Международный договор научная статья

К вопросу о понятии и классификации международных договоров Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Базанова Е.В.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Базанова Е.В.

Текст научной работы на тему «К вопросу о понятии и классификации международных договоров»

?ТРИБУНА АСПИРАНТА, АДЪЮНКТА И СОИСКАТЕЛЯ

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ И КЛАССИФИКАЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ

In this article are considered the concept and classification of the international contracts.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Легальное определение международного договора содержится в п. 1 «а» ст. 2 Венской конвенции «О праве международных договоров» (1969 г.)1, согласно которому международный договор определяется как «международное соглашение, заключенное государствами в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования»2. Аналогичным образом сформулировано определение договора и в п. 1 ст. 1 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 101-ФЗ). Отличие состоит лишь в том, что в Венской конвенции 1969 г. говорится о соглашении, «регулируемом международным правом»3. В данном случае речь идет не о соглашении как таковом, а о договорных отношениях, порождаемых этим соглашением, поскольку объектом международного права являются межгосударственные отношения, в данном случае — отношения, связанные с заключением, действием и прекращением действия договора. Это следует отметить в связи с тем, что в литературе высказывается точка зрения о том, что объектом права договоров является сам договор4.

Однако наибольший интерес в вопросе определения международного договора представляют мнения ученых-юристов. «Термин «договор», — писал американец Д. Филд в своем проекте Кодекса международного права, — означает письменное соглашение между двумя или более нациями для установления или отмены акта,

создающего, прекращающего или другим образом затрагивающего международное право или отношение»5.

По мнению В. Уляницкого, «международный договор — это соглашение двух или нескольких государств относительно государственных верховных прав с целью установления, определения, изменения или прекращения политического или юридического отношения между ними»6.

Ф. Лист писал, что «международно-правовой договор есть соглашение воль, состоявшееся между двумя или несколькими государствами относительно государственных верховных прав»7.

Представляет интерес определение немецкого юриста Ф. Бербера, понимающего международный договор как соглашение не только между государствами, но и вообще субъектами международного права: «Международный договор есть сознательное и добровольное объединение согласующихся волеизъявлений, по меньшей мере двух субъектов международного права, которое направлено на возникновение, изменение и отмену правовых отношений»8.

В целом приведенные определения международного договора содержат положения о том, что международный договор есть соглашение или согласованное волеизъявление государств и других субъектов международного права.

Предлагаемое в ч. 1 ст. 1 Федерального закона № 101-ФЗ определение указывает характерные признаки договора. Во-первых, международным договором может быть соглашение лишь между субъектами международного права. Во-вторых, сущность договора — соглашение договаривающихся сторон. Как известно, согла-

Аспирант Российской академии правосудия.

шение — единственный способ создания норм международного права, не только договорных, но и обычных. Разница между этими нормами в процессе их создания, а также в форме их существования.

Соглашение образуют согласованные воли и волеизъявления сторон. Причем они обладают такой взаимной связью, которая не допускает в последующем их одностороннего изменения. Реализуясь в договоре посредством соглашения, воли продолжают развиваться, наполняясь новым содержанием, под воздействием меняющихся внешних факторов. Однако подобные изменения также взаимно согласованы сторонами.

Следует отметить, что не любое соглашение между государствами является международным договором. Сама природа договаривающихся сторон не делает их межгосударственные соглашения объектом международного права.

Таким образом, в международном праве выделяют международные договоры и так называемые неправовые соглашения. Последние получили широкое распространение во второй половине XX в. Профессор И.И. Лукашук приводит в пример акты Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которые стали главным инструментом перестройки системы международных отношений в Европе. Он также указывает на то, что положения таких соглашений обладают не юридической, а морально-политической обязательной силой. Согласно Кодексу поведения по военно-политическим аспектам безопасности, вступившему в силу с 1 января 1995 г., содержащиеся в нем положения являются политическими обязательствами. В соответствии со ст. 102 Устава Организации Объединенных Наций он не подлежит регистрации. Иными словами, Кодекс не является международным договором9. Положения об отсутствии необходимости регистрации закреплены и в Хельсинкском заключительном акте от 1 августа 1975 г., и в Парижской хартии для новой Европы от 21 ноября 1990 г.

Относительно такого рода актов Государственный департамент США высказал следующую точку зрения: «Политические обязательства не регулируются международным правом, и правила, относящиеся к их соблюдению, изменению или отказу от них, отсутствуют. До тех пор пока сторона не откажется от своего «политического» обязательства, что она мо-

жет совершить без юридического возмездия, она считается давшей обещание уважать это обязательство, а другие стороны имеют полное основание считать себя заинтересованными в соблюдении такого рода обязательств»10.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что рассматриваемые соглашения не входят в сферу действия права международных договоров. Тем не менее это не исключает возможность применения к ним по аналогии некоторых международно-правовых норм, в том числе регулирующих их действие.

Переходя непосредственно к международным договорам, следует отметить, что существует множество оснований для их классификации.

Традиционно международные договоры подразделяются по кругу участников на двусторонние и многосторонние, которые, в свою очередь, могут быть как с неограниченным числом участников (универсальные, общие), так и с ограниченным числом участников (региональные, партикулярные).

В зависимости от статуса субъекта, заключающего договор, различают межгосударственные, межправительственные и межведомственные международные договоры.

Безусловно, все вышеперечисленные договоры являются договорами государства в целом, и именно оно несет ответственность за их выполнение. Следовательно, договоры разных видов в соответствии с международным правом обладают равной юридической силой.

По возможности присоединения других участников выделяют закрытые (то есть договоры, участие в которых зависит от согласия их участников) и открытые (то есть договоры, участниками которых могут быть любые государства независимо от того, имеется ли согласие или нет других участвующих в них государств).

По объекту выделяют международные договоры по политическим вопросам, договоры по правовым вопросам, договоры по экономическим вопросам и т.д. Хотя грани деления договоров в рамках классификации по данному критерию достаточно условны, поскольку один международный договор может охватывать различные сферы деятельности государства.

Но наиболее интересной представляется классификация по критерию юридического содержания и критерию необходимости издания внутригосударственных

я Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

актов для применения норм международного договора.

В частности, в зависимости от юридического содержания международного договора выделяют нормоустанавливаю-щие договоры и не устанавливающие норм права. Первая группа международных договоров рассматривалась и рассматривается до сих пор как группа общих (абстрактных) норм, формирующих международное право договоров, а вторая группа — группа частноправовых договоров, заключаемых по конкретным вопросам и не создающих общих норм11.

Г. Тринель, разграничивая международные договоры на устанавливающие правовые нормы и их не устанавливающие, утверждал, что в ненормативных международных договорах имеет место разграничение воль договаривающихся сторон, они направлены на разные цели, а потому могут устанавливать лишь субъективные права и обязанности. В то время как нормоустанавливающие договоры, если точнее — нормоустанавливающие соглашения, предполагают совпадение воль и их слияние в общую волю. Автор исходил из того, что в международном праве только высшая воля может создавать нормы, обязательные для государств. В качестве высшей воли Г. Тринель называет общую волю, созданную единством волеизъявлений двух и более государств. Именно она, по его мнению, является источником международного права.

Однако подобную позицию разделяли не все правоведы. Ф. Кожевников, например, считал, что нормообразующие законы (договоры-законы) и договоры-сделки «в принципе имеют в той или иной степени правообразующий характер, поскольку ими устанавливаются правила поведения, которые их участники обязаны соблюдать» 12. Все зависит только от субъектного состава и сферы (масштабов) распространения обязательств.

В зависимости от необходимости издания внутригосударственных актов для применения норм международного договора выделяют самоисполнимые и неса-моисполнимые международные договоры.

Данная концепция деления договорных положений получила множество различных по своей сути оценок. Само понятие «самоисполнимость» понимается в двух аспектах. Я. Броунли, рассматривая понятие «самоисполнимость», отмечает, что термин «самоисполнимые» может применяться для выражения того при-

нципа определенной системы национального права, согласно которому некоторые нормы международного права не нуждаются в инкорпорации для придания им внутригосударственной силы. По его мнению, национальный суд в целях толкования может исходить из того, что обязательство, возникшее из международного договора, не может существовать внутри страны без принятия специального внутреннего законодательства13.

Одно понимание понятия «самоисполнимость» состоит в том, что самоисполнимым считается договор, если он обладает способностью стать частью национальной правовой системы и, приобретая качества внутригосударственного закона или административного акта, иметь юридическое действие без необходимости дополнительных мер законодательного или административного характера14.

Другое понимание термина «самоисполнимость» связывается прежде всего с тем, способен ли договор создать права и обязанности, которые могут быть защищены индивидом непосредственно в суде15, или же договорные положения сформулированы таким образом, что подразумевают лишь необходимость принятия государством специального имплементаци-онного законодательства.

Различие между самоисполнимыми и несамоисполнимыми договорными положениями сопряжено в первую очередь со степенью полноты, завершенности обязательств, содержащихся в международном договоре. То есть с тем, требуют ли условия договора от государств принятия каких-либо дополнительных норм законодательного или административного характера для реализации международных договорных обязательств в национальных правовых системах или же содержащиеся в договорах нормы столь совершенны, что могут быть применимы национальными судами без необходимости издания имплементационного законодательства.

Концепция деления международных договоров на самоисполнимые и несамо-исполнимые нашла свое отражение и в Гражданском кодексе РФ, в ч. 1 которого (ч. 2 ст. 7) предусматривается, что международные договоры РФ применяются к соответствующим отношениям непосредственно, «кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта»16. Для сравнения еще раз приведем формулировку ч. 3 ст. 5

Федерального закона № 101-ФЗ, согласно которой «положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты». Несложно заметить, что в соответствии с первой формулировкой международный договор должен прямо устанавливать необходимость принятия государствами актов законодательного или распорядительного характера для реализации его положений в национальной правовой системе РФ («. когда из международного договора следует. »). В данной формулировке явное предпочтение отдается содержанию международного договора. При этом не учитываются особенности национальной правовой системы и состояние законодательства

государства. Вторая формулировка, говоря о договорных положениях, не требующих издания внутригосударственных актов для применения, не устанавливает жесткого требования принятия имплементационно-го законодательства и позволяет в равной мере учитывать как содержание договора, так и специфику национальной правовой системы, состояние внутреннего законодательства.

Следовательно, формулировка Федерального закона № 101-ФЗ представляется более гибкой, поскольку не исключает того, что из договора может непосредственно и не следовать необходимость принятия внутригосударственных актов для реализации международных договорных обязательств в национальной правовой системе, но такая необходимость может быть обусловлена особенностями этой системы и состоянием внутреннего законодательства в конкретной сфере.

Литература и примечания

1. А также в Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (Вена, 21 марта 1986 г.); Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров (Вена, 23 августа 1978 г.).

2. Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. // Международное право в документах // сост. Н.Т. Блатова. М., 1982. С. 70.

3. П. «а» ч. 1 ст. 2 Венской конвенции о праве международных договоров // Сборник международных договоров СССР. Вып. XLII. 1988.

4. Талалаев А.Н. Право международных договоров. Общие вопросы. М., 1980. С. 9.

5. А.Н. Талалаев. Юридическая природа международного договора. М., 1963. С. 105.

6. В. Уляницкий. Международное право. Томск, 1911. С. 151-152.

7. Ф. Лист. Международное право. Юрьев, 1902. С. 206-207.

8. А.Н. Талалаев. Юридическая природа международного договора. С. 106-107.

9. Лукашук. И.И. Современное право международных договоров. Т 1. Заключение международных договоров. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 40.

10. International Acts Not Constituting Agreements // AJIL. 1994. N 1. P. 518.

11. Тункин Г.И. Теория международного права. С. 76-81.

12. Международное право / отв. ред. Ф.И. Кожевников. М., 1957. С. 243-246.

13. Я. Броунли. Международное право. Книга первая. М.: Прогресс, 1977. С. 94.

14. Expression of consent by states to be bound by a treaty. Analytical report and country reports. Committee of legal advisers on public international law. (CAHDI). Strasbourg. 23 January 2001. P. 80.

16. Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301 (с последующими изменениями и дополнениями, не затрагивающими п. 2 ст. 7).

Международный договор: виды и техника подготовки Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Калина Владимир Филиппович

В статье рассматриваются основные аспекты юридической техники подготовки различных видов международных договоров .

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Калина Владимир Филиппович

International agreement: types and creating technics

The article examines the main aspects of the legal technique of various types of international agreements.

Смотрите так же:  Развод фсо

Текст научной работы на тему «Международный договор: виды и техника подготовки»

?Источники и стандарты международного права

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДОГОВОР: ВИДЫ И ТЕХНИКА ПОДГОТОВКИ

В статье рассматриваются основные аспекты юридической техники подготовки различных видов международных договоров.

Ключевые слова: международный договор, юридическая техника, международное право.

На сегодняшний день ведущую роль в международно-правовом регулировании играют международные договоры. Юридическая техника их подготовки и принятия весьма специфична. К сожалению, уровень подготовки выпускников вузов в этой области оставляет желать много лучшего.

Венская конвенция о праве международных договоров гласит: «Международный договор означает международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования»1. Статья 2 указанной Конвенции содержит специальную терминологию (легальный тезаурус), применяемую в международно-договорной сфере: договор, ратификация, принятие, утверждение, присоединение, международный акт, полномочия, оговорка, участвующее в переговорах государство, договаривающееся государство, участник, третье государство, международная организация. При этом в ч. 2 специально оговаривается, что употребление терминов в настоящей Конвенции не затрагивает употребления этих терминов или значений, которые могут быть приданы им во внутреннем праве любого государства. Путем пря-

мой рецепции эти термины вошли в Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации».

Международные договоры, будучи по сути своей международными соглашениями, имеют различные формы и названия: собственно договор (соглашение), конвенция, соглашение, пакт, меморандум, протокол и др. При этом каждый вид своеобразен и может потребовать специфических юридико-технических приемов. Однако все договоры имеют некоторый набор признаков, которые необходимо учитывать при их подготовке. Классическая схема договора требует преамбулы, определения его цели и задач, понятийного аппарата (определения понятий и терминов), содержательной части, установления порядка и условий вступления договора в силу, определения порядка урегулирования споров, заключительных и переходных положений.

Преамбула международного договора имеет особую форму построения. В ней стороны, заявляя о своей приверженности принципам международного права, определяют направление развития международных отношений в регулируемой договором области, заявляют о стремлении следовать принятым договоренностям. В ряде случаев при отсутствии преамбулы ее в определенной степени, правда, в более строгой форме, может заменить формулировка цели и задач договора.

Исключительного внимания при подготовке международного договора имеет отработка понятийного аппарата. Все формулировки, все термины и понятия должны быть тщательно выверены, не содержать условностей и двусмысленностей. Важно, чтобы стороны вкладывали в них одинаковый смысл.

Содержательная часть договора не имеет какой-либо определенной схемы и строится с учетом предмета договора. Безусловным требованием к тексту договора в этой части должны быть логическая последовательность, полнота охвата проблемных положений, четкость формулировок и продуманность структурного построения. Международный договор, независимо от числа его участников и предмета регулирования, всегда является нормообразующим в том смысле, что содержит правовые нормы, основанные на согласовании воли и интересов государств. Другое дело, что это могут быть нормы универсальные или локальные, управомочивающие или обязывающие, императивные или диспозитивные, но так или иначе каждый международный договор является источником международного права2. Текст договора должен быть со всей тщательностью переведен на языки стран-участниц. Кроме того, он составляется на английском языке как общепризнанном языке международного общения.

При проектировании и в ходе подготовки текста договора используются определенные выработанные практикой универсальные требования и приемы юридической техники. Они касаются языка, структуры, оформления и др. В качестве примера можно привести Методические рекомендации по разработке проектов международных договоров, заключаемых в рамках СНГ3.

В разделе, который так и называется «Юридическая техника», содержится необходимый перечень общих требований, предъявляемых к международному договору: полнота правового регулирования соответствующей сферы отношений; отсутствие противоречий как в самом договоре, так и с другими нормами международного права; ясность, простота и доступность языка изложения договора; логическая последовательность изложения содержания договора; краткость; исключение дублирования; конкретность и точность формулировок, единообразие использования понятий и терминов.

Специальный раздел посвящен языковым и терминологическим требованиям к проекту. Он излагается на русском языке. Используемые термины и понятия должны быть тождественными по смыслу и содержанию. Каждое понятие обозначается соответствующим термином, а для обозначения одних и тех же понятий используются одни и те же термины. Целесообразно давать определения малоизвестных специальных терминов. Если термины многозначны, в проекте указывается, какое значение им придается. Терминология проекта должна соответствовать общепринятой в международной практике и, по возможности, в национальном законодательстве государств-участников. Формулировки должны быть четкими, аббревиатуры только общепринятые.

Определения терминов, имеющих значение для проекта договора в целом, приводятся в его отдельной структурной части, как правило, помещаемой в начале основной (содержательной) части текста. Определения терминов, имеющих значение для части проекта договора, приводятся в этой части проекта.

Положения международного договора принято формулировать конструкциями единственного числа. Например: «. компетентный орган каждой из Сторон.», а не «.компетентные органы Сторон.» и т. д.

Большое внимание уделяется правильному употреблению названия официальных органов и организаций. Они даются в точном соответствии с полными официальными наименованиями, предусмотренными учредительными документами и другими актами. При неоднократном употреблении в тексте проекта договора того или иного наименования (понятия) при первом употреблении да-

ется полное официальное наименование, а далее общепринятый сокращенный вариант. Например: «государства — участники Содружества Независимых Государств (далее — государства — участники СНГ)».

С целью избежания повторений в тексте договора применяются разного рода ссылки. Это могут быть ссылки на отдельные положения самого договора, а также на иные действующие международные правовые акты. В последнем случае необходимо указать официальное название документа, дату его принятия, а также точное указание положения, на которое делается ссылка. При многократном употреблении названия также применяется ранее оговоренная сокращенная модель. При упоминании в тексте договора (проекта договора) основополагающих международных документов, например «Устав Организации Объединенных наций», «Устав Содружества Независимых Государств» и др., приводить их реквизиты не следует.

Если в договоре (проекте договора) делается ссылка на содержащиеся в нем положения, то это обязательно оговаривается с использованием прилагательного «настоящий».

Не рекомендуется ссылаться на отсылочную норму и другие нормы, если при этом возникают трудности в понимании смысла нормативного предписания4.

Стадии принятия договора: согласование текста, принятие текста, установление аутентичности текста, подписание договора, ратификация, утверждение, присоединение, оговорка.

О форме принятия договора стороны договариваются в ходе переговоров, а если договор принимается в рамках международной конференции, то его принятие регламентируется правилами процедуры. Текст двусторонних договоров принимается единогласно. Многосторонние договоры могут приниматься путем консенсуса (если это заранее определено, например, голосование по заключительному Акту Совещания в Хельсинки в 1975 г.) либо голосованием (по общему правилу требуется две трети голосов участников).

Установление аутентичности означает окончательное признание текста сторонами. Чаще всего это осуществляется путем парафирования (скрепление инициалами уполномоченных лиц). Возможны и иные процедуры. Нередко стадия аутентичности совпадает с подписанием договора и принятием резолюции, открывающей договор для подписания.

Подписание договора означает принятие на себя государством обязательств, вытекающих из договора. Эти обязательства наступают в установленный договором срок сразу, если договор не тре-

бует последующей ратификации. Обязательность ратификации определяется ст. 14 Венской конвенции о праве международных договоров.

Ратификация — это утверждение договора высшим органом государственной власти, после чего он становится для государства обязательным. В Российской Федерации ратификация проводится в порядке принятия федерального закона, хотя и по упрощенной схеме (сразу в трех чтениях). Статья 15 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ устанавливает, что ратификации подлежат международные договоры РФ, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом, предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина; о территориальном разграничении РФ с другими государствами, включая договоры о прохождении Государственной границы РФ, а также о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ; об основах межгосударственных отношений, по вопросам, затрагивающим обороноспособность РФ, по вопросам разоружения или международного контроля над вооружениями, по вопросам обеспечения международного мира и безопасности, а также мирные договоры и договоры о коллективной безопасности; об участии России в межгосударственных союзах, международных организациях и иных межгосударственных объединениях, если такие договоры предусматривают передачу им осуществления части полномочий РФ или устанавливают юридическую обязательность решений их органов для России.

Утверждение, принятие международного договора (ст. 20 ФЗ «О международных договорах Российской Федерации») означает одобрение его тем органом, в компетенцию которого входит его заключение. Эта процедура относится к договорам, в отношении которых не требуется ратификация, но предусмотрено утверждение Президентом РФ либо Правительством РФ, если это входит в его компетенцию. При этом Президент РФ принимает решения об утверждении, о принятии международных договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства РФ, если это вызывается необходимостью.

Присоединение к договору. Если государство не участвовало в заключении договора, но изъявило желание присоединиться к нему, оно может это сделать как до, так и после вступления его в силу. При этом государство берет на себя обязательства, содержа-

щиеся в договоре, за исключением оговорок, которые оно вправе заявить при присоединении.

Оговорка — одностороннее официальное заявление государства при подписании, ратификации, принятии или утверждении им международного договора или присоединении к нему, посредством которого государство желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству5. При этом надо иметь в виду, что не всегда оговорка возможна. Договор может содержать запрет на определенные виды оговорок, либо оговорка несовместима с объектом и целью договора. Существует определенный порядок оформления оговорок. Государство — участник договора может в любое время по своему усмотрению снять оговорку или возражение против нее. Оговорки Российской Федерации к международным договорам оформляются в соответствии со ст. 25 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации».

Порядок и условия вступления договора в силу подробно изложены в статьях 11-15 Венской конвенции о праве международных договоров. В ст. 11 излагаются способы выражения согласия на обязательность договора. Это может быть подписание договора, обмен документами, образующими договор, ратификация договора, его принятие, утверждение, присоединение к нему или какой-либо иной способ, о котором условились. Каждое из положений ст. 11 конкретизируется в статьях 12-15 данной Конвенции.

Большое значение для действенности международного договора имеет его регистрация в Секретариате ООН. В соответствии со ст. 102 Устава ООН всякий договор и всякое международное соглашение, заключенные любым Членом Организации, должны быть при первой возможности зарегистрированы в Секретариате и им опубликованы. В противном случае ни одна из сторон не может ссылаться на такой договор или соглашение ни в одном из органов Организации Объединенных Наций.

В Российской Федерации официальными источниками публикации международных договоров являются Собрание законодательства Российской Федерации и Бюллетень международных договоров.

Как уже отмечалось выше, помимо собственно договора (соглашения) имеют место разновидности, обладающие своими юриди-ко-техническими особенностями. Особым видом договора является конвенция (от лат. сопуепйо — договор, соглашение). Каких-либо существенных отличий от «классического» понимания договора она не содержит. Более того, конвенция — это, как правило, более

крупный многосторонний договор по какому-либо существенному вопросу. Конвенция отличается широтой охвата объекта регулирования, что в какой-то мере роднит ее с кодексом. Достаточно часто конвенции принимаются под эгидой международных организаций (ООН, ее специальных учреждений — ЮНЕСКО, МОТ, ИКАО, Совета Европы и др.). Примером может служить Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, подписанная 4 ноября 1950 г. в Риме странами — членами Совета Европы. Работа над конвенциями требует больших сил и времени, нередко растягивается на многие годы.

Специфическую группу договоров составляют пакты (от лат. pactum — договор, соглашение). Как правило, такое название применяется к договорам, имеющим крупное политическое значение (Пакт Молотова-Риббентропа, Пакт Бриана-Келлога, Антико-минтерновский пакт, Пакт Рериха и др.). В пактах демонстрируется особое понимание сторонами предмета договоренности, определяется значимость правового регулирования проблемы, например, охраны культурных ценностей в ходе военного конфликта (Пакт Рериха). Язык пактов отличается определенной декларативностью.

Протокол как вид международного договора применяется чаще всего для конкретизации определенного круга вопросов, по которым осуществляется договоренность. Даже будучи частью другого договора, протокол может носить закрытый, секретный характер. Примером может служить Пакт Молотова-Риббентропа и секретный Протокол к нему, который долгое время не был официально опубликован.

Меморандум (от лат. memorandum — о чем следует помнить) -дипломатический документ, который с известной долей условности можно рассматривать в качестве договора, поскольку в нем содержится соглашение по вопросу о понимании какого-либо положения или о намерениях следовать ему. В меморандумах государства демонстрируют свои согласованные намерения.

В отечественной дипломатической практике в соответствии с Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации» существует разделение международных договоров по уровню их принятия. Это межгосударственные договоры, заключаемые от имени Российской Федерации; межправительственные договоры, заключаемые от имени Правительства РФ; межведомственные договоры, заключаемые от имени федеральных органов исполнительной власти и уполномоченных организаций. Согласно Федеральному закону, «международные договоры, в отношении которых Российская Федерация выразила свое согласие на обяза-

тельность и которые вступили в силу, являются составной частью правовой системы Российской Федерации».

Достаточно редко как в учебной, так и научной литературе в качестве международного договора упоминается хартия. Дело, видимо, в том, что хартия — общее название большого числа разнородных документов. В Средние века и в Новое время так именовались документы публично-правового характера. Например, английская Великая хартия вольностей 1215 г., Народная хартия — политическая программа чартистов в Англии, Хартия французского языка -закон, устанавливающий статус французского языка в Квебеке, и др. В международном праве этот термин стал употребляться сравнительно недавно для международно-правовых актов рекомендательного характера, близких по смыслу и значимости к международным декларациям, принимаемым на межгосударственном уровне государствами — субъектами международного права. Несмотря на факультативный характер предписаний, содержащихся в хартиях, значимость вопросов, которые являются предметом хартий, может иметь достаточно солидный международно-правовой вес. Достаточно сослаться в данном случае на Европейскую хартию по местному самоуправлению, принятую 15 октября 1985 г., после присоединения к которой в России пришлось практически заново принять Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», чтобы российское законодательство о местном самоуправлении не вступало в противоречие с общеевропейским.

Смотрите так же:  Пребывание людей на луну

В середине XIX в. появилась и такая форма международного договора, как декларация. С точки зрения юридической техники она отличается краткостью и простотой формы. Однако значимость положений, содержащихся в декларациях, весьма высока. Взять, к примеру, Всеобщую декларацию прав человека, принятую на Третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 г.

Международные договоры, как и любые юридические акты, подлежат толкованию всеми известными способами: легальным, формально-юридическим, логическим, структурным, системным, лингвистическим и др. О.И. Тиунов отмечает, что на международные договоры распространяются установленные международным правом правила технико-юридического толкования. И хотя Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. закрепляет порядок толкования международных договоров (ст. 31-33), она все же не решает всех вопросов, связанных с международными договорами. Поэтому большое значение при толковании международных дого-

воров имеют также обычно-правовые нормы международного права как нормы, складывающиеся посредством международной практики государств в виде отдельных действий (или «осмысленного» бездействия при определенных обстоятельствах), а также молчаливого правового убеждения в том, что при таких обстоятельствах следует поступать именно так, а не иначе (opinio juris)6.

Пункт «а» ч. 1 ст. 2 Венской конвенции о праве международных договоров, принятой 23 мая 1969 г.

См.: Выполнение международных договоров Российской Федерации: Монография / Отв. ред. О.И. Тиунов. М.: Норма, 2011. С. 64.

Приняты в соответствии с Решением Совета министров иностранных дел СНГ от 28 марта 2008 г.

Методические рекомендации по разработке проектов международных договоров, заключаемых в рамках Содружества Независимых Государств [Электронный ресурс] // Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств. URL: http://cis.minsk.by/reestr/ru/ index.html#reestr/view/text?doc=2390 (дата обращения: 30.08.2013). См.: Дипломатический словарь. М., 1986. Т. 2. С. 295.

Тиунов О.И. Общепризнанные принципы и нормы международного права и правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации // Правовое обеспечение межгосударственной интеграции: Сб. статей / Под ред. Ю.А. Тихомирова и В.И. Лафитского. М., 2005. С. 200.

Актуальные проблемы действия международных договоров в правовой системе Российской Федерации Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Гузенко Анастасия Юрьевна

В статье анализируются проблемы определения, применения и действия международных договоров в правовой системе Российской Федерации, местоположение международных актов в иерархии нормативно-правовых актов Российской Федерации и мнение ученых по данному вопросу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Гузенко Анастасия Юрьевна

Текст научной работы на тему «Актуальные проблемы действия международных договоров в правовой системе Российской Федерации»

?Actual problems of international treaties in the legal system of the Russian Federation Guzenko A. (Russian Federation) Актуальные проблемы действия международных договоров в правовой

системе Российской Федерации Гузенко А. Ю. (Российская Федерация)

Гузенко Анастасия Юрьевна / Guzenko Anastasiya Yurievna — студент, кафедра международного права, юридический факультет,

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Северо-Западный институт управления, г. Санкт-Петербург

Аннотация: в статье анализируются проблемы определения, применения и действия международных договоров в правовой системе Российской Федерации, местоположение международных актов в иерархии нормативно-правовых актов Российской Федерации и мнение ученых по данному вопросу.

Abstract: the article analyzes the problem of the definition, scope and operation of international treaties of the Russian Federation in the legal system, the location of the international instruments in the hierarchy of legal acts of the Russian Federation and the scientific opinion on the matter.

Ключевые слова: международные договоры, международные отношения, международное право, источник права, закон, Конституция Российской Федерации.

Keywords: international treaties, international relations, international law, the source of law, the Russian Constitution, the law.

В современных условиях глобализации, процесса всемирного объединения, получившего свое развитие во второй половине XIX века, роль международного договора как источника права все больше возрастает. Указанный процесс признается различными странами и является установленным фактом: в Венской Конвенции о праве международных договоров [2], заключенной в Вене 23 мая 1969 года, содержится положение о том, что государства -участники Венской Конвенции, учитывая важнейшую роль договоров в истории международных отношений, признают все возрастающее значение договоров как источника международного права и как средства развития мирного сотрудничества между нациями, независимо от различий в их государственном и общественном строе.

В правовой системе РФ существует легальное определение международного договора, который представляет собой международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования [5].

В соответствии с Конституцией РФ [1], а также иными нормативными правовыми актами (к примеру, в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «О международных договорах РФ» от 15.07.1995 № 101-ФЗ), международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью правовой системы РФ. В РФ сформирована определенная иерархия нормативно-правовых актов, отличающихся друг от друга юридической силой, масштабом действия, сложностью процедуры принятия и иными критериями.

Относительно местоположения международных актов в иерархии нормативно-правовых актов РФ единого мнения на сегодняшний день пока не сформировано. Часть ученых

считает, что в современных условиях глобализации большей юридической силой по отношению к национальному законодательству обладают международные нормы, причем данный факт не несет угрозу суверенитету отдельных государств, а при грамотной государственной политике, носит положительный характер, ведя к всемирному единению (к примеру, С. В. Бахин, М. А. Викут, С. Ф. Афанасьев, Р. В. Винникова, Т. Н. Нешатаева). Другие же ученые полагают, что Конституция должна занимать приоритетное положение по отношению к международным нормам. М. А. Амирова, Р. Арнольд, С. А. Иванов, С. Ю. Марочкин и другие придерживаются мнения о том, что международные нормы по юридической силе стоят выше национальных законов, однако ниже Конституции.

В Конституции РФ закреплено, что в случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора. Таким образом, международные договоры РФ обладают большей юридической силой по сравнению с законами РФ, однако данное положение касается только ратифицированных РФ международных договоров, остальные же вообще не входят в ее правовую систему. Дело с общепризнанными принципами и нормами международного права обстоит сложнее, так как насчет их положения в иерархии источников права РФ нет прямого закрепления в законодательстве.

Под общепризнанными принципами международного права, согласно Постановлению Верховного суда РФ [6], понимаются основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. Под общепризнанной нормой международного права, согласно тому же постановлению, понимается правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в иерархии источников права РФ (системе права) находятся выше ФКЗ и ФЗ, но ниже Конституции РФ. Однако отсутствие единого, формально закрепленного мнения о местоположении международных правовых актов в системе национального законодательства порождает на практике целый ряд проблем.

К примеру, существует проблема правового регулирования общественных отношений, возникающая при несоответствии норм национального законодательства международным принципам и нормам международного права. Практика показывает, что в случае, когда какой-либо вступивший в силу не подлежащий ратификации международный договор РФ оказывается в противоречии с каким-либо законом РФ и по этой причине становится неисполнимым (например, обмен нотами или межведомственное соглашение, освобождающее на взаимной основе от таможенных или налоговых сборов), то государственные органы принимают меры, необходимые для добросовестного выполнения международных обязательств по нератифицированному международному договору. Это могут быть меры по дополнительному согласованию порядка исполнения, ратификации, одобрению, утверждению, новации или прекращению такого неисполнимого договора. При всех обстоятельствах и при всех возникающих внутренних затруднениях международный договор должен применяться так, как это им предусмотрено, а обязательства по нему должны выполняться добросовестно.

Порой практические проблемы возникают при применении уже подписанных международных договоров. Одной из причин возникновения такой проблемы может служить то, что в отличие от норм внутреннего права государств, содержащих перечень договоров, подлежащих ратификации по внутреннему праву, международное право не знает такого перечня, поэтому считается, что международно-правовое обязательство государства по любому вопросу, принятое главой государства, главой правительства, министром иностранных дел, является действительным. В случае международного спора по рассматриваемому вопросу решающее значение имеет ссылка на международное право, а ссылка на внутреннее право может оказаться несостоятельной или проблематичной. Ярким

примером обозначенной проблемы может служить статья 10 Трудового кодекса РФ [4]. Это единственный Кодекс, который в нарушение положений п. 4 ст. 15 Конституции РФ содержит положения не только о сопоставлении международного договора и закона, но и о сопоставлении международного договора с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими трудовые отношения. Так, по сути, была признана несоответствующей Конвенции МОТ (Международной организации труда) № 29 о принудительном или обязательном труде 1930 года [3] часть нормы статьи 74 ТК РФ о временном переводе в случае производственной необходимости.

Международные правовые источники как регуляторы общественных отношений в настоящее время приобретают все большее значение и оказывают все большее влияние на своих участников вследствие современных условий глобализации, порождающей ряд новых для мира проблем: проблема соответствия норм национального законодательства международным принципам по тому или иному вопросу, необходимости преодоления разногласий участников международных отношений, сохранения национального суверенитета государств и иные насущные вопросы.

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 г. // Российская газета, 2009. № 4831.

2. Венская Конвенция о праве международных договоров (Заключена в Вене 23.05.1969) // Ведомости ВС СССР, 10.09.1986. № 37. Ст. 772.

3. Конвенция № 29 Международной организации труда «Относительно принудительного или обязательного труда» (принята в г. Женеве 28.06.1930 на 14-ой сессии Генеральной конференции МОТ)// Ведомости ВС СССР, 2 июля 1956 г. № 13. Ст. 279.

4. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ // Российская газета. № 256, 31.12.2001.

5. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // Российская газета. № 140, 21.07.1995.

6. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» от 10 октября 2003 г. № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 12, 2003.

7. Агешкина Н. А. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 15 июля 1995 г. № 101 -ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс», 2013.

8. Осминин Б. И. Заключение и имплементация международных договоров и внутригосударственное право: монография. М.: Инфотропик Медиа, 2010. 400 с.

Вступление в силу международных договоров как завершение процесса их заключения Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Бальхаева Саяна Баировна

В статье рассматриваются нормативные и доктринальные положения, касающиеся вступления в силу международных договоров . Исследуется практика различных вариантов вступления международных договоров в силу . Делается вывод о необходимости обоснованной унификации заключительных положений международных договоров с целью упорядочения функционирования системы международного права .

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Бальхаева Саяна Баировна

Concluding international treaties

The article is devoted to the normative and doctrinal provisions on coming into effect of international treaties. The practice of the different variants of coming into effect of international treaties is researched. The conclusion is drawn on the necessity to unify the final provisions of international treaties in order to improve the functioning of the system of international law.

Текст научной работы на тему «Вступление в силу международных договоров как завершение процесса их заключения»

УДК 341.24 (09) © С.Б. Бальхаева

Вступление в силу международных договоров как завершение процесса их заключения

В статье рассматриваются нормативные и доктринальные положения, касающиеся вступления в силу международных договоров. Исследуется практика различных вариантов вступления международных договоров в силу. Делается вывод о необходимости обоснованной унификации заключительных положений международных договоров с целью упорядочения функционирования системы международного права.

Ключевые слова: международное право, международный договор, вступление международного договора в силу, Венская конвенция о праве международных договоров.

Concluding international treaties roming into effect as the completion of the process

The article is devoted to the normative and doctrinal provisions on coming into effect of international treaties. The practice of the different variants of coming into effect of international treaties is researched. The conclusion is drawn on the necessity to unify the final provisions of international treaties in order to improve the functioning of the system of

Keywords: international law, international treaty, coming into effect of international treaty, the Vienna Convention on the law of international treaties.

Что следует понимать под юридической силой нормативного акта? В словаре С.И. Ожегова выражение «юридическая сила» определяется как действенность, правомочность правила, закона [1].

По словам С.С. Алексеева, понятие «юридическая сила» включает в себя реальное функционирование выраженных в акте юридических норм, фактическое проявление юридической энергии [2, 237]. Соглашаясь с последней точкой зрения, следует добавить, что юридическая сила является компонентным свойством каждого действующего нормативного акта, любого международного договора.

Смотрите так же:  Майнкрафт лицензия купить за 4 рублей

В международно-правовой литературе этот термин употребляется для обозначения обязательности договора. По словам финского юриста, специалиста международного права Яна Клаббер-са, юридическая сила международного договора вытекает из намерения двух и более субъектов международного права придать обязательный характер своим отношениям на основе норм международного права [3, 8]. Международные договоры создаются самими государствами. В основе их действительной силы (обязательности) лежит соглашение государств как результат согласования воли сторон, которая в свою очередь обусловлена интересами и потребностями договаривающихся государств. Ф. Мартенс писал: «Интерес, собственная польза заставляют государства заключать международные договоры, и интерес, польза

обеспечивают признание их обязательности» [4, 395].

Но как справедливо отмечает С.Ю. Марочкин, внутреннее право должно определять механизм их исполнения и возможность непосредственного применения. В этом смысле выполнение обязательств по международному праву именно «становится в зависимость от государственного права» [5, 121].

Вступление международного договора в силу

— это финальная (завершающая) стадия процесса его заключения. М. Ляхс справедливо замечает, что договор является не только заключительным актом процесса, но и началом его, ибо с момента вступления в силу он сам в свою очередь активно влияет на дальнейшее развитие истории, служит прогрессу или тормозит его [6, 19]. Термин «договор» обозначает соглашение между государствами в том виде, в каком оно окончательно принято и вступило в силу в качестве источника международно-правовых норм. Но наряду с этим термин «договор» обозначает текст положений, который составляется и согласовывается участвующими в переговорах государствами.

В юридической литературе отмечается, что международный договор характеризуется как основной источник международного права благодаря договорной форме, которая позволяет достаточно четко сформулировать правомочия и обязательства сторон, что благоприятствует всту-

плению в силу и применению договорных норм. Венская конвенция о праве международных договоров не исключает возможности заключения международных соглашений «не в письменной форме», т.е. в форме устных (так называемых джентльменских) соглашений, но они относятся скорее к былым временам, чем к современности [7, 141-142]. Факт выработки окончательного согласованного текста договора еще не свидетельствует о его заключении. Процесс заключения международного договора, как указывал Г.И. Тун-кин, есть процесс согласования воли государств, результатом которого является соглашение, воплощающееся в нормах договора. Завершение процесса заключения международного договора есть завершение процесса становления нормы международного права [8, 82].

В соответствии со ст. 24 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные между участвовавшими в переговорах государствами.

А.Н. Талалаев в комментарии к Венской конвенции отмечает, что «выражение «международный договор вступает в силу» означает, что положения данного договора становятся обязательными для его участников. » [9, 41-42].

В федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации» [10] говорится, что международные договоры вступают в силу для Российской Федерации в соответствии с настоящим Федеральным законом и в порядке и сроки, предусмотренные в договоре или согласованные между договаривающимися сторонами» (п. 1 ст. 24). В этом случае налицо несоответствие: в Венской конвенции используется выражение «участвовавшими в переговорах государствами», а в Федеральном законе — «договаривающееся государство». На наш взгляд, в данном случае Федеральный закон неточен, т.к. термин «договаривающееся государство» подразумевает, что государство уже согласилось на обязательность для него договора, что не соответствует действительности. Следовательно, до момента вступления договора в силу государства-участники переговоров являются договаривающимися государствами и процесс заключения договора для них еще не завершен. Заключение международного договора оканчивается вступлением его в силу.

Дата вступления договора в силу часто не совпадает с выражением согласия на обязательность международного договора, поскольку вступле-

нию договора в силу во многих случаях предшествует дополнительный срок. Венская Конвенция о праве международных договоров недвусмысленно разделяет по времени и по юридическому предназначению эти два момента, помещая их в разные разделы.

Это объясняется двумя причинами: 1. установление необходимого времени для информирования граждан и органов государственной власти (официальная публикация); 2. установление необходимого времени для соответствующих изменений в национальном законодательстве, если того требует конкретный международный договор.

Подтверждением того, что процесс заключения международного договора завершается вступлением его в силу, является и то, что в Бюллетене международных договоров Российской Федерации [11] опубликование международного договора обязательно сопровождается сведениями о дате его вступления в силу, если он вступает в силу не с даты подписания.

Свидетельством того, что заключение договора завершается вступлением в силу, является и тот факт, что на официальном сайте Организации Объединенных Наций публикуются сведения о выполнении внутригосударственных процедур, подготовленных по материалам сайта Комиссии ООН, по наиболее значимым международным договорам. Характерным примером является Статус Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. [12], где по состоянию на 4 мая 2011 г. участвует 76 государств. В вышеуказанном документе сначала указывается государство-участник, далее способ и дата выражения согласия на обязательность международного договора (подписание и иные виды) и как завершающая стадия точная дата вступления в силу, так как именно с нее государства приобретают соответствующие права и обязанности. Например, Российская Федерация в соответствии с п. 3 ст. 91 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. [13] присоединилась к ней 16 августа 1990 г. Однако данная Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 1 сентября 1991 г., что и является завершением процесса заключения этой Конвенции.

Иногда на практике встречаются случаи, когда момент окончательного согласования текста договора совпадает с моментом подписания, который в свою очередь и определяет момент вступления договора в силу. В подобных ситуациях отсутствует разрыв во времени между моментом

окончательного согласования текста договора и моментом вступления его в силу. Как правило, такое положение складывается тогда, когда не предусмотрена ратификация договора. Так, например, в ст. 10 Соглашения о сотрудничестве между Министерством юстиции Российской Федерации и Министерством юстиции Социалистической Республики Вьетнам 2010 г. говорится: «Настоящее Соглашение вступает в силу со дня подписания.» [14]. Иначе говоря, окончательно сформулированные правила поведения становятся сразу обязательными. Но весьма распространена и такая процедура, при которой с момента окончательного формулирования правил поведения до момента установления их обязательности проходит определенный промежуток времени.

Когда в договоре точно определена календарная дата вступления его в силу, то можно говорить о безусловно-определенном моменте начала его действия. Например, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Государства Бруней-Даруссалам об упразднении визовых формальностей для владельцев дипломатических и служебных (официальных) паспортов при осуществлении краткосрочных поездок в форме обмена Нотами между МИД Российской Федерации от 7 октября 2009 г. и Посольством Государства Бруней-Даруссалам от 12 октября 2009 г., где говорится: «Нота Министерства иностранных дел Российской Федерации и настоящая Нота составляют Соглашение между двумя Правительствами, которое вступит в силу 11 ноября 2009 г.» [15, 44-47].

В этом Соглашении четко определена во времени начальная граница его действия. При этом следует отметить, что возможны случаи, когда в договоре указывается календарная дата его временного применения. В качестве примера можно привести ст. 13 Соглашения об основаниях, условиях и порядке изменения сроков уплаты таможенных пошлин. В ней указывается: «Настоящее Соглашение подлежит ратификации и временно применяется со дня вступления в силу договора о Таможенном кодексе Таможенного союза от 27 ноября 2009 г.» [16].

Имеются международные договоры, в которых начальный момент их действия (момент вступления их в силу) определяется условно, то есть фиксируется то условие, с которым связано вступление его в силу, но не указывается конкретно, когда должно наступить это условие. Такие договоры нельзя назвать договорами с неопределенным

моментом вступления их в силу, поскольку в них указывается необходимость достижения определенных условий для начала их юридического действия. Если будет выполнено предусмотренное в договоре условие, он вступит в силу. Если такое условие не будет соблюдено, договор в силу не вступит. Возможны и такие случаи, когда соблюдение юридического условия для вступления договора в силу связывается с наступлением того или иного события. Например, в п. 1 ст. 3 Соглашения о порядке таможенного оформления и таможенного контроля товаров, перемещаемых между государствами — участниками Соглашения

о создании зоны свободной торговли 1999 г., указывается, что «настоящее Соглашение применяется каждой из Сторон при условии вступления в силу Соглашения о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г. и Протокола о внесении изменений и дополнений к нему от 2 апреля 1999 г.» (Соглашение вступило в силу для Российской Федерации 13 апреля 2000 г.) [17, 26-29].

Известны случаи заключения комплекса договоров, каждый из которых считается самостоятельным источником международного права, но их толкование и реализация предполагают согласованное действие [7, 141]. В этом случае один международный договор вступает в силу при условии, что одновременно вступит в силу другой международный договор. Характерным примером является ст. 8 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о торгово-экономическом сотрудничестве в области поставок нефти и нефтепродуктов в Республику Казахстан: «Настоящее Соглашение вступает в силу после получения последнего письменного уведомления о выполнении Сторонами внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу, одновременно с Соглашением о порядке организации, управления, функционирования и развития общих рынков нефти и нефтепродуктов Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации от 9 декабря 2010 г. . » [18].

К договорам с неопределенным моментом вступления в силу относятся такие, в которых не указан ни точный момент начала их действия, ни условие, с которым связывается начало их действия. Необходимо отметить, что в современной практике такие договоры встречаются крайне редко, что свидетельствует о положительной тенденции. Так как момент вступления договора в силу является завершением процесса создания

договора и игнорировать его при создании международного договора — источника международноправовых норм — недопустимо. А.Г. Ходаков замечает, что отсутствие в договоре «положений о вступлении в силу может порождать сомнения в отношении самого характера документа (договор это или заявление о намерениях и т.п.)» [19, 21].

Польский юрист М. Франковская исследовала

1 579 договоров, содержащихся в 100 томах сборников договоров ООН, и обнаружила, что только в 151 из них не содержалось указания на момент вступления договора в силу, причем в большинстве это были договоры государств с международными организациями [20, 143].

Неопределенность момента вступления договора в силу заключается в том, что из текста договора, его содержания не ясно, когда он начинает действовать. Венская конвенция о праве международных договоров предусматривает (п. 2 ст. 24), что договор вступает в силу, как только будет выражено согласие всех участвующих в переговорах государств на обязательность для них договора.

Исследование данного вопроса позволяет сделать вывод о целесообразности установления общего правила, отражающего сложившиеся наиболее типичные для договорно-правовой практики решения. Постановления, касающиеся вступления договоров в силу, имеют значение для оценки их (договоров) в качестве источников международноправовых норм; государства, насколько возможно, не должны произвольно пренебрегать формулированием этих постановлений. Отсутствие или наличие преамбулы и разнообразие наименований не имеют значения для оценки качества международного договора [21, 15], что нельзя сказать о постановлениях, касающихся вступления его в силу. Как справедливо замечает И.И. Лукашук; «их отсутствие или неполнота (заключительных положений. — Прим. авт.) способны в дальнейшем породить немалые трудности, связанные с действием договора» [21, 598]. В связи с этим обоснованная унификация, с нашей точки зрения, способствовала бы более упорядоченному функционированию всей системы международного права.

— Состояние на 23.09.2011.

2. Алексеев С.С. Общая теория права. — М., 1982.

3. Jan Klabbers. The concept of treaty in international law. — 1996. — P.8.

4. Мартенс Ф. Современное международное право

цивилизованных народов. 1898. — С.395.

5. Марочкин С.Ю. Действие и реализация норм международного права в правовой системе Российской Федерации. — М., 2011. — С.121.

6. Ляхс М. Многосторонние договоры / под ред.

B.Н. Дурденевского. — М., 1960. — С.19.

7. Цит. по: Международное право: учебник / отв. ред. Г.В. Игнатенко, И.О Тиунов. 5-е изд. — М., 2009.

8. Тункин Г.И. Теория международного права: учебник / под общ. ред. Л.Н. Шестакова. — 2009. — С.82.

9. Талалаев А.Н. Венская конвенция о праве международных договоров. Комментарий. — М., 1997. —

10. Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 29. Ст. 2757.

11. Официальное издание — выходит ежемесячно с марта 1993 г. в соответствии с Федеральным законом о международных договорах Российской Федерации 1995 г.

13.http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ conventions/pdf/cisg.pdf — по состоянию на 21 сентября 2011 г.

14. Документ опубликован не был.

15. Бюллетень международных договоров. — 2010.

16. Документ опубликован не был.

17. Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. № 3(33). — С. 26-29

18. Документ опубликован не был

19. Комментарий к федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации». — М., 1996. — С.21.

20. Талалаев А.Н. Право международных договоров. — 1980. — С.143.

21. Гидирим А.В. Понятие международного договора. Советский Союз и международные договоры: сб. ст. — М., 1980. — Вып. 8. — С. 15.

22. Лукашук И.И. Современное право международных договоров. — М., 2004. — С. 598.

Бальхаева Саяна Баировна — младший научный сотрудник, аспирант, отдел международного публичного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (научный руководитель — д-р юр. наук, проф. Тиунов Олег Иванович). Тел.: 8-926-429-10-60. E-mail: [email protected]

Balkhaeva Sayana Bairovna — researcher, postgraduate student, department of international public law, Institute of Legislation and Comparative Law Studies under the Government of the Russian Federation (scientific supervisor — doctor of law, professor Tiunov Oleg Ivanovich).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *