Обеспеченное право требования

Вправе ли Общество включиться в реестр требований кредиторов как залоговый кредитор, если в росреестре не произведена замена залогодержателя

Банк по договору цессии передал право требования к Должнику Обществу. Вместе с правом требования по кредитному договору Банк также передал право требования по договору о залоге недвижимого имущества, заключенного между Банком и Должником. Общество (Цессионарий) просудил задолженность Должника и обратился с заявлением о признании его банкротом. Вопрос: вправе ли Общество включиться в реестр требований кредиторов как залоговый кредитор, если в росреестре не произведена замена залогодержателя?

В ситуации, когда замена залогодержателя в Росреестре не произведена, арбитражный управляющий с высокой долей вероятности будет оспаривать включение Общества (нового кредитора по кредитному договору) в реестр требований кредиторов как залогового кредитора.

Согласно п. 1 ст. 334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

При этом согласно п. 4 ст. 334 ГК РФ к отдельным видам залога применяются общие положения о залоге, если иное не предусмотрено правилами ГК РФ об этих видах залога.

В частности, к залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила ГК РФ о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, общие положения о залоге.

В соответствии с п. 1 ст. 1 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – Закон об ипотеке) по договору о залоге недвижимого имущества (договору об ипотеке) одна сторона — залогодержатель, являющийся кредитором по обязательству, обеспеченному ипотекой, имеет право получить удовлетворение своих денежных требований к должнику по этому обязательству из стоимости заложенного недвижимого имущества другой стороны — залогодателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными федеральным законом.

Из п. 4. ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 01.07.2020) «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) следует, что требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном статьей 138 Закона о банкротстве.

П. 2 ст. 138 Закона о банкротстве предусмотрено, что в случае, если залогом имущества должника обеспечиваются требования конкурсного кредитора по кредитному договору, из средств, вырученных от реализации предмета залога, восемьдесят процентов направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Оставшиеся средства от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет должника в порядке, установленном данным пунктом.

В соответствии с п. 1 ст. 10 Закона об ипотеке договор об ипотеке заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, и подлежит государственной регистрации.

Несоблюдение правил о государственной регистрации договора об ипотеке влечет его недействительность. Такой договор считается ничтожным.

П. 3 ст. 10 Закона об ипотеке предусмотрено, что при включении соглашения об ипотеке в кредитный или иной договор, содержащий обеспеченное ипотекой обязательство, в отношении формы и государственной регистрации этого договора должны быть соблюдены требования, установленные для договора об ипотеке.

Ст. 47 Закона об ипотеке регулирует порядок совершения уступки прав (требований) по договору об ипотеке или по обеспеченному ипотекой обязательству.

В п. 3 ст. 47 Закона об ипотеке указано следующее:

«Если договором не предусмотрено иное, к лицу, которому переданы права по обязательству (основному обязательству), переходят и права, обеспечивающие исполнение обязательства.

Такое лицо становится на место прежнего залогодержателя по договору об ипотеке.

Уступка прав по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству) в соответствии с пунктом 1 статьи 389 Гражданского кодекса Российской Федерации должна быть совершена в той форме, в которой заключено обеспеченное ипотекой обязательство (основное обязательство)».

Таким образом, законодательство определяет, что при уступке прав по основному обязательству права залогодержателя по договору ипотеки переходят к новому кредитору по основному обязательству.

Кроме того, п. 4 ст. 20 Закона об ипотеке определяет, что государственная регистрация уступки прав по договору об ипотеке осуществляется по совместному заявлению бывшего и нового залогодержателей.

Из данной нормы можно сделать вывод о том, что уступка прав по договору об ипотеке подлежит государственной регистрации.

Ранее в пользу данного вывода свидетельствовала и судебная практика.

Например, в п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке» указано следующее:

«Соглашение об уступке права по обеспеченному ипотекой основному обязательству должно быть совершено в той же форме, что и договор, из которого возникло обязательство, а переход прав по договору об ипотеке должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этого договора».

Далее в указанном пункте, анализируя результат рассмотрения конкретного спора, ВАС РФ отметил, что «переход требования по договору ипотеки в результате уступки требования по основному обязательству подлежал государственной регистрации…

Поскольку такая государственная регистрация к моменту вынесения судом решения еще не была произведена, то в отличие от прав по договору займа права по договору об ипотеке, обеспечивающему исполнение обязательства по возврату займа, к истцу еще не перешли».

В Письме Росреестра от 10.08.2017 N 14-09753-ГЕ/17 «О направлении копии писем» (вместе с Минэкономразвития России от 01.08.2017 N ОГ-Д23-8967 «О рассмотрении обращения» даны следующие разъяснения по рассматриваемому вопросу:

«Уступка прав может быть осуществлена как по договору об ипотеке, так и по обеспеченному ипотекой обязательству.

Уступка прав по договору об ипотеке или обеспеченному ипотекой обязательству регулируется положениями статьи 47 Федерального закона от 16 июля 1997 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Порядок внесения записей в Единый государственный реестр недвижимости вследствие уступки прав по договору об ипотеке установлен пунктом 113 Порядка ведения Единого государственного реестра недвижимости, утвержденного приказом Минэкономразвития России от 16 декабря 2015 г. N 943 (далее — Порядок), вследствие уступки прав по обеспеченному ипотекой обязательству — пунктом 114 Порядка.

В соответствии с пунктом 4 статьи 20 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закона N 102-ФЗ) государственная регистрация уступки прав по договору об ипотеке осуществляется по совместному заявлению бывшего и нового залогодержателей. При государственной регистрации смены залогодержателя вследствие перехода права (требования) по обеспеченному ипотекой обязательству полагаем возможным применение по аналогии пункта 4 статьи 20 Закона N 102-ФЗ, соответственно уступка по обеспеченному ипотекой обязательству осуществляется на основании заявления прежнего кредитора и лица, которому передано (перешло) право (требование) по соответствующей сделке (нового залогодержателя).

Согласно пункту 4 статьи 18 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» (далее — Закон N 218-ФЗ) к заявлению о государственной регистрации должны быть приложены документы, необходимые для ее проведения».

Таким образом, Росреестр в своих разъяснениях подтвердил необходимость государственной регистрации уступки прав по договору об ипотеке.

Отмечаем, что в п. 114 Порядка, на который сослался Росреестр в своих разъяснениях, указано, что «в целях государственной регистрации смены залогодержателя при уступке прав по обеспеченному ипотекой обязательству в реестр прав на недвижимость вносится новая запись об ограничении (обременении) в пользу лица, которому были переданы права по обеспеченному ипотекой обязательству».

Исходя из вышеизложенного, в ситуации, когда замена залогодержателя в Росреестре не произведена, арбитражный управляющий с высокой долей вероятности будет оспаривать включение Общества (нового кредитора по кредитному договору) в реестр требований кредиторов как залогового кредитора.

Однако, свежая судебная практика свидетельствует о том, что в подобных спорах суды принимают сторону кредитора.

Например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.04.2020 N Ф05-18509/2017 по делу N А40-179919/2016:

Определением Арбитражного суда города Москвы от 23.10.2017 произведена процессуальная замена АО «Банк Интеза» на Перскую В.В. в реестре требований кредиторов должника Глуховцева В.Э. на сумму 15 812 739,83 рублей, как обеспеченную залогом имущества должника.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2020 определение Арбитражного суда г. Москвы от 23.10.2017 по делу N А40-179919/16 отменено в части учета требований Перской В.В. как обеспеченных залогом имущества должника, в остальной части определение Арбитражного суда г. Москвы от 23.10.2017 по делу N А40-179919/16 оставлено без изменения.

Перская Виктория Вадимовна (новый кредитор) подала кассационную жалобу.

По мнению нового кредитора, права и обязанности залогодержателя по договору ипотеки перешли от первоначального кредитора (банка) к новому кредитору в силу прямого указания закона с момента заключения договора уступки права требования (цессии), необходимости его государственной регистрации не имелось, он, как новый залогодержатель, вправе требовать провести процессуальную замену по основному обязательству вместе с акцессорным обязательством.

В свою очередь суд кассационной инстанции также поддержал нового кредитора, указав следующее:

«Согласно п. 1 ст. 47 Закона об ипотеке залогодержатель вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору об ипотеке или по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству) любым третьим лицам, если законом или договором не предусмотрено иное.

В соответствии с п. 2 ст. 47 Закона об ипотеке лицо, которому переданы права по договору об ипотеке, становится на место прежнего залогодержателя по этому договору. Если не доказано иное, уступка прав по договору об ипотеке означает и уступку прав по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству).

В соответствии с п. 3 ст. 47 Закона об ипотеке, если договором не предусмотрено иное, к лицу, которому переданы права по обязательству (основному обязательству), переходят и права, обеспечивающие исполнение обязательства. Такое лицо становится на место прежнего залогодержателя по договору об ипотеке.

Судом апелляционной инстанции установлено, что право на залог не было зарегистрировано за Перской В.В. (новый кредитор) в установленном порядке и не зарегистрировано в настоящее время.

Как указал суд апелляционной инстанции, вопреки выводу суда первой инстанции, суть разъяснений, содержащихся в пункте 14 постановления Пленума от 17.02.2011 N 10, состоит в том, что, получив по договору уступки прав, в том числе требование по договору ипотеки, новый залогодержатель не может реализовать данное право каким-либо законным способом до момента государственной регистрации перехода права ипотеки в установленном законом порядке.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что право на залог квартиры … не перешло от АО «Банк Интеза» к Перской В.В. в связи с чем, основания для перехода права требования АО «Банк Интеза» на Перскую В.В. в реестре требований кредиторов должника…, как обеспеченную залогом имущества должника не имелось.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции не может согласиться с указанными выводами суда апелляционной инстанции в связи со следующим.

Государственная регистрация уступки прав по основному обязательству, обеспеченному ипотекой (пункт 4 статьи 20 Закона об ипотеке), необходима только в случае, когда уступаемое обязательство возникло из договора, подлежащего государственной регистрации.

В данном случае, уступаемое обязательство возникло из кредитного договора, не требующего государственной регистрации, в связи с чем, отсутствие государственной регистрации замены залогодержателя по договору ипотеки, не является основанием для отказа в процессуальной замене кредитора и учета его требований, как обеспеченных залогом имущества должника. Таким образом, кассационная коллегия полагает, что судом апелляционной инстанции неправильно применены нормы материального права.

Таким образом, при наличии в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним существующей записи об ипотеке, права прежнего залогодержателя переходят к новому кредитору вместе (одновременно) с переходом права по основному обязательству, в связи с чем, с этого момента прежний залогодержатель не может считаться обладателем данного права и, соответственно, лицом, которое вправе им распоряжаться.

Исходя из приведенных положений, государственная регистрация уступки прав по основному обязательству, обеспеченному ипотекой (пункт 4 статьи 20 Закона об ипотеке), необходима только в случае, когда уступаемое обязательство возникло из договора, подлежащего государственной регистрации.

В рассматриваемом случае, основным обязательством является кредитный договор, заключаемый в простой письменной форме без обязательной государственной регистрации.

Таким образом, поскольку процедура государственной регистрации кредитного договора не предусмотрена, договор уступки права требования по нему в соответствии с пунктом 1 статьи 389 Гражданского кодекса Российской Федерации также не подлежал государственной регистрации.

Таким образом, права и обязанности залогодержателя по договору ипотеки перешли от АО «Банк Интеза» к Перской В.В. в силу прямого указания закона с момента заключения договора уступки права требования (цессии), необходимости его государственной регистрации не имелось, он, как новый залогодержатель, вправе требовать провести процессуальную замену по основному обязательству вместе с акцессорным обязательством».

Данная позиция подтверждается и иной судебной практикой (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.12.2017 по делу N А40-66857/11, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.04.2017 по делу N А67-8101/2013).

Ответ подготовлен экспертами Линии консультаций Атлант-право

Верховный суд дал кредиторам новый путь к залогу

В августе 2016 года АСГМ ввел в компании «СГК-ТрансстройЯмал» процедуру наблюдения. Компания «Ремжелдортех» вошла в третью очередь реестра требований кредиторов. В 2017 году ей отказали в иске об обращении взыскания на удерживаемое спорное имущество «СГК-ТрансстройЯмала» – автомотрису (это такой железнодорожный вагон с собственным двигателем).

«СГК-ТрансстройЯмал» попытался вернуть автомотрису, но суды отказали: они исходили из того, что договор на капитальный ремонт, на основании которого ответчик удерживает автомотрису, все еще действует. А это значит, что спор о возврате имущества вытекает из договорных отношений и не подлежит разрешению по правилам ст. 301 ГК об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

«СГК-ТрансстройЯмал» пожаловался в Верховный суд и указал, что «Ремжелдортех» уже уступил другой компании свое обеспеченное удержанной автомотрисой право требования по спорному договору. И с момента передачи права требования у заявителя прекратилось денежное обязательство перед «Ремжелдортехом». А удержание вещи как акцессорное обязательство недопустимо при отсутствии обеспечиваемого обязательства. А это значит, что вагон ответчик удерживать не вправе.

Кроме того, компания, которая находится в процедуре банкротства, напомнила: в соответствии со ст. 63 закона о несостоятельности, с момента введения процедуры наблюдения ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов снимаются. А это значит, что ограничения по распоряжению принадлежащим ей имуществом могут быть наложены исключительно в рамках процесса о банкротстве (дело № А82-25746/2017).

Верховный суд удовлетворил жалобу компании и направил дело на новое рассмотрение, а заодно сделал несколько важных для практики выводов.

Обмен удержания на залог

Экономколлегия признала: кредитор, удерживающий вещь, имеет права залогового кредитора в отношении данной вещи и в деле о банкротстве. Удержание по своей правовой конструкции имеет общие черты с залогом, указывает ВС. Это значит, что права кредитора, который удерживает вещь, реализуются по аналогии с правилами о залоге в банкротстве. При этом у него, кредитора, будет и так называемый залоговый приоритет – он получит как минимум 70% от вырученной при продаже вещи суммы.

Смотрите так же:  Трудовой договор спецодежда удержания

ВС: «Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств сохраняет свое действие и в банкротстве, а потому обеспечительные права кредитора реализуются по аналогии с правилами о залоге».

ВС всего лишь применил норму ст. 360 ГК, объясняет Иван Стасюк, адвокат юридической компании РКТ РКТ Федеральный рейтинг I группа Банкротство 6 место По размеру выручки на юриста 14 место По размеру выручки 29-31 место По количеству юристов Профайл компании ? . В ней говорится о том, что кредитор, удерживающий вещь, получает удовлетворение от реализации в объеме, предусмотренном правилами о залоге. «Однако до этого суды придерживались обычно иного мнения», – поясняет Стасюк. Юрист ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа Налоговое право и налоговые споры II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Интеллектуальная собственность III группа Арбитражное судопроизводство III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Природные ресурсы/Энергетика III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство 11 место По размеру выручки 12 место По размеру выручки на юриста 13 место По количеству юристов Профайл компании ? Софья Родионова подтверждает: сегодня у судов не всегда есть понимание того, что удержание наравне с залогом предоставляет кредитору залоговый приоритет. Но решение ВС – это еще один шаг в формировании единообразной практики по этому вопросу, уверена эксперт.

Определение изменит практику в пользу добросовестных кредиторов. Наличие залогового приоритета позволит им получить приоритетное удовлетворение своих требований за счет предмета удержания, как и при реализации залогового имущества.

Еще в 2010 году Пленум ВАС в «банкротном» Постановлении от 23 декабря 2010 года № 63 допустил включение требования контрагента, обязанного вернуть вещь должнику, как обеспеченного залогом (п. 29.5 Постановления). Тем не менее неоднократные дальнейшие попытки кредиторов добиться этого статуса вне рамок реституции, в том числе путём обращения в ВС, не встречали понимания, указывает Александр Попелюк, партнер практики несостоятельности и банкротства Lidings Lidings Федеральный рейтинг I группа Фармацевтика и здравоохранение III группа Антимонопольное право III группа Трудовое и миграционное право III группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство IV группа Арбитражное судопроизводство IV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 24 место По размеру выручки на юриста 39 место По размеру выручки 33 место По количеству юристов ? . «Отмечу, что это определение не может помочь тем кредиторам, которые уже вернули удерживаемую вещь должнику. Тем же, кто только планирует включаться в реестр и сохраняет владение, определение несомненно поможет», – заявил юрист.

Бессрочному удержанию сказали «нет»

Еще один вывод ВС касается возможных сроков удержания вещи. «При нормальном обороте удержание не может длиться бессрочно, оно должно быть ограничено разумным периодом для реализации кредитором своих прав», – сказано в определении. Это исключит ситуации, когда кредитор длительное время удерживает вещь и не предпринимает попыток к ее продаже, уверен Стасюк.

В каждом конкретном случае суды должны определять, был ли срок удержания достаточным для того, чтобы понять, что должник не хочет возвращать свое имущество и не будет пытаться исполнить свое обязательство. «Но, к сожалению, Верховный суд не дал более четких критериев по определению разумного срока удержания. Не исключено, что это приведет в будущем к появлению противоречивых судебных решений», – отмечает Родионова.

Добрая совесть кредитора

Помимо оценки того, был ли срок удержания разумным, судам следует оценить и добросовестность кредитора, который удерживает вещь. Юлия Литовцева отмечает, что ключевыми при оценке добросовестности будут ответы на ряд вопросов. Например, о том, была ли достижима цель удержания вещи, то есть можно ли было благодаря этому заставить вернуть долг. И соизмеримы ли расходы, которые несет кредитор на хранение вещи, с размером долга.

Кредиторам стоит обратить особое внимание, что возникающий в связи с удержанием залог необходимо зарегистрировать в установленном порядке. В частности, в реестре уведомлений о залоге движимого имущества.

Это нужно для предотвращения отчуждения должником вещи третьим лицам, потери обеспечения, а также в целях последующего признания статуса залогового кредитора.

Юлия Литовцева, партнер, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика ?

Если же суд решит, что кредитор удерживал вещь (в этом деле – автомотрису) сверх должного, то это будет повод для изъятия вещи в конкурсную массу для последующей реализации в рамках банкротной процедуры. «Такое решение исключит возможность дальнейшего наращивания убытков, связанных с хранением имущества», – указывает ВС. А кроме того, до продажи имущества в банкротстве у должника также будет возможность пользоваться им для дальнейшего извлечения прибыли.

ВС подчеркивает: забрать вещь в конкурсную массу можно только при условии внесения в реестр уведомлений о залоге движимого имущества соответствующей записи, а также с последующим признанием за требованиями кредитора в деле о банкротстве залогового статуса. Это делается для того, чтобы он не смог продать ее кому-нибудь еще.

Еще одна позиция ВС, которая прямо не касается ни залога, ни удержания, – напоминание о том, что вопросы правовой квалификации относятся к компетенции суда. То есть ошибочная ссылка истца на нормы об истребовании вещи из чужого владения (ст. 301, 302 ГК) не могла стать основанием для отказа в удовлетворении требований.

Примерная форма договора уступки права требования по договору об ипотеке и по обеспеченному ипотекой обязательству (подготовлено экспертами компании «Гарант»)

ГАРАНТ:

Настоящая форма разработана в соответствии с положениями ГК РФ, Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»

Договор уступки права требования по договору об ипотеке и по обеспеченному ипотекой обязательству

[ место заключения договора ]

[ число, месяц, год ]

[ Наименование юридического лица ] в лице [ должность, Ф. И. О. ], действующего на основании [ документ, подтверждающий полномочия ], именуемое в дальнейшем «Цедент», с одной стороны и

[ наименование юридического лица ] в лице [ должность, Ф. И. О. ], действующего на основании [ документ, подтверждающий полномочия ], именуемое в дальнейшем «Цессионарий», с другой стороны, а вместе именуемые «Стороны», заключили настоящий договор о нижеследующем:

1. Предмет договора

1.1. По настоящему договору Цедент уступает, а Цессионарий принимает в полном объеме право требования к [ наименование должника ] (далее — Должник), являющемуся залогодателем по договору ипотеки [ земельного участка/здания/квартиры/иное недвижимое имущество ] от [ число, месяц, год ] N [ значение ] (далее — договор ипотеки) и заемщиком по кредитному договору от [ число, месяц, год ] N [ значение ] (далее — кредитный договор).

1.2. В соответствии с условиями настоящего договора Цессионарию передаются следующие права требования (далее — права требования):

по кредитному договору — [ вписать нужное ],

по договору ипотеки — [ вписать нужное ].

1.3. Цедент гарантирует Цессионарию действительность и наличие всех прав, которые уступает по настоящему договору.

1.4. Цедент гарантирует Цессионарию, что все обязанности, вытекающие из кредитного договора и договора ипотеки, выполнены им в полном объеме и своевременно.

1.5. Право Цедента переходит к Цессионарию в момент заключения настоящего договора в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права по кредитному договору и договору ипотеки.

2. Порядок уступки права требования

2.1. Цедент передает Цессионарию по акту приема-передачи в течение [ значение ] дней с момента заключения настоящего договора все необходимые документы, удостоверяющие передаваемые права требования.

2.2. Обязательства Цедента по передаче документов считаются выполненными после подписания Сторонами акта приема-передачи.

2.3. Цедент обязан сообщить Цессионарию все иные сведения, имеющие значение для осуществления Цессионарием своих прав и выполнения своих обязательств.

2.4. В течение [ значение ] дней с момента заключения настоящего договора [ Цедент/Цессионарий ] обязан в письменной форме уведомить Должника об уступке права требования по кредитному договору и договору ипотеки.

2.5. В соответствии с условиями настоящего договора Цедент обязуется передать Цессионарию персональные данные Должника в соответствии с законодательством РФ о персональных данных.

Цессионарий обязуется хранить ставшую ему известной в связи с уступкой прав банковскую тайну и иную охраняемую законом тайну, персональные данные, обеспечивать конфиденциальность и безопасность указанных данных и нести ответственность за их разглашение в соответствии с законодательством РФ.

2.6. Цедент обязуется передать Цессионарию все полученное от Должника в счет уступленного требования.

3. Компенсация и порядок расчетов

3.1. По настоящему договору Цессионарий за уступку прав требования выплачивает Цеденту компенсацию в размере [ сумма цифрами и прописью ] рублей.

3.2. Компенсация выплачивается единовременно, не позднее [ значение ] дней с даты заключения настоящего договора.

3.3. Выплата Цессионарием компенсации осуществляется путем перечисления денежных средств на банковский счет Цедента.

3.4. Обязанность Цессионария по уплате договорной суммы считается исполненной с даты [ списания денежных средств с расчетного счета Цессионария/поступления денежных средств на расчетный счет Цедента ].

4. Ответственность сторон

4.1. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств по настоящему договору Стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

4.2. Цедент несет ответственность за достоверность передаваемых в соответствии с настоящим договором документов и сведений.

4.3. Цедент отвечает перед Цессионарием за недействительность переданных по настоящему договору прав и обязанностей.

4.4. Цедент не отвечает за неисполнение Должником своих обязательств по кредитному договору и договору ипотеки.

4.5. За несвоевременное внесение договорной суммы Цессионарий выплачивает Цеденту неустойку в размере [ значение ] % от суммы задолженности за каждый день просрочки.

4.6. За нарушение сроков передачи документов в соответствии с пунктами 2.1 и 2.2 настоящего договора или умышленного затягивания подписания акта приема-передачи Цедент выплачивает Цессионарию штраф в размере [ значение ] % от договорной суммы.

4.7. В случае если Должник не будет уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав Цедента к Цессионарию, Цессионарий несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий.

4.8. При нарушении Цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 статьи 390 ГК РФ, Цессионарий вправе потребовать от Цедента возврата всего переданного по настоящему договору, а также возмещения причиненных убытков.

5. Порядок разрешения споров

5.1. Споры и разногласия, которые могут возникнуть при исполнении настоящего договора, будут по возможности разрешаться путем переговоров между Сторонами.

5.2. В случае если Стороны не придут к соглашению, споры разрешаются в судебном порядке в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

6. Заключительные положения

6.1. Настоящий договор составлен в трех экземплярах, имеющих одинаковую юридическую силу: по одному экземпляру для каждой из Сторон и один экземпляр для органа регистрации прав.

6.2. Настоящий договор подлежит в установленном порядке государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

6.3. Во всем остальном, что не предусмотрено настоящим договором, Стороны руководствуются законодательством Российской Федерации.

6.4. Обязанность по государственной регистрации настоящего договора возложена на [ Цедента/Цессионария ].

6.5. Расходы, связанные с государственной регистрацией настоящего договора, несет [ Цедент/Цессионарий ].

Оценка права требования

Как оценить право требования?

Право требования возникает в результате гражданско-правовых отношений между двумя контрагентами – кредитором и должником. Оценка прав требований необходима при принятии менеджментом решений в части управления финансовым рычагом предприятия, при осуществлении сделки купли-продажи долгов предприятия, при обращении взыскания на имущество должника, при банкротстве предприятия. Кроме того, оценка прав требований проводится при подготовке сделки по переуступке долгов на свободном рынке, причем объектом сделки могут выступать как права требований, так и залоговое имущество. Реализация прав требований может производиться банками путем переуступки прав и в результате конкурсного производства, посредством взыскания обеспечения для полного или частичного удовлетворения прав требований кредитора.

Оценщик определяет рыночную стоимость прав требований, которая выражается денежной суммой, полученной при реализации прав требований на открытом рынке долгов, либо при реализации имущества, являющегося обеспечением долга. В случае реструктуризации долга оценщик также определяет вероятные денежные поступления в счет погашения долга, которые возникнут в результате будущей финансово-хозяйственной деятельности предприятия-должника.

На сегодняшний день не существует универсальных, общепринятых оценочных методик для оценки прав требований. Оценщики используют методики, утвержденные или согласованные внутри каждой кредитной организации.

В зависимости от типа прав требований перед оценщиком возникает проблема выбора методов оценки. Данный выбор обусловлен существенным отличием предпосылок, то есть статусом должника, юридическими основаниями и предполагаемыми сроками погашения задолженности. При оценке прав требований действующего предприятия и предприятиябанкрота существенным отличием являются предпосылки для оценки риска возврата долгов в полном объеме.

Методика оценки прав требований для действующего предприятия включает в себя проведение тщательного финансового анализа компании и дальнейшее прогнозирование ее деятельности. Из этого следует, что моделирование денежного потока от возврата долгов опирается на тщательное прогнозирование оценщиком источников погашения задолженности, включая чистую прибыль компании, построение прогнозного баланса и определение финансовой устойчивости предприятия в будущем. При оценке рыночной стоимости прав требований по предприятию, находящемуся в процедуре банкротства, оценщик анализирует в первую очередь, какими активами обладает заемщик и насколько перспективен возврат долгов.

Кто является кредитором?

Кредитором может являться лицо, в пользу которого в результате гражданско-правовых отношений возникает право требовать от должника исполнения определенных обязательств: передать вещь, предоставить услугу, исполнить работу.

Первое место в списке наиболее частых кредиторов занимают банки и кредитно-финансовые организации, финансирующие деятельность предприятий и определяющие их дальнейшую работу и стратегию развития бизнеса. Как правило, при банкротстве, в процессе формирования реестра конкурсных кредиторов (комитета кредиторов), генеральными кредиторами, контролирующими, а зачастую и регулирующими процесс проведения процедуры банкротства, являются именно банковские структуры.

Суд признает конкурсными кредиторами тех, кто имеет право голоса при участии в собрании кредиторов. Это право должно быть подтверждено в суде документами о возникновении обязательств. У финансово-кредитных организаций основными документами являются: кредитный договор, договор об ипотеке, договор залога, договор поручительства и прочие документы, подтверждающие право собственности на право требования.

Установленный законодательством порядок удовлетворения требований делит кредиторов на очередных и внеочередных.

Почему качество актива имеет значение?

В составе обязательных подразделений крупных финансовокредитных организаций, как правило, присутствует кредитное подразделение, занимающееся подготовкой документации при проведении операций по кредитованию, и подразделение залоговой службы, осуществляющее мониторинг залогов на предмет фактического наличия, состояния и стоимости актива. Состав активов организации, являющихся предметом залога, а также текущие поручительства, предоставленные в обеспечение кредита, в период срока действия кредитного договора должны проходить обязательный мониторинг на предмет финансового благополучия должника или поручителя, а также подвергаться процедуре индикативной проверки рыночной стоимости залогового актива на предмет ее снижения или увеличения.

Как правило, основная масса «плохих» долгов возникает из-за недостаточного мониторинга залогового имущества со стороны банковских структур. При этом оценщик, анализируя кредитные соглашения, в рамках проведения оценки прав требований, может столкнуться с массой проблем при оценке залогового имущества или поручительства. Примером может послужить случай из практики. Центральное отделение крупного банка, расположенное в Москве, предоставило долгосрочный кредит заемщику, находящемуся в регионе, под залог производственного здания. На момент выдачи кредита предприятие-заемщик было действующим и финансово благополучным, а активы были ликвидными и представляли собой производственный цех с земельным участком. По истечении двух лет на предприятии была начата процедура банкротства. Оценщик выехал на место расположения залогового актива и установил, что предприятие-должник давно ничего не производило, а производственное здание, которое было объектом залога, оказалось практически разрушенным.

Смотрите так же:  Вакансия удалённой работы юристом в москве

Другой проблемой при оценке прав требований может являться сама идентификация прав требований. При стандартном анализе кредитных договоров оценщик может столкнуться с проблемой юридически неквалифицированного составления документов, в результате чего требования кредитора могут быть в дальнейшем отклонены в суде.

Что должно быть в центре внимания?

Основным критерием определения стоимости прав требований является обеспечение, достаточное для покрытия суммы долга. Расчет стоимости права требования осуществляется через основную формулу: рыночная стоимость обеспечения / долг предприятия = % покрытия долга.

В качестве обеспечения могут выступать любые активы предприятия. Активами могут являться объекты недвижимости по договорам ипотеки, оборудование и товарно-материальные ценности по договорам залога, обеспечения и гарантии, предоставляемые как физическими, так и юридическими лицами по договорам поручительства.

Оценщик рассчитывает рыночную стоимость прав требований посредством определения денежного потока и уровня риска, выраженного, как правило, ставкой дисконтирования, необходимой для приведения денежного потока к текущей стоимости.

Основным критерием корректного определения денежного потока является справедливый расчет совокупных гарантий по обеспечению долга, выраженных рыночной стоимостью залогового имущества и поручительства.

На уровень ставки дисконта при оценке права требования влияют тип и ликвидность объектов залога. К рискам относятся также срок взыскания задолженности, требования конкурсного кредитора и дополнительные затраты на реализацию залогового имущества. Из этого следует, что приведенная к текущей стоимости величина денежного потока, с учетом всех рисков и без учета всех единовременных и постоянных расходов, будет являться величиной рыночной стоимости права требования. При определении денежного потока для расчета рыночной стоимости прав требований оценщик анализирует все документы, подтверждающие право собственности на право требования.

В первую очередь проблемы могут возникнуть при идентификации прав требований. При стандартном анализе кредитных договоров оценщик может столкнуться с проблемой, когда имущество является залогом сразу по нескольким кредитным соглашениям. Это может произойти из-за халатности менеджеров кредитных отделов или умышленного допущения ими ошибки. И если это происходит в рамках одной финансово-кредитной организации, то для оценщика, идентифицирующего объект оценки, это является определенной сложностью, которую, однако, он может выявить и учесть при расчете стоимости прав требований. В таком случае базовые предположения по реализации данных прав, полученные от управления банка, могут помочь оценщику в распределении денежного потока между кредитными соглашениями.

Более сложным является вариант, когда одно и то же имущество заложено перекрестно по разным кредитным договорам и разным кредиторам. Наиболее часто это встречается при залоге движимого имущества, поскольку при выдаче кредитов менеджеры банков не в состоянии проверить юридическую чистоту залога. В подобном случае, не обладая полной информацией, оценщик может существенно завысить стоимость прав требований, тогда как стоимость залогового имущества практически не будет покрывать оцениваемое право.

Помимо объектов недвижимости, объектов движимого имущества, материальных ценностей и прочего имущества, являющегося обеспечением прав требований, оценщик анализирует финансовое состояние поручителей.

Анализ и оценка активов должны проводиться оценщиком в соответствии с требованиями стандартов оценки. Стандартными этапами процедуры оценки являются анализ состава и структуры активов, определение количественных и качественных характеристик объектов (при необходимости осуществляется выезд и осмотр активов), анализ соответствующей отрасли и рынка активов. В зависимости от вида актива оценщик определяется с выбором метода оценки рыночной стоимости того или иного объекта и проводит расчет рыночной стоимости в соответствии с общепринятыми методиками оценки.

Зачем нужен поручитель?

В целях минимизации риска по кредитному договору кредитующее подразделение банка в качестве дополнительных гарантий оформляет поручительство юридических и физических лиц. В соответствии со ст. 361 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или частично.

В теории кредитующее подразделение должно осуществлять мониторинг и актуализацию информации о поручителе – юридическом или физическом лице. В ходе проведения мониторинга финансового состояния юридических лиц, являющихся поручителями, кредитное подразделение должно регулярно получать официальную отчетность, заверенную налоговыми органами, расшифровки основных статей баланса в части наиболее дорогостоящих активов, информацию о негативных тенденциях в бизнесе поручителя, а также основных кредиторах поручителя.

При анализе поручителей – физических лиц кредитные подразделения и подразделения риск-менеджмента должны проводить минимальную регулярную проверку наличия личного имущества. На практике кредитные подразделения проводят оценку платежеспособности поручителя всего один раз – при выдаче кредита. Объективным фактором для банков является необходимость обработки огромного массива информации, касающейся сторон, связанных с основным заемщиком. Из-за этого в случае банкротства должника взыскание денежных средств с поручителей осложнено еще и тем, что в течение срока кредитования финансовое положение поручителя может существенно ухудшиться, и к тому времени, когда в отношении основного должника будет проводиться процедура банкротства, поручитель также может стать некредитоспособным.

Зачастую при оценке рыночной стоимости прав требований стоимость по договорам поручительства с физическими лицами приравнивается к нулю, поскольку взыскание задолженности из личного имущества поручителя является практически невозможным в силу юридических тонкостей в отношении взыскания задолженности с имущества граждан. При оценке денежного потока от взыскания с поручителей – юридических лиц оценщик сталкивается с проблемой получения актуальной информации о поручителе, а именно финансовой отчетности, расшифровок статей активов и пассивов, текущего реестра кредиторов, сведений о бизнесе и прочей инсайдерской информации.

В соответствии с нормативно-правовыми актами и документами, регулирующими оценочную деятельность, оценщик обязан осуществить сбор информации, отвечающей требованиям достаточности и достоверности.

Основной информацией, которую будет использовать оценщик для проведения анализа поручителя – юридического лица, станут финансовые показатели деятельности компании. Массив данных, который необходимо собрать при анализе, является существенным, так как для определения платежеспособности поручителя необходимо не только анализировать бухгалтерские данные, но и осуществлять оценку рыночной стоимости всех активов и обязательств. Финансовые и аналитические данные могут быть получены из различных источников, например это статистические базы, включающие информацию по финансовой отчетности, ежеквартальные отчеты эмитентов, базы данных регистраторов и т. д. Конечной целью данного анализа является определение уровня платежеспособности поручителя и возможности исполнения обязательств по договору поручительства.

В текущей практике оценка рыночной стоимости поручительства проводится с существенным дисконтом, который может составлять от 50 до 100% к номинальной стоимости поручительства. Данный дисконт подтверждает ряд крупнейших банков. Это обусловлено тем, что практика взыскания обязательств с поручителей, скорее, негативная.

Учитывая сложную текущую ситуацию с взысканием обеспечения по поручительствам, в 2012 году Высший арбитражный суд Российской Федерации подготовил ряд документов и постановлений, которые затрагивают вопросы разрешения споров, связанных с поручительством. В этих документах предлагается существенно повысить уровень ответственности поручителей.

Когда долг проще продать на рынке?

В момент составления банковской отчетности убытки, выявленные при переоценке прав требований и залогового имущества, являются причиной перегруппировки активов по категориям качества в сторону более низкой категории и, как следствие, приводят к увеличению банковских резервов. Чем больше уровень резервов, тем меньше в конечном итоге стоимость собственного капитала банка и ниже уровень показателей ликвидности.

Для снижения влияния «плохих» долгов на уровень резервов банки реализуют часть проблемных активов, поскольку даже убытки, полученные от реализации, могут быть существенно ниже, чем последствия формирования дополнительных резервов. Согласно ст. 382 ГК РФ, право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке, которая называется уступкой требования. Уступка требования, по действующему российскому законодательству, производится по договору цессии.

Несмотря на то что большинством крупных банков созданы отделы по реализации залогового имущества и прав требований, продажа прав требований через специализированные торговые площадки приобретает все большую популярность. Примером могут являться электронные площадки: автоматизированная торговая площадка «Сбербанк-АСТ», В2В, Российский портал залогового имущества, а также множество электронных площадок коллекторских агентств, специализирующихся на продаже проблемных активов и долгов. Как правило, изучая информацию по реализации долгов на таких площадках, можно получить полные данные о сумме долга, характере долга, специфике деятельности компании-должника; определить отраслевую принадлежность и местонахождение должника; подтвердить наличие решения суда о взыскании задолженности, а также оценить круг возможных покупателей долга и, самое главное, цену продажи долга.

В данном случае рыночная статистика по реализации отдельных видов прав требований может представлять для оценщика ценную информацию о реальной рыночной величине дисконта к сумме долга. На практике, после изучения и анализа данных коллекторских агентств и торговых площадок, было установлено, что в среднем на рынке продажи долгов дисконт по ликвидной задолженности юридических лиц может составлять 10–30% от номинальной стоимости долга. Тогда как по неликвидным долгам дисконт может достигать 70–95%. При продаже прав требований физических лиц уровень дисконта более высокий: по ликвидной задолженности (на стадии судопроизводства) – 50–70%; низколиквидные долги реализуются с дисконтом 90–98,5%.

Какого результата ждем?

Что можно считать положительным результатом при оценке права требования? Положительный результат при оценке права требования вытекает из хорошо обеспеченного кредита и достигается в том случае, если долг в полном объеме покрывается суммой обеспечения. При этом уровень риска по таким долгам будет составлять 0%. В противном случае, если кредит относится к плохо обеспеченному или не обеспеченному, стоимость прав требований всегда будет оценена ниже номинала и в размере риска, который определит оценщик.

В мировой практике при выборе метода оценки прав требований особое внимание акцентируется на перспективном финансовом оздоровлении предприятия, сохранении его деятельности, возможности реструктуризации долга с целью дальнейшего его погашения в полном объеме как альтернативе процедуры банкротства предприятия. Для этих целей Международная ассоциация специалистов в области реструктуризации несостоятельности и банкротства (INSOL) разработала основные принципы глобального подхода к работе с кредиторами, призванные ускорить финансовую реструктуризацию и повысить вероятность оздоровления предприятия-заемщика.

В российской практике основным предположением при оценке прав требований будет являться либо переуступка прав требований, либо банкротство должника. Соответственно вопрос об особенностях оценки того или иного типа прав собственности, а следовательно, выбор методики по правам требований будет связан в большинстве случаев или с процедурой банкротства с целью удовлетворения требований всех кредиторов, или с определением рыночного уровня скидки с цены предложения при реализации прав на открытом рынке.

Залог прав требования. Как использовать этот способ обеспечения

На какие права можно установить залог. Зачем кредитору уведомлять должника о залоге права требования. Как быть, если на права требования установлены предшествующий и последующий залоги.

Внимание! Вы находитесь на профессиональном сайте для судебных юристов. Для чтения статьи может потребоваться регистрация.

Залог имущественных прав — очень перспективный институт, имея в виду, во-первых, то, что он очень слабо развит в настоящее время. И, во-вторых, чем чаще стороны будут задумываться о том, что при обычном залоге телесных предметов они могут подстраховать себя от гибели этих предметов и прекращения залога, согласовав распространение права залога на имущественные права, возникающие у собственника погибшей вещи в отношении лица, виновного в его гибели, — тем чаще на авансцену будет выходить залог имущественных прав. Регулирование залога прав требований существенно изменилось 1 июля 2014 года. Рассмотрим, появились ли предпосылки для того, чтобы чаще и шире прибегать к данному способу обеспечения?

Читайте также

Полезные документы для судебных юристов

Природа залога права требования ничем не отличается от залога вещи

Вопрос, с которого следует начать, касается правовой природы залога имущественного права. На наш взгляд, она ничем кардинально не отличается от залога любого другого объекта, будь то движимая вещь, помещение или земельный участок. Во всех случаях речь идет об особом вещном праве — праве на ценность вещи. В этом аспекте имеется небольшая проблема, так как обычно вещные права устанавливаются в отношении вещей как предметов материального мира. Поэтому иногда встречается мнение о том, что залог вещей представляет собой вещное право, а залог имущественных прав — право обязательственное.

С нашей точки зрения, указанные споры не более чем споры о терминах. И причина их кроется в бедности российской юридической терминологии. В русском языке всего два варианта прав — вещное или обязательственное, а, например, в немецком языке для оборота «вещное право» имеется два термина — «sachenrecht» и «dingliches recht». Первый термин используется для телесных вещей, а вот второй гораздо шире. Он обозначает право в отношении любого объекта. Если таким объектом является имущественное право требования, то право залога в отношении него будет «dinglich». При этом никому в голову не приходит назвать это право обязательственным, поскольку обязательственное право характеризуется принципиальным моментом — оно основано на принципе относительности. Этот принцип категорически неприемлем для залога, ведь тогда право залога распространялось бы только в отношении залогодателя (кредитора по заложенному праву), никак не затрагивая, например, должника по этому праву, который в личных отношениях с залогодержателем не состоит. Но ведь это не так. И в этом самое простое доказательство того, что право залога не является обязательственным. А пока более удачного термина наш язык не знает, это право будет «вещным», но в широком значении этого слова.

Из определения залогового права как права на ценность вещи вытекает важный практический вывод — предметом залога может быть только такое право, которое может быть уступлено другому лицу, поскольку именно посредством уступки это право передается при обращении на него взыскания. Об этом сказано в п. 2 ст. 358.2 ГК РФ: «В случаях, когда соглашением между правообладателем и его должником уступка права запрещена или невозможность уступки права вытекает из существа обязательства, залог права не допускается, если законом не установлено иное».

Заложить можно как часть права требования, так и несколько требований сразу

Из совокупности правил ГК РФ о праве требования как предмета залога следует, что законодатель совершенно не выдерживал строгости в терминологии. Известно минимум три значения обязательства:

  1. синоним слова «долг» (например, «обязательство покупателя», то есть его обязанности по уплате покупной цены);
  2. простейшее правоотношение, в котором долгу соответствует право требования (связка долг покупателя по уплате цены — право требования продавца той же цены);
  3. сложное правоотношение, образованное между сторонами в результате заключения договора (обязательство из купли-продажи, в которое входят обязательства в значении «б», в которых должниками взаимно являются и продавец, и покупатель).

С этой точки зрения вызывает удивление формулировка п. 1 ст. 358.1 ГК РФ: «Предметом залога могут быть имущественные права (требования), вытекающие из обязательства залогодателя».

Оборот «обязательства залогодателя» по своему выражению намекает на значения обязательства в смысле «а» или «б», изложенные выше. Хотя, конечно, имелось в виду значение «в», и более правильно было бы говорить про «обязательство с участием залогодателя».

Предметом залога может быть часть права требования, отдельное требование или несколько требований по усмотрению сторон договора залога (п. 3 ст. 358.1 ГК РФ), однако закон вводит презумпцию, что если не предусмотрено иное, в залоге находятся все права из обязательства (абз. 2 п. 1 ст. 358.1 ГК РФ).

Например, продавец намерен заложить свои права к покупателю, который должен уплатить ему 1 млн. Если банк кредитует продавца на 100 тыс., то совершенно неоправданно для последнего закладывать свое требование в полном объеме, он может разделить его на два (150 тыс. и 850 тыс.) и заложить первое. Кроме того, из того же обязательства купли-продажи продавцу могут причитаться проценты за коммерческий кредит, если он предоставил покупателю отсрочку платежа. Это второе требование из договора. Более того, есть основания утверждать, что это не одно требование, а множество, исчисленное по числу периодов, за которые начислялись проценты. Третья группа возможных требований — неустойка на случай просрочки оплаты. В момент, когда происходит залог прав требования, неустойка еще могла быть не начислена, то есть это право требования является будущим. Тем не менее залог будущих прав допустим. Как и проценты, неустойка будет представлять из себя множество обязательств по количеству периодов, за которые она начислена.

Другой пример — залог арендодателем своих прав по договору аренды. Арендодателю принадлежит не одно целое право требования, а права, определяемые периодом времени, за которое начисляется плата. Она может исчисляться ежемесячно, ежедневно, ежечасно (вспомним прокат лодок) и даже ежеминутно (прокат машин в картинге). Соответственно, если арендная плата исчисляется ежемесячно, то за январь 2014 года арендодателю принадлежит одно право требования, за февраль 2014 года — второе и т. п. Правильное понимание данной градации прав требований очень важно, например, в случае, когда придется обращать взыскание на заложенное право требования: если заложено несколько прав и для удовлетворения залогодержателя достаточно продать одно из них, он не может настаивать на том, чтобы продавались они все.

Наконец, во избежание путаницы следует оговорить терминологический момент. Право требования закладывает кредитор (обладатель права). Это право адресовано к какому-то должнику. Одновременно кредитор, который закладывает данное право, является должником по тому обязательству, в обеспечение которого закладывается право. Есть еще вариант, когда залог дается в обеспечение чужих долгов, при нем должником является не залогодатель, а иное лицо. Таким образом, мы видим, что должников несколько и главный вопрос — в каком именно обязательстве они должники. При дальнейшем изложении мы исходим из того, что под должником будет пониматься должник по тому праву требования, которое заложено. «Второй должник» (должник в другом обязательстве) будет называться залогодателем либо кредитором.

Смотрите так же:  Как красиво оформить маску

Должника лучше уведомить о залоге прав требования к нему

К сожалению, законодатель не всегда задумывался о том, чтобы обеспечить действие залогового права против третьих лиц, прежде всего, против должника по заложенному праву требования. С одной стороны, правилами ст. 358.4 ГК РФ закрепляется механизм уведомления должника о состоявшемся залоге (через отсылку к общим правилам об уведомлении об уступке права требования). С другой стороны, совершенно непонятно, а зачем направлять такое уведомление? К чему должнику знать о залоге требования к нему?

В этом смысле отечественное регулирование не вполне последовательно. А германское регулирование, послужившее образцом для подражания разработчикам ГК РФ, не в пример более выверенное. Согласно § 1280 ГГУ залог права требования приобретает силу только в случае уведомления должника. При этом уведомление о залоге занимает промежуточное положение и по германскому праву, пожалуй, создает для должника больше затруднений, чем если бы он получил просто уведомление об уступке. Хотя, возможно, германские авторы не согласились бы с этой идеей, ведь они пишут в комментариях к ГГУ о том, что, как и уступка, залог права требования не может приводить ни к ухудшению, ни к улучшению положения должника3. Основой для этой идеи является норма § 1275 ГГУ о том, что к отношениям залогодержателя и должника по заложенному праву требования применяются правила, установленные для отношений между цессионарием (новым кредитором) и должником.

Увы, российский законодатель не посчитал необходимым закрепить данную идею нормативно, однако не может быть сомнений в том, что судам следует ее выводить из существа регулирования ст. 358.4 ГК РФ. Более того, залог возникает с момента заключения договора залога, при залоге будущего права с момента возникновения этого права (п. 1 ст. 358.5 ГК). Знание должника о залоге, получается, значение не имеет. Тем не менее не может быть при залоге положение должника более плохим, чем при уступке, ведь залог более слабое распоряжение правом, чем его полное отчуждение. Раз уж при полном отчуждении права должник, не знающий об отчуждении, защищен, тем более он должен быть защищен при залоге.

Залог права ограничивает должника в исполнении обязательства изначальному кредитору

Поясним идею о том, почему залог права требования может создавать для должника дополнительные обременения даже по сравнению с уступкой данного права. Основная идея германского права состоит в том, что залог существенно ограничивает должника в праве произвести исполнение до наступления срока платежа. И это, конечно, совершенно логично, ведь как может погибнуть право требования, а с ним и залог? Прежде всего посредством исполнения обязательства. Следовательно, законодатель принимает меры к тому, чтобы должник не вправе был производить исполнение изначальному кредитору. Вместе с тем до того момента, как этот кредитор нарушит свое обязательство перед залогодержателем, нет оснований и для того, чтобы должник платил залогодержателю. Возникает сложная проблема. Сравним, как ее решают в России и Германии.

В России по умолчанию в п. 1 ст. 358.6 ГК закреплен режим, при котором должник исполняет обязательство своему кредитору, то есть залогодателю. Что происходит в данном случае с правом залога, законодатель прямо не упоминает, но понятно, что оно прекращается, поскольку других вариантов просто нет. В этой связи довольно забавно, что именно этот вариант законодатель избрал по умолчанию в разделе о залоге. Ничего общего с задачей сохранения залога и усиления правовой позиции залогодержателя такое решение не имеет.

Конечно, в силу п. 2 ст. 358.6 ГК кредитор (залогодатель) обязан передать залогодержателю денежные средства, полученные от должника. Но это обыкновенное обязательственное требование. В случае банкротства кредитора (залогодателя) никаким преимуществом перед другими его кредиторами в части указанной суммы залогодержатель пользоваться не будет.

Поэтому практически не вызывает сомнений, что подготовленные залогодержатели будут настаивать на том, чтобы право получения исполнения от должника переходило к ним. Такая возможность опционально отечественным законодателем также предусмотрена. Согласно абз. 2 п. 1 ст. 358.6 ГК, если договором залога предусмотрено право залогодержателя получить исполнение от должника по обязательству, право по которому заложено, должник, уведомленный об этом (ст. 358.4 ГК), обязан исполнять свое обязательство залогодержателю или указанному им лицу.

В этой норме наконец появляется значение у того уведомления о залоге, которое должно быть направлено должнику. Однако норма эта все же порождает некоторое количество вопросов. Например, о том, только ли должник обязан платить вместо кредитора иному лицу (залогодержателю), или также залогодержатель обладает возможностью потребовать платежа в свою пользу (при том, что, например, основное обязательство перед ним, обеспеченное залогом, еще не было нарушено)?

По-видимому, стоит положительно оценивать обе названные возможности. В противном случае могла бы образоваться патовая ситуация: должник попал в просрочку, в силу залога он должен платить только залогодержателю, а не кредитору; залогодержатель, не ставший кредитором, потребовать платежа в свою пользу не может, кредитор потребовать в свою пользу тоже не может (текст нормы говорит прямо о платеже залогодержателю), а потребовать платеж в чужую пользу кредитор не может просто исходя из правил процессуального законодательства. Таким образом, если стороны договора залога согласовали в договоре, что платежи по праву требования должны поступать залогодержателю, он имеет право требовать их от должника даже в том случае, если обязательство перед ним не нарушено и он не мог бы потребовать, например, удовлетворения за счет указанного права требования. Тем самым баланс интересов будет несколько смещен в пользу залогодержателя.

Понятно также, что если залогодержатель получит платеж от должника до того, как наступит срок по обязательству, обеспеченному залогом, он должен будет зачесть этот платеж как досрочное исполнение (абз. 2 п. 2 ст. 358.6 ГК). Впрочем, стороны вправе договориться об ином. Например, что залогодержатель передаст указанные средства на залоговый счет, открытый залогодателем. Просто возвращать эти деньги залогодателю бессмысленно, так как залогодержатель полностью теряет обеспечение в части поступившего платежа.

Последствие просрочки по обязательству, обеспеченному залогом права требования

Все, что было рассмотрено выше, касается лишь ситуации до того момента, когда допущена просрочка по обязательству, обеспеченному залогом права требования. С этого момента залогодержатель имеет право на получение исполнения по данному требованию в пределах, необходимых для покрытия требований залогодержателя, обеспеченных залогом, в том числе право на подачу заявлений об исполнении обязательств до востребования, если предметом залога является требование по обязательству до востребования (п. 3 ст. 358.6 ГК).

Здесь налицо пограничная ситуация между полным приобретением права требования залогодержателем, переходная ступень между полным отсутствием и наличием права в его лице. Такое управомочие залогодержателя на получение исполнения по чужому праву требования, безусловно, необычно. Оно никак не означает, что к нему перешло право требования, и основывается на прямом предписании закона. Подавая иск в суд, залогодержатель должен доказать, что кредитор или иной субъект, за которого кредитор предоставил в залог право требования, задолжал ему ту сумму денег, которую залогодержатель просит с должника, и что по обеспеченному залогом обязательству наступил срок исполнения. Если же предметом исполнения является индивидуально-определенная вещь, совершая волеизъявление о принятии данной вещи в собственность, залогодержатель действует от имени залогодателя (кредитора) как законный представитель последнего.

То, что залогодержатель не становится правообладателем, проявляется в целом ряде ограничений. По сути, он не может ничего, кроме получения платежа по соответствующему праву требования. Он не вправе уступать право требования кому-либо, прощать долг, заявлять о зачете, новировать долг, принимать по нему отступное.

Кроме того, осуществляя взыскание по праву требования, принадлежащему залогодателю (кредитору), залогодержатель не должен забывать о том, что его право залога — всего лишь право получить ценность объекта, на который был установлен залог. Поэтому он должен предпринимать необходимые усилия для получения взыскания по праву требования и не может вести дело «спустя рукава». В Германии об этом содержится прямое предписание в абз. 2 § 1285 («…залогодержатель обязан позаботиться о надлежащем взыскании…«). В России законодатель в очередной раз упустил этот момент. Однако суды должны, разумеется, подходить к вопросу именно так. Например, если требование, обеспеченное залогом, равно 100, а залогодержатель мог предъявить ко взысканию требование на 150, но провел процесс настолько неудачно, что суд взыскал в его пользу всего 50 или вообще отказал в иске, то залогодержатель не может, если он виноват в неудачном взыскании, претендовать на получение остатка причитающейся ему суммы за счет должника по обеспеченному залогом обязательству. Основание — ст. 1 ГК РФ: никто не может извлекать преимущества из своего недобросовестного или неразумного поведения.

Законодатель в России не устанавливает никаких особенностей для случая, когда имеются предшествующий и последующий залоги права требования. Как представляется, должно действовать правило о том, что правом предъявить требование к платежу должен обладать только залогодержатель старшего ранга (предшествующий залогодержатель). К сожалению, такая норма прямо не закреплена в законе, и ее придется выводить по его смыслу.

Обращение взыскания на право требования — наиболее уязвимый аспект залога

К сожалению, российское право не устанавливает необходимых особенностей обращения взыскания на право требования. Оно подлежит продаже с торгов, как и любой другой предмет залога (п. 1 ст. 358.8 ГК). Как вариант — право может быть переведено на залогодержателя по решению суда.

Однако имущественное право в большей степени, чем любой другой предмет оборота, подвержено ценовым колебаниям, поскольку зависит от кредитоспособности должника, оценить которую правильно весьма сложно. Допустим, номинал требования равен 1 млн. Если должник кредитоспособен, да еще по требованию начисляются хорошие проценты, то его могут купить и по цене, равной номиналу. Если же должник неплатежеспособен, то и цена в 100 тыс. будет неразумно высокой.

Основная проблема заключается в том, что заранее, как правило, никто доподлинно не знает, насколько гарантированно можно получить от должника исполнение. Когда право требования выставляется на торги, покупатели будут стремиться к тому, чтобы не рисковать, и готовы будут дать за право требования только небольшую сумму. Например, в рассмотренном примере — 100 тыс. Но если вдруг должник исполнит свое обязательство надлежащим образом, то покупатель права получит сверхдоход — 900% прибыли. Само по себе получение сверхдохода не вызывает возражений, за покупателя можно порадоваться. Но ведь фактически в данном случае он получил его за счет залогодателя: последний потерял право номиналом 1 млн (тот самый 1 млн, который он когда-то передал должнику в качестве займа и т. п.), получив взамен всего 100 тыс. И в этих условиях сверхдоход, конечно, совершенно несправедлив.

Точно так же будет несправедливым и перевод данного права на залогодержателя, ведь весь вопрос будет в том, по какой цене это право будет принято залогодержателем. Если это будет номинал, это грубо ущемит интересы залогодержателя в случае, если должник неплатежеспособен, если 100 тыс. — точно так же будет несправедливым в отношении залогодателя, если должник состоятелен.

Лучший вариант решения — попытка получения исполнения по праву требования, а не продажа его с торгов. Еще один вариант — передача права для целей взыскания. О последнем институте следует сказать отдельно. Специфика его в том, что залогодержатель принимает право себе не в качестве замены исполнения (отступного), а в качестве «полу-исполнения» или гарантии исполнения. Далее он производит взыскание по данному праву требования как кредитор, но оставить себе он может только ту сумму, которая ему причитается по тому обязательству, которое было обеспечено залогом. Остальное он получает безосновательно и обязан вернуть залогодателю. Так, если требование, обеспеченное залогом, равно 600 тыс., то заложенное право требования с номиналом 1 млн переводится на залогодержателя в полном объеме. Он производит взыскание, насколько у него получится. Например, выигрывает дело в полном объеме. Далее он может получить фактическое исполнение только в пределах 600 тыс. В оставшейся части он должен будет уступить требование обратно залогодателю, а если оно будет уже фактически исполнено полностью, то отдать 400 тыс.

В этом плане очень важно регулирование п. 4 ст. 358.8 ГК. С одной стороны, оно проводит принцип о том, что принятое залогодержателем право зачитывается им по правилам об отступном, то есть стоимость права надо рассчитать изначально (со всеми рисками), и на эту стоимость снижается обязательство, обеспеченное залогом. Однако данная норма допускает также соглашение об ином. И вот как раз в порядке такого соглашения появляется возможность предусмотреть именно ту модель, которая зарекомендовала себя в германском праве. Думается, пренебрегать ею не стоит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *