Договор финансирования услуг

Статья 824 ГК РФ. Договор финансирования под уступку денежного требования

Новая редакция Ст. 824 ГК РФ

1) передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);

2) осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);

4) осуществлять права по договорам об обеспечении исполнения обязательств должников.

2. Обязательства финансового агента (фактора) по договору факторинга могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

5. Если в силу договора факторинга финансовый агент (фактор) несет обязанности по оплате цены приобретенных им денежных требований, по предоставлению клиенту займа (кредита) или по оказанию клиенту услуг, к отношениям сторон по договору факторинга применяются правила соответственно о купле-продаже, займе (кредите), возмездном оказании услуг постольку, поскольку это не противоречит положениям настоящей главы и существу отношений по договору факторинга.

Комментарий к Ст. 824 ГК РФ

1. Договор финансирования под уступку денежного требования до принятия Гражданского кодекса был неизвестен российскому законодательству, хотя в международном предпринимательском обороте применялся и широко применяется как отношения факторинга. Сущность данного договора заключается в своеобразном обмене исполняемого в будущем денежного требования на денежные средства.

2. С экономической стороны факторинг освобождает коммерсанта от ожидания платы за товары (работы, услуги) от покупателя. Незамедлительно получив денежные средства от финансового агента (фактора), клиент передает ему свое требование к покупателю, а денежные средства фактора включает в собственный экономический оборот, освобождая себя от ожидания расчетов от должника.

3. Уступка денежного требования известна российскому гражданскому праву как цессия. В отношениях финансирования под уступку денежного требования цессия сочетается с кредитованием и по этой причине занимает самостоятельное место в Гражданском кодексе. К форме договора факторинга применяются общие правила об уступке требования (ст. 389 ГК РФ).

4. Формулировка закона об обязанности финансового агента в отношении передачи денежных средств — «передает или обязуется передать» — обусловливает возможность как реальности, так и консенсуальности этого договора. Кроме того, договор финансирования под уступку денежного требования:

Такого рода отношения возникли в практике стран с развитой рыночной экономикой. Пионерами здесь выступили США, впервые допустившие подобные сделки по покупке долговых обязательств, причем исключалось обратное требование фактора к клиенту при неоплате уступленного обязательства должником. Применение факторинговых операций в Европе допустило «оборотный факторинг», то есть возможность регрессного требования фактора к своему клиенту, исключающую, следовательно, для финансового агента риск неплатежа со стороны должника по уступленному обязательству. В 1988 году была принята также специальная Конвенция о международном факторинге, которая, однако, не вступила в силу. В континентальном европейском праве специальные нормы о договоре факторинга отсутствуют и для его регулирования используются общие нормы обязательственного права, прежде всего о цессии. Однако он достаточно широко используется в коммерческой практике. С этой точки зрения следует отметить, что новый российский ГК использовал в этой сфере самый передовой современный опыт.

Другой комментарий к Ст. 824 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Сторонами договора являются финансовый агент и клиент. Специальные требования предусмотрены ГК в отношении финансового агента (см. ст. 825 ГК РФ). В отношении другой стороны договора факторинга — клиента — ГК специальных требований не устанавливает.

2. Договор финансирования под уступку денежного требования регулируется ГК РФ как особый вид договора, существующий наряду с договорами займа, кредита, купли-продажи права, залога права, соглашениями по передаче права в качестве отступного и т.д. Определение договора финансирования под уступку денежного требования охватывает широкий круг отношений, связанных с определенными финансовыми сделками в предпринимательской сфере.

В связи с этим определение места договора в системе российского гражданского права, его соотношения с другими договорами, на основании которых могут совершаться сделки уступки права требования, является предметом дискуссии. В качестве основного критерия предлагается рассматривать основную цель данного договора — получение финансирования . Вместе с тем данный критерий является слишком субъективным и неопределенным. Комментируемые нормы сформулированы очень широко и позволяют рассматривать в качестве финансирования как предоставление денежных средств, так и обязательство их предоставить в будущем, не устанавливая никаких дополнительных правил, позволяющих определить характер обязательств финансового агента.
———————————
См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.05.2000 N 8420/99.

3. Пункт 1 комментируемой статьи содержит определения двух различных видов договора финансирования под уступку денежного требования.

3.1. Согласно первой конструкции одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Характерной чертой такого типа отношений является то, что финансовый агент в этом случае приобретает право на все суммы, которые он получит от должника по исполнении требования, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование.

По такой сделке денежное требование переходит финансовому агенту на полном праве. Финансирование осуществляется «путем покупки» требования финансовым агентом (п. 1 ст. 831 ГК РФ). Договор не предусматривает обязанности клиента вернуть полученное. Он обязан уступить (передать) право требования к должнику. При исполнении клиентом этой обязанности финансовый агент не вправе требовать возврата средств, переданных клиенту.

Определение юридической природы отношений между финансовым агентом и клиентом по передаче права требования как договора купли-продажи наиболее полно соответствуют рассматриваемым отношениям.

Право требования в данном случае выполняет роль имущественного эквивалента, передаваемого финансовому агенту в обмен на денежные средства.

3.2. Во втором случае денежное требование к должнику уступается клиентом финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. У клиента сохраняется обязанность возвратить агенту предоставленные ему денежные средства; возможность прибегнуть к обеспечению возникает у агента лишь при неисполнении клиентом своих обязательств. Эта конструкция свидетельствует о наличии между сторонами отношений по займу (кредиту).

По такому договору финансовый агент обязан предоставить клиенту отчет и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования, если иное не предусмотрено договором. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

Возможен и иной вариант, когда право требования уступается финансовому агенту и при надлежащем исполнении клиентом обязательства по возврату сумм предоставленного финансирования, права требования считаются перешедшими (возвращенными) клиенту.

В отношении уступки денежного требования в качестве способа обеспечения исполнения обязательств клиента применяются положения статьи 329 ГК о последствиях недействительности обеспечительного или основного обязательства.

4. Договор о финансировании под уступку денежного требования является одним из возможных оснований совершения сделок по уступке требования.

Положения главы 43 ГК РФ определяют специальные правила об уступке, применимые ко всем видам договоров, охватываемых определением, содержащимся в части первой комментируемой статьи.

Правила об уступке, предусмотренные комментируемой главой, должны применяться к сделкам, отвечающим следующим требованиям:

— предметом уступки является денежное право требования кредитора к третьему лицу (должнику), вытекающее из предоставления кредитором товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу. Если право (требование) не является денежным либо денежное требование возникло по иному основанию (например, из займа, из причинения вреда, из неосновательного обогащения), уступка будет регулироваться общими нормами главы 24 ГК РФ;

— указанные выше права требования должны передаваться против встречного предоставления денежных средств лицом, которому уступается право. В силу этого правила комментируемой главы неприменимы к сделкам, в которых уступающая право сторона получает иное имущество (товары, работы, услуги), отличное от денежных средств, либо передача права требования производится для целей погашения долга (в качестве отступного).

Общие положения о перемене лиц в обязательстве на основании сделок уступки права (требования) установлены параграфом 1 главы 24 ГК РФ. Эти положения применяются к отношениям по уступке права, реализуемым в рамках договора факторинга, в части, не урегулированной специальными нормами комментируемой главы.

5. Положения главы 43 ГК РФ не содержат специальных требований к форме договора финансирования под уступку денежного требования. Одной из сторон договора — фактором (финансовым агентом) — всегда является организация (юридическое лицо). Следовательно, в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 161 ГК РФ данный договор должен быть совершен в простой письменной форме.

В том случае, когда договор содержит условие о принятии финансовым агентом (банком или кредитной организацией) обязанности по кредитованию клиента, в частности, в виде принятия на себя обязательства предоставить денежные средства в срок и на условиях, которые предусмотрены договором. К отношениям сторон, связанным с кредитованием, применима норма статьи 820 ГК РФ, согласно которой кредитный договор должен быть заключен в письменной форме и несоблюдение этого требования влечет недействительность кредитного договора.

Оформление сделок уступки в рамках договора факторинга должно производиться в соответствии с требованиями статьи 389 ГК РФ: уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме; уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

6. Оформление уступки в рамках договора факторинга может осуществляться по-разному. В частности, в тексте основного договора может быть одновременно указано на состоявшуюся передачу существующего права (уступку) клиентом финансовому агенту. Передача существующего права во исполнение основного договора может быть произведена отдельным актом (документом, свидетельствующим о совершении сделки), составленным либо одновременно с текстом основного договора, либо после его заключения.

Определенные особенности оформления уступки при факторинге установлены пунктом 2 статьи 826 ГК РФ: при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

Последствия несоблюдения требований о форме сделки уступки права (требования) определяются общими правилами (статьи 162, 165 ГК РФ).

7. Договор финансирования под уступку денежного требования может быть сформулирован и как реальный, и как консенсуальный.

8. Договор финансирования под уступку денежного требования является возмездным и двусторонним.

Клиент обязан передать финансовому агенту права требования в отношении своих должников. Порядок, сроки и иные условия передачи прав требования определяются договором.

Клиент выплачивает финансовому агенту вознаграждение. Размер оплаты услуг фактора определяется договором в зависимости от целого ряда факторов, в частности с учетом риска, который принимает на себя фактор в зависимости от характера деятельности клиента и его должника.

В структуре вознаграждения финансового агента выделяются три основных компонента.

2. Фиксированный процент от оборота поставщика. Эта часть комиссии представляет собой оплату оказываемых фактором услуг, а именно:

— контроль за своевременной выплатой финансирования;

— контроль за своевременной оплатой товаров дебиторами;

— учет текущего состояния дебиторской задолженности и предоставление поставщику отчетов.

Помимо этого эта часть комиссии включает премию за принятые фактором риски:

— риск несвоевременной оплаты поставок должником (риск ликвидности);

— риск неплатежеспособности должников (кредитный риск);

— риск резкого изменения стоимости кредитных ресурсов (процентный риск).

Как правило, эта часть комиссии определяется в зависимости от количества покупателей, оборота, частоты поставок и особенностей товарного рынка и составляет от 0,5 до 5% от оборота клиента.

3. Стоимость кредитных ресурсов, необходимых для финансирования поставщика.

Оплата услуг финансового агента может производиться в форме процентов от стоимости уступаемого требования, в твердо определенной сумме, в виде разницы между рыночной ценой требования и его договорным объемом.

При определении платы за кредит за предоставленные клиенту средства при условии их выплаты до получения средств от должника расчет ведется за период между немедленным получением оплаты клиентом и датой инкассации средств у должника. Процент за кредит обычно незначительно превышает процент банка при краткосрочном кредитовании клиентов с аналогичным оборотом и кредитоспособностью, что связывается с необходимостью компенсации дополнительных затрат и риска финансового агента.

Вознаграждение финансовому агенту может выплачиваться сразу или по частям, в зависимости от рода услуг, предоставляемым финансовым агентом.

Само денежное требование, переданное финансовому агенту, не является платой за услуги, оказанные им клиенту.

9. Финансовый агент выплачивает или принимает на себя обязательство предоставить денежные средства (финансирование) клиенту.

Момент, когда производится выплата, определяется договором.

Финансовый агент может выплачивать клиенту платеж сразу после поставки товара и получения документов, подтверждающих факт отгрузки.

Многие факторинговые компании при факторинге без регресса предлагают условия, при которых клиенту гарантируется платеж спустя определенное количество дней после передачи прав требований (после покупки дебиторской задолженности). Такое соглашение обычно называют соглашением с фиксированным периодом платежа.

При таком варианте факторинга фактор проверяет бухгалтерский учет клиента и определяет среднее число дней, необходимое покупателям для погашения задолженности. Фактор обязуется оплатить клиенту сумму приобретенных дебиторских задолженностей (за вычетом комиссионных) через фиксированный промежуток времени, независимо от того, заплатили ли покупатели фактору или нет, при условии, что фактор согласился принять эти права требования и они не подлежат оспариванию покупателями. Поскольку срок платежа определяется с учетом среднего периода оплаты, фактически покупатели могут заплатить ранее или позднее срока, когда он производит платеж клиенту. Для клиента (поставщика) такой способ оплаты выгоден, так как позволяет точно знать, когда поступит платеж от фактора.

В тех областях, где определить средний срок оплаты невозможно или затруднительно, факторы предлагают сделку на условиях, предусматривающих оплату поставщику по мере получения платежа от покупателей.

Как правило, в рамках рассматриваемого договора финансирование предоставляется на срок фактической отсрочки платежа, его размер часто не ограничен и может безгранично увеличиваться по мере роста объема продаж клиента; задолженность клиента погашается в день фактической оплаты дебитором поставленного товара. Иной порядок предоставления финансирования и возврата (погашения) долга клиентом может быть предусмотрен договором.

10. Договор финансирования под уступку денежного требования может предусматривать как разовое проведение операции, так и систематическое обслуживание клиента. Во втором случае договор представляет собой рамочное соглашение, предусматривающее, что финансовый агент обязуется передавать клиенту денежные средства на условиях и в порядке, предусмотренных договором, а клиент обязуется уступать финансовому агенту все или определенные договором права требования к третьим лицам, возникающие в процессе его хозяйственной деятельности.

11. Договор финансирования под уступку денежного требования может включать дополнительные условия.

В частности, такой договор может предусматривать обязанность финансового агента по предоставлению дополнительных услуг (ведение бухгалтерских счетов клиента, предъявление к оплате требований должнику, принятие на себя рисков неплатежеспособности должника (должников) и т.д.), порядок оплаты этих услуг.

В договоре могут предусматриваться условия о гарантиях и обязательства клиента относительно передаваемого права, условия о расторжении и прекращении договора.

Статья 824. Договор финансирования под уступку денежного требования

Информация об изменениях:

Статья 824 изменена с 1 июня 2020 г. — Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 212-ФЗ

Статья 824. Договор финансирования под уступку денежного требования

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 824 ГК РФ

1. По договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга) одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне — финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух следующих действий, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки:

3) осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;

3. В части, не урегулированной настоящей главой, к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга, применяются правила главы 24 настоящего Кодекса.

4. Участники гражданского оборота могут заключать также иные договоры, в соответствии с которыми осуществляется уступка денежных требований и которые предусматривают обязанность одной из сторон совершить одно или несколько действий, указанных в подпунктах 1 — 4 пункта 1 настоящей статьи.

Финансирование под уступку денежного требования

Под договором финансирования под уступку денежного требования (факторинга) понимается передача одной стороной (финансовым агентом) другой стороне (клиенту) денежных средств в счет денежных требований клиента к третьему лицу, образовавшегося при предоставлении товаров (работ, услуг) клиентом третьему лицу. Дополнительно по договору факторинга финансовый агент может оказывать и другие услуги, к примеру, ведение бухгалтерского учета.

Предметом уступки может быть не только денежное требование, по которому наступил срок платежа, но и права на денежное требование в будущем.

Как правило, финансовыми агентами выступают банки, инвестиционные компании или прочие кредитные организации. Финансовые агенты после заключения договора выплачивают клиенту 80-90% денежных средств в счет долга третьего лица. Остальные денежные клиент получает после перечисления денежных средств агенту от третьего лица за вычетом вознаграждения. По сути, смыслом заключения договора факторинга является перекладывание риска неполучения денежных средств от третьего лица на финансового агента и компенсация этого риска определенным вознаграждением агенту.

При заключении договора факторинга важное значение имеет письменное уведомление третьему лицу об уступке денежного требования. Только после его получения должник обязан произвести платеж финансовому агенту, и освобождается от обязательств перед клиентом. При отсутствии письменного уведомления он вправе перечислить денежные средства непосредственно клиенту.

Бухгалтерский учет договора факторинга

В учете клиента расчеты по договору факторинга отражаются по 76 счету «Расчеты с дебиторами и кредиторами» на отдельном субсчете. Вознаграждение финансовому агенту учитывается клиентом в прочих расходах. Доходы от уступки прав требования относятся к доходам от реализации.

При факторинге учет у дебитора (покупателя товаров, работ, услуг) практически не меняется, так как он просто учитывает смену лица в обязательствах.

Налоговый учет договора факторинга

Использование факторинга в деятельности не влечет для клиента изменений в моменте определения налоговой базы по НДС, кроме того он получает средства, необходимые для уплаты в бюджет налога по отгруженным, но еще не оплаченным покупателями товарам. Сумма НДС с вознаграждения подлежит вычету у клиента на основании документов, представленных финансовым агентом.

У финансового агента сумма полученного вознаграждения по договору факторинга включается в доходы при исчислении налога на прибыль, и облагается НДС.

В соответствии со статьей 279 НК при уступке прав требования:

— до наступления срока платежа отрицательная разница между доходом от реализации и стоимостью реализованного товара признается убытком налогоплательщика;

— после наступления срока платежа отрицательная разница признается убытком в целях налогообложения 50% на дату уступки права требования, а 50% по истечении 45 календарных дней с даты уступки права требования.

Если комиссия финансового агента установлена в фиксированной сумме, то она включается в состав прочих расходов единовременно, если же в процентном отношении от размера дебиторской задолженности — ее нормируют в том же порядке, что и проценты по кредитным средствам.

Смотрите так же:  Ставки транспортный налог в белгородской области на 2020 год

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.

Договор финансирования под уступку денежного требования

В соответствии с п. I ст. 824 ГК по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (абз. 2 п. I ст. 824 ГК).

Данный договор является новым для нашего гражданского права. Из его определения следует, что он сочетает в себе признаки договора об уступке требования (договора цессии) и договора займа или кредита. Помимо этого, особенность рассматриваемого договора состоит в том, что он может включать в себя условия о ведении финансовым агентом для клиента бухгалтерского учета, а также предоставлении клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (п. 2 ст. 824 ГК). Договор финансирования под уступку денежного требования применяется в практике развитого рыночного оборота под названием договора факторинга, в качестве стороны в котором выступает финансовый агент — фактор.

По своей юридической природе договор факторинга является возмездным и двусторонним. Данный договор может быть как реальным, так и консенсуальным, причем как в части передачи денег финансовым агентом клиенту, так и в части уступки последним денежного требования финансовому агенту. Договор факторинга должен совершаться в форме, установленной законом для уступки требования (ст. 389 ГК).

Договоры факторинга используются исключительно в предпринимательской деятельности, поэтому их участниками могут стать только коммерческие организации или индивидуальные предприниматели. В качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать коммерческие организации (ст. 825 ГК).

Обязанности клиента в рассматриваемом договоре составляют осуществление уступки финансовому агенту денежного требования и оплата его услуг. Согласно ст. 827 ГК клиент несет ответственность перед финансовым агентом за действительность требования, являющегося предметом уступки. В то же время по общему правилу он не отвечает за его исполнение должником по этому требованию. Таким образом, факторинг предполагается безоборотным, но договором может быть предусмотрено и несение клиентом ответственности перед финансовым агентом за реальную исполнимость уступленного требования (п. 3 ст. 827 ГК). Предметом уступки, по которому предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование) (п. 1 ст. 826 ГК).

Клиент также песет обязанность по оплате услуг финансового агента, размер которой определяется в виде процентов от стоимости уступаемого требования, в твердой денежной сумме и т.д.

Обязанностью финансового агента является финансирование клиента в качестве оплаты уступленного им требования. Такое финансирование может осуществляться в виде передачи клиенту денежных сумм в обмен на состоявшуюся уступку (единовременно или отдельными частями) либо в виде открытия ему кредита, обеспеченного возможной в будущем уступкой права требования. По условиям конкретного договора обязанностью финансового агента может также стать оказание клиенту оговоренных дополнительных финансовых услуг.

При расчетах с должником финансовый агент приобретает право на все суммы, которые ему удастся получить от должника во исполнение уступленных ему требований. Их размер может превышать сумму выданного клиентом кредита, а может быть и менее этой суммы, причем при безоборотном факторинге клиент не несет ответственности за это перед финансовым агентом.

Обязанность должника произвести платеж не своему кредитору (клиенту), а его финансовому агенту возникает только при условии письменного уведомления о состоявшейся уступке требования. Кроме того, по просьбе должника финансовый агент обязан в разумный срок предоставить ему доказательство состоявшейся уступки. При невыполнении указанных условий должник вправе произвести платеж клиенту, т.е. первоначальному кредитору (ст. 832 ГК).

По общему правилу переуступка денежного требования, т.е. ее перепродажа, финансовым агентом не допускается. В случае, когда се возможность предусмотрена договором, последующая уступка требования должна осуществляться с соблюдением всех правил, регулирующих отношения факторинга.

Глава 23. ОПЛАТА УСЛУГ ФИНАНСОВОГО АГЕНТА ПО ДОГОВОРУ ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ

По своей природе договор финансирования под уступку денежного требования характеризуется в российской юридической литературе как возмездный и двусторонний .

См., напр.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред.

Оплата услуг финансового агента может представлять собой плату за освобождение клиента от необходимости учета сбыта и дебиторской задолженности, за страхование от сомнительных долгов, а также за открытие кредитной линии (за принятие на себя фактором обязанностей по кредитованию клиента). Размер оплаты определяется договором с учетом целого ряда причин, в частности риска, который принимает на себя фактор в зависимости от характера деятельности клиента и его должника .

См.: Комаров А.С. Финансирование под уступку денежного требования (гл. 43). С. 438.

В международной практике в структуре вознаграждения за оказание факторинговых услуг выделяются три основных компонента:

1. Фиксированный сбор за обработку документов.

2. Фиксированный процент от оборота поставщика. Эта часть факторинговой комиссии представляет собой оплату оказываемых фактором услуг, в число которых входят:

— работа с дебиторами при задержках платежей;

— учет текущего состояния дебиторской задолженности и предоставление поставщику отчетов, а также включает премию за принятые фактором риски:

— принятие риска несвоевременной оплаты поставок должником (риск ликвидности);

— принятие риска неплатежеспособности должников (кредитный риск);

— принятие риска резкого изменения стоимости кредитных ресурсов (процентный риск).

Как правило, величина этой части факторинговой комиссии определяется в зависимости от количества покупателей, оборота, частоты поставок и особенностей товарного рынка и составляет 0,5 — 5% от оборота поставщика (клиента).

3. Стоимость кредитных ресурсов, необходимых для финансирования поставщика .

См.: Финансовые возможности факторинга // Материалы консультационного семинара «Факторинг на практике: новые возможности в решении финансовых проблем предприятий».

Оплата услуг финансового агента может производиться в различной форме: в форме процентов от стоимости уступаемого требования, в твердо определенной сумме, в виде разницы между рыночной ценой требования и его договорным объемом. В большинстве стран комиссия за обслуживание колеблется при полном обслуживании от 0,5 до 0,3% от стоимости переуступленных счетов, при закрытом факторинге — 0,4 — 1,3%, при оптовом — 0,7 — 1,0%. При наличии права регресса (права требовать возврата финансирования) делаются скидки .

При закрытом факторинге должнику не направляется информация о произведенной уступке. Закрытый факторинг прямо не регулируется гл. 43 ГК РФ, однако это не должно рассматриваться как свидетельство невозможности осуществления такого вида операций.

См.: Бурова М.Е. Факторинг. М., 1992. С. 10; Жуков Е.Ф. Трастовые и факторинговые операции коммерческих банков. М., 1995. С. 39.

При определении платы за кредит за предоставленные средства при условии их выплаты до получения средств от должника расчет ведется за период между немедленным получением оплаты клиентом и датой инкассации средств у должника. Процент за кредит обычно незначительно превышает процент банка при краткосрочном кредитовании клиентов с аналогичным оборотом и кредитоспособностью, что связывается с необходимостью компенсации дополнительных затрат и риска финансового агента .

См.: Ивасенко А.Г. Факторинг: сущность, проблемы, пути развития в России. М., 1997. С. 24.

Вознаграждение финансовому агенту может выплачиваться сразу или по частям, в зависимости от рода услуг, предоставляемых финансовым агентом .

См.: Агафонова Н. Финансирование под уступку денежного требования // Хозяйство и право. С. 113.

Л.Г. Ефимова обоснованно обращала внимание на неправомерность вывода о том, что само денежное требование, переданное финансовому агенту, должно служить ему платой за услуги, оказанные им клиенту .

См.: Ефимова Л.Г. Банковские сделки (актуальные проблемы). С. 243; Медведев Д.А. // Гражданское право: Учеб. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 439; Чеговадзе Л. Факторинг — сделка под уступку имущественного права, и др.

Юридическая природа отношений по договору финансирования под уступку денежного требования. Как отмечалось, отношения, охватываемые определением, данным в ст. 824 ГК РФ, могут быть самими различными, что не позволяет дать общего ответа о природе договора финансирования под уступку денежного требования. Определение сущности возникающих между сторонами отношений возможно только с учетом анализа конкретного договора, заключенного между сторонами.

Ввиду того что отношения, охватываемые ст. 824 ГК РФ, могут быть предельно разнообразными, следует признать правоту авторов, указывающих, что договор финансирования под уступку денежного требования может быть сформулирован и как реальный, и как консенсуальный. Учитывая сделанный нами вывод о характере норм, содержащихся в гл. 43 ГК РФ, можно констатировать, что природа договора финансирования будет определяться с учетом избранного сторонами договорного типа.

Наиболее распространенная конструкция договора финансирования предполагает передачу права требования финансовому агенту на «полном праве». При этом финансовый агент не имеет права требовать возврата предоставленного финансирования, а получает средства от «уступленного» должника. В.А. Белов предлагает рассматривать такой договор как «особый договорный тип, не сводимый к каким-либо иным договорам» . Представляется, что место такого договора в системе других договоров все же может быть найдено.

Белов В.А. Юридическая природа договора факторинга // Эж-Юрист. 2001. N 44. Ноябрь. С. 4.

Отношения между клиентом и финансовым агентом в литературе характеризуют как сходные с отношениями по займу и кредиту . Трудно не увидеть в рассматриваемой сделке элементов кредитования; несомненно, с экономической точки зрения этот элемент в большинстве сделок по финансированию присутствует, но определяет ли он юридический характер сделки?

См.: Суханов Е.А. Договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга). С. 79.

По нашему мнению, характеристика рассматриваемых отношений как отношений заемных или кредитных ошибочна. При займе или кредите на заемщике лежит обязанность возвратить полученные денежные средства. Финансирование по первому типу (п. 1 ст. 831 ГК РФ) не предусматривает обязанности клиента вернуть полученное. Он обязан уступить (передать) право требования к должнику. При исполнении клиентом этой обязанности финансовый агент не вправе требовать возврата средств. Справедливым в связи с этим представляется замечание Л.Г. Ефимовой, что договор финансирования под уступку денежного требования содержит элемент кредитования клиента, однако этот договор не может быть сведен к разновидности договора займа или кредитного договора .

Представляет интерес позиция М.М. Агаркова относительно юридической природы операции по учету векселей, экономически наиболее близкой к факторингу рассматриваемого вида. М.М. Агарков писал: «Заем. есть договор, по которому одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или определенные родовыми признаками вещи, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу полученную сумму денег или равное взятому взаймы количество вещей того же рода и качества с процентами или без процентов». Это определение не подходит к сделке учета векселя или иного обязательства. «Так же, как и в случае денежного займа, одна сторона (банк-дисконтер) дает другой стороне определенную сумму денег. Но то право, которое эта сторона приобретает, совершенно не является правом из займа, а правом из того обязательства, которое получает банк». И далее он делает вывод, что по своей юридической природе учет представляет собой договор купли-продажи. В случае учета обязательства, не переходящего в порядке индоссамента, передача его банку совершается посредством цессии (уступки требования) .

См.: Агарков М.М. Основы банкового права. М., 1994. С. 86.

Определение юридической природы отношений между финансовым агентом и клиентом по передаче права требования как договора купли-продажи наиболее адекватно рассмотренным отношениям. Право требования в данном случае выполняет роль имущественного эквивалента, передаваемого финансовому агенту в обмен на денежные средства. Вывод о полном совпадении договоров финансирования и договоров купли-продажи права делает и Л.Г. Ефимова . Следует лишь дополнить, что договор о финансировании, как правило, не исчерпывается этими отношениями, хотя они и составляют его ядро. При оказании факторингового обслуживания, помимо сделок по покупке прав требований, в рамках договора осуществляется и оказание дополнительных услуг клиенту.

См.: Ефимова Л.Г. Договор финансирования под уступку денежного требования.

Нередко в качестве черт, отличающих договор финансирования от договора кредитования, указывают также следующие:

— кредит выдается на фиксированный срок, а факторинговое финансирование предоставляется на срок фактической отсрочки платежа;

— кредит выплачивается в обусловленный кредитным договором день, а факторинговое финансирование предоставляется в день поставки товара;

— кредит выдается на заранее обусловленную сумму, размер факторингового финансирования не ограничен и может увеличиваться по мере роста объема продаж клиента;

— кредит погашается в заранее обусловленный день, факторинговое финансирование погашается в день фактической оплаты дебитором поставленного товара;

— при кредитовании банк не оказывает заемщику никаких услуг, при факторинговом финансировании фактор управляет дебиторской задолженностью .

См.: Факторинг в вопросах и ответах // Материалы консультационного семинара «Факторинг на практике: новые возможности решения финансовых проблем предприятий». М., 2001.

Приведенные отличия не являются существенными. Существенным моментом в договоре финансирования первого типа является именно отсутствие обязанности у клиента возвращать полученные от финансового агента денежные средства.

Природа отношений по финансированию под уступку денежного требования для целей обеспечения (обеспечительный факторинг) является иной. По мнению В.А. Белова, такой договор (обеспечительный факторинг) является комплексным договором, в котором в зависимости от случая содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом .

См.: Белов В.А. Юридическая природа договора факторинга. С. 4.

Конструкция договора, характерные черты которого описаны в абз. 2 п. 1 ст. 824 и п. 1 ст. 831 ГК РФ, предусматривает, что денежные средства передаются клиенту финансовым агентом на условиях их возврата, а права требования уступаются для целей обеспечения исполнения клиентом обязательства по возврату этих сумм. Эта конструкция свидетельствует о наличии между сторонами отношений по займу (кредиту).

Оформление отношений, связанных с передачей (уступкой) права требования клиентом для целей обеспечения возврата денежных сумм, может производиться различным образом. Соглашение об уступке может содержать условие, при наличии которого право в отношении должника будет считаться перешедшим финансовому агенту (при неисполнении клиентом обязанности возвратить сумму займа в определенный срок). В данном случае уступка вступает в силу при наступлении определенного в соглашении условия (ст. 157 ГК РФ).

Возможен и иной вариант, когда право требования уступается финансовому агенту с тем, что при исполнении клиентом обязательства по возврату сумм предоставленного финансирования права требования считаются перешедшими (возвращенными) клиенту.

Подобные сделки не противоречат положениям § 1 гл. 24 ГК РФ, как иногда полагают, ссылаясь на то, что замена стороны в результате цессии должна производиться «безусловно» и «окончательно». Ни одна из норм § 1 гл. 24 ГК РФ не содержит ни требований о какой-либо безусловности передачи прав кредитора, ни самих понятий «безусловность» или «безусловная замена лица в обязательстве» . Как справедливо отмечает А.Л. Новоселов, «нелегко представить себе, какими условиями, кроме условий основной хозяйственной сделки, отношения по которой опосредствуются распорядительной сделкой уступки права (требования), можно обставить передачу права (требования) от прежнего кредитора новому» .

Соколова Е.А. Финансирование под уступку денежного требования: Дисс. . магистра частного права. М., 2002. С. 55.

Новоселов А.Л. Некоторые вопросы уступки части права (требования) по денежному обязательству. С. 58.

В соответствии с п. 1 ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором. В публикациях уступку права требования для целей обеспечения, упомянутую в гл. 43 ГК РФ, предлагается считать иным способом обеспечения обязательства, упомянутым в Гражданском кодексе Российской Федерации . В литературе высказывалось мнение о возможности использования цессии для целей обеспечения обязательства и в других не связанных с факторингом отношениях .

См.: Соколова Е.А. Финансирование под уступку денежного требования: Дисс. . магистра частного права. М., 2002. С. 55.

См.: Почуйкин В.В. Соглашение об уступке права требования в спорах, рассматриваемых арбитражными судами. С. 49.

На практике эти положения иногда воспринимаются таким образом, что сам договор финансирования (факторинга) под уступку денежного требования рассматривается как способ обеспечения исполнения другого обязательства. Это не так. Обеспечительный характер в данном случае имеет условие в договоре финансирования о праве финансового агента воспользоваться ценностью переданного ему (или подлежащего передаче) права требования для погашения обязательства заемщика (клиента).

Соглашение об обеспечительной уступке носит акцессорный (дополнительный) характер к основному обязательству клиента по возврату сумм финансирования (займа или кредита).

Практика применения описываемой конструкции обеспечения незначительна. Но примеры последнего времени свидетельствуют о понимании в правоприменительной практике ее особенностей.

Так, между финансовым агентом и клиентом был заключен договор, в соответствии с которым право требования передавалось финансовому агенту в качестве обеспечения исполнения обязательств клиента по кредитному договору. Суд отказал финансовому агенту в удовлетворении его исковых требований, предъявленных должнику, сославшись на то, что окончательный срок исполнения кредитного договора еще не наступил.

Кассационная инстанция, отменив решение, указала, что договором факторинга предусмотрено, что денежное требование переходит от клиента к банку в случае неисполнения, ненадлежащего исполнения клиентом своих обязательств по кредитному договору. Факт нарушения обязательств, предусмотренных кредитным договором, а именно нарушение срока возврата части кредита, подтвержден материалами дела. При таких обстоятельствах денежное требование перешло к финансовому агенту .

См.: Постановление ФАС Уральского округа от 15.05.2002 N Ф09-888/02-ГК.

Распространяются ли нормы об уступке с обеспечительной целью, содержащиеся в гл. 43 ГК РФ, на отношения по залогу прав требований по денежным обязательствам, связанным с поставкой товаров, предоставлением работ и услуг, для обеспечения возврата денежных сумм по займу или кредиту? По нашему мнению, при использовании конструкции залога права требования, при котором право требования уступается для целей обеспечения залогодержателю, к этим отношениям применимы нормы гл. 43 ГК РФ о финансировании под уступку для целей обеспечения. Весьма осторожно, но в целом положительно высказывается об этом Л.Г. Ефимова .

Естественно, как и в первом случае, договор финансирования не исчерпывается условием об обеспечительной уступке. В договоре определяются сроки и порядок предоставления средств финансовым агентом, сроки и порядок их возврата клиентом. В договоре могут предусматриваться дополнительные услуги, оказываемые финансовым агентом, порядок их оплаты, гарантии и обязательства клиента относительно передаваемого права, условия о расторжении и прекращении договора и т.д.

договор финансирования

Большой юридический словарь . Академик.ру . 2010 .

Смотреть что такое «договор финансирования» в других словарях:

Договор финансирования под уступку денежного требования — (англ contract of financial system with submissive requirements) гражданско правовой договор, в соответствии с которым одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать др. стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного… … Энциклопедия права

договор финансирования под уступку денежного требования — Договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом… … Справочник технического переводчика

ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ — договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом… … Юридический словарь

ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ — по гражданскому законодательству РФ (см. гл. 43 ГК РФ) договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу … Энциклопедический словарь экономики и права

Смотрите так же:  Помощник механика требования

ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ — (договор факторинга) договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне(клиенту)денежные средства в счет денежного требования клиента(кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из… … Энциклопедия юриста

договор финансирования под уступку денежного требования — договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом… … Большой юридический словарь

ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ — договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом… … Большой бухгалтерский словарь

ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ — договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом… … Большой экономический словарь

ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ (ФАКТОРИНГ) — в соответствии со ст. 153 БК по договору финансирования под уступку денежного требования (далее договор факторинга) одна сторона (фактор) банк или небанковская кредитно финансовая организация обязуется другой стороне (кредитору) вступить в… … Юридический словарь современного гражданского права

Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг) — 1. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику),… … Официальная терминология

Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинга): проблемы теории и практики Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шолохова Елена Вячеславовна

В данной статье комплексно рассматривается договор финансирования под уступку денежного требования ( факторинга ). В рамках данной темы проанализированы изменения главы 43 ГК РФ о договоре финансирования под уступку денежного требования , который с 1 июня 2020 г. легально именуется договором факторинга . Проведен анализ данных изменений, выявлены нерешенные вопросы, а также возможные проблемы и перспективы применения новых положений о факторинге . Кроме того, проанализировано соотношение договора факторинга с уступкой права требования (цессией), выявлены их сходства и различия; отдельно рассмотрен механизм обеспечительного факторинга . Проведено разграничение договора финансирования под уступку денежного требования ( факторинга ) со схожими операциями по уступке дебиторской задолженности (форфейтингом, секьюритизацией, проектным финансированием, рефинансированием). Выработаны предложения по усовершенствованию действующего законодательства.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Шолохова Елена Вячеславовна

CONTRACT OF FINANCING AGAINST THE ASSIGNMENT OF A MONETARY CLAIM (FACTORING AGREEMENT): PROBLEMS OF THEORY AND PRACTICE

In this article, I present a comprehensive review of the financing agreement for the assignment of a monetary claim ( factoring ). First, I analyzed the changes in the content of Chapter 43 of the Civil Code of the Russian Federation on the financing agreement for the assignment of a monetary claim , which from June 1, 2020 is legally referred to as a factoring agreement. Second, I analyzed these changes and >factoring provisions. Also, I analyzed the relationship between the factoring contract and the assignment of the right of claim (assignment) and revealed their similarities and differences. Separately, I cons >factoring . The author drew a distinction between the financing contract for the assignment of a monetary claim ( factoring ) with similar operations for the assignment of receivables (forfeiting, securitization, project financing, refinancing). Finally, I have formulated proposals to improve the current legislation.

Текст научной работы на тему «Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинга): проблемы теории и практики»

договор финансирования под уступку денежного требования (факторинга): проблемы теории и практики*

Шолохова Елена Вячеславовна,

юридического факультета, Финансовый университет, Москва, Россия sen[email protected]

Аннотация. В данной статье комплексно рассматривается договор финансирования под уступку денежного требования (факторинга). В рамках данной темы проанализированы изменения главы 43 ГК РФ о договоре финансирования под уступку денежного требования, который с 1 июня 2020 г. легально именуется договором факторинга. Проведен анализ данных изменений, выявлены нерешенные вопросы, а также возможные проблемы и перспективы применения новых положений о факторинге. Кроме того, проанализировано соотношение договора факторинга с уступкой права требования (цессией), выявлены их сходства и различия; отдельно рассмотрен механизм обеспечительного факторинга. Проведено разграничение договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга) со схожими операциями по уступке дебиторской задолженности (форфейтингом, секьюритизацией, проектным финансированием, рефинансированием). Выработаны предложения по усовершенствованию действующего законодательства.

Ключевые слова: факторинг; клиент; финансовый агент (фактор); уступка денежного требования; Конвенция УНИДРУА по международным факторинговым операциям 1988 г.; характер уступаемого денежного требования

CONTRACT OF FINANCING AGAINST THE ASSIGNMENT OF A MONETARY CLAIM (FACTORING AGREEMENT): PROBLEMS OF THEORY AND PRACTICE

Sholokhova Elena Vyacheslavovna,

student, Faculty of Law, Financial University, Moscow, Russia [email protected]

Abstract. In this article, I present a comprehensive review of the financing agreement for the assignment of a monetary claim (factoring). First, I analyzed the changes in the content of Chapter 43 of the Civil Code of the Russian Federation on the financing agreement for the assignment of a monetary

Научный руководитель: Якимова Е.С., старший преподаватель Департамента правового регулирования экономической деятельности, Финансовый университет, Москва, Россия.

* Статья призера VII Международного конкурса научных работ студентов и аспирантов.

claim, which from June 1, 2020 is legally referred to as a factoring agreement. Second, I analyzed these changes and identified outstanding issues, as well as possible problems and prospects for the application of new factoring provisions. Also, I analyzed the relationship between the factoring contract and the assignment of the right of claim (assignment) and revealed their similarities and differences. Separately, I considered the mechanism of security factoring. The author drew a distinction between the financing contract for the assignment of a monetary claim (factoring) with similar operations for the assignment of receivables (forfeiting, securitization, project financing, refinancing). Finally, I have formulated proposals to improve the current legislation.

Keywords: factoring; client; financial agent (factor); assignment of a monetary claim; Convention on International Factoring, Ottawa 1988; nature of the assigned monetary claim

Развитие рынка финансовых услуг в условиях формирования рыночной экономики в Российской Федерации в середине 1990-х гг. способствовало необходимости изменения гражданского законодательства и закрепления новых договорных конструкций, активно используемых в экономически развитых странах и в международной практике. С этим связано появление в российском гражданском праве договора финансирования под уступку денежного требования (отождествляемого с используемым в международной практике термином «факторинг»), предусмотренного главой 43 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ). Факторинг представляет собой деятельность коммерческих организаций по предоставлению финансирования и иных услуг участникам имущественного оборота в обмен на обязательство последних передать право денежного требования по оплате товаров (работ, услуг) от должников по договорам.

За более чем 20-летний период существования рассматриваемой договорной конструкции в главе 43 ГК РФ изменена была всего одна статья (ст. 825), в то время как эксперты неоднократно отмечали, что законодательство, регулирующее отношения в сфере факторинговых операций, уже не отвечает потребностям экономики и нуждается в совершенствовании. 5 мая 2014 г. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию УНИДРУА по международным факторинговым операциям 1988 г., а 26 июля 2017 г. был принят Федеральный закон № 212-ФЗ, которым были внесены существенные изменения в главу 43 ГК РФ, вступившие в силу 1 июня 2020 г. В связи с этим представляется важным проанализировать данные изменения, возможные проблемы и перспективы их применения.

реформирование гражданского законодательства о договоре финансирования под уступку денежного требования (факторинга)

Договор финансирования под уступку денежного требования был закреплен в главе 43 части второй ГК РФ, принятой в 1996 г. В ст. 824 ГК РФ содержалась следующая дефиниция: «По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование»1. Кроме того, согласно абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

Экономическая сущность факторинга заключается в том, что он способствует повышению ликвидности активов, оборотности капитала организации, использующей услуги факторинга. Как справедливо отмечает Л. А. Новоселова, «экономический интерес уступающей требования стороны, как правило, состоит в незамедлительном получении денег, снижении расходов на обслуживание дебиторской задолженности и частичном или полном освобождении от риска неплатежеспособности должника» [1, с. 331-332].

В основу главы 43 ГК РФ были заложены положения Конвенции о международном факторинге

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ. Собрание законодательства РФ. 29.01.1996. № 5. Ст. 410.

1988 г., разработанной Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА) (Оттавская конвенция 1988 г.). Однако ратификация Российской Федерацией этого документа произошла лишь в 2014 г., что позволило распространить международные нормы в области факторинга на правоотношения, возникающие между участниками внешнеэкономической деятельности и участниками рынка факторинга в нашей стране. При этом понятие договора факторинга (или «факторингового контракта») в Оттавской конвенции 1988 г. значительно отличается от понятия, ранее содержавшегося в ст. 824 ГК РФ.

Следующим шагом приведения национального законодательства в соответствие с международными нормами стало одобрение Государственной Думой РФ 14 июля 2017 г. в третьем чтении законопроекта № 47538-6/10 «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» и принятие Федерального закона от 26.07.2017 № 212-ФЗ2. Согласно данному закону изменения вступили в силу 1 июня 2020 г.

Первое, на что важно обратить внимание: в законодательстве теперь закреплен используемый в практике делового оборота и в международном законодательстве термин «факторинг», который становится альтернативным наименованием договора финансирования под уступку денежного требования. Если обратиться к Оттавской конвенции 1988 г., очевидно, что понятие договора факторинга, которое появилось в ГК РФ с 1 июня 2020 г., по конструкции схожее: одно лицо (поставщик, клиент) уступает другому денежные требования, а другое лицо (фактор, финансовый агент) выполняет комбинацию из не менее двух видов услуг.

Также важно отметить, что согласно редакции ГК РФ с 1 июня 2020 г. ст. 824 ГК РФ финансирование клиента со стороны финансового агента, являвшееся обязательным элементом всякого договора финансирования под уступку денежного требования, становится лишь одним из возможных вариантов действий финансового агента по договору факторинга. Кроме того, новая конструкция договора

2 Федеральный закон от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Собрание законодательства РФ. 31.07.2017. № 31 (Часть I). Ст. 4761.

факторинга установит возможность заключать договор факторинга, по условиям которого денежные средства, полученные от должника, передаются клиенту, а не остаются в собственности финансового агента, притом что функции фактора сводятся лишь к услугам по взысканию дебиторской задолженности, которые клиент оплачивает дополнительно. Представляется, что закрепление возможности использования такой конструкции договора факторинга может повлечь частое использование в этих целях услуг коллекторских агентств, что может привести к массовому нарушению прав должников.

Неотъемлемой частью предмета договора факторинга является денежное требование клиента к третьему лицу (должнику), которое уступается в целях осуществления фактором комбинации из определенных в ст. 824 ГК РФ действий фактора. В предыдущей редакции ГК РФ было указано, что денежное требование, уступаемое в рамках договора финансирования под уступку денежного требования, должно вытекать из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу. То есть возможность уступить денежное требование по договору в рамках главы 43 ГК РФ реализовалась исключительно в рамках отношений, участниками которых на стороне кредитора выступали юридические лица либо индивидуальные предприниматели.

В редакции ГК РФ с 1 июня 2020 г. указание на природу денежных требований исключается вовсе. Возникает вопрос: какие остаются ограничения круга денежных требований для кредиторов, желающих уступить свою дебиторскую задолженность?

В данном случае следует обратиться к еще одному изменению главы 43 ГК РФ, а именно к п. 3 ст. 824 ГК РФ, которым будет предусмотрено субсидиарное применение главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга. Согласно ст. 383 ГК РФ не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

Данное обстоятельство значительно расширяет перечень возможных денежных требований, так как появляется возможность уступки прав денежного требования по договору факторинга из договоров, не связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности и вообще любых

требований, кроме неразрывно связанных с личностью кредитора. Полагаем, что это влечет за собой много неясных положений и рисков для должников. Сама по себе категория требований «неразрывно связанных с личностью кредитора» однозначно не определена ни в законодательстве, ни в судебной практике. Представляется нецелесообразным использовать столь размытое и оценочное понятие в качестве единственного ограничения оборото-способности денежного требования, уступаемого по договору факторинга.

Сторонами договора факторинга являются клиент и финансовый агент (фактор). В главе 43 ГК РФ специальные требования установлены лишь к одной стороне рассматриваемого договора — финансовому агенту (фактору) в ст. 825 ГК РФ, согласно которой «в качестве финансового агента договоры факторинга могут заключать коммерческие организации».

Что касается клиента, глава 43 ГК РФ в его отношении формально не содержит никаких ограничений. Однако, как уже было отмечено, в редакции ГК РФ с 1 июня 2020 г. признаки, определяющие характер денежного требования, уступаемого по договору факторинга, исключены из ст. 824 ГК РФ. Соответственно, клиентом сможет стать любое лицо, что влечет за собой определенные опасения. Представляется, что данное изменение может повлечь риски для многих граждан, имеющих задолженности в рамках договоров, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. М. И. Брагинский и В. В. Витрянский обоснованно отмечают, что возможность распространения сферы действия договора финансирования под уступку денежного требования, традиционно предназначенного для обслуживания профессионального коммерческого оборота, на область отношений с участием граждан-потребителей способно привести к крупным отрицательным последствиям, в особенности в отношении обеспечения и защиты прав граждан, которым, возможно, придется иметь дело с организациями, профессионально владеющими навыками «выбивания» долгов [2, с. 565].

Кроме того, отмеченная возможность физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, заключать договоры факторинга в качестве клиента может повлечь активное использование такого договора для занятия, по сути, незаконной предпринимательской деятельностью, хотя формально требования закона будут соблюдены.

Следует отметить, что изменения главы 43 ГК РФ затронули права и обязанности сторон по договору факторинга. В частности, возможность осуществления переуступки права денежного требования будет установлена в качестве общего правила (при условии, что договор факторинга заключается по модели «покупки» денежного требования финансовым агентом). Представляется, что с учетом изменения характера уступаемого денежного требования (а именно расширение перечня таких требований, выходящих за пределы предпринимательских отношений) данное положение может повлечь за собой существенные риски для должников и злоупотребления со стороны факторов.

Безусловно, многие проблемы, которые выявлялись в доктрине и судебной практике, получили разрешение в рассматриваемых изменениях главы 43 ГК РФ:

• новая конструкция договора, аналогичная положениям Оттавской конвенции 1988 г., решила проблему разграничения договора факторинга с иными договорами, в рамках которых возможна передача права требования взамен встречного предоставления в форме финансирования (например, покупка денежного требования путем совершения цессии), так как рассматриваемый договор теперь не может ограничиваться исключительно финансированием, осуществляемым под уступку денежного требования, необходимо оказание еще минимум одной услуги;

• в дефиниции договора факторинга (ст. 824 ГК РФ) четко установлено, что встречное предоставление клиента фактору не ограничивается уступкой, а включает отдельную оплату услуг финансового агента;

• п. 3 ст. 824 ГК РФ, закрепляющий субсидиарное применение общих норм о цессии к факторинговым отношениям, устранил многочисленные споры об этом в научной литературе и в судебных решениях;

• в ст. 826 ГК РФ изменилось понятие существующего и будущего требований, которые могут стать предметом уступки по договору факторинга, что, наконец, решило вопрос о возможности уступки денежных требований из договора, который будет заключен в будущем.

Вместе с тем некоторые проблемные вопросы своего разрешения не получили:

• взаимные права и обязанности клиента и финансового агента по-прежнему урегулированы

крайне лаконично и требуют более подробного регулирования. На это обращается внимание и в научной литературе. Так, Е. А. Рыжковская и Е. Г. Ша-блова отмечают, что в главе 43 практически нет норм, регулирующих взаимоотношения финансового агента и клиента (например, о порядке передачи клиентом права требования; об оплате услуг финансового агента; о выплате клиентом процентов за пользование предоставленным финансированием и др.) [3, с. 52]. Е. Н. Фролкина, анализируя впоследствии принятый законопроект, обращает внимание на то, что многие назревшие проблемы правового регулирования рассматриваемого договора своего решения не получили [4, с. 78];

• остается открытым вопрос об ответственности финансового агента (так как глава 43 ГК РФ в ст. 827 содержит положения лишь об ответственности клиента).

Оценивая же критически осуществленные изменения, представляется, что необходимо законодательное ограничение круга возможных денежных требований, уступаемых по договору факторинга, рамками предпринимательских отношений, а также ограничение возможного круга лиц на стороне клиента.

Финансирование под уступку денежного требования (факторинг) и уступка права требования (цессия): сходства и различия

Составной частью предмета договора факторинга выступает уступка денежного требования (цессия). По договору факторинга, так же как и при совершении цессии, осуществляется переход прав кредитора к третьему лицу. В связи с этим в доктрине и судебной практике долгое время однозначно не был решен вопрос о том, является ли факторинг самостоятельным договором либо его следует рассматривать в качестве разновидности договора уступки права требования (цессии).

До недавнего времени глава 43 ГК не содержала каких-либо положений о том, что правоотношения главы 24 ГК РФ (о перемене лиц в обязательстве) применимы к отношениям по финансированию под уступку денежного требования. При этом попытки ее применять в отношении рассматриваемого договора уже были, наблюдалась противоречивая судебная практика, выявившая проблему правомерности применения к договору финансирования под уступку денежного требования положений гл. 24

ГК РФ о перемене лиц в обязательстве. Изменения главы 43 ГК РФ окончательно решили эту проблему: п. 3 ст. 824 ГК РФ в редакции с 1 июня 2020 г. установлено, что в части, не урегулированной главой о факторинге, применяются нормы главы 24 ГК РФ.

Безусловно, факторинг и цессия сравниваются не случайно, можно выделить определенные сходства данных правовых институтов. Прежде всего, и в рамках цессии, и в рамках факторинга происходит переход прав требования по договору к другому лицу. Иными словами, предмет договора, по которому осуществляется перемена кредитора (цессия), частично совпадает с предметом договора факторинга (финансирования под уступку денежного требования), так как при факторинге клиент уступает финансовому агенту принадлежащее клиенту денежное требование к третьему лицу (должнику). Вместе с тем между договором факторинга и цессией можно выделить значительный перечень отличий.

Смотрите так же:  Мпр приказ 339 от 29.07.2020

Во-первых, различается возможный предмет уступки по сравниваемым обязательствам. Так, требование, уступаемое согласно нормам главы 24 ГК РФ, может иметь как денежный, так и товарный либо иной характер. Требование же, уступаемое по договору факторинга, должно носить исключительно денежный характер. При этом характер этого денежного требования изменился с 1 июня 2020 г.: указание на денежный характер является единственным ограничением уступаемого по договору факторинга требования.

Во-вторых, если обратиться к предмету сравниваемых договорных конструкций, очевидно, что направленность правоотношений сторон различается. Как мы указывали ранее, предметом договора факторинга являются, прежде всего, услуги, которые финансовый агент (фактор) оказывает клиенту под уступку определенного денежного требования, в то время как в цессии ключевым элементом является именно уступка права. Следовательно, предмет факторинга включает уступку права требования (цессию).

В-третьих, уступка денежного требования по договору факторинга осуществляется при условии встречного предоставления финансового агента в виде предоставления финансирования и (или) путем оказания определенных услуг, т.е. на возмездной основе. Если же обратиться к цессии, такого условия глава 24 ГК РФ не содержит, из чего следует, что право, уступаемое в рамках цессии,

может перейти к новому кредитору (цессионарию) как возмездно, так и безвозмездно.

В-четвертых, следует оговорить различия в субъектном составе участников рассматриваемых правоотношений, которые в настоящее время законодательством выражены нечетко. В главе 24 ГК РФ не содержится ограничений в отношении участников правоотношений уступки права (цессии), тогда как ст. 825 ГК РФ указывает, что на стороне финансового агента договор факторинг «могут заключать коммерческие организации». Возможные требования к клиенту также нивелированы в редакции ГК РФ с 1 июня 2020 г. путем исключения из ст. 824 ГК РФ упоминания о том, что денежное требование, уступаемое по договору факторинга, должно вытекать из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ либо оказания услуг.

В-пятых, в договоре, на основе которого осуществляется цессия, (в случае возмездной цессии) новый кредитор передает денежные средства первоначальному кредитору в целях оплаты переходящего к нему имущественного права, в то время как в договоре факторинга последовательность действий иная. Денежное требование уступается в счет финансирования и (или) иных услуг фактора либо является способом обеспечения исполнения обязательства клиента по основному обязательству между ним и финансовым агентом.

В-шестых, договор факторинга всегда является двусторонне обязывающим, тогда как уступка права требования может считаться односторонней сделкой (к примеру, если говорить о безвозмездной цессии).

Следует пояснить, что, несмотря на существенные отличия цессии и факторинга, субсидиарное использование норм о цессии по отношению к договору факторинга следует признать разумным и логичным. Договор факторинга является самостоятельной договорной конструкцией, включающей в том числе цессию, которая «оформляет» переход определенных обязательственных прав.

Таким образом, можно отметить, что цессия является одним из неотъемлемых элементов договора факторинга. Однако сама по себе она не может выражать суть факторинга, так как выступает лишь «техническим приемом» [5, с. 16], выполняющим «транспортную» функцию [6, с. 579] в факторинговых правоотношениях, главным образом направленных на оказание определенных услуг фактором клиенту.

обеспечительный факторинг как самостоятельный вид договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга)

Денежное требование, уступаемое по договору факторинга, в зависимости от выбранной сторонами конструкции может выполнять различную функцию. В редакции ГК РФ до 1 июня 2020 г. в договоре финансирования под уступку денежного требования уступка денежного требования может выступать в качестве:

• части имущественного эквивалента, получаемого в обмен на реальные денежные средства (финансирование), выплачиваемые финансовым агентом клиенту (абз. 1 п. 1 ст. 824 ГК РФ);

• способа обеспечения исполнения обязательства, существующего между клиентом и финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ). В данном случае речь идет о так называемом обеспечительном факторинге.

В проекте изменений в главу 43 ГК РФ п. 3 ст. 824 ГК РФ устанавливались три возможные цели уступки денежных требований в договоре факторинга: приобретение финансовым агентом; обеспечение исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом; оказание финансовым агентом клиенту услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки. Однако в ходе редактирования законопроекта данное положение было исключено. При этом исключено также и положение абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ, прямо указывающее на возможность уступки в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед фактором.

Вместе с тем ст. 829, 831 ГК РФ в редакции ГК РФ с 1 июня 2020 г. содержат определенные условия о случаях осуществления уступки денежного требования финансовому агенту (фактору) в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (фактором).

Так или иначе, возможность использования конструкции обеспечительного факторинга в главе 43 ГК РФ сохранилась, однако сама конструкция такого договора вызывает немало вопросов как среди ученых-цивилистов, так и в правоприменительной практике. Указание в абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ в редакции ГК РФ до 1 июня 2020 г. на возможность уступки денежного требования фактором клиенту «в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом» оставляет вопрос: исполнение какого именно обязательства

клиента может быть обеспечено уступкой — обязательства клиента исключительно из договора финансирования под уступку денежного требования либо из любого гражданско-правового договора, заключенного между фактором и клиентом?

Противоречия, касающиеся обеспечительного факторинга, связаны с тем, что глава 43 ГК РФ больше сосредоточена на конструкции договора факторинга по модели «продажи» денежного требования, а об обеспечительном факторинге в ней лишь несколько раз упоминается, что не позволяет сделать однозначный вывод о его конструкции. Более того, даже немногочисленные нормы, посвященные данной разновидности факторинга, трактуются по-разному. Так, согласно п. 2 ст. 831 ГК РФ, регулирующей права фактора на суммы, полученные им от должника, в случае уступки денежного требования фактору в целях обеспечения исполнения обязательства клиента, фактор обязан представить клиенту отчет и передать сумму, которая превышает сумму долга клиента, а в случае, если денежных средств, полученных от должника, недостаточно для покрытия задолженности, за эту разницу отвечает клиент. В данном случае споры вызывают вопрос: с какого момента финансовый агент получает право взыскать денежные средства с должника: сразу после заключения договора обеспечительного факторинга или только в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обеспечиваемого обязательства клиентом финансовому агенту? Полагаем, что право финансового агента на получение денежных средств от должника возникает лишь в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения клиентом обязательства по возврату денежных средств фактору.

Итак, в обеспечительном факторинге изначально между клиентом и финансовым агентом возникают отношения, схожие с заемно-кредитными: фактор «кредитует» клиента, предоставляя ему финансирование (конкретную сумму денежных средств), а клиент обязуется возвратить финансовому агенту сумму задолженности с учетом процентов за пользование займом. При этом в договоре устанавливается, что способом обеспечения исполнения этого обязательства клиента является уступка денежного требования клиента к должнику. В случае, если клиент не исполняет или ненадлежащим образом исполняет это обязательство, к финансовому агенту переходит право на получение денежных средств с должника клиента.

Подводя итог, следует отметить, что глава 43 ГК РФ предусматривает возможность заключения обеспечительного договора факторинга, однако правовая конструкция данного договора в кодексе не представлена, что влечет в доктрине и на практике множество взаимоисключающих решений и суждений. Представляется необходимым, во-первых, установить в ст. 824 ГК РФ исключенное из законопроекта указание на возможные цели уступки денежного требования в рамках договора факторинга и, во-вторых, четко указать, какое именно обязательство клиента перед финансовым агентом возможно обеспечить договорной конструкцией обеспечительного факторинга. Полагаем, что в качестве такового следует рассматривать обязательство клиента по возврату денежных средств фактору, возникшее в связи с получением от последнего финансирования.

соотношение договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга) со схожими операциями по уступке дебиторской задолженности (форфейтингом, секьюритизацией, проектным финансированием, рефинансированием)

В практике делового оборота факторинг является не единственной формой финансирования под уступку денежного требования. В настоящее время на международном рынке широко распространены и иные операции по уступке дебиторской задолженности, не охватываемые правилами о факторинге. Речь идет о форфейтинге, секьюритизации, проектном финансировании и рефинансировании.

Наиболее близкой к факторингу операцией является форфейтинг — широко используемый в трансграничной торговле механизм финансирования задолженности. В основе договора форфейтинга аналогично договору факторинга лежит уступка права требования под оплату задолженности специальному субъекту — форфейтеру. Однако между данными инструментами существуют принципиальные различия.

В международной практике форфейтинг рассматривается в качестве финансовой операции, сущность которой составляет продажа (покупка) дебиторской задолженности (выраженной чаще всего в оборотных документах — простых либо переводных векселях, аккредитивах и т.п.). Сам

термин «форфетирование» происходит от французского forfait — целиком, из чего следует, что данная операция означает предоставление определенных прав в обмен на полный выкуп права требования.

Что касается международного регулирования форфейтинга, важно отметить, что в 2013 г. Международной торговой палатой (ICC) и Международной ассоциацией форфейтинга (IFA) были разработаны унифицированные правила для форфейтинговых операций (URF 800). Согласно ст. 2 данного документа форфейтинг представляет собой продажу экспортером права требования платежа от импортера форфейтеру без права регрессного требования3.

Обращаясь к сравнению факторинга и форфейтинга, можно заключить, что данные договоры отличаются по срокам действия (факторинг является краткосрочной операцией, тогда как форфейтинг представляет собой среднесрочный механизм финансирования), по сфере действия (факторинг преимущественно используется для торгово-промышленных операций, тогда как форфейтинг наиболее часто встречается в экспортных сделках). Договор факторинга может быть как оборотным, так и безоборотным, тогда как форфейтинг в любом случае предполагает невозможность предъявления обратного требования к поставщику, т.е. может быть исключительно безоборотным. Кроме того, при оформлении договоров форфейтинга используются оборотные платежные инструменты, которыми чаще всего выступают векселя.

Следует отметить, что российским законодательством договор форфейтинга не предусмотрен. При этом сам рассматриваемый термин в некоторых актах Банка России все же встречается. Однако это, конечно, не является регулированием форфейтинга и свидетельствует лишь о признании рассматриваемой конструкции самостоятельным финансовым институтом, отличным от факторинга.

Еще одним инструментом финансирования, предполагающим уступку денежного требования, является секьюритизация. В общем виде секьюри-тизация определяется как особая форма финансирования, при которой отдельные финансовые активы банков (права требования) обособляются

3 Унифицированные правила форфейтинга (URF 800), разработанные Международной торговой палатой (ICC) совместно с Международной ассоциацией форфейтинга (IFA) от 01.01.2013. URL: http://store.iccwbo.org/Content/uploaded/ pdf/ICC-Uniform-RuLes-for-Forfaiting-URF-800.pdf (дата обращения: 24.07.2020).

и уступаются специально созданной организации [обществу специального назначения, или, как их обозначают в международной практике, SPV (special purpose vehicle)], тем самым отделяясь от иных активов банка; при этом SPV осуществляет привлечение средств инвесторов путем выпуска ценных бумаг.

Секьюритизация предполагает ряд последовательно осуществляемых операций, включающих в себя уступку требований. Изначально инициатор серьюритизации (компания-оригинатор) продает юридическому лицу специального назначения (SPV) определенный пул активов (прав требований к дебиторам), после чего SPV выпускает ценные бумаги, обеспеченные этими активами (чаще всего такими активами выступают кредитный портфель, портфель лизинговых контрактов и т.п.). Так, из выручки от продажи ценных бумаг осуществляется оплата активов оригинатора.

Факторинг и секьюритизация объединяет включенный в сделку механизм уступки права требования от кредиторов третьей стороны (фактору/ обществу специального назначения).

Однако между факторингом и секьюритизацией существуют значительные различия. Прежде всего, секьюритизация является долгосрочным финансированием (в среднем 3-7 лет), тогда как операции факторинга краткосрочны (в среднем — до 90 дней). Это связано с отличием целей финансирования: факторинг нацелен на пополнение оборотного капитала, а секьюритизация используется для долгосрочных инвестиционных целей [7, с. 167]. Уведомления должника в секьюритизации не предусматривается, он продолжает производить оплату в адрес первоначального кредитора (который затем перечисляет их SPV, осуществляющему выплаты владельцам выпущенных им ценных бумаг), что возможно лишь при конструкции конфиденциального факторинга.

Различается и цена рассматриваемых услуг. Проведение серьюритизации сопровождается высокими транзакционными издержками (расходы по созданию специального юридического лица SPV или регистрации долговых ценных бумаг), что является препятствием для малых и средних предприятий к использованию подобного инструмента финансирования. В этом отношении факторинг является менее дорогостоящим способом получения финансирования.

В российском законодательстве отсутствует легальное определение термина «секьюритизация». При этом данные операции используются в россий-

ской практике делового оборота. В конце 2013 г. был принят Федеральный закон от 21.12.2013 № 379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (Закон № 379-ФЗ), нацеленный на создание условий осуществления секьюритизации финансовых активов на российском рынке капитала. Так, появилась возможность создания специализированных финансовых обществ (еще одного аналога SPV), служащих для выпуска облигаций, залогом по которым выступают неипотечные активы — уступленные денежные требования, в том числе возникающие в будущем.

Еще одной формой финансирования, осуществляемой в обмен на уступку дебиторской задолженности (в данном случае — будущей), является проектное финансирование. В качестве проектного финансирования следует рассматривать сделки, по которым организатору определенного проекта предоставляются денежные средства в форме займа, с условием их возврата за счет предполагаемых будущих доходов, получаемых от реализации такого проекта, причем финансирующей стороне уступаются денежные требования к возможным будущим контрагентам заемщика (т.е. организатора проекта). Уже упомянутый Закон № 379-ФЗ закрепил появление еще одного вида компании специального назначения — специализированного общества проектного финансирования (СОПФ).

Рефинансирование также является одной из форм финансирования под уступку денежных требований. Термином «рефинансирование» обычно указывают на сделку между первым и последующим цессионарием (в частности, между банками), по условиям которой предусматривается возможность последующих переуступок права. В отношении договора факторинга рефинансированием можно обозначить переуступку права требования одним финансовым агентом другому, предусмотренную ст. 829 ГК РФ.

Сопоставляя рефинансирование с факторингом, можно заключить, что само по себе рефинансирование как экономический инструмент задействовано в сфере вторичного кредитования, использование механизмов которого в рамках договора факторинга можно считать лишь частным случаем.

Таким образом, рассмотрев договор факторинга в сравнении со схожими операциями по уступке дебиторской задолженности, можно заключить, что дебиторская задолженность организаций является ценным финансовым активом, который при рацио-

нальном использовании и грамотном управлении становится важным компонентом оборотного капитала.

В результате комплексного исследования договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга) можно прийти к следующим выводам:

1. Новая конструкция договора факторинга допускает ситуацию, при которой отношения сторон могут быть сведены исключительно к оказанию фактором услуг по взысканию дебиторской задолженности за вознаграждение, без предоставления клиенту финансирования. Представляется, что применение такой конструкции может повлечь частое использование в этих целях услуг коллекторских агентств, а это может привести к массовому нарушению прав должников. Особенно актуальной эта проблема представляется в связи с изменением характера уступаемого денежного требования.

В редакции ГК РФ с 1 июня 2020 г. исключено положение о предпринимательском характере денежного требования, уступаемого по договору факторинга, и единственным ограничением круга уступаемых требований остается норма, установленная в главе 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве: «Не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью». Категория требований, «неразрывно связанных с личностью кредитора», однозначно не определена ни в законодательстве, ни в судебной практике. В связи с этим представляется нецелесообразным использовать столь размытое и оценочное понятие в качестве единственного ограничения оборото-способности денежного требования, уступаемого по договору факторинга.

Таким образом, полагаем, что необходимо дополнить ст. 824 ГК РФ указанием на то, что денежное требование, уступаемое по договору факторинга, не может вытекать из предоставления клиентом товаров, выполнения работ и оказания услуг исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

2. Вызывает определенные вопросы субъектный состав договора — клиент и финансовый агент (фактор). В главе 43 ГК РФ специальные требования

установлены лишь к одной стороне — финансовому агенту в ст. 825 ГК РФ, а что касается клиента, то глава 43 ГК РФ в редакции с 1 июня 2020 г. в его отношении не содержит никаких ограничений. Представляется, что распространение сферы действия договора факторинга на отношения с участием граждан-потребителей, с одной стороны, может способствовать частому столкновению таких граждан с деятельностью коллекторов, а с другой стороны, граждане смогут использовать договор факторинга для занятия, по сути, незаконной предпринимательской деятельностью, при том что формально требования закона будут соблюдены. В связи с этим полагаем, что необходимо законодательное ограничение круга возможных клиентов по договору факторинга рамками субъектов предпринимательских отношений.

3. Изменения главы 43 ГК РФ затронули права и обязанности сторон, однако некоторые проблемные вопросы своего разрешения не получили. В частности, не определен порядок передачи клиентом права требования, отсутствует норма об ограничении права внесения изменений в договор между кредитором (клиентом) и его должником после заключения договора факторинга, не определен порядок осуществления финансирования фактором клиента. Кроме того, остается открытым вопрос об ответственности финансового агента.

4. В главе 43 ГК РФ предусматривается, что денежное требование, уступаемое по договору факторинга, может фигурировать также в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, существующего между клиентом и финансовым агентом. Однако правовая конструкция данного договора в кодексе не представлена, что влечет в доктрине и на практике множество взаимоисклю-

чающих решений и суждений. Представляется необходимым, во-первых, установить в ст. 824 ГК РФ исключенное из законопроекта указание на возможные цели уступки денежного требования и, во-вторых, четко указать, какое именно обязательство клиента перед финансовым агентом возможно обеспечить договорной конструкцией обеспечительного факторинга. Полагаем, что в качестве такового следует рассматривать обязательство клиента по возврату денежных средств фактору, возникшее в связи с получением от последнего финансирования.

5. В практике делового оборота широко распространены и иные операции по уступке дебиторской задолженности, не охватываемые правилами о факторинге: форфейтинг, секьюритизация, проектное финансирование и рефинансирование. Однако не все данные механизмы четко урегулированы российским законодательством. В частности, использование конструкции форфейтинга в России возможно лишь в силу отсутствия прямого запрета. В связи с этим представляется целесообразным конкретизировать в законодательстве возможность финансирования под уступку денежного требования путем передачи прав по ценным бумагам в рамках отдельного договора форфейтинга, указав безоборотный характер финансирования, и регламентировать права и обязанности сторон.

Таким образом, очевидно, что в настоящее время глава 43 ГК РФ нуждается в совершенствовании. Конечно, окончательные выводы о результатах рассмотренных новелл можно будет сделать только путем анализа будущей судебной практики, которая выявит возможные риски и правовые пробелы, однако необходимость дальнейшего реформирования норм о факторинге очевидна уже сейчас.

1. Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут; 2003. 494 с.

2. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. Кн. 1. 3-е изд., стереотипное. М.: Статут; 2001. 848 с.

3. Рыжковская Е.А., Шаблова Е. Г Совершенствование норм об уступке требования и факторинге в гражданском законодательстве России. Право и экономика. 2015;(11):48-55.

4. Фролкина Е. Н. К вопросу о совершенствовании гражданского законодательства о факторинге. Современное право. 2013;(10):72-78.

5. Овсейко С. Факторинг: сравнительный анализ российского, зарубежного и международного законодательства и практики. Внешнеторговое право. 2007;(1):11-23.

6. Ефимова Л. П Банковские сделки: право и практика. М.: НИМП; 2001. 654 с.

7. Солдатова А. О. Факторинг и секьюритизация финансовых активов. М.: Высшая школа экономики; 2013. 477 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *