Лишение родительских прав в германии

Основания ограничения родительских прав по семейному законодательству России и Германии Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Смирновская Светлана Ивановна

В статье даётся краткое обозрение российского и немецкого законодательства об основаниях ограничения родительских прав в сравнительном аспекте. Выявляются отличительные особенности законодательной терминологии Гражданского уложения Германии , касающиеся ограничения ответственности родителей.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Смирновская Светлана Ивановна

GROUNDS FOR RESTRICTIONS OF PARENTS’ RIGHTS UNDER THE FAMILY LAW OF RUSSIA AND GERMANY

The paper deals with a concise review of the Russia and Germany legislation on the grounds for parents’ rights restrictions from a comparative point of view. The distinctive peculiarities of legislative terminology of the Germany Civil Laws Code concerning parents’ responsibilities restrictions are revealed.

Текст научной работы на тему «Основания ограничения родительских прав по семейному законодательству России и Германии»

?Основания ограничения родительских прав по семейному законодательству России и Германии

С.И. Смирновская, к.ю.н., Оренбургский ГАУ

Семейное законодательство России и Германии допускает лишение и ограничение родительских прав. Причём есть существенные отличия как оснований для ограничения и лишения родительских прав, так и самой процедуры, установленной законодательством Германии. Граж-

данское уложение Германии [1] содержит такие понятия, как «родительская забота», «содержание и пределы заботы о ребёнке», «ограничение заботы об имуществе ребёнка», «ограниченная ответственность родителей», «приостановление осуществления родительской заботы в случае препятствия правового характера» и др. Всё это свидетельствует о существенных отличиях в за-

конодательной терминологии ГГУ, относящихся к сфере правового регулирования родительских прав и обязанностей.

Рассмотрим положения Семейного кодекса России в части оснований ограничений родительских прав. Текст ст. 73 Семейного кодекса позволяет разделить основания ограничения родительских прав на две группы. Первую и вторую группы объединяет такое понятие, как опасность пребывания ребенка с родителями (одним из них). В первом случае опасная для ребёнка обстановка возникает в результате поведения родителей, одного из них (их действий или бездействия), которые от родителя целиком и полностью не зависят. Их перечень дается в ч. 1 п. 2 ст. 73 Семейного кодекса. Сюда входят: психическое расстройство или хроническое заболевание, стечение тяжёлых обстоятельств и др. Данный перечень исчерпывающим не является, но в любом случае их отличает опасность пребывания ребенка с родителями (одним из них).

Ко второй группе относится опасность, наступившая в результате виновного, противоправного поведения родителей, когда не установлены достаточные основания для лишения родительских прав. Под опасностью как непременным условием ограничения родительских прав имеется в виду, на наш взгляд, реальная действительная угроза в отличие от угрозы предполагаемой. Степень такой угрозы не всегда легко определить. Иногда последствия пребывания ребёнка в опасной для него обстановке наступают не скоро. Тем не менее, это уже факт свершившийся, а потому будут ли иметь место неблагоприятные последствия для несовершеннолетнего или нет, не имеет значения. Тем более что в наше время всё чаще дети из неблагополучных семей становятся жертвами физического, психоэмоционального, сексуального и других видов насилия [2]. Вот почему понимание того, в чём заключается опасность, в данном случае для ребенка, его жизни, здоровья, воспитания, имеет особое значение.

Понятие «опасное положение» содержит ст. 1 Федерального закона от 24 июня 1999 г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [3]. Это понятие связано с ситуацией, когда родители или законные представители несовершеннолетних «не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними».

Интересным представляется определение понятия «степень угрозы жизни и (или) здоровью несовершеннолетнего». В п. 3 Положения о взаимодействии профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, принятого Администрацией Новгородской области 10 октября 2003 г., установлены две степени

угрозы жизни и (или) здоровью несовершеннолетнего. Первая — высокая степень угрозы жизни и (или) здоровью несовершеннолетнего, которая характеризуется наличием хотя бы одного из следующих факторов: нахождение ребёнка в семье, где отсутствует полноценный уход за ребёнком, не достигшим четырёхлетнего возраста; отказ законных представителей от лечения ребёнка, имеющего заболевания, требующие срочного медицинского вмешательства; физическое насилие над ребёнком [4]. Вторая — невысокая степень угрозы жизни и (или) здоровью несовершеннолетнего, которая характеризуется отсутствием в семье непосредственной угрозы жизни или здоровью ребёнка при наличии ненадлежащего исполнения родителями обязанностей по уходу, содержанию и воспитанию несовершеннолетнего [4].

Таким образом, в семейно-правовых нормативных актах, в литературе по семейному праву нет определения опасности нахождения ребёнка в семье. Тем не менее, именно опасность является основанием ограничения родительских прав во всех случаях. Надо сказать, что, по мнению специалистов, не исключены ситуации, когда родители не способны осуществлять надлежащее воспитание детей не в силу своего виновного и противоправного поведения, а по причинам медико-психологического характера, например, при некоторых психических заболеваниях, нарушении деятельности центральной нервной системы и т.п. При наличии у суда сведений о таких обстоятельствах и для установления степени их влияния на способность к осознанноволевому поведению целесообразно назначение комплексной психолого-психиатрической или медико-психологической экспертизы (в зависимости от специфики исследуемого объекта) [5].

Информация о наличии у ответчика психического заболевания, представляющего угрозу для семейного воспитания несовершеннолетнего, чаще всего поступает от истца, но может исходить и от органов опеки и попечительства, других лиц.

Какое хроническое заболевание может послужить предпосылкой для ограничения родительских прав (исключая хронический алкоголизм или наркоманию), сказать трудно. Дело не только в опасности инфекции, исходящей от тяжело больного, допустим, открытой формы туберкулеза, но и в том, что родители (один из них), например, пренебрегают всякими мерами предосторожности, профилактики, не хотят лечиться. Только тогда, по мнению А.М. Нечаевой, возможно ограничение родительских прав [6].

То же самое можно сказать о родителе-инвалиде I группы, например, по зрению. Конечно, слепой человек не в состоянии полностью создать необходимые условия жизни ребёнка в

семье. Но только если он отвергает всякую помощь родственников, посторонних, социальной службы, не исключается постановка вопроса об ограничении его в родительских правах ради спасения детей, особенно малолетних [6].

Неясным остается вопрос о таких опасных болезнях, представляющих угрозу здоровью и жизни ребёнка, как венерические заболевания и ВИЧ-инфекция. По нашему мнению, если указанные заболевания представляют реальную угрозу для ребёнка, ограничение родительских прав возможно.

Стечение тяжёлых обстоятельств — ещё одна причина возникновения опасной для ребёнка обстановки, на которую указывает п. 2 ст. 73 Семейного кодекса. Судебная практика по делам об ограничении родительских прав свидетельствует, что как самостоятельное основание ограничения родительских прав, названные обстоятельства встречаются редко. Но можно предположить, что таковыми могут быть ситуации, аналогичные той, которая была рассмотрена одним из судов г. Москвы. В суд обратился С. с иском об ограничении родительских прав К. в отношении их общего сына 2000 г. рождения. Истец пояснил, что находится в гражданском браке с ответчицей К. Сразу после рождения ребёнка истец добровольно установил отцовство. Однако отношения между истцом и ответчицей не сложились. Практически сразу после рождения ребёнка истец стал проживать отдельно. С февраля 2001 г. сын постоянно находился с отцом, который осуществлял за ним уход. В суде были представлены доказательства того, что мать ребёнка не занимается его воспитанием, содержанием, не интересуется его жизнью. Кроме того, злоупотребляет алкоголем. Присутствующий в суде представитель органов опеки и попечительства счёл, что мать ребенка необходимо ограничить в родительских правах, исходя из интересов ребенка и самой ответчицы, для которой, учитывая её возраст и сложившиеся обстоятельства, ограничение родительских прав является мерой семейно-правовой ответственности, преследующей цель дать ей возможность изменить отношение к ребёнку, собственное поведение.

Как нам представляется, стечение тяжёлых обстоятельств нельзя ставить в один ряд с такими основаниями ограничения родительских прав, как психическое расстройство или хроническое заболевание, так как в последних случаях вообще может не быть вины родителей. Что касается стечения тяжёлых обстоятельств, то не исключается вина родителей в меньшей степени. Тем не менее, и здесь может иметь место опасность пребывания ребёнка с родителями (одним из них).

На практике наибольшее распространение имеют случаи, относящиеся ко второй группе

оснований ограничения родительских прав. Речь идёт о проживании ребёнка в семье, один из членов которой для него опасен, тогда как мать ребёнка помочь ему не в состоянии.

Анализ оснований ограничения родительских прав, установленных п. 2 ст. 73 Семейного кодекса, позволяет сделать вывод о том, что для всех случаев характерно наличие вины родителей (одного из них) в большей или меньшей степени. Исключение составляют ситуации, когда родители, страдая психическим или физическим заболеванием, не могут защитить интересы ребёнка. Что касается физического заболевания родителей (одного из них), то при отсутствии надлежащей заботы о своём ребёнке в их действиях, как правило, присутствует вина, но в меньшей степени, если они допускают опасность заражения несовершеннолетнего. Поэтому их ребёнок находится в опасной для его здоровья и жизни обстановке. Отсюда следует предложение дополнить предлагаемую ранее редакцию ст. 73 Семейного кодекса п. 2 следующим содержанием: «Ограничение родительских прав допускается, если степень опасности пребывания ребёнка с родителями (одним из них) незначительна».

Всё сказанное об основаниях ограничения родительских прав позволяет прийти к выводу, что они служат своеобразной мерой предупреждения для тех родителей, с которыми ребёнку находиться опасно. Подтверждением такого вывода служит ч. 2 п. 2 ст. 73 Семейного кодекса, где сказано: «Если родители (один из них) не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав. В интересах ребёнка орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав до истечения этого срока». Однако шести месяцев явно недостаточно, чтобы удостовериться в изменении поведения родителей (одного из них) в лучшую сторону. Поэтому предлагается продлить срок до одного года. Кроме того, исключением из общего правила должно быть отсутствие всяких временных пределов для тех, кто страдает хроническим психическим заболеванием, имеющим стабильный характер.

По вопросу оснований ограничения родительских прав, установленных ГГУ, следует отметить, что в отличие от российского семейного законодательства законодательство Германии содержит такое понятие, как «ограниченная ответственность родителей» (§1664, разд. 5 ГУГ) [7]. Суть ограниченной ответственности родителей состоит в том, что они обязаны при осуществлении заботы о ребёнке отвечать только за ту меру ответственности, которую они обычно применяют в собственных делах. Если

за ущерб несут ответственность оба родителя, они отвечают солидарно.

Законодательство Германии, так же как и российское семейное законодательство, делит основания ограничения родительских прав на две группы. Обе объединяет такое понятие, как опасность пребывания ребёнка с родителями. Существуют две разновидности опасности для ребёнка. В первую группу входят такие основания, как физическое, психическое или духовное здоровье ребёнка либо его имущество, которое подвергается риску, связанному с ненадлежащим осуществлением родительской заботы, пренебрежением к ребёнку. Данное основание, как следует из текста закона, связано с неправомерным поведением родителей, то есть присутствует та или иная форма вины. Ко второй группе оснований относятся аналогичные неправомерные действия родителей либо третьих лиц, но не связанные с их виной. Как видим из положений §1664 Гражданского уложения Германии, ограниченная ответственность может применяться не только к родителям, но и к третьим лицам, на которых возложена обязанность заботы о ребёнке. Другим существенным отличием семейного законодательства Германии следует назвать законодательно установленную возможность приостановления осуществления родительской заботы в случае препятствия правового характера. Осуществление заботы о ребёнке одним из родителей приостанавливается, если родитель недееспособен. Такое же правило действует, если родитель ограничен в дееспособности. Забота о ребёнке возлагается на него наряду с законным представителем; родитель не управомочен представлять ребёнка (§ 1673) [7].

Достаточно интересным основанием для приостановления осуществления родительской заботы является тот факт, что один из родителей в течение длительного времени не может фактически осуществлять родительскую заботу. В этом случае суд по семейным делам может приостановить родительскую заботу конкретного родителя в отношении конкретного ребёнка. Осуществление родительской заботы возобновляется, если суд установит, что отпало основание для приостановления родительской заботы (§1674) [7].

Суд по семейным делам в Германии может ограничить либо исключить право на общение

с ребёнком или исполнение ранее принятых решений относительно этого права, если это необходимо для блага ребёнка. Причём решение на длительный срок или окончательно ограничивающее, или исключающее право на общение с ребёнком либо осуществление этого права, может быть принято только при условии, что в противном случае благо ребёнка подвергалось бы риску (§1684) [7].

Таковы основные положения ГГУ, касающиеся ограничения и приостановления родительской заботы.

Из проведённого анализа следует: во-первых, и в России, и в Германии законодатель исходит прежде всего из интересов ребёнка при решении вопроса об ограничении родительских прав;

во-вторых, законодательство Германии в сфере регулирования родительских прав и обязанностей содержит неизвестные семейному законодательству термины: «родительская забота», «ограниченная ответственность родителей», «приостановление осуществления родительской заботы в случаях препятствия правового и фактического характеров»;

в-третьих, как следует из текста ГГУ, лишение родительских прав в целом допускается лишь в том случае, если прочие меры оказались безрезультатными, либо следует полагать, что они недостаточны для устранения риска для ребёнка. В России лишение родительских прав, хотя и относится к исключительной мере семейной правовой ответственности, применяется в десятки раз чаще, нежели ограничение родительских прав. На наш взгляд, ограничение родительских прав как мера профилактического характера и способ защиты интересов ребёнка должна применяться более эффективно. Тем самым возможно сохранение правовой связи между родителями и ребёнком, что в дальнейшем может способствовать сохранению семьи.

Смотрите так же:  Пособие сокращенному пенсионеру

1. Гражданское уложение Германии. В дальнейшем тексте — ГГУ.

2. О положении семей в Российской Федерации. М., 2005. С. 67.

3. Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: федеральный закон от 24 июня 1999 г. // СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3377 (с послед. изм. и доп.).

4. Право ребенка на семью: сборник нормативно-правовых документов. М., 2004. С. 266-268.

5. Сахнова Т.В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. М., 1997. С. 110.

6. Нечаева А.М. Судебная защита прав ребенка. М., 2007. С. 94.

7. Гражданское уложение Германии. Ввод. закон к Гражд. уложению: пер. с нем. 2-е изд., доп. М.: Волтерс Клувер, 2006.

Журнал «ПАРТНЕР»

Интересы ребенка – главный аргумент

Ирина Навара-Себастьян (Франфурт-на-Майне)

Лишение родительских прав – крайняя мера

Как ни странно, но зарубежная пресса и даже некоторые немецкие СМИ нередко публикуют сведения, противоречащие действительности и порочащие исполнительную власть ФРГ, рассказывая о легкости, с которой любой чиновник Ведомства по делам детей и юношества (Jugendamt) и даже сотрудники каких-то структур по защите прав детей могут забрать ребенка из семьи, невзирая на протесты родителей и не имея на то соответствующих полномочий. Подчеркиваем: никаких иных альтернативных организаций, кроме Jugendamt`а и семейного суда, допущенных к решению судьбы ребенка, в Германии нет и не было.

Шестая статья Конституции Германии гласит:

1. Брак и семья находятся под особой защитой государства. 2. Под понятием «семья» понимаются отношения между родителями и их детьми как конституционная гарантия института семьи и брака. Забота и воспитание детей являются естественным правом и первейшей обязанностью родителей. Приоритетными в семье являются интересы ребенка, служащие барьером на пути вмешательства государства.

§ 1666 Гражданского кодекса ФРГ (BGB) декларирует:

1. Если здоровье ребенка, его душевное и физическое состояние свидетельствуют о явном нарушении родителями законодательных обязанностей по воспитанию и обеспечению должного развития, семейный суд Германии принимает официальные меры, направленные на ограждение ребенка от опасности и предоставление идущего во благо и гарантированного Конституцией права гармоничного развития. К самой критической мере воздействия относится лишение родительских прав и принудительный для родителей отъем ребенка с последующим размещением в гарантирующих нормальное существование условиях. В Ведомстве по делам детей и юношества я беседовала с г-ном Гуи Вальтером (Guy Walther), начальником службы по надзору за обеспечением прав детей. Тема нашей беседы: «Причины и процедура лишения родительских прав в Германии».

Ведомство получает тревожный сигнал

Корни недостаточной родительской заботы о детях произрастают из бытовых проблем: неустроенной жизни, неудачного брака, кризиса семейных отношений, рождения ненужного ребенка, которые нередко приводят к алкоголизму. Жертвой этих неурядиц часто становится ребенок. Печальной процедуре лишения родительских прав предшествует серия тревожных показаний, данных ближайшими родственниками или компетентными сотрудниками детских учреждений, осуществляющих присмотр за детьми вне семьи. Если маленький человек регулярно появляется в детском саду или в школе с синяками, следами побоев, неухоженный, голодный, нездоровый или вообще исчезает из школы (нарушение Закона об обязательном посещении школы), у администрации появляется подозрение в злоупотреблении родителями своим приоритетным положением. В ведомство поступает сигнал тревоги, побуждающий сотрудников к необходимым действиям.

Сообщения соседей или «друзей семьи» воспринимаются весьма сдержанно: уже неоднократно наблюдались случаи поклепов и лжесвидетельств, когда из личной заинтересованности или из-за конфликтов люди сводят счеты. А работникам детских учреждений или государственным служащим, выражающим беспокойство, нет никакого резона наговаривать на родителей ребенка.

Недавно в ведомство обратился молодой мужчина с требованием лишить родительских прав мать его ребенка, не состоящую с ним в браке и, с его слов, плохо относящуюся к новорожденному. «Нам рассказывались ужасные истории, – говорит господин Вальтер. – Будь всё это в действительности, врач бы уже давным давно информировал ведомство о критическом состоянии ребенка». Позже выяснилось, что мужчина решил таким образом отомстить за рождение нежеланного им сына. Один визит к матери ребенка опроверг показания отца.

Регламентация действий инспектора по делам детей

«Наша задача – созидание. Мы должны не разрушать семью, а выяснять причины ее внутреннего дискомфорта, поддерживать родителей, оказывать им реальную помощь, способствовать созданию гармоничных семейных отношений, – поясняет Гуи Вальтер. – Исполняя служебные обязанности, мы можем объективно оценить грозящую семье опасность. Дети в силу возраста еще не понимают своего бедственного положения, их естественная любовь к родителям делает даже самых плохих родителей самыми дорогими и близкими им людьми». Уполномоченные сотрудники ведомства не всегда предупреждают о своем визите к родителям, а потому не знают заранее, что они увидят в семье. Если в ходе визита подозрения инспектора подтверждаются, сотрудники отдела по надзору за обеспечением прав детей вынуждены инициировать в суде по семейным вопросам процесс лишения родительских прав. Отметим, что суд по семейным вопросам является единственной и решающей инстанцией по делам семьи.

Многие взрослые, вспоминая о своих правах, приводят странное возражение: «Мой ребенок – воспитываю, как считаю нужным!». Человек, даже новорожденный, – не вещь, не частная собственность, а личность, наделенная гражданскими правами со своего первого крика. Поэтому нарушение прав ребенка, существа несамостоятельного и беспомощного, преступно. И, тем не менее, при отсутствии сиюминутного риска для здоровья и опасности для жизни ребенка, он может остаться в семье. Семейный суд, проведя доскональное расследование с привлечением большого числа экспертов высочайшей квалификации, может не согласиться с решением ведомства о лишении родительских прав, но приставить к семье социального педагога или куратора и поручить работникам регулярный контроль над семьей. Суд ориентируется исключительно на интересы ребенка, а не на амбиции сотрудника ведомства. Например, неубранная детская комната, следы каши на детской одежде или даже шлепок по попе не являются основанием для возбуждения иска, о чем так уверенно заявляют «очевидцы». Любой инспектор может отличить уставшего и замотанного родителя от недобросовестного.

Судебный иск на лишение родительских прав

Лишение родительских прав в Германии – длительная и тяжелая судебная процедура, проходящая в присутствии ребенка, если позволяет его состояние здоровья и возраст, с обязательным участием родителей, их адвокатов и необходимых свидетелей. Но даже окончательное решение суда последней инстанции, вынесенное на основе объективных критериев, не означает исключения биологических родителей из жизни ребенка. Не путайте отказ мамы от ребенка и последующее усыновление в другой семье с продиктованным обстоятельствами изъятием ребенка из семьи: звания папы или мамы невозможно лишить без их на то согласия.

Лишенным прав родителям разрешается общаться с детьми, но в установленном судом режиме. Разлука с родителями сказывается на психике ребенка намного разрушительнее, чем любые охранные меры и методы принудительной заботы. Очень редко суд выносит категорический запрет на общение – лишение прав отрезвляет даже самых халатных родителей.

Иногда, на взгляд непосвященного, судебное решение выглядит несправедливо, например, из-за отца-алкоголика, травмирующего ребенка, прав лишают обоих родителей. Недавно суд вынес категорическое постановление без возможности подачи апелляции. Маленький Томас подвергался побоям со стороны постоянно пьяного отца. И хотя мама не участвовала в попойках и издевательствах над сыном, она не предпринимала мер для защиты ребенка. Согласно § 323(с) УК ФРГ о неоказании помощи, «бездействие и пассивность третьего лица, приведшие к совершению преступления против личности, трактуются не в пользу обвиняемого и приравниваются к потворству и соучастию», поэтому мама также подлежала обвинению в плохой заботе о сыне.

Скорость принятия решения

Самым сложным является положение с младенцами. Единственными правомерными свидетелями отсутствия должной заботы о грудном ребенке может быть детский врач или патронажная сестра, установившие запущенность ребенка. Встречаются и совсем вопиющие случаи, когда, например, главный врач детского отделения городской клиники в срочном порядке информирует ведомство: «В течение четырех недель со дня появления на свет о новорожденном не поступает никаких сведений». В этой ситуации медлить нельзя ни секунды. Неизвестно, что случилось в действительности. Но поведение родителей не всегда разумно, а многие даже не открывают инспектору дверь в квартиру. Ярко выраженная родительская агрессия дает основания подозревать самое худшее.

Но это не означает, как заявляют отдельные лица, что сотрудники ведомства взламывают двери квартиры и насильственно отбирают ребенка. Подобные действия трактуются как несанкционированное внедрение в личную сферу и покушение на здоровье и спокойствие семьи. «Мы намерены опровергнуть утверждения фальсификаторов, говорящих о вседозволенности сотрудников и дискредитирующих государственную власть: при устном возражении родителей сотрудник ведомства не имеет права без непосредственного участия полиции не только отобрать ребенка, а просто переступить порог жилища. Мы можем стучать, звонить, требовать, но не более. На то есть закон, нарушение которого влечет за собой не просто штрафные санкции, а нежелательные последствия для сотрудника ведомства, злоупотребившего служебным положением, – комментирует начальник службы. – Только полиция, имея соответствующие полномочия и при наличии весомых аргументов, обоснованных опасениях за жизнь ребенка и неопровержимых доказательствах угрозы его здоровью, может войти в дом.

«Сотрудникам отдела приходилось свидетельствовать более чем ужасное состояние грудного ребенка. Двухмесячная и, похоже, редко получающая питание Сандра заходилась от крика. Немытое в струпьях тело и давно не менявшиеся пеленки вызвали шок даже у полиции».

В подобных случаях никакие возражения родителей в расчет не принимаются – ребенок мгновенно госпитализируется. Родители пытаются оказать физическое сопротивление: мама не отдает младенца, папа угрожает расправой. Страх потерять ребенка, даже в спровоцированной ими ситуации, превращает людей в зверей. Полиции приходится действовать именем закона, иначе это может стоить новорожденному жизни. А бьющейся в истерике маме приходится помогать особо, вплоть до оказания экстренной психологической помощи.

Тяжелое состояние ребенка вынуждает инспектора к незамедлительному обращению в суд для получения санкции на содержание ребенка под юрисдикцией детского ведомства. И, тем не менее, пока не удовлетворен иск на лишение родительских прав (самый срочный случай требует в суде не менее четырех недель), ни один чиновник не может запретить родителям поддерживать с ребенком контакт. С детьми более старшего возраста, но еще требующими опеки, необходимо соблюдать крайнюю щепетильность: мама, какая бы она ни была, остается самым близким человеком. Изолируя ребенка от родителей, его нельзя испугать, что может привести к необратимым последствиям. Но никакие отговорки родителей в том, что «мы завтра исправимся», уже не помогут, у взрослых людей была возможность проявить родительские чувства и должную заботу. Дети до трех лет нуждаются в семейной обстановке и не могут быть размещены в детских интернатах – их принимают ближайшие родственники или опекунские семьи. Все расходы по содержанию ребенка (до пяти тысяч евро в месяц) несет ведомство и, конечно, родители. Получатели социального пособия не располагают нужными средствами, работающим же родителям предписывается финансовое соучастие, потому что изоляция детей из семьи не означает освобождения от родительских обязанностей.

Созидание, но не разрушение

Закон требует дать родителям шанс. Суд имеет возможность выбрать подходящую меру воздействия и принять в связи с этим решения, нацеленные на благополучие ребенка. В центре внимания суда – ребенок, его безопасность и спокойствие. Суровые санкции применяются исключительно в интересах ребенка и не направлены на осуждение родителей. Родительские права по заявлению родителей могут быть восстановлены, если они прошли реабилитационный период, доказали вменяемость, надежность и продемонстрировали успешную социализацию.

Лишение родительских прав в германии

Об ограничении и лишении родительских прав в отдельных странах ЕС

4.1 Законодательство об охране детства

Во второй половине 20 в. больше внимания стало уделяться не защите ребенка, а правам детей. Кроме всего прочего, это произошло под влиянием Статей 5 и 8 Европейской Конвенции о правах человека. Не менее важную роль в вопросах защиты несовершеннолетних сыграли и другие договоры, среди которых можно отметить Конвенцию ООН о правах ребенка от 1989 г., которая к настоящему времени вступила в силу в большинстве европейских стран. В 1980-е годы в европейском прецедентом праве появляются четкие положения о том, что всеобщие права человека в равной степени относятся как к взрослым, так и к детям. После того как внимание общественности стало в большей степени уделяться защите интересов ребенка, прецедентное право (а теперь и законодатели) все больше регулируют вопросы защиты прав ребенка.

Перемены в общественном мнении и, в частности, взглядов на помощь привели последнее время к внесению изменений и дополнений в законодательство о защите несовершеннолетних в Германии; кроме того, в настоящее время в этой стране идет работа по подготовке целого ряда законов.

Суть обсуждаемой проблемы можно сформулировать следующим образом: в чем состоит задача органов государственного управления в случае если родители не исполняют (или не могут исполнять) должным образом своих обязанностей по отношению к своим детям, и на каких основаниях государство может вмешиваться в семейную жизнь и личные дела родителей и детей (обоснование вмешательства государства в семейную и частную жизнь родителей и детей)? Как вопросы защиты детей и молодежи регулируются в разных европейских странах? Какие «требования» заложены в договорах относительно защиты детей и молодежи? При разработке данной проблемы необходимо разобраться со следующими вопросами:

  1. Соотношение прав родителей и прав детей.
  2. Кризисные ситуации, например, в случае, если ребенок убежал из дома.
  3. Профилактические меры, к примеру, обязательная регистрация определенных фактов.
  4. Составление перечня групп риска.
  5. Процессуальные права родителей, детей и третьих сторон.
  6. Право на запрос и право на обжалование, имеющееся у родителей, детей и третьих сторон.
Смотрите так же:  Приказ о приемной комиссии в вузе

В Германии значительное внимание уделяется п. 3. Связанные с этим вопросы интересуют, прежде всего, судебные власти, а уже затем решения судов находят свое отражение в законодательстве. Ответственность государства за своевременную помощь семьям, у которых не все благополучно с воспитанием детей, потребовала комплексной переработки законодательства, в частности публичного и гражданского права, и реорганизации органов по работе с молодежью. Было проведено укрупнение и усиление соответствующих государственных и частных организаций, занимающихся профилактикой в этой области.

4.2 Опека детей в Германии

а) В статье 6, часть I Конституции (Основного Закона) Германии говорится, что брак и семья находятся под особой защитой государства. Понятие «семья» охватывает отношения между родителями и их детьми. Это следует понимать, прежде всего, как конституционную «гарантию института» и как выражение основополагающей ценности, записанных в публичном и частном праве. Более того, это следует понимать как право государства принимать меры, идущие во благо браку и семье.

В соответствии с Частью II Статьи 6 забота и воспитание детей являются естественным правом и первейшей обязанностью родителей. Считается, что это не только конституционная основа принципа, в соответствии с которым главнейшими являются интересы ребенка, но и барьер на пути вмешательства государства.

б) Основным источником семейного законодательства Германии является Четвертая Книга Гражданского кодекса, состоящая из четырех глав. Первые три это «Гражданский брак», «Семейные отношения» и «Опека». Однако многие вопросы регулируются, в основном, прецедентным правом, в частности, подробное описание процедуры получения прав на опеку.

в) Особое значение имеет Закон «О детях и молодежи», являющийся Восьмой Книгой Кодекса социального обеспечения. В соответствии с этим законом в каждом сельском районе и в городах с населением минимум 60 тыс. человек создается специальный орган с широкими полномочиями по делам детей и молодежи, имеющих общественную значимость. В состав данного органа входит совет по делам опеки, занимающийся различными вопросами внешкольного образования детей и детскими приютами.

4.3 Родительская опека

а) Если раньше в Гражданском кодексе признавалась и регулировалась «родительская власть», то сегодня родители осуществляют «родительскую опеку». Эти терминологические изменения являются отражением сути современного принципа, в соответствии с которым главное значение имеют «интересы ребенка», а также то, что необходимо учитывать возрастающую способность ребенка действовать самостоятельно.

При всем том, что по гражданскому законодательству родительская опека, как абсолютное право, защищена от вмешательства третьих сторон, представляется, что в равной степени в ней присутствует понятие обязанности родителей перед своим ребенком.

б) Родительскую опеку законного ребенка осуществляют оба родителя. В случае разногласий по поводу обучения ребенка и других вопросов, касающихся его жизненных интересов, каждый из родителей может обратиться в Суд по делам опеки. Однако последний обладает ограниченными правами на вмешательство. Он не имеет права принимать решения за родителей, но может лишь определить, за кем из них остается последнее слово. Применительно к родительской опеке в законе проводится различие между личными и имущественными интересами ребенка. «Личная опека» предусматривает право и обязанность заботиться о ребенке, решать вопросы его/ее образования и определять место жительства. Определение имени ребенка также входит в сферу личной опеки. По специальному закону в 14-летнем возрасте ребенок уже может самостоятельно решать вопросы, связанные с религией.

в) Родители обязаны также заботиться об имуществе ребенка. На свое собственное содержание и на содержание детей родители могут использовать только доходы от имущества ребенка, если они не требуются для должного управления имуществом или для обеспечения ребенка, и если эти доходы равны доходам от имущества всех членов семьи. Особо важные законные сделки, заключаемые от имени ребенка, например, продажа недвижимости, требуют разрешения со стороны суда по опеке.

Внебрачный ребенок находится исключительно под родительской опекой матери, а отец не имеет никаких прав по опеке. Однако Федеральный конституционный суд вынес постановление, в соответствии с которым следует считать неконституционным исключение совместной опеки со стороны отца и матери после установления законнорожденности, когда родители проживают вместе с ребенком и оба желают выполнять родительские обязанности.

По желанию незамужней матери законным опекуном ребенка может стать государственный орган по делам молодежи. Его задача сводится, главным образом, к обеспечению прав и интересов ребенка в вопросах определения отцовства, содержания и наследования. После объединения Германии мать внебрачного ребенка в Восточной Германии сохраняла за собой право на осуществление полной родительской опеки, которое было у нее в соответствии с прежним Семейным кодексом. Ограничения, устанавливаемые Гражданским кодексом, в данном случае не действуют. Две основные задачи предстоящей переработки Закона о родителях и ребенке предусматривают изменение системы законного попечительства, которую нередко критикуют как ненужное государственное вмешательство, и улучшение законодательного положения отца незаконнорожденного ребенка.

Если личное благополучие или имущественные интересы ребенка находятся под угрозой, то суд по опеке обязан принять все необходимые меры по их защите. В крайнем случае родителей могут полностью или частично лишить прав на родительскую опеку. Подробный перечень дополнительных полномочий органа социального обеспечения молодежи приводится в Законе о детях и молодежи, принятом в 1990/91 гг. Однако вмешательство ограничивается действительно необходимыми мерами.

4.4 Опека после развода

После развода семейный суд также решает, кто из родителей будет осуществлять опеку над детьми. В данном случае право на опеку устанавливают исключительно исходя из соображений обеспечения благополучия ребенка. Если родители пришли к согласию и вместе предлагают решение проблемы опеки, семейный суд, как правило, принимает соответствующее решение. Однако он может принять и иное решение, если этого требует благополучие ребенка или когда предложение родителей противоречит пожеланиям ребенка, достигшего 14-летнего возраста. При рассмотрении характера благополучия, которое требуется ребенку, суды обычно руководствуются принципами, в соответствии с которыми:

как правило, ребенок передается на попечительство тому из родителей, который может обеспечить наилучшие возможности для развития ребенка;

необходимо сохранить прежние условия жизни ребенка;

разделение братьев и сестер обычно нежелательно. В подавляющем большинстве случаев право опеки получает один из родителей. В Гражданском кодексе недавно появилось положение о совместной опеке. Суды приветствуют совместную опеку, но только в том случае, если оба родителя выражают готовность к сотрудничеству. Вопросы совместной опеки подробно расписаны в законодательстве, действует также и прецедентное право.

4.5 Личное общение

Родитель, лишенный права личной опеки, тем не менее, сохраняет право на личные встречи со своим ребенком. Он или она может также требовать информацию о состоянии ребенка, если это касается благополучия последнего. Решение суда о личном общении может выполняться путем применения гражданско-правовой санкции к другому родителю. Бабушки и дедушки, а также иные лица не имеют права на личное общение.

4.6 Лишение родительского права на воспитание

а) Если физическое, психическое или эмоциональное состояние ребенка подвергается серьезному риску, или ему угрожает полная заброшенность из-за того, что родители не занимаются должным воспитанием, или из-за неисполнения обязанностей или ненамеренной неспособности родителей исполнять свои обязанности в отношении ребенка, а также если родители не хотят или не могут предотвратить опасность для благополучия ребенка, суд по делам опеки принимает все необходимые меры для предотвращения такой опасности.

Суд по опеке принимает решение о попечении и воспитании отлученного от родителей ребенка, если это становится необходимым из-за того, что ребенку или молодому человеку грозит заброшенность со стороны родителей или от него на самом деле отказались. Однако по закону (Конвенция о правах человека) попечение и воспитание отлученного от родителей ребенка допускается вне семьи только в том случае, если других способов помощи в воспитании ребенка больше нет.

Попечение и воспитание отлученного от родителей ребенка может осуществлять вышестоящий орган по делам детей и молодежи. В этом случае официальный орган защищает право родителей на воспитание ребенка или молодого человека в той степени, в какой это необходимо для развития ребенка.

В соответствии с Гражданским кодексом «Родителей можно лишать права на воспитание и опеку, если физическое, психическое или психологическое благополучие или имущество ребенка находятся под угрозой вследствие

злоупотребления правом родительской опеки;

неисполнения обязанностей в отношении ребенка;

безответственной неспособности родителей;

плохого поведения третьей стороны,
и если родители не хотят или не могут предотвратить опасность, то суд по опеке может лишить родителей права на воспитание и опеку, и принять все необходимые меры для устранения этой опасности.»

б) В данном положении благополучие ребенка рассматривается в качестве единственной и важнейшей причины для лишения родителей права на воспитание и опеку. Ответственность родителей за то, что они поставили под угрозу благополучие ребенка, играет всего лишь незначительную роль. Благополучие ребенка это единственная вещь, ради которой и принимается обсуждаемая мера, и поэтому его учитывают прежде любых других условий и последствий. Санкции применяются исключительно в интересах ребенка и не направлены на осуждение родителей. Поэтому суд по опеке имеет возможность выбирать из целого ряда разнообразных условий лишения родителей родительских прав и принимать самые разные решения. Таким образом, суд не обязан судить о личной ответственности представших перед судом родителей (родителя). Это происходит только в случае наличия доказательств очевидности злоупотреблений своими правами и неисполнения обязанностей в отношении ребенка. Но если личную ответственность доказать не удается, судья в любом случае имеет право вынести решение по поводу безответственной неспособности и, соответственно, не прибегать к моральному осуждению представших перед судом родителей (родителя), которые и без того могут пострадать в будущем вследствие несложившихся отношений со своим ребенком.

в) В законодательстве отсутствует описание юридических последствий, но говорится только о лишении родительских прав; однако приемлемая мера такого лишения определяется в суде. Поскольку родительское право на воспитание и попечение включает в себя массу различных прав, судья может вынести решение о принятии только таких мер, которые уместны и достаточны для исправления ситуации в плане воспитания и попечения. К примеру, судья может лишить родителей (родителя) права на родительскую опеку. Вынесение такого ограниченного решения обеспечивает его конституционность по целому ряду аспектов, в частности, принципа пропорциональности, как части принципа законности. В этой связи каждое разбирательство в суде опеки вопроса о праве родителей на опеку должно производиться с учетом принципа пропорциональности.

Это означает, что для предотвращения или недопущения опасности нельзя принимать более строгие, чем это абсолютно необходимо, меры. Ребенка могут отделить от родной семьи только если более мягких мер для предотвращения опасности оказывается недостаточно; иными словами, если дополнительное обучение в интернате или терапевтическая помощь в рамках системы социального обеспечения молодежи не позволяют избежать отделения ребенка от родителей. Далее, родителей могут лишить права на самостоятельное воспитание своего ребенка только в случае если это абсолютно необходимо для предотвращения опасности.

Поэтому в соответствии с конституцией здесь требуется особое законное основание. Функция государства в вопросах опеки имеет — конституционное — ограничение в виде исключительного права родителей на воспитание, но в то же время государство обязано защищать право ребенка на нормальное развитие, если такое развитие не обеспечивается родителями., В частности, если отделение ребенка от семьи становится необходимостью, то выполнять соответствующие распоряжения суда по делам опеки обязаны государственные органы по делам детей и молодежи. В этом случае такие органы оказывают помощь в воспитании ребенка в приемной семье или в детском доме.

При этом делается все возможное для того, чтобы воспитание в приемной семье осуществлялось на добровольной основе. Здесь также играют роль и следующие соображения: органы по делам детей и молодежи предлагают свое содействие в вопросах образования, терапии и в оказании иной бесплатной помощи для предотвращения опасностей или недопущения остановки в развитии молодого человека; сотрудничество на основе партнерства с родителями и молодыми людьми. Если, однако, для защиты права на нормальное развитие не удается избежать вмешательства суда по делам опеки, то, как того требует Конституция, вместо мероприятий по обеспечению заботы и воспитания изъятого из семьи ребенка такое вмешательство возможно только в соответствии с Законом о родительской опеке (может быть частью Гражданского кодекса)

С позиций юридического толкования данного принципа судья обязан рассмотреть, на любом этапе слушаний, какая мера с точки зрения законных прав всех участников судебного разбирательства — родителей и ребенка — будет наименее обременительной с учетом их конституционных прав. Во-вторых, меры, принимаемые по отношению к родителям, должны быть в достаточной степени пропорциональными. Пропорциональность является достаточной, если выгоды в смысле благополучия ребенка, являющиеся следствием принятого решения, сравнимы с правовым и фактическим ущербом для родителей в результате потери ими права на воспитание и опеку ребенка.

С учетом того, что в Конституции Германии права родителей относятся к числу наиболее значимых основных прав, суды вынуждены ставить высокие барьеры перед государственными органами, желающими изъять ребенка из его родной семьи. До того как суд по делам опеки выносит окончательное решение о лишении родителей родительских прав, полностью или частично, он тщательно изучает все меры, которые орган по делам детей и молодежи уже предпринял или предлагает суду на утверждение. Поэтому орган по делам молодежи должен представить суду все что было сделано или планируется сделать по данному случаю на благо ребенка, а также для сохранения родителями возможности и дальше проживать вместе со своим ребенком, или какие меры следует предпринять для обеспечения возврата ребенка в свою семью.

Смотрите так же:  Приказ минтруда россии 103 н

Исходя из этого, можно предположить, что орган по делам молодежи может предложить на рассмотрение суда целый комплекс мер для осуществления профессионального вмешательства на благо ребенка. Соответственно, имеется ряд социально-педагогических мер, которые должны быть предприняты, и которые родители и ребенок имеют право потребовать. Этот набор мер должен быть представлен суду по делам опеки заранее, и только после их тщательного изучения суд может вынести какие-то решения, ограничивающие права родителей.

4.7 Юридические последствия лишения или ограничения прав на родительскую опеку

а) Если суд по делам опеки выносит решение о запрете родителям заниматься теми или иными вопросами воспитания ребенка, то последнему назначается попечитель: если, к примеру, родителям запрещается по закону, из соображений защиты ребенка, осуществлять какие-то юридические действия, например, определять место жительства ребенка.

Орган опеки обязан предложить суду по делам опеки кандидатуры лиц, способных выступать по отдельным вопросам в качестве индивидуальных опекунов или индивидуальных попечителей. Далее этот орган обязан участвовать в контроле за процессом опекунства, осуществляемого отдельными опекунами и отдельными попечителями. Такой контроль осуществляется для обеспечения выполнения ими законодательно установленных обязательств в соответствии с положениями других законов (например, гражданского кодекса). По мере возможности, вместо такого контроля желательно проводить регулярные консультации между отдельными опекунами и попечителями и органом по делам детей и молодежи.

Суд по делам опеки может также назначить в качестве опекуна или государственного попечителя и сам орган по делам детей и молодежи.

4.8 Последующая помощь суда по делам опеки

Орган по делам детей и молодежи обязан сотрудничать с судом по делам опеки, к примеру, в вопросах организации добровольного участия родителей в воспитании при любом устройстве ребенка, даже в тех случаях, когда ребенок был усыновлен или находится на воспитании в приемной семье. Таким образом, предметом решения или постановления суда по делам опеки становятся все аспекты, имеющие существенное значение для благополучия ребенка, в частности, вопросы образования. Данная функция сотрудничества с судом по делам опеки называется помощью суду со стороны органа по делам детей и молодежи. Это касается случаев, когда, к примеру, суд по делам опеки или сам орган по делам детей и молодежи не в состоянии найти подходящего индивидуального опекуна.

4.9 Коллективная опека

Вместо индивидуальной опеки, воспитанием и опекой ребенка может заниматься ассоциация, если в составе ее членов имеются лица, профессионально подготовленные для осуществления данной функции.

Метка: лишение родительских прав

Воспитание детей — задача сложная, и за ошибки часто приходится расплачиваться очень дорого. В Германии, как и в любой европейской стране, государство очень серьезно и ответственно подходит к вопросу защиты прав детей. Дети хорошо знают свои права, этому их учат ещё с детского сада. Поэтому многое родителям не дозволено, например, кричать на детей, чрезмерно наказывать, а тем более бить.

В статье 6, часть I Конституции (Основного Закона) Германии говорится, что брак и семья находятся под особой защитой государства. Понятие «семья» охватывает отношения между родителями и их детьми. Это следует понимать, прежде всего, как конституционную «гарантию института» и как выражение основополагающей ценности, записанных в публичном и частном праве. Более того, это следует понимать, как право государства принимать меры, идущие во благо браку и семье. Читать далее «ДЕТИ – ЭТО ПАМЯТНИК ИХ РОДИТЕЛЯМ. ЗАЩИТА ПРАВ РЕБЁНКА В ГЕРМАНИИ НА ОБЩЕНИЕ С РОДСТВЕННИКАМИ»

ШЕСТАЯ СТАТЬЯ КОНСТИТУЦИИ ГЕРМАНИИ

Недавно на территории Германии археологи обнаружили захоронение, которое датируется приблизительно третьим тысячелетием до нашей эры. Эта находка должна внести чуть больше ясности в вопрос, который давно волнует историков: «С какого времени европейцы перестали жить племенем, а разделились по семьям в привычном для нас сегодня виде, где есть мать, отец и дети?». Находка говорит о том, что в Германии это произошло довольно давно. Особенность захоронения в том, что в могиле оказалась вся семья. Анализ ДНК подтвердил, что это так. Все погибли в результате нападения других людей. Но ведь кто-то собрал их тела, уложил в одну могилу, и ухаживал за ней. Для антропологов ясно, что это говорит только о том, что семья и вера в единство ее членов было нормой для того общества на территории Германии. Наверное, этим и объясняется, что уже шестая статья Конституции Германии посвящена семье: «Семья и брак пользуются особой защитой государства». Правда, Германии тогда еще не было, но это не важно. Будем считать, что это региональный продукт. Семейные ценности превыше всего! Читать далее «ШЕСТАЯ СТАТЬЯ КОНСТИТУЦИИ ГЕРМАНИИ»

ЛИШЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ В УКРАИНЕ

Одной из наиболее сложных категорий дел, как с точки зрения эмоциональной напряженности, так и с точки зрения процессуальных тонкостей является лишение одного либо обеих родителей родительских прав. Каждое государство, разрабатывая нормы внутреннего законодательства, стремится защитить интересы ребенка, балансируя при этом между необходимостью воспитания ребенка в полноценной семье и необходимостью осуществления крайних мер влияния на родителей, злостно не выполняющих своих обязанностей в отношении ребенка. Кроме того, нормы внутреннего законодательства страны зачастую базируются на международных актах, ратифицированных данным государством. Особенно важное значение среди документов, принятых в целях защиты интересов детей, имеет Конвенция ООН о правах ребенка, ставшая базисом развития законодательства в данной сфере права. Читать далее «ЛИШЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ В УКРАИНЕ»

УСТАНОВЛЕНИЕ ЕДИНОЛИЧНОЙ РОДИТЕЛЬСКОЙ ОПЕКИ В ГЕРМАНИИ

Так, согласно ст. 6 Конституции Германии брак и семья пользуются особой защитой государства. Уход за детьми и их воспитание являются естественным правом родителей и прежде всего на них возлагаемой обязанностью. Однако государственные органы осуществляют контроль за выполнением данных обязательств. Читать далее «УСТАНОВЛЕНИЕ ЕДИНОЛИЧНОЙ РОДИТЕЛЬСКОЙ ОПЕКИ В ГЕРМАНИИ»

Нарушение обязанности попечения и воспитания несовершеннолетних — § 171 уголовного кодекса Германии

Как указано в Декларации прав ребенка, «ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения». Заботиться о детях, создавать необходимые условия для их гармоничного развития государства обязывает и принятая в 1989 году Конвенция ООН о правах ребенка. Этот же документ возлагает на родителей основную ответственность не только за обеспечение условий, необходимых для развития ребенка, но и за его безопасность.

В Германии, к примеру, закон обязывает родителей заботиться о своих детях до их совершеннолетия. В частности, родители должны материально обеспечивать своих детей, защищать их и, в случае необходимости, представлять их интересы в суде. При этом родители не имеют права оскорблять детей и применять к ним силу. В противном случае им грозит уголовная ответственность. Законодательство ФРГ запрещает оставлять детей младше 16 лет без присмотра. За нарушение этой нормы родителей могут оштрафовать, даже если они отлучились всего на 10?15 минут. Читать далее «Нарушение обязанности попечения и воспитания несовершеннолетних — § 171 уголовного кодекса Германии»

pora_valit

Пора валить? Все об эмиграции.

Власти Германии отобрали у Соотечественников из России Лоренсов шестерых детей и лишили их родительских прав на ещё не родившегося ребёнка. Как и почему это случилось.

Там будет лучше

Татьяна Лоренс держит на коленях двухлетнюю Амалию. Чтобы спасти девочку от германского правосудия, беременная Таня буквально бежала из чужой страны.

«Я ходила к гинекологу, и она мне сказала, что как только я рожу, у меня ребёнка прямо из роддома заберут, — рассказывает Татьяна, — поэтому я приняла решение и вернулась назад, в Россию».

Младшая дочка Лоренсов Татьяна. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

В 2005 году Татьяна с мужем Андреем решили уехать из сельской глубинки в Германию. К тому времени туда уже успели перебраться родители Андрея — этнические немцы, а также пятеро братьев и сестёр.

«Я сама не хотела ехать, — рассказывает Татьяна, — но свекровь настояла, сказала: «Поехали. Там лучше будет». Год мы жили в лагере. Потом нам дали квартиру. Мы ехали с двумя детьми, в Германии родилось ещё четверо. Мы с мужем оба из многодетных семей, у Андрея 8 братьев и сестёр, у меня четыре, тоже хотелось большую семью. И всё было нормально, пока я не пожаловалась, что нам дали плохую, холодную квартиру. Да и соседи у нас были не очень — постоянно жаловались, что у нас дети бегают, шумят».

Неспособны к воспитанию

Однако отнюдь не жалобы соседей на шумных детей повлияли на лишение семейства Лоренс родительских прав. По словам Татьяны, органы опеки Германии посчитали, что они с супругом в принципе. «неспособны к воспитанию».

«К нам приставили помощницу. С виду вроде нормальная, наша, русская, из Казахстана, — говорит Татьяна. — Она стала писать жалобы, что у меня игрушки разбросаны, бельё неглаженное, что у меня ребёнок маленький сильно укутанный. Один раз как-то всё навалилось: ребёнок заболел, муж только устроился на работу. И тут пришли полицейские. Увидели, что у меня игрушки разбросаны по дому, и забрали детей. По какой причине — нам не объяснили, ни когда забирали детей, ни на суде».

Теперь своих братьев и сестёр маленькая Амалия знает только по фотографиям в компьютере. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Старшего Илью забрали прямо из школы. Машу и Анжелину из детского сада. 5-летнего Виктора, 3-летнего Давида и новорожденного Андрюшку прямо из рук матери.

«Мася! Мася!», — маленькая Амалия рассматривает фотографии своих братьев и сестёр на ноутбуке. Это единственное, что сегодня есть у Лоренсов. Власти Германии запрещают им общаться с детьми и передавать родителям какую-либо информацию, в том числе фотографии, через родственников.

«Сестре Андрея только недавно разрешили навещать детей в детском доме, — говорит Татьяна, — и то с условием, что она нам не будет ничего передавать. Мы, конечно, переписываемся в интернете с ней, созваниваемся, она рассказывает, как там дети».

Тут лучше

Дом, в котором сейчас живёт семья Лоренс. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Сейчас Татьяна с мужем живут в селе у его брата. Из родной станицы пришлось уехать — нет работы. Здесь Андрей устроился на местный мясокомбинат. Работает скотником. Татьяна налаживает быт и оформляет дочку в детский сад. Родственники пустили их в свой маленький старый дом. Татьяна уже успела его побелить. В комнате жарко — топится печка. «Места, конечно, не очень много, но тут лучше, — признаётся Татьяна. — Я в Германию ни за что не вернусь. Обращалась я в районную опеку, говорила, что хочу попасть на приём к Астахову, но до сих пор мне никто никакого ответа так и не дал. Я очень хочу вернуть детей. Они мне нужны все, не только те, у кого российское гражданство (дети, рождённые в Германии, автоматически получили гражданство этой страны). Как их разделить сейчас? Ведь они уже привыкли быть все вместе».

Такие истории — не редкость. В апреле прошлого года власти Норвегии забрали троих детей у матери-россиянки Татьяны Бенедикене и её мужа-литовца. Девочек передали в приёмную семью: видеть родителей они могли только раз в неделю. По словам уполномоченного по правам ребёнка при президенте РФ Павла Астахова, решение об изъятии детей принимала Служба опеки детей Норвегии на основании заявления двух школьниц и директора школы. В посольстве РФ в Норвегии сообщили, что «этот эпизод с изъятием детей не является единичным для Норвегии». Помогло обращение в суд: суд первой инстанции постановил вернуть детей россиянке. Органы опеки подали апелляцию, но проиграли.

Несмотря на то, что двое детей Бенедикене родились в Норвегии, все они имели российское гражданство. Семье Лоренс сложнее — половина детей получила немецкое. К тому же, у Лоренсов нет денег на хороших адвокатов.

В Германии русскоязычная газета «Соотечественник» в этом году уже поднимала проблему несправедливого разделения детей и родителей.

«Такого нет нигде в мире. Детей отнимают из-за «неспособности к воспитанию», и очень часто это происходит без решения суда», — пишет в своей статье «Родители Германии ищут поддержки у России в защите своих детей» Али Риа Эшли. — Прежде всего, подобная практика касается семей, принадлежащих к другим культурам, в том числе российских, турецких и других. Российские, польские, итальянские родители обеспокоены тем, что отнимают у них детей. Иностранные правительства, более всего правительство Польши, говорят о «германизации» своих детей и о похищении детей из семьи. Если бы даже это были только слухи, для Германии это должно было стать большой проблемой. Но, к сожалению, это не слухи, а реальная действительность государства, пристально следящего за соблюдением прав человека в других странах».

Только в прошлом году, по данным «Соотечественника», из германских семей были насильно отобраны у их родителей 40 000 детей.

«Мы давно уже требуем от властей Германии прекращения этой варварской практики и соблюдения элементарных прав детей и их законных родителей, — комментирует Гарри Мурреи, директор Информационного центра по правам человека в Страссбурге. — Дети очень нуждаются в своих кровных родителях, и подобная политика, которую целенаправленно проводят немецкие власти, должна быть прекращена. В противном случае я предвижу, что уже в ближайшее годы многие страны мира будут вынуждены принимать у себя, помимо гуманитарных беженцев из стран Азии и Африки, жертв ювенальной юстиции из Германии».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *