Маркеев адвокат

Известный адвокат Шота Горгадзе будет защищать подельника Олега Сорокина

После новогодних праздников в Нижегородском районном суде продолжилось рассмотрение дела экс-мэра города Олега Сорокина, а также бывших офицеров МВД Евгения Воронина и Романа Маркеева. В ряду их многочисленных защитников появился известный московский адвокат Шота Горгадзе.

Горгадзе специально приехал из столицы в Нижний Новгород, чтобы присутствовать на заседании 10 января. Адвокат пояснил на суде, что соглашение между ним и обвиняемым Ворониным было заключено накануне — 9 января, в первый рабочий день нового года.

Шота Горгадзе является членом Совета при Президенте Российской Федерации по правам человека. Адвокатской практикой он занимается с 2002 года, сейчас ведет еженедельную правовую рубрику в прямом эфире радиостанции «Вести ФМ» в программе Владимира Соловьева «Полный контакт», часто выступает в качестве эксперта в различных программах.

Среди клиентов адвоката — депутат Госдумы Александр Хинштейн, певец Валерий Меладзе, продюсер Иосиф Пригожин и многие другие известные личности.

Помимо знаменитого адвоката, на заседании 10 января присутствуют защитники Андрей Юдин и Сталина Гуревич, которые также предсталяют интересы Воронина.

Адвокаты Владимир Кандин и Нина Платова, назначенные судом, продолжают числиться в рядах защитников подсудимого, однако Платова не явилась на текущее заседание.

Экс-мэр Нижнего Новгорода Олег Сорокин, а также бывшие сотрудники МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев обвиняются в похищении человека. По версии следствия, в 2004 году они вывезли в лес водителя депутата Михаила Дикина. Там они жестоко пытали мужчину и выбивали из него показания по делу о покушении на Сорокина. Бывшему мэру Нижнего Новгорода также вменяют получение взятки в особо крупном размере.

Обвиняемый по делу Сорокина Маркеев попал в тюремную больницу

14 января состоялось заседании суда по делу экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина, Евгения Воронина и Романа Маркеева. Бывший полицейский Маркеев отсуствовал на заседании, поскольку попал в тюремную больницу.

Судья Екатерина Кислиденко зачитала справку, согласно которой Маркеев не может быть доставлен в суд по состоянию здоровья. Известно, что Роман Маркеев находится на стационарном лечении в терапевтическом отделении. У него сахарный диабет 2-го типа и гипертоническая болезнь.

В итоге судом было принято решение отложить рассмотрение дела. Следующее заседание состоится 16 января.

Адвокат Маркеева Кирилл Коптелов в связи с переносом заседания суда из-за болезни его подзащитного заявил:

«Неоднократно мною и моими коллегами заявлялись ходатайства о том, что невозможно постоянно вести процесс по восемь часов в день, так как у Маркеева имеются показания врачей. Через каждые три часа он должен питаться. Как мы знаем, его доставляют в суд к 9 утра, подъем в следственном изоляторе из-за этого происходит в 5 утра, поэтому завтрак мой подзащитный не получает».

«Соответственно, все эти действия привели к тому, что Маркеев в настоящее время заболел, находится на больничной койке», — считает Коптелов. Также адвокат отметил, что в ходе следственных действий на предварительном этапе следствия Маркеева неоднократно увозила «скорая помощь».

«Хотелось бы обратить внимание, что Маркеев, проходя службу в органах милиции, получал травмы головы, последствия которых которые до сих пор не освидетельствованы квалифицированными врачами, потому что в следственном изоляторе, как нам поясняли, таких врачей нет. То есть Маркеев нуждается и в продолжительном лечении, и в освидетельствовании по болезни головы. Также у него имеется операция на ногу. Травму ноги он получил при исполнении служебных обязанностей как милиционер. Сейчас мой доверитель жалуется мне на боли в ноге. Операция была сделана неудачно, и в условиях следственного изолятора эту операцию также невозможно сделать», — сообщил Коптелов.

«На мой взгляд, необходимо сокращать ежедневное время рассмотрения уголовного дела для того, чтобы Маркеев мог вовремя принимать пищу и полноценно участвовать в процессе, так как он неоднократно жаловался, что у него кружится голова и он просто не понимает, что происходит вокруг из-за состояния здоровья», — резюмировал адвокат.

10 января заседание суда было прервано в связи с тем, что Маркееву стало плохо и ему пришлось вызвать врачей После вынужденного перерыва и оглашения медицинских документов, составленных по результатам осмотра Маркеева, уже сам государственный обвинитель ходатайствовал о завершении заседания, и был объявлен перерыв.

Также судом не вынесено решение по заявленному 11 января ходатайству адвоката Андрея Юдина, защищающего Евгения Воронина, о передаче дела для рассмотрения в Нижегородский областной суд, так как в деле есть документы под грифом «Секретно» и «Совершенно секретно».

Дело Сорокина: адвокаты Воронина и Маркеева потребовали оправдательного приговора для своих подзащитных

1 марта на заседании Нижегородского районного суда по уголовному делу в отношении экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и бывших офицеров милиции Евгения Воронина и Романа Маркеева должны завершиться прения сторон.

По словам адвоката Олега Сорокина Дмитрия Кравченко, жесткие сроки не позволяют адвокатам готовиться к прениям и осуществлять защиту подсудимых, что противоречит всем международным стандартам.

На заседании 28 февраля первой выступила государственный обвинитель Елена Шкаредная. Представитель гособвинения считает, что вина всех троих подсудимых по всем вменяемым им составам преступления доказана. При этом гособвинение аргументировало свою позицию показаниями Александра Новоселова, который проходит по делу в качестве потерпевшего, и свидетелей, которые поставлены стороной защиты под сомнение.

«Позиция государственного обвинителя, которая изложена в прениях, абсолютно предсказуема и, по большому счету, не изменилась — все так же бездоказательна, не привязана к конкретным доказательствам, все доказательства описываются в общем, в целом, подробности опускаются. Я бы сказал, делается это даже в небрежном стиле, потому что представленные нам заключения специалистов оспариваются в том духе, что это неправильные специалисты, они неправильные заключения дают, я сама могу все это прекрасно объяснить», — пояснил Дмитрий Кравченко.

Гособвинение потребовало назначить Олегу Сорокину в общей сложности 12 лет колонии строгого режима и штраф в 15-кратном размере инкриминируемой ему взятки (460 млн 800 тыс. рублей). Кроме того, прокурор просит назначить Евгению Воронину наказание в виде 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима, а также лишить его звания полковника милиции. Роману Маркееву гособвинитель просит дать 7 лет колонии строгого режима, лишив его звания подполковника полиции.

«Конечно, запрошенные наказания вызывают какое-то недоумение. Потому что понятно, что в целом все подсудимые должны быть полностью оправданы, мы будем об этом говорить. Удивляет само по себе запрашивание восьми лет лишения свободы двум из фигурантов за то, что они проводили оперативно-разыскное мероприятие в отношении лица, которое фактически было соучастником сокрытия следов покушения на самого Сорокина. И в этих условиях, за то, что он участвовал в оперативных мероприятиях под контролем правоохранительных органов, что бы там в принципе ни происходило, просить восемь лет наказания — совершенное, на наш взгляд, кощунство», — сказал Кравченко.

Евгений Воронин и Роман Маркеев не признали свою вину. Воронин заявил о важных противоречиях в предъявленном ему обвинении, а Маркеев отказался выступать в прениях из-за отказа суда предоставить ему возможность провести встречу с адвокатом для подготовки к прениям.

Защитники Евгения Воронина и Романа Маркеева потребовали их оправдания, обосновав отсутствие в их действиях состава преступления.

В Нижнем Новгороде адвокаты по делу экс-главы города Сорокина и оперов, раскрывших покушение на него, заявляют о провокациях и выдавливании из дела

В Нижнем Новгороде продолжается процесс над экс-главой города Олегом Сорокиным и двумя бывшими офицерами МВД — Евгением Ворониным и Романом Маркеевым. 7 марта Нижегородский райсуд признал Воронина и Маркева виновными в похищении человека и превышении должностных полномочий в 2004 году, а Сорокина – их пособником. Также бывший глава города признан виновным в получении неимущественной взятки в 2012 году. Сорокин приговорен к 10 годам колонии строгого режима, Воронин — к 5,5, Маркеев — к 5 годам. Приговор пока не вступил в законную силу — защита осужденных заявила, что «райсуд так спешил вынести приговор, что допустил рекордное количество нарушений». Сейчас это заявление проверяет Нижегородский областной суд, где рассматриваются апелляционные жалобы защиты подсудимых. Но и этот суд, похоже, тоже очень сильно торопится.

Следственный эксперимент или похищение?

Напомним события, которые легли в основу обвинения Сорокина и двух бывших милиционеров в похищении человека. 1 декабря 2003 года автомобиль Сорокина — тогда еще молодого бизнесмена – был расстрелян из автомата. Сорокин получил пулевые ранения, лишился селезенки. Но выжил. Дело получило серьезный резонанс, расследованием покушения занялись лучшие сыщики. Евгений Воронин как раз возглавлял отдел, который занимался расследованием заказных убийств. До этого он руководил подразделением по борьбе с оргпреступностью, которое занималось внедрением в преступные сообщества.

Смотрите так же:  Налоговый вычет опись

— В то время это была обычная практика, — говорит адвокат Воронина Андрей Юдин.

Вскоре после покушения была найдена брошенная преступниками машина, на которой они сначала приехали к месту засады на Сорокина, а потом скрылись. Оперативники выяснили, что двое мужчин, которые приезжали за этой машиной, работают охранниками у вице-спикера Заксобрания Нижегородской области Михаила Дикина, с которым у Сорокина возникли серьезные разногласия, связанные с бизнесом. Стало известно и то, что один из охранников Дикина по фамилии Новоселов владеет информацией о заказчиках и организаторах покушения. Но желанием сообщить следствию о том, что ему известно — как это и положено по закону — не горит.

Тогда полковником Ворониным, как он утверждает, был разработан план оперативного эксперимента. Это оперативное мероприятие было согласовано, как того и требовалось, с руководством ГУВД.

Замысел эксперимента состоял в том, что оперативники должны были изображать охранников Сорокина, чтобы вызнать у Новоселова известную ему информацию. Все обставлялось по принципу достоверности. 27 апреля 2004 года «охранники» посадили Новоселова в машину Сорокина и вывезли за город. Туда же привезли и Сорокина. В соответствии с инструкцией, он должен был показать Новоселову следы своих ранений и задать вопрос в лоб: «Зачем ты в меня стрелял?». Что Сорокин и сделал.

Новоселов, как следует из показаний обвиняемых, заявил, что он сам не стрелял. И озвучил информацию, обличающую депутата Дикина, а также его брата — офицера милиции Александра Дикина. Все это оперативники записали на видео.

Позже братьев Дикиных судили. В суде Новоселов начал менять показания, зафиксированные следствием после удачного оперативного эксперимента. Но суд ему не поверил, поскольку в деле были и другие доказательства вины Дикиных — в частности, показания напарника Новоселова. Михаил и Александр Дикины были признаны виновными в организации покушения на Сорокина и приговорены к длительным срокам заключения. Осудили и Новоселова — за дачу заведомо ложных показаний.

А потом Новоселов решил заявить, что его в 2004 году похитили. На протяжении 13 лет прокуратура и МВД, которые проверяли то, как был проведен следственный эксперимент, отказывали Новоселову в возбуждении уголовного дела, полагая, что все было по закону. Но в 2017 году позиция прокуратуры резко изменилась, было возбуждено уголовное дело. Полковника в отставке Евгения Воронина и подполковника в отставке Романа Маркеева обвинили в превышении должностных полномочий и в похищении человека. А Сорокина — в пособничестве им.

Почему спешил суд?

«Дело Сорокина» рассматривал Нижегородский районный суд через 15 лет после злополучного следственного эксперимента. И получилось так, что вот-вот должен был истечь срок давности по этому эпизоду.

И в этом адвокаты подсудимых видят причину огромного, по их мнению, количества нарушений, которые допустил суд первой инстанции.

Вот лишь некоторые из озвученных претензий защиты подсудимых к Нижегородскому райсуду:

— Защите отказано в вызове более 30 свидетелей, а восемь явившихся в суд так и не были допрошены;

защите отказано в оглашении более 1500 документов;

— защите отказано в проведении экспертиз и не предоставлено достаточно времени для представления доказательств;

— вопросы, которые имели большое значение для защиты Сорокина, снимались судом;

— заседания продолжались и после закрытия суда – порой позже 20 часов, однажды до 23:15;

такие темпы не позволяли адвокатам и подсудимым подготовиться к защите и лишали их возможности отдохнуть;

в «аквариуме», по утверждению подсудимых, было душно и плохо слышно,После приговора адвокаты подали апелляционные жалобы. По словам защитника Сорокина Дмитрия Кравченко, перечисление нарушений, допущенных судом первой инстанции, заняло около 500 листов. Адвокаты добиваются отмены обвинительного приговора и полного оправдания своих подзащитных, поскольку считают их полностью невиновными в том, что им странным образом инкриминировали.

Что скажет апелляция?

Рассмотрение апелляционных жалоб началось в Нижегородском областном суде 4 апреля. И снова адвокаты возмущены. Некоторые, озвученные ими моменты, возникшие уже на первых же заседаниях, вызывают недоумение.

Например, Евгений Воронин и Роман Маркеев сразу же обнаружили, что в зале суда не оказалось их защитников по соглашению, хотя они у них есть. У Воронина и Маркеева, как выяснилось, до сих пор действуют соглашения, заключенные с адвокатами, которые осуществляли их защиту в суде первой инстанции.

Но вот что рассказывает адвокат Воронина Андрей Юдин:

— Воронина защищали три адвоката – это я, Антон Стасий и Асланби Мамхегов. После оглашения приговора, которое состоялось 7 марта, защите было дано время на написание апелляционных жалоб. Но для того, чтобы составить апелляционную жалобу, необходимо ознакомиться с протоколом судебного заседания. Он содержит 1115 листов. Сличая протокол судебного заседания с аудиозаписями которые велись мною лично, я обнаружил массу несостыковок, носящих принципиальный характер. Стало очевидно, что протокол требует осмысленного подхода. При этом, Воронин еще не ознакомлен полностью с протоколом. А человек он опытный, у него 42-летний стаж работы в правоохранительных органах на руководящих должностях. С ним есть что обсудить. Но суд на все это выделил беспрецедентно короткие сроки — апелляционная жалоба мною была подана 18 марта, а к ее рассмотрению приступили уже 4 апреля. С жалобами других адвокатов еще интереснее. Насколько мне известно, жалоба адвоката Мамхегова еще в суд даже не поступила. А жалобу адвоката Стасия по формальным основаниям вернули для переделки. Срок для устранения недостатков — трое суток с момента получения постановления о возврате, которое вынесено 28 марта. Но Стасием постановление было получено только 5 апреля, в 14 часов 08 минут — когда дело уже рассматривалось в облсуде. То есть, мы оказались лишены судом апелляционной инстанции возможности подготовиться к рассмотрению дела…

Защита — прежде всего.

8 апреля в Нижегородском областном суде началось очередное, третье по счету заседание.

Потерпевшего Александра Новоселова запустили в зал одним из первых. В суд он ходит в сопровождении двух огромных спецназовцев в масках. Несмотря на обилие свободных мест, потерпевший сел, как будто спрятался, за спинами гособвинителей. Все в облике Новоселова — давно не стриженные волосы, окладистая бородка, скромная одежда — работает на имидж глубоко верующего человека, каким он и представлялся журналистам, когда дело рассматривалось еще в райсуде.

Подсудимых в зале нет, они участвуют в заседании посредством видеосвязи с СИЗО. На экране — обычная «клетка», только небольшая, и в ней даже через стены слышен громкий собачий лай. Скоро постоянный лай четвероногих конвоиров начинает нервировать даже тех, кто находится по эту сторону экрана.

Начинается заседание все с того же больного вопроса — об обеспечении защиты подсудимых.

Судья заслушивает Маркеева – он не согласен с тем, чтобы его защиту осуществляла адвокат по назначению Ирина Каталымова, когда у него есть адвокат, с которым он заключил соглашение.

Я заявляю, что отказываюсь от Каталымовой, — прямо говорит Маркеев.

— Мы уже неоднократно обсуждали этот вопрос, — отвечает судья.

— А я и пишу в своей жалобе, что неоднократно отказывался от защитника по назначению, — не сдается Маркеев.

Адвокат Каталымова – с виду совсем юная, — краснеет и чуть не со слезами на глазах просит судей:

— Это его право, поскольку у него есть защитник по соглашению, прошу удовлетворить…

Но гособвинитель заявляет: «препятствий для рассмотрения дела нет, защита обеспечена».

Создается впечатление, что очень православно выглядящий Новоселов не проявляет ни капли православного смирения. На любую, даже самую малую просьбу подсудимых, которая может хоть как то облегчить их участь, он реагирует исключительно возражением. Возражает и на это раз. Причем, Новоселов так поднаторел в обосновании своих отказов, что его адвокату уже и работы не осталось — после его выступления она раз за разом только привстает и произносит, причем, с нескрываемым с восхищением: «полностью поддерживаю».

— Подчеркиваю, Роман Сергеевич, иных защитников у вас нет, в суд никто не является. Если появятся, мы рассмотрим этот вопрос, — снова объясняет судья Маркееву, почему его будет защищать назначенный адвокат.

— Тогда я отказываюсь от защитника и буду защищать себя сам, — психует Маркеев. — Я не считаю Каталымову своим защитником и прошу дать время, чтобы я мог найти защитника.

Я прошу предоставить 5 суток, — опять просит за Маркеева отвергнутая им Каталымова.

Смотрите так же:  Увольнение по ст 81 п.6 а

— Суд переходит к проверке доказательств, — обрывает все препирательства по этому поводу судья.

Странные письма

В этот день в облсуде были допрошены сразу несколько свидетелей, которых почему-то так и не соизволил выслушать суд первой инстанции. Их показания касались эпизода, по которому осужден только из троих, Сорокин (по обвинению в получении неимущественной взятки). Поэтому, Евгений Воронин и Роман Маркеев в этот день все больше скучали.

Но один момент, связанный тоже с «чужим» для Воронина и Маркеева эпизодом, заставил и их не на шутку обеспокоиться.

Гособвинителем было заявлено суду, что при ознакомлении с делом прокурорами были обнаружены документы, «которые подшиты к делу, но процессуально не закреплены». Как пояснил прокурор, речь идет о неких письмах в адрес суда первой инстанции.

— Я не очень понял о каких письмах идет речь, — переспросил Сорокин.

Ему пояснили, что это «нотариально заверенные и другие письма от имени Мансура Садекова (согласно обвинения по эпизоду со взяткой, Садеков, якобы, совершил коммерческий подкуп в интересах Сорокина, — «МК»). Эти письма прокурор попросил приобщить к материалам дела.

Судья спрашивает мнения на этот счет адвокатов Сорокина.

— Надо посмотреть, это интересно, — говорят адвокаты.

Пока они знакомятся с документами, в зале воцаряется тишина. Прерывает ее только лай собак и частый кашель Сорокина.

Когда разобрались, выяснилось, что в адрес суда первой инстанции поступило письмо, заверенное подписью Мансура Садекова и печатью французского нотариуса. В этом письме от имени Садекова сообщается, что у него сложилась сложная ситуация, которая заставила его нарушить закон — совершить подкуп. Но Сорокин при этом, как значится в письме, о планах Садекова не знал. А потом, когда Садеков уже находился в изоляции и «испытывал физические и психологические мучения», его уговорили оговорить Сорокина. «Я получил мягкий приговор. Но осознал что совершил низкий поступок. » — говорится в этом письме.

Но есть и еще одно письмо, которое тоже подписано Садековым и заверено нотариусом, правда, уже литовским. В нем — абсолютно противоположные утверждения. Например, там есть такие слова: «по имеющейся информации, в адрес суда Нижегородской области поступит письмо. Прошу его не учитывать, я от своих показаний не отказывался и не отказываюсь. Прошу положить их в основу приговора».

Гособвинитель при этом, обратил особое внимание судей на то, что адвокат Сорокина Дмитрий Артемьев направлял в суд копию первого письма.

Я получил в адрес адвокатского образования оригинал письма, снял с него копию и проинформировал суд, — отреагировал адвокат Артемьев, назвав происходящее «провокацией и дискредитацией стороны защиты». — Я не знал, что в суд поступило такое же заявление,

Артемьев пояснил, что на момент передачи письма в суд первой инстанции, он не располагал сведениями о достоверности или недостоверности этого документа и направил запрос нотариусу. Нотариус подпись и печать не подтвердил, в связи с чем защита полагает, что сведения, изложенные в первом письме не подтверждаются. Но также на сегодняшний момент нет подтверждений и тому, что второе письмо писал Садеков. Прокурор, который заявил о наличии в деле странных документов, не предпринял действий, чтобы установить их подлинность.

Позиция прокурора лишний раз меня убеждает что это умышленно организовано стороной обвинения, — заявил адвокат Артемьев. — И смысл этого — придать суду некую эпатажность вместо того, чтобы разбираться в конкретных вещах. Я считаю, что Садеков должен быть допрошен в суде и ответить на вопросы. Приобщать эти документы не надо. Завтра вся почта суда будет завалена подобными фальшивками и мы будем тратить кучу времени на их рассмотрение.

Суд, как ни странно, на этот раз сразу согласился с защитой. Видимо, все упоминания о сроках рассмотрения дела, которые могут хоть как-то затянуться, действуют на судей магически.

Ситуация очень простая, — поясняет адвокат Евгения Воронина Андрей Юдин. — 27 апреля истекают сроки давности привлечения по эпизоду с похищением и в этой ситуации нужно будет выпускать Воронина и Маркеева и снижать срок наказания Сорокину. И из этого возникнет логичный вопрос: а что же, собственно, тогда все 15 лет делалось? А все 15 лет давалась оценка, что состава преступления нет. Причем, такая оценка давалась разными следователями, в том числе очень высокого уровня — проверками законности следственного эксперимента занималась Генпрокуратура. Много раз в возбуждении дела отказывали, а потом его по тем же самым основаниям возбудили. То есть, фактура не поменялась, только поменялась ее оценка. Не могу комментировать мотивацию лиц, которые принимали такое решение, но мое мнение — привлечены Воронин, Маркеев и Сорокин незаконно. Почему? Каждый, видимо, должен делать вывод сам.

Адвокатское сообщество объединилось вокруг дела Константина Котова

Сразу тринадцать адвокатов подали в Мосгорсуд апелляцию на приговор активисту Константину Котову, которого в начале сентября Тверской суд Москвы приговорил к четырём годам колонии по обвинению в неоднократном нарушении правил проведения митинга.

В разговоре с Радио Свобода адвокат Котова Мария Эйсмонт сообщила, что ещё несколько защитников войдёт в дело позже. По её словам, идею подачи коллективной жалобы поддержали несколько десятков представителей адвокатского сообщества.

«Все понимают, что если не объединиться вокруг беспрецедентного по беззаконию приговора Котову и если этот приговор устоит, то завтра профессия адвоката потеряет всякий смысл», – заявила Эйсмонт. По её словам, с каждым из защитников, подавших жалобу в Мосгорсуд, заключено соглашение на символические 212 рублей 10 копеек – эти цифры совпадают с номером статьи Уголовного кодекса, по которой осудили Котова.

Среди тех, кто подал жалобу, – известные в адвокатской среде юристы Анна Ставицкая, Алексей Липцер, Ирина Бирюкова, Михаил Бирюков, Алхас Абгаджава, Анастасия Георгиевская, Эльдар Гароз, Вера Гончарова, Юрий и Анастасия Костановы, Оксана Маркеева, Александр Пиховкин, Анастасия Саморукова, а также красноярское адвокатское бюро «Хорошев и партнёры».

Ещё один обвиняемый по «московскому делу», Кирилл Жуков, в понедельник подал апелляцию на приговор суда. В начале сентября участника акции 27 июля признали виновным в применении насилия к сотруднику полиции и приговорили к трём годам колонии.

Дело Сорокина: Роман Маркеев отказался от адвоката

«Ему не дали ознакомиться с делом, и он не может вести защиту» (дополнено)

На заседании Нижегородского районного суда по делу Олега Сорокина 29 ноября, адвокат Романа Маркеева Александр Паксютов заявил ходатайство о возвращении дела прокурору для устранения процессуальных нарушений, поскольку непонятна суть обвинения.

Если в момент инкриминируемых его подзащитному деяний, он действовал как сотрудник полиции, в рамках оперативного эксперимента, то значит, он должен быть обвинен по статье «Превышение должностных полномочий», давность привлечения по которой истекла.

Если его обвиняют по статье «Похищение человека», значит в момент совершения преступления он должен был действовать, как целиком гражданский человек.

Это и просил адвокат объяснить.

В удовлетворении данного ходатайства адвокату было отказано.

Тогда адвокат заявил новое ходатайство о продлении срока ознакомления с уголовным делом, поскольку из имеющихся в деле 80 томов успел ознакомиться лишь с 30-ми из них.

В удовлетворении данного ходатайства адвокату было также отказано.

Адвокат Паксютов заявил, что в противном случае будет вынужден отказаться от защиты своего клиента, поскольку из-за незнания материалов, не может в полной мере обеспечить тому грамотную юридическую помощь.

В свою очередь Роман Маркеев заявил, что сам тогда отказывается от услуг адвоката Александра Паксютова и просит суд отложить заседание, чтобы он смог заключить договор с адвокатом Галиной Соршневой, которая вела его защиту на стадии предварительного следствия.

Она, по мнению Романа Маркеева, обладает большими знаниями обстоятельств его уголовного дела, нежели адвокат Паксютов.

Адвокаты стороны защиты (обвиняемых Олега Сорокина и Евгения Воронина) поддержали своего коллегу, сообщив суду, что у них нет намерения затягивать судебный процесс, заявив, что материалы уголовного дела были оформлены в большой спешке, поскольку в них имеются подшитыми пустыми листы, а некоторые материал перевернуты «вверх ногами»,

Государственный обвинитель Елена Шкаредная просила суд отказать в ходатайстве подсудимому.

В настоящее время в заседании объявлен перерыв, и судья удалилась на совещание.

Судья Екатерина Кислиденко отказалась удовлетворить заявление Романа Маркеева, как нобоснованное и немотивированное.

В заседании объявлен обеденный перерыв.

Материалы по теме:

комментариев 13 на «Дело Сорокина: Роман Маркеев отказался от адвоката»

Обвинительный приговор, однозначно.

Согласно Закона об адвокатуре адвокат не имеет права отказаться от защиты вне зависимости от каких то условий. У Паксютова теперь имеются проблемы.

Если Нагорного, прости. ку и стука. а, не уберут из адвокатов Сорокина, то приговор будет обвинительным для всех однозначно.

О чем думает группа лысых адвокатов Сорокина по Нагорному — не понятно. Совершенно ясно, что он, являясь братом жены Сорокина не может вызвать доверие судьи как к именно защитнику букве закона.

Смотрите так же:  Заявление на передачку в сизо

Бухарца надо было в адвокатскую группу включить )) его судьи боятся )) он на первом же заседании судью бы «обложил», и она бы потерпевшей стала ))

Лысые адвокаты думают об одном -доить счета Сорокина.До вынесения приговора и после.Кстат,почему большинство их лысое? Чтобы был виден огромный лоб с огромной мыслью? Ну,об мысли я сказал в начале.

Самое интересное — то, что адвоктаы Сорокина — все сплошь лысые. Это — симптом.

Админу! Бухарца уже пытались включить в группу по защите Дикина. Но! Ввиду его явной неадекватности- отказали. 2004 год.

А в принципе- с делом Сорокина по эпизоду по ст.126 УК можно ознакомиться за пару часов. Причём здесь 80 или 90 томов? Показания Новосёлова, Маркеева и Воронина, а также показания самого Сорокина. Максимум — листов 50 дела. И всё. Очевидно стремление затянуть процесс. В подобном случае по делу Дикина судья посадила двух гос. адвокатов и процесс продолжился. Чехарда с адвокатами прекратилась.

Игрек, не выдумывай сказки. Откуда взял, что меня пытались включить в группу по защите Дикина? Админу: В самом прости туированном суде Нижнего Новгорода, — безошибочно можно обложить любого судью по уголовным делам. Как Дикина с братом судили по беспределу, так и Сорокина судят. В ходатайстве адвоката Паксютова о переквалификации есть рациональное зерно. А в том, что ему не дают время для ознакомления, — так это судья плюёт на принципы правосудия и равноправия сторон. И защищаться подсудимый должен с помощью того, кого ОН ВЫБРАЛ, а не судья, или будь еще кто. Я и говорю, там послать можно каждого. Судят не по закону, а по понятиям. Ну как сверху скажут. И обижать судью не надо, — там и так все обиженные и опущенные. По определению. Скоро их в резервациях держать будут, чтобы по городу не бегали. Думаю, что скоро, наряду со спецбольницами, спецсанаториями, спецзарплатами. для них будут строить и спецкладбища. Ну чтоб посторонний не смог зайти и нагадить в оградке.

Я лично слышал в октябре 2004 года ходатайство о включении вас в защиту и об отказе в этом. я был в зале.

А бухарцу советую не ввязываться в обсуждение данной темы, т.к . он судимый и отбывавший наказание за ненависть к правосудию в России.

зЕт, не пОезди. Не «размножайся» и «советалку» подотри. Тоже мне, «любитель правосудия» выискался. По теме что-то умное выдави из под себя.

В апелляционной инстанции из процесса выдавливают адвокатов

Дело Сорокина: обвинительный уклон продолжается?

8 апреля в Нижегородском областном суде продолжилось апелляционное рассмотрение дела Олега Сорокина. Экс-глава Нижнего Новгорода ранее был приговорён к 10 годам лишения свободы по обвинению в коммерческом подкупе и пособничестве сотрудникам МВД в превышении ими своих полномочий. Рассмотрение дела в первой инстанции, по мнению многих юристов, поставило рекорд по количеству допущенных нарушений. Защита рассчитывала, что областной суд исправит их. Однако первые же слушания показали, что Фемида, похоже, решила идти прежним курсом к обвинительному приговору.

Напомним вкратце суд дела. В 2003 г. Олег Сорокин, являвшийся в то время успешным предпринимателем, пережил покушение – его автомобиль был расстрелян из автомата. Сорокин выжил лишь чудом, получив пулевые ранения и лишившись селезенки. Вскоре оперативники вышли на киллеров – ими оказались охранники Михаила Дикина – вице-спикера Заксобрания и партнёра Сорокина по бизнесу. Для того, чтобы выйти на заказчика, опытный сыщик Евгений Воронин решился на смелую игру. Изобразив охранников Сорокина, милиционеры вступили в контакт с одним из подручных Дикина неким Александром Новосёловым, который честно рассказал, кто заказал убийство. Впоследствии, поняв, что его переиграли, Новосёлов попытался отказаться от своих слов, однако к тому времени сыщики собрали уже достаточно улик. В итоге Михаил Дикин и его брат были арестованы и осуждены.

И вот теперь, спустя полтора десятка лет, правосудие решило сделать поворот на 180 градусов. Евгения Воронина и его коллегу, отставного сыщика Романа Маркеева, неожиданно обвинили в том, что тогда они якобы похитили Новосёлова, а Олег Сорокин им в этом способствовал. При этом почему-то больше не принимается во внимание тот факт, что на протяжении тринадцати лет прокуратура неоднократно подтверждала законность действий сыщиков, а удачно проведённый ими оперативный эксперимент, позволивший установить заказчика покушения, был санкционирован руководством УВД.

В связи с этим защитники Олега Сорокина, Романа Маркеева и Евгения Воронина были уверены в том, что судебный процесс однозначно завершится оправданием их подзащитных, показав абсурдность предъявляемых обвинений. Однако надежды не оправдались – рассмотрение дела сразу же приняло резко обвинительный уклон. При этом особое недоумение не только у участников процесса, но и у сторонних юристов вызвало поведение судьи Екатерины Кислиденко – заседания проходили в пожарном режиме, ежедневно, продолжаясь порой с утра до вечера. Из-за этого подсудимые были вынуждены питаться, стоя в конвойном помещении, а Роману Маркееву из-за напряжения и стресса не раз приходилось вызывать «скорую». Но главное – такая гонка не только не позволила защите качественно готовиться к заседаниям, при том что объём уголовного дела превышает сто томов. Суд планомерно отказывал в вызове ключевых свидетелей и приобщении к делу важных доказательств.

Начальник штаба обороны Великобритании Николас Картер заявил, что страна ежедневно пребывает в состоянии войны из-за частых кибератак со стороны России и других стран.

«Так, мы просили приобщить к делу видеокассету с записью допроса Новосёлова после проведённого с ним оперативного эксперимента, — поясняет адвокат Дмитрий Кравченко. — Сам Новосёлов утверждает, что милиционеры якобы выбили из него признание пытками. Однако на записи чётко видно, что никаких следов побоев на нём нет и показания он даёт сам. По нашему мнению, невозможно не учитывать такие материалы при рассмотрении дела со столь серьёзным обвинением».

В результате перечень нарушений, допущенных судом первой инстанции, занял 500 (!) листов.

Занятая судом позиция вызывает также тревогу у защитников Евгений Воронина и Романа Маркеева. Последний уже фактически остался без адвоката. Маркеев хочет, чтобы его интересы представлял адвокат, которому он доверяет, однако суд назначил ему защитника своим решением. Ходатайство об отводе адвоката по назначению (поддержанное, кстати, самим защитником) было судом отклонено.

«Для составления апелляционной жалобы были даны беспрецедентно малые сроки, — отмечает в свою очередь защитник Евгения Воронина Андрей Юдин. – Сам Евгений Евгеньевич вообще не получил для изучения копию протокола судебных заседаний в первой инстанции, поэтому я не имею возможности согласовать с ним позицию защиты. Более того – когда я всё же получил протокол и начал его изучать, там обнаружилась масса несостыковок с аудиозаписями заседаний. Вплоть до того, что свидетель на вопрос отвечает «Да», а в протоколе указано «Нет»».

В ходе заседания 8 апреля Андрею Юдину пришлось самому представлять интересы своего подзащитного – двое его коллег, Антон Стассий и Асланби Мамхегов фактически оказались выдавленными из процесса.

«Областной суд не принял апелляционную жалобу Стассия– было заявлено, что на одном листе не хватает подписи, — говорит Андрей Юдин. — Ему предлагалось исправить недочёты в течение трёх дней после получения письма. Почта пришла 5 апреля. Однако за день до этого областной суд объявить, что Стассий не выполнил требования и потому его жалоба рассматриваться не будет. Хотя произошедшее – безусловная причина снятия дела с рассмотрения. Аналогичная ситуация произошла с Мамхеговым. Он, как того требует закон, направил свою апелляционную жалобу почтой в областной суд, но она не была доставлена. В таком случае облсуд также должен был снять дело с рассмотрения и вернуть его на доподготовку в суд первой инстанции, чего также не произошло. Сейчас мы ждём, как суд отнесётся к нашим ходатайствам о вызове свидетелей, чьи показания критически важны. В первой инстанции в их вызове отказали, хотя люди пришли и были готовы выступить. Посмотрим, как будет на этот раз».

Происходящее наталкивает на мысль, что процессуальные нарушения и препятствия, с которыми сталкиваются адвокаты, вызваны какой-то серьёзной причиной. Наблюдающие за процессом эксперты полагают, что она очевидна: 27 апреля истекает определённый законом срок давности по делу о якобы имевшем место «похищении» Новосёлова. И если процесс затянется, то обвинение придётся снимать. Что явно идёт против интересов остающихся пока что неназываемыми бенефициаров преследования Олега Сорокина, чьи многочисленные бизнес-активы после вынесения обвинительного приговора окажутся удобными для раздела.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *