 164 ГК РФ), по общему правилу договор ссуды недвижимого имущества не подлежат государственной регистрации.

Несмотря на безвозмездность пользования имуществом, ссудополучатель при наличии умышленно или по грубой неосторожности сокрытых недостатков вещи вправе по своему выбору потребовать от ссудодателя безвозмездного устранения недостатков вещи или возмещения своих расходов на устранение недостатков вещи либо досрочного расторжения договора и возмещения понесенного им реального ущерба (пункт 1 статьи 693 ГК РФ).

Безвозмездно получая вещь по договору, ссудополучатель автоматически становится лицом, ответственным за надлежащее состояние вещи и обязанным по несению всех расходов по ее содержанию.

Он обязан поддерживать вещь, полученную в безвозмездное пользование, в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта, и нести все расходы на ее содержание, если иное не предусмотрено договором безвозмездного пользования (статья 695 ГК РФ). Приведенная норма является общим правилом и накладывает бремя содержания имущества на ссудополучателя, если иное не предусмотрено договором.

Следует отметить, что по общему правилу (статья 211 ГК РФ) риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Применительно же к отношениям по договору безвозмездного пользования недостатки, возникшие после передачи вещи, находятся в зоне ответственности ссудополучателя и охватываются его риском (статья 696 ГК РФ).

При этом законом определяются условия, при которых ссудополучатель несет риск случайной гибели или случайного повреждения вещи, а именно: в случае, если вещь погибла или была испорчена в связи с тем, что использовалась не в соответствии с договором и назначением вещи или была передана третьему лицу без согласия ссудодателя; в случае если с учетом фактических обстоятельств ссудополучатель мог предотвратить ее гибель или порчу, пожертвовав своей вещью, но предпочел сохранить свою вещь.

Императивный характер положений статьи 696 ГК РФ исключает право сторон договора безвозмездного пользования предусмотреть иное распределение рисков случайной гибели или случайного повреждения вещи (Постановление Президиума ВАС РФ от 12.12.2005 N 10678/05 по делу N А56-25613/2004).

Прекращение договора ссуды осуществляется по правилам, предусмотренным статьями 699, 701 ГК, с учетом общих норм статей 418, 419 ГК РФ о прекращении обязательства в связи со смертью гражданина или ликвидацией юридического лица.

Основания досрочного расторжения договора ссуды по требованию ссудодателя перечислены в пункте 1 статьи 698 ГК РФ; пункт 2 данной статьи перечисляет основания досрочного расторжения договора ссуды по требованию ссудополучателя.

Данные обстоятельства, названные в статье 698 ГК РФ, представляют собой исчерпывающий перечень оснований расторжения договора безвозмездного пользования.

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам, возникающим при заключении, исполнении и расторжении договора безвозмездного пользования (ссуды), а именно:

— признание договора недействительным или незаключенным;

— ссудополучатель не исполняет обязанность по содержанию переданной вещи;

— переданная вещь имеет недостатки, которые оговорены/не оговорены в договоре;

— гибель или повреждение переданной вещи;

— вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи;

— споры о расторжении договора безвозмездного пользования (ссуды).

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при заключении, исполнении и расторжении договора безвозмездного пользования (ссуды)

1. Признание договора недействительным или незаключенным

1.1. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.10.2015 по делу N А21-10547/2014

Исковые требования:

Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по субъекту РФ (правопреемник ссудополучателя) обратилось в суд к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в субъекте РФ (ссудодателю), Федеральному государственному унитарному предприятию «Всероссийская Государственная телевизионная и радиовещательная компания» (новому ссудодателю) с требованиями о признании недействительным заключенного ответчиками дополнительного соглашения к договору безвозмездного пользования имуществом; о применении последствий недействительности ничтожной сделки, определив, что по договору безвозмездного пользования имуществом «ссудодателем» является Управление Росимущества, «ссудополучателем» — Управление Росреестра, а «балансодержателем» — ФГУП.

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

Установив по обстоятельствам дела, что произведена государственная регистрация права хозяйственного ведения ФГУП «Всероссийская Государственная телевизионная и радиовещательная компания» (нового ссудодателя) на спорное здание, впоследствии между ФГУП и Управлением Росимущества заключено дополнительное соглашение к договору ссуды, по условиям которого представителем собственника (РФ) по договору признается Управление Росимущества, ссудодателем — ФГУП, обратив внимание на то, что закон не ограничивает предусмотренное пунктом 1 статьи 209 ГК РФ право собственника распоряжаться принадлежащим ему имуществом и в случае передачи его в безвозмездное пользование, суд отметил, что в данном случае не требуется согласие ссудополучателя (Управления Росреестра) ни на отчуждение имущества, ни на передачу имущества в возмездное пользование, ни на закрепление данного имущества на праве хозяйственного ведения.

Поскольку в федеральном законе, в частности, статье 295 ГК РФ, определяющей права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении, не предусмотрено иное, собственник, передав во владение унитарному предприятию имущество, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия (пункт 5 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»), суд пришел к выводу о том, что собственник (РФ в лице Управления Росимущества), передав имущество в хозяйственное ведение ФГУП, не может являться ссудодателем такого имущества, поскольку это сопряжено с необходимостью совершения действий по распоряжению данным имуществом, следовательно, права ссудодателя перешли к ФГУП правомерно, спорная сделка не противоречит закону, поскольку направлена, по сути, на документальное оформление существующего в силу закона положения ФГУП в правоотношениях, связанных с имуществом, находящимся в безвозмездном пользовании Управления Росреестра.

1.2. Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2015 N 04АП-6439/2014 по делу N А10-3417/2014

Исковые требования:

Прокурор обратился в суд с иском в интересах Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации к ТСЖ «Звездочка» (ссудодателю) и ООО «УК «Звездочка» (ссудополучателю) с требованиями о признании недействительным договора безвозмездного пользования нежилыми помещениями, обязании ООО «УК «Звездочка» освободить занимаемые помещения и передать их ФГКУ «СибТУИО».

Решение суда:

Исковые требования удовлетворены.

Позиция суда:

Отметив, что согласно части 1 статьи 690 ГК РФ право передачи вещи в безвозмездное пользование принадлежит ее собственнику и иным лицам, управомоченным на то законом или собственником, при этом непрекращенное право федеральной собственности на спорные помещения установлено вступившими в силу решениями судов по другим делам, установив, что восстановлено право оперативного управления правопредшественника ФГКУ «СибТУИО», а впоследствии спорные помещения переданы ФГКУ «СибТУИО», которое в соответствии с передаточным актом, распоряжается данным имуществом, закрепленным за ним на праве оперативного управления, суд пришел к выводу о том, что полномочия собственника спорного имущества осуществляет Министерство обороны в соответствии с законодательством Российской Федерации, а ФГКУ «СибТУИО» осуществляет свою деятельность в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий Министерства обороны в сфере управления и распоряжения имуществом Вооруженных сил (пункт 12 статьи 1 Федерального закона от 31.05.96 N 61-ФЗ «Об обороне»), в свою очередь, отсутствие согласия собственника — Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации — на передачу в безвозмездное пользование нежилых помещений по оспариваемому договору является основанием для признания договора недействительной сделкой на основании статьи 168 ГК РФ.

1.3. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2015 N 13АП-12290/2015 по делу N А56-79725/2014

Исковые требования:

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Статья 689. Договор безвозмездного пользования

1. По договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

2. К договору безвозмездного пользования соответственно применяются правила, предусмотренные статьей 607, пунктом 1 и абзацем первым пункта 2 статьи 610, пунктами 1 и 3 статьи 615, пунктом 2 статьи 621, пунктами 1 и 3 статьи 623 настоящего Кодекса.

3. К договору безвозмездного пользования (ссуды) объектом культурного наследия применяются также правила, предусмотренные статьей 609 настоящего Кодекса.

Комментарий к ст. 689 ГК РФ

1. В п. 1 коммент. ст. определяется понятие договора безвозмездного пользования (договора ссуды). Исходя из него, термины «договор безвозмездного пользования» и «договор ссуды» равнозначны. С принятием ГК термин «ссуда» должен применяться только по отношению к передаче индивидуально-определенной вещи в безвозмездное пользование. Закон не предусматривает возможности употребления этого слова для характеристики отношений займа, хотя по традиции данный термин продолжает иногда применяться и в кредитной практике банков, и в судебной практике (см., например, Постановление Президиума ВАС от 20 августа 2002 г. N 2319/02 // Вестник ВАС. 2002. N 12).

О предмете договора ссуды см. коммент. к ст. 691 ГК; о сроке — к ст. 699 ГК.

2. Договор ссуды в общем не типичен для коммерческого оборота, так как ссудодатель не преследует цели извлечения прибыли. Однако данный договор весьма распространен в гражданском обороте в принципе, поскольку предполагает обычную ситуацию, при которой вещь временно не нужна ее собственнику, не намеренному, впрочем, получать доход от ее отчуждения или сдачи внаем. Сфера применения договора ссуды весьма разнообразна.

Во-первых, ссуда распространена в личных и бытовых отношениях. Самые разнообразные вещи и по самым различным основаниям могут передаваться в такого рода пользование от друзей и родственников. Мотив не имеет правового значения, однако важен для понимания природы ссуды: это может быть сострадание, отзывчивость, память о нравственном долге и другие обычные для человека чувства.

Иногда в литературе высказывается мнение, согласно которому в определенных случаях отношения, складывающиеся между гражданином, предоставляющим имущество в безвозмездное пользование, и гражданином, получающим его в безвозмездное пользование, не могут рассматриваться как правоотношения вообще и отношения ссуды в частности (например, при предоставлении подругами друг другу заколки, шарфика, малоценных предметов домашнего обихода и т.п.). Как утверждается, возникающие при этом отношения при их нередко существенном для сторон значении лишены того имущественного интереса, при котором они могли бы защищаться средствами гражданского права.

Однако эта точка зрения небесспорна. Закон не содержит запретов на ссуду между родственниками или друзьями и не ограничивает предмет безвозмездного пользования в таких случаях какой-либо стоимостью. Кроме того, нет оснований признавать передачу вещи в безвозмездное пользование без договора только потому, что этот договор заключен в устной форме и без установления срока, на который передается вещь, обязанности пользователя по содержанию вещи, возмещению ее стоимости в случае порчи или утраты и т.п. Все вышеперечисленные условия вполне успешно выводятся из норм гл. 36 ГК без специального упоминания об этом в договоре. Другое дело, что стороны так называемой бытовой ссуды предпочитают не пользоваться средствами правовой защиты своих интересов, что вполне объяснимо с точки зрения логики человеческих отношений.

Смотрите так же:  Казахстан мать одиночка

Во-вторых, ссудодатель зачастую преследует просветительские, благотворительные и иные социально значимые цели, в связи с чем ссуда весьма распространена в области культуры и искусства, а также в системе общественного вспомоществования. Например, в последнее время укрепляется традиция среди предпринимателей выкупать произведения искусства, когда-то принадлежавшие России и оказавшиеся по разным причинам за рубежом, и передавать их в безвозмездное пользование крупнейшим отечественным музеям. Организация различных выставок редко обходится без предоставления собственниками устроителям выставок вещей на срочной безвозмездной основе для их экспонирования. Классическим примером использования конструкции договора ссуды в области просвещения является деятельность библиотек. Как известно, в общедоступных библиотеках практикуется безвозмездное предоставление документов и книг гражданам и другим библиотекам (межбиблиотечный обмен).

В-третьих, договор ссуды используется, хотя и нечасто, в предпринимательских отношениях. С одной стороны, многие юридические лица из-за отсутствия свободных денежных средств на приобретение имущества берут его во временное безвозмездное пользование у своих работников (например, работник предоставляет в ссуду работодателю автомобиль, на котором ездит по служебным вопросам, с возмещением работодателем расходов на топливо и т.п.). С другой стороны, в ряде случаев передача имущества в ссуду позволяет субъекту предпринимательства сэкономить на расходах по содержанию вещей либо косвенно способствовать повышению их продаж, как это обычно бывает на специализированных промышленных выставках.

В-четвертых, в ряде случаев, прямо предусмотренных законом, договор ссуды подлежит обязательному заключению. Так, в соответствии с п. 2 ст. 405 и п. 2 ст. 419 Таможенного кодекса в случае размещения структурных подразделений таможен и таможенных постов в помещениях, принадлежащих владельцам складов временного хранения, таможенных складов, магазинов беспошлинной торговли, по согласованию с их владельцами, а также в помещениях участников внешнеэкономической деятельности, осуществляющих регулярные экспортно-импортные поставки товаров, эти организации предоставляют таможенным органам необходимые служебные помещения на основании договора безвозмездного пользования.

3. Конституирующим признаком договора ссуды является его безвозмездность. Этот признак исключает возможность для ссудодателя рассчитывать на встречное предоставление в какой бы то ни было форме. Так, нельзя считать подпадающими под нормы о договорах ссуды случаи, когда имущество предоставляется в безвозмездное пользование лицам в связи с тем, что они заключили возмездный договор. Например, постоялец гостиницы бесплатно получает в пользование спортивный инвентарь. Как справедливо отмечается в литературе, в этом случае отношения пользования лишены безвозмездности: постоялец заплатил за инвентарь при оплате гостиницы (см.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2. 4-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2003. С. 343 — 344).

Более того, указание на безвозмездность следует считать существенным условием данного договора. При отсутствии в договоре прямого указания на безвозмездность передачи имущества в пользование, т.е. при невозможности опровержения презумпции возмездности договора, установленной п. 3 ст. 423 ГК, такой договор должен признаваться договором аренды (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2005. С. 359 (автор Комментария — А.В. Коновалов)). Именно безвозмездность с необходимостью отличает договор ссуды от договора аренды, делает их антиподами. При включении в договор ссуды условия о встречном предоставлении сделка считается ничтожной как притворная (ст. 170 ГК), и к ней применяются правила о сделке, которую стороны имели в виду, т.е., опять же, о договоре аренды.

Договор ссуды может быть как консенсуальным, так и реальным, что видно из формулировки п. 1 коммент. ст.: ссудодатель либо обязуется передать, либо передает вещь в безвозмездное пользование ссудополучателю. Реальный или консенсуальный характер ссуды по общему правилу определяется самими сторонами при заключении договора. Причина, по которой законодатель предоставляет сторонам возможность сформулировать договор ссуды как реальный, очевидно, кроется в том, что ссудодатель нередко заинтересован в том, чтобы на нем не лежало обязанности по передаче вещи, учитывая безвозмездность отношений. Если из содержания договора вопрос о его характере выяснить нельзя, то договор ссуды должен быть признан консенсуальным исходя из п. 1 и 2 ст. 433 ГК.

Во всех случаях договор ссуды следует признать взаимным. При этом если консенсуальный договор ссуды демонстрирует свойство взаимности со всей очевидностью (обе стороны несут равнозначные обязанности по передаче вещи в пользование и ее возврату), то взаимность реального договора ссуды не столь явственна. Тем не менее и в последнем случае на ссудодателе лежат некоторые обязанности, например отвечать за недостатки вещи, переданной в ссуду (ст. 693, 697 ГК), в рамках договорного, а не возникающего в момент причинения вреда деликтного обязательства.

4. Гражданский кодекс является основным нормативным актом, регламентирующим договор ссуды. Прежде всего, правовое регулирование договора осуществляется с помощью норм гл. 36 ГК. Кроме того, в связи с существенным сходством аренды и ссуды ряд правил о договорах аренды в соответствии с п. 2 коммент. ст. применяется и к ссуде (ст. 607 об объектах, которые могут передаваться в пользование, п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 610 о сроках договора, п. 1 и 3 ст. 615 об обязанности использовать имущество в соответствии с его назначением и условиями договора, п. 2 ст. 621 о праве на возобновление договора, п. 1 и 3 ст. 623 ГК о распределении затрат, связанных с улучшением имущества). В остальной части действуют общие нормы о договоре и обязательствах (гл. 21 — 29 ГК).

Некоторые разновидности договора ссуды регулируются нормами специального законодательства (см., например: ст. 5 — 10 ФЗ от 29 декабря 1994 г. N 78-ФЗ «О библиотечном деле» // СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 2; ст. 14, 56 Закона об объектах культурного наследия; ст. 24, 36 ЗК; ст. 30, 109 ЖК; п. 5 Положения о Музейном фонде Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1998 г. N 179 // СЗ РФ. 1998. N 8. Ст. 949).

5. Объем прав ссудополучателя характеризуется следующими составляющими. Во-первых, вещь передается ссудополучателю в пользование. При этом правомочие пользования по современному законодательству не ограничивается лишь эксплуатацией вещи по назначению без извлечения из нее плодов подобно тому, как это было сделано в дореволюционном праве. Условие договора о том, что ссудополучатель вправе извлекать плоды из вещи, служащей предметом ссуды, не противоречит ГК; более того, ссудополучатель имеет на это право и в тех случаях, когда стороны в договоре обошли данный вопрос молчанием. Во-вторых, есть все основания полагать, что по договору ссуды вещь передается также и во владение ссудополучателя. Хотя в определении договора ссуды, содержащемся в коммент. ст., в отличие от аренды (см. коммент. к ст. 606 ГК), ничего не сказано о передаче вещи во владение ссудополучателя, вывод об этом следует из систематического толкования норм об аренде и ссуде. Сама по себе передача вещи в обоих договорных типах никакими различиями не обладает и поэтому может и должна сопровождаться переходом владения.

Характеризуя объем прав ссудополучателя, следует отметить по крайней мере две важные особенности.

Во-первых, получение вещи во владение и пользование составляет главнейший интерес ссудополучателя. В этом состоит коренное отличие от безвозмездного договора хранения, по которому хранителю также может быть разрешено использование индивидуально-определенной вещи, которая впоследствии подлежит возврату. Первостепенным интересом хранителя является сбережение вещи, поэтому и передача вещи на хранение осуществляется в интересах поклажедателя, что прямо противоположно договору ссуды, где одолжение делается именно ссудополучателю.

Во-вторых, правомочиями владения и пользования вещью с условием ее последующего возврата исчерпывается объем прав ссудополучателя. В этом состоит основное отличие договора ссуды от договора дарения, по которому одаряемый получает вещь, как правило, в собственность. Другими словами, вещь, переданная в ссуду, не меняет от этого своего собственника. Вывод о неоднотипности договоров дарения и ссуды не колеблется и тем, что в ряде случаев дарение возможно в форме освобождения от имущественной обязанности одаряемого перед дарителем. Ссудополучатель не освобождается от обязанности оплачивать пользование переданным имуществом, так как такая обязанность до заключения договора ссуды и не существовала.

6. С точки зрения природы право ссудополучателя на пользование переданной ему вещью является, на наш взгляд, вещным. При доказывании этого утверждения может быть использована та же аргументация, что и в случае с правами арендатора (см. коммент. к ст. 606 ГК), с той же, впрочем, оговоркой о дискуссионности этого вопроса.

7. Глава 36 ГК не содержит специальных правил, посвященных форме договора ссуды. Более того, ст. 609 ГК о форме и государственной регистрации договора аренды не включена в перечень статей, к которым отсылает п. 2 коммент. ст. Следовательно, при решении вопроса о надлежащей форме договора ссуды остается руководствоваться общими правилами ГК о договорах (см. коммент. к ст. 434 ГК), а также соответствующими нормами о сделках (гл. 9 ГК). Таким образом, договор ссуды вне зависимости от срока требует письменной формы лишь в случаях, когда одной из его сторон является юридическое лицо или когда стоимость предмета ссуды превышает МРОТ в 10 раз (п. 1 ст. 161 ГК). В остальных случаях для заключения договора достаточно устной формы, в том числе путем совершения конклюдентных действий.

Несоблюдение правил о форме договора ссуды не влечет его недействительности, хотя и лишает стороны в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания (см. коммент. к ст. 162 ГК).

Вопрос о том, требуется ли государственная регистрация договора ссуды недвижимого имущества, прямо в гл. 36 ГК не решен. Государственная регистрация договора ссуды недвижимого имущества, как следует из норм ст. 131, 164 ГК, осуществляется только в случаях, предусмотренных законом. Вряд ли допустимо при этом применять аналогию закона и делать расширительный вывод о том, что право пользования ссудополучателя подлежит государственной регистрации в качестве обременения права на недвижимость. Эту позицию можно рассматривать лишь как пожелание de lege ferenda, так как согласно п. 1 ст. 4 Закона о государственной регистрации ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество, возникающие на основании договора либо акта органа государственной власти или акта органа местного самоуправления, подлежат государственной регистрации в случаях, предусмотренных законом. Например, таким случаем является норма п. 2 ст. 26 ЗК, согласно буквальному смыслу которой подлежит государственной регистрации договор безвозмездного пользования земельным участком, заключенный на срок не менее года. По общему же правилу договор ссуды недвижимого имущества, равно как и право ссудополучателя, не подлежат государственной регистрации.

8. Ссудополучатель обязан пользоваться переданным в ссуду имуществом в соответствии с условиями договора ссуды, а если такие условия в договоре не определены — в соответствии с назначением имущества (п. 1 ст. 615, п. 2 ст. 689 ГК).

Если ссудополучатель пользуется имуществом не в соответствии с условиями договора ссуды или назначением имущества, ссудодатель имеет право потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Как видим, в данном случае, равно как и в других случаях, предусмотренных гл. 36 ГК, ответственность ссудополучателя является полной и строится по общим правилам гл. 25 ГК об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. При этом возможность расторжения договора и привлечения ссудополучателя к ответственности не поставлена законодателем в зависимость от того, имеет ли предмет ссуды какую-либо особую (личную неимущественную и т.п.) ценность для ссудодателя.

Ссудополучатель обязан вернуть вещь в том состоянии, в каком он ее получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (п. 1 коммент. ст.). При этом права и обязанности сторон в случае улучшения ссудополучателем вещи определяются п. 1 и 3 ст. 623 ГК (п. 2 коммент. ст.), т.е. совпадают с соответствующими правами и обязанностями по договору аренды. Если ссудополучатель не исполнил данную обязанность или исполнил ее несвоевременно, ссудодатель вправе потребовать возврата вещи и возмещения причиненных убытков.

Судебная практика по статье 689 ГК РФ

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды апелляционной и кассационной инстанций, руководствуясь положениями статьи 689 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 4, 16, 18 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», части 1 статьи 16 Федерального закона от 06.10.2003 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», учитывая предъявление обществом требований касающихся осуществления им предпринимательской деятельности на земельном участке, находящемся в постоянном бессрочном пользовании Местной православной религиозной организации в отсутствие наличия каких-либо законных оснований для его использования истцом, суды правомерно пришли к выводам об отказе в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе заявитель просит обжалуемые судебные акты отменить, исковые требования удовлетворить. Заявитель считает, что суды не применили закон, подлежащий применению, а именно статью 8 ФЗ от 07.12.2011 N 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении», статьи 1, 10, 689, 690 ГК РФ. Полагает, что судами не полно выяснены обстоятельства, имеющие значения для дела.

Смотрите так же:  Налог на имущество на транспортные средства в 2020г

Не установив условий для применения в настоящем деле положений статей 170, 421, 689 — 701 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что требования потребительского общества удовлетворению не подлежат.
В частности, оценивая условия договора безвозмездного пользования, суды установили, что оспариваемый договор содержит все существенные условия для договоров данного вида и не может быть признан незаключенным.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя требование за счет казны муниципального образования, руководствовались положениями статей 210, 239, 689, 690, 695 Гражданского кодекса Российской Федерации, 154, 155 Жилищного кодекса Российской Федерации и исходили из того, что в рассматриваемом случае комитет, как собственник объекта недвижимости, обязан в силу закона оплатить поставленный ему истцом коммунальный ресурс.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 210, 247, 249, 689, 695, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенным в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», признали иск обоснованным.

Суды, исходя из надлежащей оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 210, 426, 445, 446, 544, 689, 695, Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 34, 95 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», применив пункт 40 Правил о предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 N 354 (далее — Правила N 354), определив, что учреждение как ссудополучатель и фактический пользователь имущества, а также потребитель, заключающий договор с обществом «ТНС Энерго Ростов-на-Дону», обязан нести бремя расходов на общедомовые нужды (включая электроэнергию), утвердили спорное приложение в редакции общества «ТНС Энерго Ростов-на-Дону».

Исходя из положений пункта 2 статьи 689 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 и абзацем первого пункта 2 статьи 610, пунктов 1 и 3 статьи 615, пункта 2 статьи 621, пунктов 1 и 3 статьи 623 Гражданского кодекса Российской Федерации, условий договора безвозмездного пользования от 02.08.1999, договора купли-продажи от 07.10.1999, суды правомерно указали, что нахождение объекта недвижимости в пользовании у Балахтинского ПосПО на основании договора безвозмездного пользования от 02.08.1999, заключенного предыдущим собственником имущества, и с согласия ООО «Сибирь-Комплект» не может являться основанием для вывода о том, что последнее во владение спорным зданием не вступало.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, в том числе договоры безвозмездного пользования и договоры, заключенные истцом с ресурсоснабжающими организациями, акты приемки выполненных работ, руководствуясь пунктом 1 статьи 6, статьями 210, 249, 289, 290, 689, 695 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 36, 37, 44 — 48, 158 Жилищного кодекса Российской Федерации, разъяснениями, приведенными в пунктах 40, 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», установив наличие задолженности по оплате за содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома, пришли к выводу об обоснованности требований Общества, заявленных к Комитету.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, в том числе уведомление об отказе от договора безвозмездного пользования спорным помещением, проанализировав условия договора от 09.04.2009, руководствуясь статьями 130, 689, 699, 886, 926 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 12.02.1998 N 28-ФЗ «О гражданской обороне», пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 29.11.1999 N 1309 «О порядке создания убежищ и иных объектов гражданской обороны», разделом 3 (объекты оборонного производства) приложения 1 к Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1 «О разграничении государственной собственности в РФ на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт- Петербурга и муниципальную собственность», пунктом 2 Положения о порядке использования объектов и имущества гражданской обороны приватизированными предприятиями, учреждениями и организациями, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23.04.1994 N 359, пунктом 2.1.37 Указа Президента Российской Федерации от 24.12.1993 N 2284, ГОСТ Р22.0.02-94, утвержденным постановлением Госстандарта Российской Федерации от 22.12.1994 N 327, в редакции до 01.01.2017, правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 26.01.2010 N 12757/09, Верховного Вуда Российской Федерации, изложенной в определении от 11.05.2016 N 306-ЭС16-3642, пришли к выводу о соблюдении Обществом порядка уведомления Управления Росимущества об отказе от договора от 09.04.2009 пользования спорным помещением, и обязали Управление Росимущества принять помещение у Общества ввиду отсутствия оснований для нахождения у истца федерального имущества.

Руководствуясь статьями 15, 421, 432, 450.1, 607, 610, 615, 621, 623, 689, 695, 696, 699 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пункте 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды», пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», апелляционный суд оценил представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ и пришел к выводу о наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения заявленных предпринимателем требований.

Безвозмездное пользование недвижимым имуществом: спорные ситуации и практика их решения

Автор: Дарья Кузьминова

В современном мире безвозмездное пользование не типично для коммерческого оборота, так как предоставляющая сторона не преследует цели извлечения прибыли. Однако институт безвозмездного пользования ? явление довольно распространённое в личных и бытовых отношениях, в государственном секторе, а также часто используется в просветительских, благотворительных и иные социально значимых целях. В статье затронуты наиболее часто встречающиеся спорные ситуации по передаче недвижимого имущества в безвозмездное пользование, а также дана их оценка с учётом сложившейся судебной практики.

Регламентация безвозмездного пользования недвижимым имуществом в первую очередь осуществляется главой 36 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ? ГК РФ). В целях передачи имущества в безвозмездное пользование между сторонами (ссудодателем и ссудополучателем) должен быть заключён договор безвозмездного пользования (договор ссуды).

Кроме того, в связи с существенным сходством аренды и ссуды ряд правил о договорах аренды применяется и к ссуде. В остальной части действуют общие нормы о договоре и обязательствах (главы 21-29 ГК РФ), а также специальные нормы, в зависимости от субъектов договорных отношений и передаваемых в безвозмездное пользование объектов.

Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 689 ГК РФ требования к условию договора ссуды о его предмете определяются п. 3 ст. 607 ГК РФ (объекты аренды), который в силу п. 2 ст. 689 ГК РФ распространяется и на договор безвозмездного пользования. Из данной нормы следует, что отсутствие в договоре данных, которые позволяют определённо установить вещи, подлежащие передаче ссудополучателю, означает, что существенное условие договора (его предмет) осталось несогласованным, а значит, договор не может быть признан заключённым.

Такого подхода единодушно придерживается и судебная практика. Например, в постановлении ФАС СКО от 27.02.2007 № Ф08-617/2007 договор безвозмездного пользования был признан судом незаключённым в связи с тем, что его содержание не позволяет индивидуализировать имущество, являющееся объектом сделки. К таким же выводам приходят СК по гражданским делам ВС Республики Карелия (апелляционное определение от 28.05.2013 по делу № 33-1481/2013), ФАС ЗСО и ФАС МО (в постановлениях от 03.06.2003 № Ф04/2368-323/А67-2003 и от 05.04.2002 № КГ-А41/1813-02 соответственно).

В ряде случаев суды указывали, что в материалах дела имеется совокупность доказательств, позволяющая определённо установить предмет договора безвозмездного пользования (постановление ФАС ЦО от 10.11.2009 № Ф10-4860/09; определение ВАС РФ от 10.02.2010 № ВАС-696/10). Остановимся подробнее на следующем примере.

По делу № А47-12046/2015 от 28.07.2016 судом первой инстанции было отмечено, что из представленных истцом доказательств не представляется возможным идентифицировать торговый павильон, переданный ответчику по договору безвозмездного пользования, в связи с отсутствием его технических характеристик, а также установить тождественность переданного имущества с теми объектами, которые находятся на территории курорта ответчика. Однако в апелляционной и кассационной инстанциях это решение было отменено со ссылкой на п. 3 ст. 607 ГК РФ и п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды», гласящего о том, что если арендуемая вещь в договоре аренды не индивидуализирована должным образом, однако договор фактически исполнялся сторонами (например, вещь была передана арендатору, и при этом спор о ненадлежащем исполнении обязанности арендодателя по передаче объекта аренды между сторонами отсутствовал), стороны не вправе оспаривать этот договор по основанию, связанному с ненадлежащим описанием объекта аренды, в том числе ссылаться на его незаключённость или недействительность. Принимая во внимание, что указанный объект (торговый павильон) был передан и принят по акту приёма-передачи от 18.06.2009 без замечаний и возражений, и отмечая, что представитель ответчика в ходе рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций данный факт не отрицал, суд кассационной инстанции заключил, что у сторон не имелось разногласий относительно объекта сделки.

Из представленных примеров можно сделать вывод, что в договоре безвозмездного пользования важно чётко определить, какая вещь подлежит передаче. Невозможность индивидуализировать имущество расценивается судами как несогласованное условие договора об объекте, а сам договор не считается заключённым.

Немаловажным вопросом является и определение сторон договора, особенного внимания заслуживает ссудодатель. Согласно п. 1 ст. 690 ГК РФ право передачи вещи в безвозмездное пользование принадлежит её собственнику и иным лицам, управомоченным на то законом или собственником.

Приведём следующий пример. Судом было установлено (определение ВС РФ от 27.12.2016 № 301-ЭС16-1825), что муниципальному учреждению здравоохранения (далее ? Учреждение) на праве оперативного управления принадлежали нежилые помещения. Департамент муниципального имущества дал согласие на передачу в безвозмездное пользование указанных помещений Городской специализированной службе (далее ? Служба). Учреждение (ссудодатель) и Служба (ссудополучатель) подписали договор безвозмездного пользования недвижимым имуществом от 01.01.2011, а 25.06.2014 и 25.12.2014 Служба и ООО «СРС» (далее ? Общество) подписали договоры безвозмездного пользования указанным недвижимым имуществом.

Исследовав материалы дела, суд пришёл к выводу, что пункт договора о предоставлении ссудополучателю (Службе) права сдавать недвижимое имущество в безвозмездное пользование или в аренду физическим и юридическим лицам без согласия ссудодателя (Учреждения) является недействительным, поэтому на момент подписания спорных договоров у Службы отсутствовало право на передачу недвижимого имущества в безвозмездное пользование Общества; соответственно, за то время, пока Общество в отсутствие законных оснований осуществляло пользование помещениями, на его стороне возникло неосновательное обогащение в виде сбережённой платы за пользование государственным имуществом, закреплённым за истцом на праве оперативного управления.

Примерами аналогичных решений могут являться постановление АС ВВО от 14.09.2016 № Ф01-3385/2016 (правопредшественник истца передал принадлежащее ему на праве оперативного управления имущество по договору безвозмездного пользования третьему лицу, которое на основании спорных договоров передало его ответчику, чего оно не вправе было делать), постановление АС ЗСО от 14.03.2017 № Ф04-9/2017 (администрация сельсовета в отсутствие правовых оснований распорядилась участком, право собственности на который принадлежит иному публично-правовому образованию), постановление Четвертого ААС от 26.01.2015 № 04АП-6439/2014 (договор безвозмездного пользования жилыми помещениями признан недействительным, суд обязал ООО освободить занимаемые помещения и передать их федеральному государственному казенному учреждению) и др.

Большинство спорных ситуаций возникает, когда недвижимое имущество передаётся в безвозмездное пользование государственными (муниципальными) предприятиями или учреждениями, имущество которых находится в государственной (муниципальной) собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (в отношении учреждений), или, наоборот, указанные субъекты являются ссудополучателями.

Изучив материалы дела в кассационной инстанции ВС РФ установил (определение ВС РФ от 29.02.2016 № 307-ЭС15-19956): Территориальное управление Федерального агентства (далее ? Управление Росимущества) и Управление Федеральной службы (далее ? Управление Росреестра) заключили договор безвозмездного пользования имуществом от 07.11.2005 № 612-БП, по которому были переданы в безвозмездное пользование нежилые помещения в здании. По актам приёма-передачи от 14.11.2005, 01.05.2006, 01.03.2006 эти помещения переданы Управлению Росреестра. Распоряжением Комитета по управлению государственным имуществом указанное здание закреплено на праве хозяйственного ведения за компанией «Я». В соответствии с передаточным актом от 12.05.2006 имущественные и неимущественные права и обязанности компании «Я» переданы федеральному государственному унитарному предприятию «ВГТРК» (далее ? Предприятие) как правопреемнику. Дополнительным соглашением от 23.11.2006 балансодержателем определено Предприятие. Право хозяйственного ведения Предприятия на указанное здание зарегистрировано 23.04.2008.

Между Предприятием и Управлением Росимущества 05.12.2013 было заключено дополнительное соглашение № 3 к договору безвозмездного пользования, по условиям которого представителем собственника по договору признаётся Управление Росимущества, ссудодателем ? Предприятие.

Смотрите так же:  Регпалата чебоксары госпошлина

Исходя из вышеизложенного судом был сделан следующий вывод. Поскольку имущество, находящееся в пользовании у Управления Росреестра, было закреплено на праве хозяйственного ведения за компанией «Я» (правопредшественником Предприятия) до момента заключения оспариваемого дополнительного соглашения, то на момент его подписания Управление Росимущества не могло являться ссудодателем по договору от 07.11.2005 № 612-БП, так как не имело соответствующих полномочий. В соответствии со ст. 294, 295 ГК РФ, ст. 18 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», Постановлением Правительства РФ от 03.12.2004 № 739 «О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия», п. 5 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» собственник имущества, закреплённого за предприятием на праве хозяйственного ведения, осуществляет согласование сделок по распоряжению таким имуществом. При этом государственные предприятия с согласия собственника имущества распоряжаются недвижимым имуществом, закреплённым за ними на праве хозяйственного ведения, самостоятельно. Собственник, передав во владение унитарному предприятию имущество, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия.

Так, в кассационной инстанции определением ВС РФ от 27.12.2016 № 301-ЭС16-18258 договоры безвозмездного пользования недвижимым имуществом от 26.06.2014 и от 25.12.2014 были признаны недействительными, поскольку спорные договоры подписаны в отсутствие согласия собственника недвижимого имущества и с нарушением положений ст. 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее ? Закон о защите конкуренции).

Отдельно хотелось бы отметить, что заключение договоров безвозмездного пользования государственного или муниципального имущества осуществляется в соответствии со ст. 17.1 Закона о защите конкуренции и в соответствии с приказом ФАС России от 10.02.2010 № 67 «О порядке проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав в отношении государственного или муниципального имущества, и перечне видов имущества, в отношении которого заключение указанных договоров может осуществляться путем проведения торгов в форме конкурса».

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в отношении п. 1 ст. 690 ГК РФ судебная практика единогласна: только собственник (управомоченное лицо) имеет право передачи вещи в безвозмездное пользование, в противном случае договор считается недействительным.

Учитывая, что рассматриваемое в настоящей статье имущество является недвижимым, стоит остановиться на таком вопросе, как государственная регистрация прав на недвижимое имущество при передаче в безвозмездное пользование.

Согласно п. 1 ст. 164 ГК РФ сделки с землёй и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных в ст. 131 ГК РФ и Федеральном законе от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее ? Федеральный закон 122-ФЗ). В перечне прав на недвижимость, подлежащих регистрации, определённых в ст. 131 ГК РФ, права ссудополучателя на временное безвозмездное пользование не названы. Кроме того, ст. 4 Федерального закона 122-ФЗ в соответствии со ст. 131 ГК выделяет также регистрацию наряду с правами и их ограничений (обременений), которые представляют собой наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении прав собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (сервитута, ипотеки, доверительного управления, аренды, ареста имущества и др.).

Таким образом, действующее законодательство не требует государственной регистрации ни договора передачи объекта недвижимости в безвозмездное пользование, ни возникшего в связи с этим у ссудополучателя права безвозмездного пользования объектом недвижимости, ни возникшего временного обременения собственности на объект недвижимости (постановление ФАС ВСО от 05.10.2012 по делу № А78-9493/2011). Аналогичный вывод сделали ФАС ДО (постановление от 11.03.2013 № Ф03-385/2013), ФАС МО (постановление от 25.09.2013 по делу № А40-152947/12-54-980), АС ЦО (постановление от 21.04.2016 № Ф10-865/2016).

В то же время следует отметить, что Федеральным законом от 22.10.2014 № 315-ФЗ внесены изменения в ст. 689 ГК РФ, согласно которым к договору безвозмездного пользования объектом культурного наследия применяются правила о форме и порядке государственной регистрации договора аренды (ст. 609 ГК РФ).

В целях формирования единообразной и соответствующей закону практики осуществления государственной регистрации и государственного кадастрового учёта Минэкономразвития России дал следующие разъяснения.

С учётом п. 2 ст. 651 ГК РФ (аренда здания или сооружения), п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 01.06.2000 № 53 «О государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений», подлежит государственной регистрации и считается заключённым с момента такой регистрации договор аренды здания, сооружения, нежилого помещения, заключённый на срок не менее года. В этой связи Минэкономразвития России приходит к выводу, что поскольку на договоры безвозмездного пользования объектом культурного наследия распространены положения ГК РФ о государственной регистрации договоров аренды, то ст. 609 ГК РФ должна применяться в отношении договоров безвозмездного пользования объектом культурного наследия с учётом также положений ГК РФ о государственной регистрации договоров аренды соответствующих видов объектов недвижимости, то есть в том числе с учётом положений п. 2 ст. 651 ГК РФ (а также разъяснения, содержащегося в п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 01.06.2000 № 53 «О государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений»).

Таким образом, можно сделать вывод, что по общему правилу договор ссуды недвижимого имущества, равно как и право ссудополучателя, не подлежат государственной регистрации, за исключением объектов культурного наследия, к которым применяются правила о форме и порядке государственной регистрации договора аренды.

Большая часть судебных споров в отношении безвозмездного пользования недвижимым имуществом касается обязанности по содержанию передаваемой вещи.

Согласно ст. 695 ГК РФ ссудополучатель обязан поддерживать вещь, полученную в безвозмездное пользование, в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта, и нести все расходы на её содержание, если иное не предусмотрено договором безвозмездного пользования. Судебная практика по данному вопросу единогласна: ссудополучатель (сторона, указанная в договоре) обязуется оплачивать расходы по содержанию имущества, а в случаях, если только часть недвижимого имущества ссудодателя передана в безвозмездное пользование, то нести расходы по содержанию пропорционально доле занимаемой площади (определение ВС РФ от 30.09.2016 № 306-ЭС16-12408, постановление АС ВСО от 26.08.2016 № Ф02-4584/2016,постановление АС ДО от 23.01.2017 № Ф03-6251/2016, постановление АС МО от 17.03.2017 № Ф05-149/2017, постановление АС ПО от 29.06.2016 № Ф06-9836/2016).

Рассмотрим следующие ситуации.

Ресурсоснабжающая организация обратилась с иском о взыскании с религиозной организации и муниципального образования в лице Комитета по управлению муниципальным имуществом задолженности за потреблённую тепловую энергию и процентов за пользование чужими денежными средствами (определение ВС РФ от 01.03.2017 № 303-ЭС16-15619).

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об обоснованности заявленных требований о взыскании задолженности за счёт казны муниципального образования, указав на то, что в рассматриваемом случае Комитет как собственник объекта недвижимости, переданного в безвозмездное пользование религиозной организации, обязан в силу закона оплатить поставленный ему истцом коммунальный ресурс (ст. 210 ГК РФ).

Суд округа, отменяя принятые по делу судебные акты и отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что фактическим потребителем поставленной тепловой энергии являлась религиозная организация, в адрес которой направлялись счета-фактуры на оплату, а ранее ? проекты договоров на отпуск тепловой энергии. На основании положений п. 3 ст. 438 ГК РФ суд округа пришёл к выводу о сложившихся фактических договорных отношениях ресурсоснабжающей организации и религиозной организации по поставке тепловой энергии, в связи с чем счёл отсутствие договора теплоснабжения в виде подписанного обеими сторонами (ресурсоснабжающей организацией и религиозной организацией) документа не влияющим на квалификацию названных отношений и не освобождающим религиозную организацию от обязанности оплачивать потреблённую тепловую энергию.

В кассационной инстанции судом было установлено, что обязанность ссудополучателя нести расходы по коммунальному обслуживанию помещения, предусмотренная условиями заключённого между Комитетом и религиозной организацией договора безвозмездного пользования и вытекающая из положений ст. 695 ГК РФ, установлена в отношениях с Комитетом, а не с ресурсоснабжающей организацией, которая не является стороной указанного договора. Поэтому в отсутствие договора между ссудополучателем нежилого помещения и ресурсоснабжающей организацией обязанность по оплате поставленного ресурса возлагается на лицо, обладающее вещным правом на нежилое помещение. Средства были взысканы с ссудодателя.

К такому же выводу в кассационной инстанции пришёл АС ДО (постановление от 23.01.2017 № Ф03-6251/2016): в отсутствие заключённого договора между ссудополучателем и организацией, обслуживающей многоквартирный дом, ответственным перед такой организацией является собственник переданного по договору безвозмездного пользования имущества. Далее судом указано, что это обстоятельство само по себе не исключает право собственника обратиться в последующем к ссудополучателю за компенсацией понесённых расходов, учитывая положения ст. 695 ГК РФ и условия договора безвозмездного пользования.

Аналогичное решение можно наблюдать в постановлении АС ЗСО от 10.03.2017 № Ф04-7090/2017 со ссылкой на правовую позицию, изложенную в определении ВС РФ от 19.09.2014 № 307-ЭС14-1880, где разъяснено, что собственник помещения, оплатив услуги по управлению и содержанию многоквартирного дома, вправе обратиться с соответствующим требованием к лицу, в пользование которого помещение передано.

Как пример такого взыскания с ссудополучателя можно привести дело № А29-2462/2016 (постановление АС ВВО от 27.01.2017 № Ф01-5681/2016). Судом было установлено, что Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился с исковым заявлением к государственному бюджетному учреждению (далее ? Учреждение) о взыскании в доход бюджета муниципального образования в порядке регресса расходов по оплате за содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома и процентов за пользование чужими денежными средствами на всю взыскиваемую сумму с момента вступления решения в законную силу по день фактической оплаты долга. Требование было удовлетворено, поскольку факт исполнения ссудополучателем договорной обязанности по оплате услуг соразмерно занимаемой площади не доказан.

Аналогичной позиции в отношении ст. 695 ГК РФ придерживаются суды даже в ситуации, когда договор безвозмездного пользования между сторонами не заключался. По делу № 33-12120/2016 (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 07.09.2016) сложилась следующая ситуация: истец является собственником квартиры, которую он приобрёл у ответчиков 12.08.2008 по договору купли-продажи. Ответчики на основании устной договорённости остались проживать в указанной квартире, обещали вносить плату за жилищно-коммунальные услуги по квартире, однако за период проживания в квартире ответчики услуги по содержанию жилого помещения, жилищно-коммунальные услуги не оплачивали, в результате чего образовалась задолженность, которая была выплачена истцом в ноябре 2015 года и январе 2016 года.

Судами первой и апелляционной инстанции заявленные требования были удовлетворены, исходя из того, что в период образования задолженности по жилищно-коммунальным услугам в квартире проживали ответчики, которые фактически пользовались данными услугами, однако их оплату не производили. Соответственно, суд пришёл к выводу, что между истцом и ответчиками состоялся договор безвозмездного пользования имуществом, в связи с чем в силу положений ст. 695 ГК РФ ответчики должны были нести обязанность по уплате жилищно-коммунальных услуг за указанное выше жилое помещение, предоставленное им истцом на условиях безвозмездного пользования.

Здесь стоит обратить также внимание на то обстоятельство, что отношения безвозмездного пользования квартирой у сторон возникли с момента приобретения истцом указанной квартиры в собственность ? февраль 2009 года, и, поскольку истец в квартиру не вселялся, ответчики являлись фактическими потребителями жилищно-коммунальных услуг в спорной квартире. Соответственно, задолженность, возникшая до оформления права собственности истца на спорное жилое помещение, не подлежит взысканию с ответчиков, поскольку до февраля 2009 года истец собственником квартиры не являлся, прав на распоряжение указанным жилым помещением, в том числе на его передачу в безвозмездное пользование, не имел.

На основании представленных примеров можно сделать вывод, что судами признаётся несение обязанности ссудополучателем в отношении содержания недвижимого имущества, текущего и капитального ремонта и поддержания его в исправном состоянии, а при оплате соответствующих расходов собственником имущества (ссудодателем) последний имеет право взыскать понесённые расходы с ссудополучателя.

Подводя итоги проведённого анализа положений о безвозмездном пользовании, ещё раз хотелось бы отметить следующее.

Передача в безвозмездное пользование является формой распоряжения имуществом, осуществлять которую вправе собственник (управомоченное законом или собственником лицо), при этом сам объект передаваемого недвижимого имущества должен быть чётко индивидуализирован, иначе договор будет признан судом незаключённым.

Кроме того, риск признания договора незаключённым есть и в случаях несоблюдения порядка заключения договоров, предусматривающих переход прав в отношении государственного или муниципального имущества.

По общему правилу бремя содержания имущества, переданного в безвозмездное пользование (например, расчёты по оплате эксплуатационных, коммунальных и административно-хозяйственных услуг и пр.), несёт ссудополучатель (если иное не предусмотрено договором). В силу различных причин отдельные расходы по содержанию имущества, возлагаемые в установленном порядке на ссудополучателей, могут производиться ссудодателями (в том числе по решению суда) с последующей компенсацией затрат первыми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *