Экспертиза по характеру знаний

Криминалистика конспект лекций — 3.28. Понятие и виды судебных экспертиз

Судебная экспертиза – это следственное действие, состоящее в производстве в установленном законом порядке исследований тех или иных объектов специалистами в науке, технике, искусстве или ремесле и даче ими заключений по вопросам, возникающим в ходе расследования по уголовным делам (ст. 195—207 УПК).

Судебные экспертизы можно классифицировать по различным основаниям. Первое основание классификации – по отраслям знаний или по характеру специальных знаний , используемых при проведении экспертизы. Поскольку по отраслям знаний экспертизы могут быть самыми разнообразными, их обычно подразделяют на классы, роды, виды и подвиды.

Важнейшим классом являются традиционные криминалистические экспертизы. Это группа судебных экспертиз, проводимых с использованием специальных знаний и методик, основанных главным образом на положениях криминалистической техники. Криминалистические экспертизы делятся на такие роды:

• судебно-трасологические экспертизы. К этому роду относятся все экспертизы следов. В чисто практических целях, ввиду ее особой значимости для раскрытия и расследования преступлений, в особую группу иногда выделяют дактилоскопическую экспертизу;

• судебные экспертизы огнестрельного оружия, боеприпасов и следов выстрела (судебно-баллистические);

• судебные экспертизы холодного оружия;

• судебно-технические экспертизы документов;

Иногда криминалистическими называются автороведческие экспертизы, задачей которых являются установление путем исследования различных документов их авторов. Однако с помощью криминалистической экспертизы можно установить только исполнителя документа; что же касается вопросов, которые обычно ставятся перед экспертами при установлении автора документа (является ли конкретное лицо автором документа; является ли язык документа родным для автора; каков его родной язык; каков образовательный уровень автора документа и т.д.), то для ответа на них требуются специальные знания в лингвистике, психолингвистике и других науках, весьма далеких от криминалистики. Такие экспертизы обычно носят комплексный характер.

Следующий класс судебных экспертиз – экспертизы веществ, материалов и изделий. В их число входят следующие экспертизы:

• волокон, волокнистых материалов и изделий из них;

• ГСМ и нефтепродуктов;

• лакокрасочных материалов и покрытий;

• металлов, сплавов и изделий из них;

• полимерных материалов, пластмасс и изделий из них;

•стекла, керамики и изделий из них;

• табака, махорки и некоторые другие.

Объекты для проведения этих экспертиз чаще всего поступают на исследования в микроколичествах – в форме микрочастиц, отделившихся от целого, а также микроследов – отображений внешнего строения соответствующих объектов. В процессе исследования обычно используются физические, химические, биологические и другие методы.

Большое значение в расследовании (особенно по делам о преступлениях против личности) имеют экспертизы, относящиеся к классу судебно-медицинских . В их число входят:

• судебно-медицинские экспертизы людей (или судебно-медицинское освидетельствование), проводимые с целью определения состояния здоровья, степени тяжести причиненных телесных повреждений, возраста, наличия алкогольного или наркотического опьянения и т.д.;

• судебно-медицинские экспертизы вещественных доказательств (крови, слюны и других выделений человека, волос и др.), которые обычно обнаруживаются на месте происшествия и на других объектах; целью таких экспертиз является установление лица, оставившего след, а также механизма события;

• судебно-медицинские экспертизы трупов (главным образом для установления причин смерти и различных обстоятельств, связанных с гибелью человека);

При расследовании хозяйственных преступлений нередко проводятся экспертизы, относящиеся к классу судебно-экономических . В их число входят также судебно-бухгалтер ская и судебно-товароведческая экспертизы.

В класс судебных инженерно-технических экспертиз входят:

• судебные инженерно-транспортные экспертизы (обе они исследуют причины и обстоятельства катастроф на всех видах транспорта);

• судебные пожарно-технические экспертизы;

• судебные строительно-технические экспертизы;

• судебные взрыво-технические экспертизы.

Класс судебно-биологических экспертиз включает в зависимости от характера исследуемых объектов судебно-ботанические и судебно-зоологические экспертизы.

К самостоятельным классам относятся судебно-почвоведческие, судебные видеофонографические и некоторые другие экспертизы.

Судебные экспертизы делятся не только по отраслям знаний. Второе основание их классификации – по повторности проведения . Здесь различаются экспертизы первичные и повторные. Повторная экспертиза назначается, если у следователя возникают сомнения в обоснованности заключения первичной экспертизы (если, по мнению следователя, эксперт оказался недостаточно компетентным, была избрана неверная методика исследования, эксперт пользовался несовершенным оборудованием и т.д.). Повторная экспертиза может также назначаться для проверки заключения первичной экспертизы. Поручается она другому или другим экспертам (ст. 207 УПК).

Еще одно основание классификации судебных экспертиз – по объему исследования . Различаются экспертизы основные и дополнительные. Дополнительная экспертиза назначается в тех случаях, когда заключение основной экспертизы не вызывает сомнения с точки зрения обоснованности и достоверности, но в ходе расследования возникла необходимость поставить перед экспертом какие-либо новые вопросы, при появлении новых материалов и т.д. Как правило, целесообразно поручать проведение дополнительной экспертизы тому же эксперту, который проводил основную, так как он уже знаком с материалом, отработал методику исследования и не будет тратить на это лишнее время.

По количеству лиц, участвующих в проведении , различаются экспертизы единоличные и комиссионные. Единоличные экспертизы проводятся одним, комиссионные – двумя и более экспертами. Комиссионные экспертизы назначаются (ст. 200 УПК) при большой сложности или большом объеме исследования. В них участвуют эксперты одной специальности, которые совместно подписывают заключение.

По характеру используемых знаний могут быть экспертизы однородные и комплексные. Комплексные экспертизы (ст. 201 УПК) проводят эксперты разных специальностей, хотя, в принципе, такого рода экспертизу может проводить и один человек, если он является специалистом в разных отраслях знаний. Каждый из участвующих в исследовании специалистов подписывает свой раздел заключения; конечный вывод обычно подписывают все эксперты.

В последние годы с усложнением вопросов, которые ставятся на разрешение экспертов, удельный вес и значение комплексных экспертиз в практике увеличиваются. Комплексными часто бывают экспертизы, назначаемые по делам о ДТП, о преступлениях с использованием взрывных устройств и многие другие.

Помимо перечисленных выше, могут быть и другие основания классификации экспертиз. В частности, различаются экспертизы обязательные и необязательные, идентификационные и диагностические и т.д.

Судебная экспертиза

23 апреля 2014 года на сайте ВАС РФ было опубликовано Постановление Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» (далее – Постановление). 15 страниц текста охватывают, на первый взгляд, 27 наиболее острых ситуаций, связанных с экспертизой.

Эта острота и желание выявить практическую применимость изложенного обеспечила условия для начала работы над ним. Именно поэтому я позволил себе оставить комментарии только в отношении большей части положений Постановления, но не всех. Это прошу иметь в виду и в любом случае обращаться к тексту самого Постановления.

Экспертиза может проводиться как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации, либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными знаниями, но не являющиеся работниками экспертного учреждения (организации).

Экспертом, способным провести судебную экспертизу, может быть любое лицо. Единственное требование – наличие специальных знаний. Соответственно, только подтверждение знаний необходимого уровня и должно представляться или оспариваться лицами, участвующими в деле. Сведения, касающиеся принадлежности лица к какому-либо экспертному учреждению не имеют никакого значения, так как не определяют и не подтверждают необходимые знания эксперта для проведения экспертизы.

Если экспертиза подлежит проведению в экспертном учреждении (организации), суд в целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (ст. 23 АПК РФ), а также права заявить ходатайство о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц (ч. 3 ст. 82 АПК РФ) в определении о назначении экспертизы указывает, помимо наименования экспертного учреждения (организации), фамилию, имя, отчество судебного эксперта, которому руководителем экспертного учреждения (организации) будет поручено проведение экспертизы.
При поручении проведения экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суд выясняет также сведения о его образовании, специальности, стаже работы, занимаемой должности и указывает их в определении о назначении экспертизы.

Если из п. 1 Постановления вы не сделали вывод о том, что в ходатайстве о проведении экспертизы стоит указывать конкретное физическое лицо, привлекаемое в качестве эксперта, или, что в определении суда о назначении экспертизы может быть не указано это физическое лицо, то стоит еще раз перечитать п. 1 Постановления и окончательно убедится в верности сделанного вывода уже после ознакомления с п. 2. При выборе кандидатуры целесообразно, на мой взгляд, независимо от того, является ли эксперт государственным или нет, представлять информацию и доказательства о его образовании, специальности, стаже работы, занимаемой должности.

При наличии иных сведений, которые могут, по мнению участника процесса, повлиять на выбор кандидата в качестве эксперта, их целесообразно также предоставлять (например, сведения об ученой степени, публикациях в научных российских и иностранных изданиях).

Также суд дополнительно разъяснил возможности участников процесса по отводу, по привлечению лиц в качестве экспертов и определил требования к содержанию судебного акта, принимаемого при назначении экспертизы.

В силу ч. 1 ст. 82 АПК РФ для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле, а также может назначить экспертизу по своей инициативе, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором, необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства или проведения дополнительной либо повторной экспертизы.

Во-первых, это назначение экспертизы по ходатайству участника процесса. Во-вторых, это «предложение суда» участникам процесса, принятое и одобренное ими. В-третьих, по собственной инициативе. Эта инициатива связана с требованиями закона или договора (кстати, для особо трепетно относящихся к исполнению обязательств по договору, желании контролировать отдельные аспекты, касающиеся договора, стоит задуматься о включении соответствующих условий в договор), необходимо проверить заявление о фальсификации или нужна повторная или дополнительная экспертиза.

Кстати, второй вариант (экспертиза с согласия участника процесса) является непонятным для меня. Делить на черное и белое не хочу, но либо инициатива участников процесса, либо инициатива суда. Во втором варианте фактически инициатива суда, но подаваемая от их лица или в их интересах.

Если в случаях, предусмотренных в ч. 1 ст. 82 АПК РФ, суд считает необходимым назначить экспертизу по своей инициативе, назначение экспертизы осуществляется по правилам, установленным АПК РФ, с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении. При этом положения Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» применению не подлежат, поскольку не регулируют отношения, связанные с назначением экспертизы судом.

Если назначается экспертиза, то это не является закупкой для обеспечения государственных нужд.

Ходатайство о проведении экспертизы может быть заявлено в суде первой или апелляционной инстанции до объявления председательствующим в судебном заседании исследования доказательств законченным (ч. 1 ст. 164 АПК РФ), а при возобновлении их исследования – до объявления законченным дополнительного исследования доказательств (ст. 165 АПК РФ). Ходатайство о проведении экспертизы в суде апелляционной инстанции рассматривается судом с учетом положений ч. 2 и ч. 3 ст. 268 АПК РФ, согласно которым дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него (в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство о назначении экспертизы), и суд признает эти причины уважительными.

Ходатайствовать о проведении экспертизы стоит вовремя. После окончания исследования доказательств, на этапе прений, уже нет возможности проводить экспертизу.

Поэтому не стоит затягивать.

Также стоит признать и понять, что в апелляцию крайне проблематично представить дополнительные доказательства. Это связано, в том числе с возможностью назначения экспертизы. Шансы на удовлетворение ходатайства о назначении экспертизы в апелляционной инстанции возрастают, если участник процесса в первой инстанции просил о ней и ему было отказано.

При применении ч. 1 ст. 82 АПК РФ, касающейся назначения экспертизы с согласия лиц, участвующих в деле, судам необходимо иметь в виду следующее.
Если лицом, участвующим в деле, не заявлено ходатайство о назначении экспертизы, и судебная экспертиза не может быть назначена по инициативе суда, для назначения экспертизы в рассматриваемом случае суду необходимо получить согласие от лиц, участвующих в деле. Вместе с тем АПК РФ не требует получения согласия от всех лиц, участвующих в деле, поэтому экспертиза может быть назначена при согласии хотя бы одного лица, участвующего в деле, которое вносит на депозитный счет суда денежные суммы, подлежащие выплате экспертам.

Второй вариант назначения, о котором ранее я написал, нашел свое продолжение. Достаточно согласия одного участника процесса и получится «навязанная» судом экспертиза.

Согласно положениям ч. 4 ст. 82, ч. 2 ст. 107 АПК РФ в определении о назначении экспертизы должны быть решены в том числе вопросы о сроке ее проведения, о размере вознаграждения эксперту (экспертному учреждению, организации), определяемом судом по согласованию с участвующими в деле лицами и экспертом (экспертным учреждением, организацией), указаны фамилия, имя, отчество эксперта.
При этом в целях определения экспертом возможности проведения экспертизы, ее стоимости и сроков проведения суду следует направлять эксперту (экспертному учреждению, организации) развернутую информацию о содержании экспертизы (примерном перечне разрешаемых вопросов) и объеме исследований (количестве объектов исследования).

Смотрите так же:  Адвокат волков в ростове

Фактически определены еще сведения, которые стоит приводить и доказывать при заявлении ходатайства о назначении экспертизы (это если добровольная или принудительная экспертиза по инициативе участника процесса) или самому суду собирать при проявлении собственной инициативе. В частности, срок проведения экспертизы, размер вознаграждения, ФИО эксперта, полная информация о содержании экспертизы, объеме исследования.

Согласно ч. 2 ст. 82 АПК РФ круг и содержание вопросов, по которым проводится экспертиза, определяются судом.
Определяя круг и содержание вопросов, по которым необходимо провести экспертизу, суд исходит из того, что вопросы права и правовых последствий оценки доказательств не могут быть поставлены перед экспертом.
Вместе с тем, в целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в компетентные органы или организации, привлечь специалиста либо эксперта (ч. 2 ст. 14 АПК РФ, п. 2 ст. 1191 ГК РФ). При привлечении лица, обладающего специальными знаниями в области иностранного права, в качестве эксперта суд руководствуется законодательством РФ о судебно-экспертной деятельности, а также нормами АПК РФ, регулирующими вопросы назначения и проведения экспертизы.

В данном пункте постановления интересны два момента.

Первый момент – отделяйте зерна от плевел. Например, в ситуациях, связанных с определением тождественности обозначений, используемых в качестве товарного знака.

Второй момент – иностранное право. Подобное наиболее применимо в ситуациях, заключения договора подчиненного иностранному праву и (или) в целях выяснения правоспособности иностранного юридического лица. Формат разъяснений определен – заключение экспертизы. Хотя подобное, на мой взгляд, не исключает возможность представления иных доказательств, позволяющих установить содержание норм иностранного права.

В случае, когда подлежащий предоставлению эксперту для производства экспертизы объект исследования находится у иных лиц, суд, руководствуясь ч. 1 ст. 16 АПК РФ, решает вопрос об обеспечении эксперту свободного доступа к такому объекту. Если лицо, у которого находится объект исследования, не предоставляет его в распоряжение эксперта, суд вправе истребовать данный объект в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 66 АПК РФ.
В случае неисполнения лицом, у которого находится объект исследования, обязанности предоставить истребуемый судом объект исследования (предоставить доступ к нему) суд вправе наложить на такое лицо судебный штраф на основании ст. 66 АПК РФ.

Ранее мы поднимали вопрос о возможности истребования доказательств у участников процесса. С учетом отсутствия ограничений в отношений возможных субъектов, у которых может находится объект исследования, стоит признать, что такой объект может находится у участников процесса, а неисполнение требований суда может повлечь наложение штрафа. Впрочем, это не единственное возможное последствие (см. на ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ).

Судам необходимо исходить из того, что лица, участвующие в деле, вправе реализовать свое процессуальное право на присутствие при проведении экспертизы (если экспертиза проводится не в месте нахождения лица, участвующего в деле, и вне зала судебного заседания), подав в суд до назначения экспертизы ходатайство об этом. При разрешении данного ходатайства суд учитывает, возможно ли присутствие лиц, участвующих в деле, при проведении экспертизы, не помешает ли оно нормальной работе эксперта. На присутствие лица, участвующего в деле, при проведении экспертизы суд указывает в определении о назначении экспертизы.
Если в дальнейшем выяснится, что присутствие лица, участвующего в деле, при производстве экспертизы создает препятствия для нормальной работы эксперта, в том числе если такое лицо дает эксперту устные или письменные пояснения, например, содержащие информацию о фактах или информацию по вопросам права и правовых последствий оценки доказательств, суд при наличии соответствующего ходатайства эксперта вправе вынести определение об отмене разрешения этому лицу, участвующему в деле, присутствовать при производстве экспертизы.
Лица, участвующие в деле, не вправе предоставлять непосредственно эксперту без участия суда материалы и документы для производства судебной экспертизы.

Если есть желание принять участие при проведении экспертизы, то стоит одновременно с ходатайством о проведении экспертизы просить об этом. И я бы рекомендовал быть готовым к пояснению, что ваше присутствие не будет мешать эксперту.

Также интересен вариант, когда при проведении экспертизы присутствующие мешают эксперту. В этом случае, эксперт может ставить вопрос об отмене разрешения присутствовать при экспертизе. На мой взгляд, такой вопрос может ставить не только эксперт, но и иные участники процесса, присутствующие при проведении экспертизы и обращающие внимание на предоставление эксперту пояснений, материалов и документов.

Согласно положениям ч. 4 и ч. 5 ст. 71 АПК РФ заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке наряду с другими доказательствами.
Суд оценивает доказательства, в том числе заключение эксперта, исходя из требований ч. 1 и ч. 2 ст. 71 АПК РФ. При этом, по результатам оценки доказательств суду необходимо привести мотивы, по которым он принимает или отвергает имеющиеся в деле доказательства (ч. 7 ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ).

Именно мотивы представляют для меня интерес. Впрочем, не только для меня. Но несмотря на то, что подобное требование должно соблюдаться в отношении любых доказательств, на практике, как вы сами понимаете, это далеко не так. А допущенное нарушение норм процессуального права в этой части не является безоговорочным основанием для отмены судебного акта. Поэтому в этой части, положения п. 12 Постановления стоит признать как техническое и приведенное красоты ради.

Заключение эксперта по результатам проведения судебной экспертизы, назначенной при рассмотрении иного судебного дела, а равно заключение эксперта, полученное по результатам проведения внесудебной экспертизы, не могут признаваться экспертными заключениями по рассматриваемому делу.
Такое заключение может быть признано судом иным документом, допускаемым в качестве доказательства в соответствии со ст. 89 АПК РФ.

Наименование документа не отражает его вида. А если так, то если даже у вас документ называется заключение эксперта, но полученное в рамках иного дела, то в рамках рассматриваемого оно таким не будет. Легализовать одним лишь представлением его в судебный процесс не получится. Поэтому либо довольствуемся «иным документом», либо ходатайствуем о проведении экспертизы. Как вариант еще, если в рассматриваемом деле присутствуют одни и те же лица, то можно подумать о наличии преюдициальных фактов, способных избежать необходимости их доказывания с помощью «заключения эксперта».

Для оказания содействия суду в уяснении вопросов, требующих специальных знаний, в том числе возникающих при исследовании заключения эксперта, суд может привлечь специалиста (ст. 87.1 АПК РФ).

До назначения экспертизы суд может привлечь специалиста, чтобы верно определить объем исследования и вопросы, подлежащие формулирования перед таким исследователем. Однако если полученный результат непонятен, то привлекаем специалиста. Специалист – это не эксперт, хотя гипотетически возможно, что одно и тоже лицо может быть и экспертом, и специалистом. Хотя в такой ситуации их лучше разделять, а самого эксперта, давшего заключение, вызывать в судебное заседание для дачи пояснений и ответов на вопросы, возникающих при изучении заключения.

Отметим тут только один момент. Если привлекается специалист, то участники процесса ограничены в праве задавать вопросы ему в ситуации, когда он не дает разъяснения или дополнения по оказанной консультации, а предоставляет свое профессиональное мнение (ч. 1 и ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

В случаях, когда по ходатайству лица, участвующего в деле, или по инициативе суда эксперт вызван в судебное заседание, например, в связи с необходимостью дать пояснения по данному им заключению (ч. 3 ст. 86 АПК РФ), явка эксперта в суд является обязательной.
В случае неявки эксперта в судебное заседание по неуважительным причинам суд вправе наложить на него судебный штраф на основании ч. 2 ст. 16, ч. 5 ст. 119 АПК РФ в порядке и в размерах, которые установлены в гл. 11 АПК РФ.

Тут все предельно просто. Не пришел, нет уважительных причин отсутствия – получай штраф. Любопытно, что участники процесса могут высказывать свое мнение относительно размера штрафа, чем иногда можно попробовать и воспользоваться.

При применении ч. 6 ст. 55 АПК РФ, предусматривающей право суда при непредставлении экспертом в суд заключения в установленный срок наложить на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения или виновного эксперта судебный штраф, судам следует учитывать, что данное положение распространяется также на негосударственные экспертные организации и лиц, обладающих специальными знаниями, но не являющихся работниками экспертного учреждения (организации).

Штраф может быть наложен либо на руководителя эксперта, либо на самого эксперта. Одновременно на двоих штраф не может быть наложен, хотя, на мой взгляд, такой вывод несмотря на логичность не однозначен. Определение о назначении экспертизы есть возможность расценить его и как документ, содержащий обязательные для исполнения требования, адресованные обоим данным лицам.

АПК РФ не относит определение о назначении экспертизы к судебным актам, которые могут быть обжалованы в соответствии с ч. 1 ст. 188 АПК РФ. Поэтому по общему правилу возражения по поводу назначения экспертизы могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (ч. 2 ст. 188 АПК РФ).
Вместе с тем, в случае приостановления производства по делу в связи с назначением экспертизы назначение экспертизы как основание приостановления подлежит оценке судами апелляционной, кассационной инстанций при проверке законности определения о приостановлении производства по делу (ч. 2 ст. 147 АПК РФ). При этом суд вправе рассмотреть вопрос о том, имелась ли для рассмотрения дела необходимость в назначении экспертизы, соблюден ли порядок ее назначения. Суд также вправе оценить необходимость приостановления производства по делу исходя из сложности экспертного исследования, сроков его проведения.

Крайне полезное положение Постановления. Невозможность обжалования определений о назначении экспертизы, в том числе принимаемых под влиянием злоупотребляющих своими процессуальными правами участников процесса, приводила и приводит к существенному затягиванию судебного разбирательства. Тем не менее, ВАС РФ предлагает теперь пользоваться оспариванием определений о приостановлении производства по делу с приведением своих возражений относительно назначенной экспертизы.

Отмечу тот факт, что имеющиеся возражения против назначения экспертизы стоит приобщать к материалам дела до вынесения определения о ней. Это позволит в последующем повысить вероятность убедить суд апелляционной или кассационной инстанции в обоснованности поданной жалобы. Впрочем, это может и ни к чему не привести.

После приостановления производства по делу в связи с назначением экспертизы суд решает вопросы о замене эксперта, о привлечении к производству экспертизы другого эксперта, об отводе эксперта, о предоставлении эксперту дополнительных материалов, о постановке перед экспертом дополнительных вопросов, об отмене разрешения участвующему в деле лицу присутствовать при производстве экспертизы, о продлении срока проведения экспертизы без возобновления производства по делу. При этом суд назначает судебное заседание, о времени и месте которого извещает лиц, участвующих в деле, и эксперта.

Если вам казалось, что рассмотрение перечисленных вопросов может быть только в рамках возобновленного (продолжающегося) судебного разбирательства, то вы заблуждаетесь. Все это можно делать и так. Если вы заметили, то вопросы могут быть рассмотрены не только по инициативе эксперта, суда, но и лиц, участвующих в деле. К тому же, несмотря на кажущуюся ограниченность перечня вопросов, он таковым не является. Если потребуется рассмотреть и иные, то не вижу препятствий для этого в аналогичном порядке.

Если необходимость в продолжении проведения экспертизы отпала (например, вследствие изменения истцом основания иска, уничтожения предмета экспертного исследования), суд по заявлению участвующих в деле лиц или по своей инициативе в соответствии с ч. 1 ст. 184 АПК РФ выносит определение о прекращении проведения экспертизы и возобновляет производство по делу, если оно было приостановлено.

Утрата необходимости может быть вызвана не только перечисленным, но и просто наличием иных обстоятельств и доказательств, свидетельствующих о нецелесообразности и неэффективности проведения экспертизы. Экономия времени и денежных средств на экспертизу также полезна. Впрочем, ст. 146 АПК РФ существовала и ранее.

В рассматриваемой ситуации интересно, что злоупотребляющее процессуальными правами лицо может инициировать неограниченное количество раз обращение в суд по вопросу прекращения проведения экспертизы. Остается только сожалеть, что определение о возобновлении производства по делу не обжалуется, в отличии от определения об отказе в возобновлении производства.

На основании положений ст. 106, ч. 1 и ч. 2 ст. 107 АПК РФ эксперту возмещаются расходы, понесенные им в связи с явкой в суд (расходы на проезд, наем жилого помещения и дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные)), и выплачивается вознаграждение за работу, выполненную им по поручению суда. При определении размера вознаграждения эксперту учитываются также его расходы, связанные с выездом к объекту исследования.
Денежные суммы, причитающиеся эксперту, выплачиваются в соответствии с положениями ч. 2 и ч. 3 ст. 109 АПК РФ.

Тут важно понять, должны ли такие расходы:

  • оцениваться на предмет их разумности, целесообразности и обоснованности;
  • подтверждаться доказательствами, особо в части таких, как суточные расходы.

При применении ст. 37 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» судам необходимо иметь в виду, что по смыслу ч. 3 ст. 109 АПК РФ государственное судебно-экспертное учреждение вправе взимать плату за проводимую в рамках арбитражного дела экспертизу в случае, когда экспертиза назначена судом по ходатайству или с согласия лиц, участвующих в деле. При назначении экспертизы по инициативе суда указанная плата не взимается.
При проведении назначенной по инициативе суда экспертизы в негосударственной экспертной организации либо лицом, обладающим специальными знаниями, но не являющимся работником экспертного учреждения (организации), выплата вознаграждения производится за счет средств федерального бюджета в соответствии с ч. 3 ст. 109 АПК РФ.

Смотрите так же:  Иск о признании постройки самовольной

Наверное, для участников процесса это не имеет значения, но порядок принятия решения конкретным судьей вопроса возложения расходов на федеральный бюджет не ясен. Например, в части, касающейся наличия соответствующих лимитов. В своей практике не припомню случаев отнесения расходов на счет федерального бюджета.

До назначения экспертизы по ходатайству или с согласия лиц, участвующих в деле, суд определяет по согласованию с этими лицами и экспертом (экспертным учреждением, организацией) размер вознаграждения, подлежащего выплате за экспертизу, и устанавливает срок, в течение которого соответствующие денежные суммы должны быть внесены на депозитный счет суда лицами, заявившими ходатайство о проведении экспертизы или давшими согласие на ее проведение (ч. 1 ст. 108 АПК РФ).
В случае неисполнения указанными лицами обязанности по внесению на депозитный счет суда денежных сумм в установленном размере суд выносит определение об отклонении ходатайства о назначении экспертизы и, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 108 и ч. 1 ст. 156 АПК РФ, рассматривает дело по имеющимся в нем доказательствам. Если при названных обстоятельствах дело не может быть рассмотрено и решение принято на основании других представленных сторонами доказательств (ч. 2 ст. 108 АПК РФ), суд вправе назначить экспертизу при согласии эксперта (экспертного учреждения, организации), учитывая, что оплата экспертизы в таком случае будет производиться в порядке, предусмотренном ч. 6 ст. 110 АПК РФ.
Если лицом, участвующим в деле, заявлено ходатайство о внесении в определение о назначении экспертизы дополнительных вопросов, поставленных перед экспертом (ч. 3 ст. 82 АПК РФ), данное лицо в силу ч. 1 ст. 108 АПК РФ вносит на депозитный счет суда денежные суммы в размере, необходимом для оплаты соответствующей работы эксперта. При невнесении лицом, участвующим в деле, денежных сумм суд вправе отклонить такое ходатайство.

Определение об отклонении ходатайства не обжалуется, но время на рассмотрение самого ходатайства, время, в течение которого средства не были внесены, вынесение еще определения по отклонению, может использоваться участниками процесса, злоупотребляющими правами.

Впрочем, если заявлять дополнительные вопросы и причем неоднократно, то подобное также будет приводить к затягиванию экспертизы. Если есть желание это исключить, то стоит подумать о таком развитии ситуации заранее.

Проведение экспертом дополнительных работ, увеличение количества экспертных часов, затраченных экспертом на производство экспертизы, по общему правилу, если это не связано с не зависящими от эксперта обстоятельствами, например, постановкой перед экспертом дополнительных вопросов, предоставлением ему дополнительных материалов, не являются основаниями для изменения размера вознаграждения, установленного по согласованию с участвующими в деле лицами и экспертом (экспертным учреждением, организацией) в определении о назначении экспертизы.
Отражение экспертом в заключении выводов по вопросам, которые не были перед ним поставлены, не может служить основанием для увеличения ему судом размера вознаграждения.

Эксперт не должен проявлять инициативу. Не должен работать больше и не должен требовать оплату за это. Иначе не могу расценить этот пункт Постановления.

В исключительных случаях, когда по объективным причинам эксперт не может заранее рассчитать затраты на проведение экспертизы (например, ввиду характера и объема исследуемых объектов), по согласованию с участвующими в деле лицами, по ходатайству или с согласия которых назначается экспертиза, и экспертом (экспертным учреждением, организацией) суд при назначении экспертизы может определить предварительный размер вознаграждения эксперта. При этом эксперт информирует суд, а также лиц, участвующих в деле, о пределах возможного увеличения размера вознаграждения ввиду невозможности заранее рассчитать все затраты на производство экспертизы, а также об обстоятельствах, влияющих на увеличение стоимости исследований.
Выплата эксперту (экспертному учреждению, организации) вознаграждения в размере, превышающем установленный в определении о назначении экспертизы предварительный размер вознаграждения, может быть произведена только при наступлении указанных обстоятельств и с учетом абз. 2 ч. 2 ст. 107 АПК РФ. В определении о назначении экспертизы должна содержаться информация о предварительном размере вознаграждения эксперту и сроке внесения соответствующих денежных сумм на депозитный счет суда, а также о пределах увеличения размера предварительного вознаграждения и согласии на это участвующих в деле лиц и эксперта (экспертного учреждения, организации).
Не производится выплата эксперту (экспертному учреждению, организации) вознаграждения сверх согласованных при назначении экспертизы пределов увеличения размера вознаграждения.
По выполнении экспертом своих обязанностей денежные суммы в размере предварительного размера вознаграждения выплачиваются с депозитного счета суда, дополнительные суммы с учетом ч. 6 ст. 110 АПК РФ подлежат взысканию в пользу эксперта (экспертного учреждения, организации) с участвующих в деле лиц в порядке распределения судебных расходов.

Сумма расходов на проведение экспертизы может возрасти. Подобное возможно только в ситуации, когда первоначально было признан предварительный характер озвученного вознаграждения и определены обстоятельства, которые могут повлиять на подобное. Если этого нет, то возникает повод для обжалования.

Если эксперт ответил не на все поставленные перед ним вопросы или провел исследование не в полном объеме в связи с тем, что выявилась невозможность дальнейшего производства экспертизы и подготовки заключения (например, объекты исследования непригодны или недостаточны для дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, отпала необходимость в продолжении проведения экспертизы), эксперту (экспертному учреждению, организации) оплачивается стоимость фактически проведенных им исследований с учетом представленного экспертом финансово-экономического обоснования расчета затрат.
При невыполнении участвующим в деле лицом процессуальных обязанностей, если это привело к невозможности продолжения проведения экспертизы (например, в случае уклонения лица от предоставления эксперту объектов исследования либо доступа к ним), суд на основании ч. 2 ст. 111 АПК РФ вправе отнести на это лицо понесенные экспертом расходы в размере стоимости фактически проведенного исследования.

Финансово-экономическое обоснование расчета затрат должно быть. Однако нет требований к его содержанию, обоснованности и наличию доказательств, подтверждающих изложенное. Скорее подобное может явится основанием для заявления ходатайств участниками процесса на предмет обязать эксперта предоставить соответствующую информацию и доказательства. Если, конечно, это интересно участникам процесса. Также я бы задумался о том, является ли представленное экспертом обоснование достаточным для присуждения в его пользу расходов, осуществление выплаты в его пользу, при наличии в нем недостатков. На мой взгляд, в такой ситуации можно и нужно отказывать в каких-либо выплатах.

Денежные суммы, причитающиеся эксперту, согласно ч. 1 ст. 109 АПК РФ выплачиваются после выполнения им своих обязанностей в связи с производством экспертизы, за исключением случаев применения ч. 6 ст. 110 АПК РФ.
Перечисление денежных средств эксперту (экспертному учреждению, организации) производится с депозитного счета суда или за счет средств федерального бюджета финансовой службой суда на основании судебного акта, в резолютивной части которого судья указывает размер причитающихся эксперту денежных сумм. Суд выносит такой акт по окончании судебного заседания, в котором исследовалось заключение эксперта.
В таком же порядке производится выплата за счет средств федерального бюджета денежных сумм, причитающихся специалистам, привлеченным судом к участию в арбитражном процессе.

Вопросов у меня пока не возникло.

В случае если вопрос об оплате понесенных экспертом в связи с производством экспертизы расходов не разрешен судом, в том числе на основании ч. 6 ст. 110 АПК РФ, эксперт (экспертное учреждение, организация) вправе обратиться с заявлением об оплате расходов на проведение экспертизы. Суд рассматривает такое заявление по правилам, предусмотренным ст. 112 АПК РФ.

Правила ст. 112 АПК РФ, как я уже замечал ранее, позволяют участникам процесса согласно ст. 41 АПК РФ возражать, высказывать свое мнение и пользоваться иными правами. В том числе и правом на обжалование определения о взыскании расходов на экспертизу.

К вопросу о вероятном заключении эксперта

Статья посвящена актуальной проблеме доказательственного значения заключения эксперта в вероятностной форме.

В теории уголовного процесса и судебной экспертизы экспертные выводы обычно делят на категорические и вероятные (вероятностные). Но вопрос о допустимости и доказательственном значении вероятного (вероятностного) заключения эксперта в России является спорным. Эта проблема актуальна и для гражданского судопроизводства [1] .

Традиции негативно относиться к вероятным экспертным выводам и смешивать их с предположениями не новы. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР N 1 от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам» обращалось внимание судов на то, что «вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора». При этом термин «вероятное заключение» использовался в том же значении, что и «предположительное заключение». Это было видно из сопоставления п. 14 с вступительной частью указанного Постановления.

Для сравнения отметим, что в немецкой процессуальной науке тоже существует дискуссия о формах выводов экспертов. Однако там спорным является вопрос о допустимости не вероятных, а категорических выводов эксперта. В теории доказывания, в экспертной и судебной практике ФРГ распространено мнение, что эксперт может давать свое заключение только в вероятной форме [3] .

В США считается, что экспертное исследование очень редко позволяет дать вывод с абсолютной достоверностью и согласно установившейся практике заключения экспертов в вероятной форме признаются допустимыми при судебном рассмотрении уголовных дел [4] . Так, по делу об убийстве Президента США Д. Кеннеди специалисты-акустики Комитета по расследованию убийств на основании изучения записей по полицейскому каналу связи дали заключение о наличии двух стрелявших в Президента, причем вывод об этом был дан с большой вероятностью [5] .

Впрочем, такой подход закономерен для исследований с применением научных или технических знаний в любой стране мира. Дело в том, что основная часть всей человеческой познавательной деятельности проходит на уровнях вероятного знания о познаваемых событиях и явлениях окружающей жизни. Так, например, в недавно рассекреченном заключении Государственной комиссии, созданной для расследования причин и обстоятельств крушения 27 марта 1968 г. истребителя МиГ-15, в котором погиб первый космонавт СССР Ю.А. Гагарин, сказано: «Выводы комиссии: исходя из анализа обстоятельств летного происшествия и материалов расследования, наиболее вероятная причина катастрофы — выполнение резкого маневра для отворота от шара зонда. Или, что менее вероятно, — для предотвращения входа в верхний край первого слоя облачности» [6] .

Анализ практики производства почерковедческих экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях российских органов внутренних дел свидетельствует, что число выводов экспертов в вероятной форме об исполнителе подписи, а также выводы в форме «не представляется возможным» достигают 50% и выше [7] . Аналогичная ситуация сложилась и при решении задач технико-криминалистической экспертизы документов [8] .

Противники использования вероятного заключения эксперта в качестве доказательства обычно обосновывают свое мнение тезисом о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Этот тезис закреплен в законе (ч. 4 ст. 302 УПК РФ) и сомнений не вызывает. Но, на наш взгляд, понятия «вероятность» и «предположение» — это различные понятия, смешивать их не следует. Не следует именовать предположением и вероятный вывод эксперта, то есть выводное знание, являющееся, по мнению эксперта, не достоверным, а вероятным. Конституционный Суд РФ неоднократно разъяснял, что требование о недопустимости основывать обвинительный приговор на предположениях не тождественно запрету на использование в процессе доказывания отдельных доказательств, имеющих вероятностный характер [9] .

В чем же отличие категорий «вероятность» и «предположение»?

Под предположением понимают догадку, предварительную мысль [10] . Для выдвижения предположения не нужны какие-либо исследования на основе специальных знаний. Предположение не является логическим следствием каких-то посылок, не является выводным знанием. Само назначение экспертизы часто свидетельствует о том, что у следователя (суда) уже имеется соответствующее предположение.

Вероятность, с точки зрения логики, — это характеристика знания, описывающая степень его обоснованности, доказанности. Если из имеющихся посылок можно сделать несколько различных выводов, то наиболее обоснованный из них называют наиболее вероятным, наименее обоснованный — наименее вероятным. При увеличении степени обоснованности (доказанности) знания его вероятность увеличивается и может превратиться в достоверность.

Понятие «обоснованность знания (суждения)» следует отличать от понятия «уверенность». Последнее выражает субъективно-психологическое отношение субъекта к знанию (суждению). Степень уверенности зависит от логической обоснованности, но на степень уверенности, помимо этого, влияют и другие, внелогические факторы (субъективные склонности, пристрастия, привычки, интересы и т.д.). Таким образом, степень уверенности складывается в результате действия двух составляющих — объективной и субъективной. Именно поэтому, например, мнения присяжных заседателей о доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств могут не совпадать, хотя присяжные заседали в одной и той же коллегии, исследовали одни и те же доказательства. В данном случае обоснованность версии обвинения будет одинаковой для всех присяжных, а вот степень уверенности присяжных в том, что именно подсудимый участвовал в совершении преступления, может оказаться различной.

Смотрите так же:  Лицензия в умбе

Эксперт обязан провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам; в заключении эксперта должны быть указаны не только выводы по поставленным перед экспертом вопросам, но и их обоснование (ст. ст. 16, 25 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»; п. 10 ч. 1 ст. 204 УПК РФ). Поэтому задача эксперта — оценить степень вероятности предполагаемого факта исходя из результатов проведенного им исследования.

Вероятный вывод эксперта — это предположение, в той или иной степени уже обоснованное какими-то доводами, аргументами, подтвержденное результатами проведенного экспертом исследования представленных ему объектов, причем сама величина (степень) вероятности должна быть определена экспертом. Величина вероятности может быть выражена численно, например: 0,9; 0,95; 0,998 и т.д. Однако приемлемы и иные характеристики, сравнительные понятия, например: «возникновение данной ситуации маловероятно»; «вероятность версии А. значительно больше, чем вероятность версии Б.»; «вероятность события В. много меньше, чем вероятность события Г.» и т.д.

Если же вывод эксперта является не категорическим или вероятным, а предположительным, то такой вывод не является выводным знанием, а потому не имеет доказательственного значения и лишает смысла проведенную экспертизу. На практике типичным недостатком экспертных выводов является констатация в выводе вероятности какого-либо обстоятельства без указания степени этой вероятности: такой вывод близок по сути к предположению, а потому заключение с таким выводом вряд ли можно признать относимым и допустимым доказательством.

Выбор экспертом категорической или вероятной формы для своего вывода зависит не только от степени обоснованности, но и от степени уверенности эксперта в утверждаемом им в своем выводе знании. Учитывая, что в сложных ситуациях этот выбор обусловлен во многом субъективными факторами, оценивать любое заключение эксперта следует с учетом его содержания в целом, а не только субъективной формы выводов.

В одной и той же экспертной ситуации эксперты с различным опытом работы, уровнем профессиональных и общеобразовательных знаний, эрудицией, характером, мировоззрением вполне могут дать одинаково положительные (отрицательные), но разные по категоричности ответы на один и тот же вопрос. Это нормально. Такие ответы не следует рассматривать как противоречащие друг другу, а при решении вопроса о доказательственном значении таких выводов эксперта (допустимости заключения эксперта как доказательства) не следует использовать в качестве критерия лишь форму вывода (категорическая или вероятная).

Принятие решений на основе использования вероятностно-статистических методов сегодня является нормой в физике, строительстве, энергетике, авиации, экономике, медицине, военном деле и т.д., хотя последствия ошибок там могут быть не менее значимы и трагичны. Думается, нет никаких оснований заранее отказываться от результатов, полученных с использованием этих методов, и в судопроизводстве. Это подтверждает и судебно-экспертная практика. Так, неотъемлемой частью современного судебного почерковедения стала математика, но «если проанализировать все математические методы судебного почерковедения, то заметно преобладание методов вероятностно-статистического характера» [11] .

По нашему убеждению, форма экспертного вывода (категорическая или вероятная) сама по себе не имеет решающего значения и при оценке заключения эксперта с точки зрения достоверности [12] . Если вывод эксперта категоричен, но противоречит другим доказательствам, то субъект оценки доказательств может усомниться в достоверности такого заключения эксперта. Если же вывод эксперта дан в вероятной форме и согласуется с другими доказательствами, то такое заключение эксперта может быть признано достоверным.

Лишение Пленумом Верховного Суда СССР вероятного заключения эксперта доказательственного значения долгие десятилетия способствовало тому, что на практике, отвечая на вопросы идентификационного характера, эксперты стремились формулировать свои выводы в категорической форме. Например, в пункте 8.19.2 ранее действовавших Правил судебно-медицинской экспертизы трупа, утвержденных Приказом Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 (ред. от 05.03.1997) «О введении в практику Правил производства судебно-медицинских экспертиз», прямо указывалось: «если возможности судебно-медицинской науки и практики или характер исследуемых объектов не позволяют дать категорический, обоснованный ответ, судебно-медицинский эксперт вправе отказаться от дачи заключения по этому вопросу».
Но положительные идентификационные выводы по своей логической природе являются сугубо вероятными [13] . Поэтому стремление экспертов к категоричности создавало опасность введения в заблуждение властных участников уголовного судопроизводства. Отказ же от дачи заключения (вместо формулирования вероятного вывода) лишал следователя, прокурора и суд важной доказательственной информации.

В 90-х годах прошлого века автор настоящей статьи предпринял попытку разграничить вероятные выводы экспертов и их предположения и на основе этого обосновать ошибочность априорного лишения вероятных выводов доказательственного значения [14] . Выдвинутые тогда положения нашли поддержку в научной и методической литературе как уголовно-процессуального [15] , так и гражданско-процессуального [16] характера.

В последние годы существенные изменения произошли и в экспертной, и в судебной практике.

Так, действующий в настоящее время Порядок организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации, утвержденный Приказом Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 N 346н, уже не выделяет категорические выводы эксперта, не возводит их в ранг приоритетных или основных. Более того, ныне действующий порядок исследования представленных объектов с помощью методов молекулярно-генетической индивидуализации человека с целью судебно-медицинской идентификации (отождествления) личности предусматривает экспертный вывод о происхождении сравниваемых биологических объектов от одного индивидуума лишь в вероятной форме [17] .

В современной отечественной судебной практике заключения экспертов с выводами, сформулированными не в категорической, а в вероятной (вероятностной) форме, кладутся в основу приговора [18] . Так, изменяя приговор Верховного Суда Республики Хакасия, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Кассационном определении указала: «То обстоятельство, что в заключении эксперта указано на вероятность выполнения Зауэром подписи в судебных документах, не свидетельствует о его недопустимости как доказательства, поскольку заключение эксперта получено с соблюдением уголовно-процессуального закона, соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ и правильно оценено судом в совокупности с иными приведенными в приговоре доказательствами» [19] .

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. N 1 признано не действующим на территории Российской Федерации. При этом в новом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 N 28 уже не содержится каких-либо утверждений дискриминационного характера в отношении вероятного заключения эксперта, а само вероятное заключение эксперта не смешивается с предположением. В этом смысле можно говорить о реабилитации Пленумом Верховного Суда РФ вероятного заключения эксперта, о возвращении ему права служить доказательством по уголовному делу.
Но такая правовая позиция Пленума вызвала и критику: отсутствие разъяснений о доказательственном значении вероятных заключений эксперта оценивается как упущение [20] .

Здесь важно, что Пленум не дает каких-либо априорных оценок доказательственного значения и категорического заключения эксперта. По нашему мнению, решение не устанавливать заранее силу заключения эксперта, содержащего выводы в вероятной или категорической форме, является верным. Дело в том, что по закону каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности (ч. 1 ст. 88 УПК РФ). Этот вопрос необходимо решать в каждом конкретном случае с учетом принципа уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 17 УПК РФ «Свобода оценки доказательств», согласно которому судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, причем никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.
Таким образом, заранее устанавливать силу того или иного заключения эксперта нельзя даже в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ. Иное означало бы отказ от принципа свободы оценки доказательств и возврат к системе формальных доказательств.

[1] Ссылка (дата обращения: 26.08.2014).

В современной научной и учебно-методической литературе вероятные выводы эксперта зачастую называют предположительными и традиционно отрицают их доказательственное значение [2].

[2] См., напр.: Почерковедческая экспертиза: этап оценки результатов проведенного исследования и формирование выводов эксперта. Ссылка (дата обращения: 26.08.2014); Васяев А.А. Процессуальный порядок производства и исследования судебной экспертизы в ходе судебного следствия // Современное право. 2012. N 1. С. 128 — 132; Ульянова Л.Т. Заключение и показания эксперта // Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. Издание 5-е, переработанное и дополненное. М.: ИКД «Зерцало-М», 2004. С. 239.

[3] Глотов О. Вероятность, граничащая с достоверностью (о достоверности экспертизы в ФРГ) // Социалистическая законность. 1978. N 1. С. 81.

[4] Процессуальные и организационные вопросы судебной экспертизы в США на современном этапе // Обзорная информация. Вып. 4. М.: ВНИИСЭ, 1980. С. 15; Основные проблемы и тенденции развития традиционных криминалистических экспертиз в США на современном этапе // Обзорная информация. Вып. 4. М.: ВНИИСЭ, 1983. С. 7.

[5] Судебная экспертиза за рубежом // Экспресс-информация. Вып. 5. М.: ВНИИСЭ, 1993. С. 4.

[6] Ссылка (дата обращения: 14.04.2013).

[7] Кошманов П.М., Кошманов М.П., Шнайдер А.А. Идентификационная информативность подписи — основа отождествления ее исполнителя // Эксперт-криминалист. 2009. N 1.

[8] Шведова Н.Н. Криминалистическое исследование реквизитов документов, нанесенных современными материалами письма: Учеб. пособие / О.А. Баринова. Волгоград: ВА МВД России, 2013. С. 5.

[9] См.: Определения Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 N 1682-О-О, от 21.10.2008 N 566-О-О.

[10] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989. С. 471.

[11] Математическое моделирование в почерковедческой экспертизе. Ссылка (дата обращения: 26.08.2014).

[12] Подробнее о достоверности доказательств см.: Овсянников И.В. Проблема достоверности доказательств в доказательственном праве России // Современное право. 2004. N 7. С. 35 — 41.

[13] Подробнее о логике идентификационного экспертного исследования см.: Овсянников И.В. Категория вероятности в судебной экспертизе и доказывании по уголовным делам: Дисс. . д-ра юрид. наук: 12.00.09. М., 2001. С. 401 — 429.

[14] См., напр.: Овсянников И.В. О допустимости вероятностного заключения эксперта // Российская юстиция. 1998. N 6. С. 29 — 30; Овсянников И.В. Категория вероятности в судебной экспертизе и доказывании по уголовным делам: Дисс. . д-ра юрид. наук: 12.00.09. М., 2001. С. 379 — 467.

[15] См., напр.: Исаева Л.М. Теоретические основы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве России: Монография. М.: ВНИИ МВД России, 2009. С. 142 — 146; Зверев В.А. Некоторые проблемы формулирования экспертных выводов в результате исследования вещественных объектов, изъятых с места пожара // Эксперт-криминалист. 2009. N 4. С. 29 — 32.

[16] См.: Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: Монография. СПб.: Университетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2009. — 832 с.

[17] Пункты 84.11.5, 84.11.6, 84.11.7 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 N 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 10.08.2010 N 18111).

[18] См., напр.: Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2012 N 70-О12-5сп // СПС «КонсультантПлюс»; Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2012 N 5-Д12-8 // СПС «КонсультантПлюс».

[19] Определение Верховного Суда РФ от 19.06.2007 по делу N 55-007-4 // СПС «КонсультантПлюс».

[20] Быков В.М. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебной экспертизе по уголовным делам: Научный комментарий // Право и политика. 2011. N 2. С. 221.

Список использованной литературы

  1. Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: Монография. СПб.: Университетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2009.
  2. Быков В.М. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебной экспертизе по уголовным делам: Научный комментарий // Право и политика. 2011. N 2.
  3. Васяев А.А. Процессуальный порядок производства и исследования судебной экспертизы в ходе судебного следствия // Современное право. 2012. N 1.
  4. Глотов О. Вероятность, граничащая с достоверностью (о достоверности экспертизы в ФРГ) // Социалистическая законность. 1978. N 1.
  5. Зверев В.А. Некоторые проблемы формулирования экспертных выводов в результате исследования вещественных объектов, изъятых с места пожара // Эксперт-криминалист. 2009. N 4.
  6. Исаева Л.М. Теоретические основы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве России: Монография. М.: ВНИИ МВД России, 2009.
  7. Кошманов П.М., Кошманов М.П., Шнайдер А.А. Идентификационная информативность подписи — основа отождествления ее исполнителя // Эксперт-криминалист. 2009. N 1.
  8. Овсянников И.В. О допустимости вероятностного заключения эксперта // Российская юстиция. 1998. N 6.
  9. Овсянников И.В. Категория вероятности в судебной экспертизе и доказывании по уголовным делам: Дисс. . д-ра юрид. наук. М., 2001.
  10. Овсянников И.В. Проблема достоверности доказательств в доказательственном праве России // Современное право. 2004. N 7.
  11. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989.
  12. Основные проблемы и тенденции развития традиционных криминалистических экспертиз в США на современном этапе // Обзорная информация. Вып. 4. М.: ВНИИСЭ, 1983.
  13. Процессуальные и организационные вопросы судебной экспертизы в США на современном этапе // Обзорная информация. Вып. 4. М.: ВНИИСЭ, 1980.
  14. Судебная экспертиза за рубежом // Экспресс-информация. Вып. 5. М.: ВНИИСЭ, 1993.
  15. Ульянова Л.Т. Заключение и показания эксперта // Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. Издание 5-е, переработанное и дополненное. М.: ИКД «Зерцало-М», 2004.
  16. Шведова Н.Н. Криминалистическое исследование реквизитов документов, нанесенных современными материалами письма: Учеб. пособие. Волгоград: ВА МВД России, 2013.

К вопросу о вероятном заключении эксперта. Автор: Овсянников И.В., » Российская юстиция «, 2014, N 11

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *