Опционный и рамочный договор

Опционный, рамочный, абонентский – договоры, которые появятся в ГК РФ в ближайшее время

В начале марта Президент РФ Владимир Путин подписал очередной – восьмой по счету – блок поправок в ГК РФ. Соответствующий закон вступит в силу 1 июня текущего года (Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – Закон). Им скорректированы как ряд общих норм о договорах, так и положения о конкретных видах соглашений. Рассмотрим основные предусмотренные Законом поправки.

Изменения в общих положениях о договоре

В новой редакции ГК РФ будет установлено, что определенные обязанности сторон договора возникают раньше его официального оформления. Отныне урегулируются отношения не только в момент заключения договора и процессе исполнения обязательства, но и при проведении преддоговорных переговоров, и даже после окончания договора. Важно, что на протяжении всего этого времени стороны обязаны действовать добросовестно – для закрепления этого правила ст. 307 ГК РФ дополняется соответствующим п. 3.

Так, запрещается вступать в переговоры, не имея на самом деле намерения заключить договор, и совершать иные недобросовестные действия при ведении переговоров (абз. 4 п. 79 ст. 1 Закона). Недобросовестная сторона должна будет возместить другой стороне убытки, понесенные последней в связи с ведением переговоров. Также возмещению будут подлежать убытки, причиненные стороне в связи с упущенной для нее возможностью заключить договор с другим – добросовестным – лицом.

Кроме того, возмещение убытков или уплата неустойки предусматриваются в случае недостоверных заверений об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (абз. 7 п. 75 ст. 1 Закона). Это могут быть ложные сведения о предмете договора, наличии у стороны необходимых лицензий, ее финансовом состоянии и др. Необходимым условием для взыскания убытков или выплаты неустойки будет являться тот факт, что именно эти сведения подтолкнули обманутую сторону к заключению договора. Последняя, к слову, узнав об обмане, может отказаться от заключения договора, а если он уже заключен – требовать признания его недействительным (абз. 10-11 п. 75 ст. 1 Закона).

О возникновении отношений между сторонами раньше оформления договора свидетельствует также тот факт, что с 1 июня правило о том, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом, распространяется на третьих лиц (п. 77 ст. 1 Закона). В настоящее время и для сторон такого договора моментом его заключения считается дата регистрации (п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Закрепляется Законом понятие электронного документа в гражданском праве. Под ним понимается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств (абз. 4 подп. «а» п. 78 ст. 1 Закона). При этом процедура заключения договора в электронной форме упрощается – прямо прописывается возможность заключить его путем обмена сообщениями по электронной почте. Главное условие, как и прежде, – возможность достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Обычно для этих целей служит информация об организации, должности конкретного лица и другие контактные данные, например телефон, по которому можно позвонить и уточнить необходимые сведения, – чаще всего она содержится в теле писем, посылаемых по электронной почте (как правило, в подписи).

Корректировка норм о существующих видах договора

Скорректировано положение о существенных условиях предварительного договора. По действующему кодексу к ним относятся условия, позволяющие установить предмет, и другие существенные условия (п. 3 ст. 429 ГК РФ). По мнению члена рабочей группы по внесению изменений в ГК РФ, ведущего советника аппарата Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Алеси Демкиной, это, по сути, делает бесполезным заключение предварительного договора, ведь заключается он тогда, когда стороны не могут согласовать все существенные условия основного договора. Такое мнение она озвучила в ходе семинара «Перезагрузка» обязательственного права: новеллы общих положений об обязательствах, новые возможности в корпоративных соглашениях», проведенного компанией «АСЭРГРУПП» 7 апреля текущего года.

Согласно Закону в предварительном договоре должны указываться условия о предмете основного договора и условия, соглашения по которым необходимо достичь по заявлению одной из сторон (подп. «а» п. 72 ст. 1 Закона). Также устанавливается срок, в течение которого сторона может обратиться в суд с требованием о понуждении другой стороны заключить договор на основании предварительного – он равняется шести месяцам с момента неисполнения обязательства по заключению договора (подп. «б» п. 72 ст. 1 Закона). В настоящее время такой срок не определен, поэтому применяется общий срок исковой давности – три года (ст. 196 ГК РФ).

Изменяется также понятие публичного договора. По действующей редакции кодекса под публичным понимается договор коммерческой организации о ее обязанности продать товар, выполнить работу или оказать услугу каждому обратившемуся к ней (п. 1 ст. 426 ГК РФ). Законом же определено, что публичным признается договор об указанных обязательствах, заключенный любым лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность (подп. «а» п. 69 ст. 1 Закона), например индивидуальным предпринимателем или бюджетным учреждением, оказывающим услуги и на платной основе.

Кроме того, скорректированы положения, касающиеся договора присоединения. В настоящее время присоединившаяся к договору сторона может требовать расторжения или изменения договора, если он содержит явно обременительные для нее условия, но не противоречит законодательству (п. 2 ст. 428 ГК РФ). При этом закреплено исключение из этого правила: присоединившийся к договору предприниматель не может требовать его изменения или расторжения, если знал или должен был знать условия договора (п. 3 ст. 428 ГК РФ). Несмотря на то, что предприниматели являются более защищенными и более сведущими в тонкостях договорного права субъектами правоотношений, чем физические лица, в некоторых случаях они вынуждены принимать условия договора, влекущие для них негативные последствия. Яркий пример – кредитный договор с банком, на содержание условий которого предприниматели обычно повлиять не в силе. Эксперты не раз отмечали, что данная норма ущемляет права предпринимателей. Такого же мнения придерживаются и суды (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 147).

Введение новых видов договоров

Помимо изменения норм о существующих договорах, Закон предусматривает появление целого ряда новых видов соглашений. Так, вводится такой вид договора, как рамочный договор или договор с открытыми условиями (абз. 2 п. 73 ст. 1 Закона). В нем будут отражаться общие условия обязательственных отношений сторон. Какие именно, в документе не сказано, но определено, что дополнить и конкретизировать их можно будет путем заключения отдельных договоров или подачи заявок одной из сторон. Не нужно путать такой договор с предварительным, поскольку рамочный договор закрепляет уже возникшее отношение, а не намерение заключить договор в будущем.

Интересны и такие новые договоры, как опцион на заключение договора и опционный договор (ГК РФ дополняется соответствующими ст. 429.2 и ст. 429.3), а особенно разница между ними. Первый представляет собой безотзывную оферту, предоставляющую получившему ее лицу право заключить один или несколько договоров на предусмотренных опционом условиях и в установленные им сроки (абз. 6 п. 73 ст. 1 Закона). За возможность реализовать это право нужно внести определенную денежную сумму – платеж по опциону. Соответствующие договоры будут заключаться путем акцепта указанной оферты. Если конкретный срок акцептования не определен, то он будет считаться равным одному году. Получается, что в этом случае стороны заключают два договора – сначала соглашение об опционе, а потом основной договор (путем акцептования оферты). По общему правилу, платеж по опциону не будет засчитываться в счет платежей по основному договору и не подлежит возврату в случае, если оферта не акцептована (однако в самом опционе может быть предусмотрено обратное). Права по опциону на заключение договора можно будет уступать другому лицу, если иное не предусмотрено самим опционом.

По опционному же договору одна сторона вправе требовать в установленный срок совершения другой стороной определенных действий, в том числе уплаты денежных средств, передачи или принятия имущества (абз. 16 п. 73 ст. 1 Закона). Если управомоченная сторона не заявит требование в указанный срок, опционный договор будет прекращен. За право заявить требование по опционному договору необходимо будет уплатить предусмотренную им сумму, за исключением случаев, когда самим договором предусмотрена его безвозмездность либо заключение договора обусловлено другим обязательством или иным охраняемым законом интересом, которые вытекают из отношений сторон.

Алеся Демкина, ведущий советник аппарата Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству:

«На момент принятия законопроекта 1 [на основе которого был принят Закон. – Ред.] в первом чтении он содержал только статью об опционе. Предполагалось, что эта форма будет применяться в сделках, например, с недвижимым имуществом – когда одной стороне обеспечивается право приобрести его у другой стороны за конкретную цену в определенный срок. За такое право эта сторона платит другой определенную сумму денег и получает гарантию того, что на протяжении этого срока имущество не может быть продано никому другому. Также норма об опционе была необходима для урегулирования особенностей заключения корпоративных соглашений для новых компаний, в которые вкладываются деньги. Именно поэтому Законом устанавливается, что правила о безвозмездном опционе применяются в том числе к соглашениям, заключенным между коммерческими организациями. Допустимыми будут соглашения, предусматривающие такое условие: если бизнес развивается, то внесенные инвестором денежные средства увеличивают его долю участия в юридическом лице. Если же бизнес не развивается или не достигает определенных результатов (рост выручки до целевого показателя), то инвестированные денежные средства возвращаются инвестору еще и с предусмотренной соглашением компенсацией».

Суть опциона на заключение договора и опционного договора одна – сторона платит за право требовать от другой стороны каких-либо действий. При этом в обоих случаях можно предусмотреть, что обязательства должны исполняться при наступлении конкретных условий, в том числе зависящих от воли сторон. Именно поэтому предполагается, что такие формы будут популярны при заключении корпоративных соглашений. Однако не все эксперты одобряют разделение предусмотренной изначально одной статьи об опционе на две.

Определение опционного договора и установленное ст. 429.3 ГК РФ его регулирование не дают оснований для отнесения данного договора к специальному виду, считает член Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ, заместитель председателя ВАС РФ в отставке Василий Витрянский. Такое мнение он озвучил в ходе Всероссийского спутникового онлайн-семинара на тему: «Новеллы ГК о договорах. Комментарий к Федеральному закону от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», прошедшего в компании «Гарант» 22 апреля текущего года. Эксперт подчеркнул, что право требовать от должника определенных действий является предметом любого договорного обязательства, а в случае установления в законе или договоре правила о том, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон (п. 3 ст. 425 ГК РФ), непредъявление кредитором своего требования в указанный срок будет означать прекращение договора. Поэтому выделение отдельной статьи об опционном договоре, на его взгляд, совершенно излишне.

Еще один востребованный практикой договор – абонентский или договор с исполнением по требованию (ГК РФ дополняется соответствующей ст. 429.4). По нему одна из сторон (абонент) должна вносить платежи за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления услуг или иного исполнения в определенном объеме или количестве. К таким договорам можно отнести распространенные на практике договоры об оказании консультационных услуг, услуг связи, услуг по техническому обслуживанию, бухгалтерскому сопровождению и т. д. Например, организация заключает на год договор о представлении ее интересов в суде с юридической фирмой и ежемесячно вносит платежи по нему. При этом за год может не возникнуть ни одного судебного разбирательства с участием данной организации. Иногда в таких случаях абоненты отказываются платить, поскольку услуга не была предоставлена. Эксперты отмечают, что поскольку такой договор похож на договор возмездного оказания услуг, суды встают на сторону таких абонентов, считая незаконным требование платы за услугу, которая по факту оказана не была (постановление ФАС Северо-Западного округа от 8 октября 2002 г. по делу № А44-1131/02-С5, решение Арбитражного суда Алтайского края от 6 июня 2008 г. по делу № А03-2332/08-33). Теперь же законодательно определено, что абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано исполнение от исполнителя.

***
Закон будет применяться к отношениям, возникшим после 1 июня текущего года. Однако стороны договора могут предусматривать в нем возможность распространения его условий на уже существующие отношения. Поэтому у организаций есть время подумать, смогут ли они применить новые правила к уже действующим соглашениям хотя бы в части.

Публикации

Новеллы в ГК РФ

Гармаев_эж-Юрист_Новеллы в ГК РФ_05.2015

Скачать файл

Файл добавлен 15.07.2016
Презентация .pdf (270 Кб)

Новые правила затрагивают предварительный договор. Наиболее значительное изменение состоит в том, что сторонам предоставляется возможность согласовать в предварительном договоре только часть существенных условий основного договора (предмет и условия, о необходимости согласования которых прямо заявит какая-либо из сторон). В случае возникновения разногласий по оставшимся без внимания условиям на этапе заключения основного договора такие условия могут быть определены в судебном порядке.

Приведенная новелла с практической точки зрения может быть оценена как положительная, поскольку новое правило будет способствовать пресечению оппортунистического поведения недобросовестной стороны предварительного договора. В то же время использование новой конструкции предварительного договора потребует от сторон особенно внимательного отношения к переговорному процессу – если они упустят из виду какое-то из существенных условий, то им придется столкнуться с неопределенностью относительно его судьбы (до тех пор, пока такое условие не будет сформулировано судом), притом что сам предварительный договор будет сохранять статус юридически обязывающего документа.

Новые договорные модели

В Гражданском кодексе Российской Федерации (далее – ГК РФ) также появляются новые договорные модели – абонентский договор, опцион и рамочный договор. Данные модели широко распространены в договорной практике и в целом рассматриваются российскими судами как вполне допустимые, хотя имелись и отдельные негативные решения.

В настоящее время по модели абонентского договора структурируются многие возмездные договоры. В частности, договоры на посещение фитнес-клубов, на предоставление услуг интернет связи, на техническую поддержку интернет-сайтов, на оказание консалтинговых услуг и т.п. Отличительная черта абонентского договора состоит в том, что плата клиентом осуществляется не за фактическое оказание услуг (выполнение работ, поставку товаров), а за предоставление ему возможности в любой момент в течение определенного периода воспользоваться согласованными услугами (работами, товарами). Такая плата чаще всего является фиксированной и может осуществляться как единовременно, так и периодическими суммами.

Ранее в судебной практике можно было встретить решения, не признающие право исполнителя на получение денежного вознаграждения в случае, если фактически услуги не оказывались (работы не выполнялись). Такой подход вряд ли можно было признать достаточно обоснованным, поскольку он не учитывал экономическую составляющую абонентского договора (необходимость для исполнителя постоянно поддерживать готовность к оказанию услуг, выполнению работ или поставке товаров). Включение в ГК РФ модели абонентского договора может способствовать закреплению более адекватной судебной практики.

Опционы по ГК РФ будут иметь два вида – опцион на заключение договора и опционный договор. Разница между ними может быть обнаружена скорее на доктринальном уровне. В любом случае новые положения ГК РФ отражают особенности опциона, отличающие его от схожих договорных моделей (например, от предварительного договора). По условиям опциона одна из сторон имеет право письменно заявить о вступлении в силу некого согласованного договора и (или) потребовать его исполнения. При этом чаще всего такое право стороны обусловлено наступлением определенных обстоятельств и действительно в течение ограниченного периода.

Опционы широко распространены в различных сферах коммерческого оборота (рынок ценных бумаг, поставка дорогостоящих товаров и др.). Показательным примером могут служить колл и пут опционы в рамках совместных предприятий, часто включаемые в корпоративные договоры. По условиям обычного колл опциона один из акционеров получает право вытеснить из общества другого акционера путем покупки у него акций по определенной цене при условии, что финансовые показатели общества за согласованный период будут положительными. По условиям типичного пут опциона акционеру (инвестору) предоставляется право выйти из общества посредством продажи своих акций другому акционеру по цене не ниже суммы вложенных инвестиций при условии, что финансовые показатели общества за согласованный период будут отрицательными.

В отношении приведенных опционов имеется ряд положительных судебных решений. В то же время нормы об опционах в ГК РФ касаются двух немаловажных аспектов, не нашедших однозначного подтверждения в судебной практике. Во-первых, они прямо устанавливают, что право стороны на реализацию опциона может быть обусловлено наступлением обстоятельства, зависящего от воли сторон (в настоящее время в судебной практике по данному вопросу нет явного ответа, хотя наметилась тенденция в пользу постепенного признания такого рода договорных условий). Во-вторых, нормы ГК РФ устанавливают, что предоставление опциона может быть возмездным (может быть согласована отдельная плата за сам факт предоставления опциона).

Несмотря на возможную избыточность регулирования опционов в ГК РФ, их закрепление на уровне экономической конституции может быть оценено позитивно. Новые положения ГК РФ способны стать необходимыми ориентирами для судов (особенно для судов, практикующих строго формальный подход к толкованию закона) при разрешении соответствующих споров.

Рамочный договор также широко востребован коммерческим оборотом (особенно в сфере поставки товаров), поскольку является эффективным инструментом фиксации и договоренностей сторон. Данный договор позволяет сторонам один раз зафиксировать принципиальные аспекты сотрудничества, а затем при осуществлении отдельных транзакций не вступать в новые переговоры по таким аспектам, а просто ссылаться на применение к их отношениям рамочного договора. Будучи скорее техническим контрактным инструментом, рамочный договор не вызывал каких-либо примечательных затруднений в судебной практике.

Предложенное ГК РФ регулирование рамочного договора является довольно гибким и предусматривает различные вариации его структурирования, включая возможность конкретизации договорных условий в одностороннем порядке (например, в рамках такой модели может быть заключен договор на открытие кредитной линии). Включение в ГК РФ рассматриваемых правил вряд ли существенно повлияет на коммерческий оборот, хотя способно несколько упростить подготовку и согласование рамочного договора для его сторон.

Что такое предварительный договор, рамочный договор, опционный договор?

Хозяйственному договору законодатель посвятил основную часть ГК РФ. Однако добиться совершенства правовых механизмов не удалось. Нормы постоянно подвергаются корректировкам. Последний раз масштабные изменения в кодекс вносили весной 2015 года. Правки коснулись предварительного соглашения, опционных контрактов, а также рамочных сделок. Какие именно способы защиты предложили парламентарии, разбирались наши эксперты.

Коротко о предварительном договоре

Официальное определение термину дает статья 429 ГК РФ. Норма обязывает фиксировать намерения о заключении сделки документально. Условием действительности обязательства становится соблюдение формы. Если основной контракт подписывают в присутствии нотариуса, удостоверить придется и предварительный договор.

Правило не распространяется на соглашения, для которых обязательна государственная регистрация. Сведения о таких намерениях в реестр не вносят. Их просто закрепляют письменно. Вывод следует из анализа статей 158, 164 и 429 ГК РФ. Устный же вариант законом вообще не рассматривается.

Требования к содержанию просты. Документ должен четко определять:

предмет основного договора;

обязательство сторон по заключению контракта в определенный срок;

Иногда определить точную дату заключения базовой сделки нельзя. В этом случае период действия равен 12 календарным месяцам.

Примечание! Отсутствие возможностей исполнения сделки не является препятствием для подписания предварительного договора. Соответствующий вывод сделал Верховный суд РФ в постановлении № 49 от 25.12.18 года.

Отказаться от соглашения нельзя. Если недобросовестный участник уклоняется от сделки, разрешается обратиться в суд с иском о понуждении. Инициировать процесс заинтересованное лицо вправе в течение 6 месяцев. Отсчет срока ведут с момента нарушения предварительного договора. Споры об условиях основного контракта также разрешают служители Фемиды. Длительные переговоры не могут служить причиной увеличения исковой давности.

Распространенной формой защиты интересов становится неустойка или задаток. Предварительный договор обеспечивается по правилам статей 329, 330, 380 ГК РФ.

Законодателем решен и вопрос о прекращении отношений. Документ утрачивает силу, если до окончания установленного срока ни один из участников не настоял на заключении сделки. Кроме того, предварительный договор теряет актуальность после исполнения.

Юридический инструмент хорошо проработан и освоен. Его активно применяют не только бизнесмены, но и рядовые граждане. Покупатели и продавцы недвижимости, например, прибегают к схеме с целью защиты от срыва контракта.

Специфика рамочного договора

Развитие практики привело к появлению усовершенствованных правовых механизмов. Статья 429.1 ГК РФ посвящена юридической конструкции нового поколения. Рамочный договор – это своеобразный каркас. Участники обозначают в документе базовые условия и предмет сотрудничества. Детали прописывают впоследствии отдельными соглашениями.

Рамочным договором могут устанавливаться финансовые, организационные или маркетинговые правила. В его тексте прописывают третейские оговорки, санкции за недобросовестное исполнение обязательств, порядок урегулирования споров. Конкретизация договора происходит на этапе реализации. Дополнительными документами определяют качество, стоимость, количество, эксплуатационные характеристики предмета. Наибольшую эффективность продемонстрировала следующая система:

рамочный договор о поставке продукции;

спецификации с указанием ассортимента, цены, объема и прочих параметров;

дополнительные соглашения (по необходимости).

Схема особенно популярна во внешнеторговых отношениях. Участники не могут постоянно встречаться лично, а потому основные моменты сотрудничества закрепляют рамочным договором. В тексте обязательно согласуют возможность детализации контракта электронными письмами. В дальнейшем стороны взаимодействуют дистанционно (e-mail, виртуальные площадки ведения бизнеса). Решение оптимально для построения длительных деловых отношений.

Особенностью рамочного договора является сложная структура. Контракт состоит из нескольких документов. Основной и дополнительные соглашения рассматриваются в качестве элементов единой сделки. При этом наличие прямого указания на такую связь необязательно. Для правовой оценки договора имеет значение смысловая нагрузка. Соответствующую точку зрения высказал Верховный суд РФ в постановлении № 49 от 25.12.18 года.

Большое влияние на практику оказывают разъяснения федеральных ведомств. Так, правила заключения агентского рамочного договора разъяснял Минфин РФ в письме № 09-01-07/72499 от 01.11.17. Чиновники признали возможность уточнения базовых условий простыми письменными заявками. Позиция министерства обеспечила участникам защиту от оспаривания контрактов по формальным причинам.

Что такое опционный договор

Прогрессивный правовой механизм закреплен статьей 429.3 ГК РФ. Юридическая конструкция позволяет зарезервировать право на совершение определенных действий в будущем. Опционным договором стороны подтверждают намерение сотрудничества. При этом сделка носит вероятностный характер. Участник, в пользу которого составлено соглашение, может воспользоваться либо отказаться от предоставленной возможности. Любое решение будет законным и не повлечет санкций.

Существенным условием опционного договора является срок. При подписании сделки стороны устанавливают период, в течение которого можно реализовать право. По его завершении обязательство прекращается. Предъявить претензии за пределами временного ограничения нельзя. О решающем значении срока неоднократно заявляли отечественные суды. Однозначная позиция, например, высказана московской окружной кассацией в июне 2020 года (спор № А41-60107/16).

Обратите внимание! Опционный договор далеко не всегда завершается фактическим исполнением. Обладатель права самостоятельно определяет целесообразность пользования зарезервированными возможностями.

Приобретение полномочий по опционному договору оплачивается денежными средствами или иными ценностями. Вознаграждение признается доходом второй стороны и не подлежит возврату. Платность обеспечивает двусторонний характер гарантии. Отказываясь исполнять опционный договор, выгодоприобретатель теряет оплаченные суммы. Издержки утрачивают экономический смысл. Впрочем, п. 2 ст. 429.3 ГК РФ признает и безвозмездные соглашения. Нормой реализуется принцип диспозитивности гражданского законодательства.

Смотрите так же:  Кто платит нотариусу за договор купли-продажи

При составлении опционного контракта разрешается делать привязку к каким-либо обстоятельствам. Их наступление приравнивается к предъявлению требования об исполнении. При таком подходе ссылаться на отсутствие однозначного волеизъявления контрагенты не могут.

Изначально опционные договоры использовались на товарных и фондовых биржах. Право на заключение сделок возникало при достижении котировками критических отметок. Договоры служили надежной защитой от неконтролируемых потерь. Проработка правового механизма парламентариями существенно расширила сферу применения. Теперь опционным соглашением от убытков страхуются сельхозпроизводители. Их заключают на случай падения спроса или резкого снижения закупочных цен. Заготовители и оптовые покупатели рассматривают сделку в качестве гарантии от непредвиденного скачка стоимости.

Исчерпывающего перечня опционных договоров закон не устанавливает. Статья 429.3 ГК РФ лишь предусматривает возможность классификации. К 2020 году соответствующих нормативных актов не издано.

Сравнительный анализ договоров

Специфику правовых конструкций можно оценить лишь при комплексном подходе. В помощь клиентам наша нотариальная контора подготовила краткую характеристику.

Договоры о намерениях

Рамочный договор

Схемы с опционным соглашением

Стороны закрепляют существенные условия будущей сделки. Изменить их в одностороннем порядке нельзя. Уклонение от подписания основного договора повлечет взыскание штрафов, неустоек, потерю задатка или возврат его в двойном размере. Форма подходит для разовых сделок на крупные суммы

Участники согласуют только общий порядок сотрудничества. Это дает относительную свободу. Условия договора корректируют в процессе работы. Схема позволяет учесть возможности и потребности сторон. Форма актуальна при длительных деловых отношениях. Ее можно использовать при заключении сделок с поэтапным исполнением (поставка партиями, выполнение крупного строительного проекта)

Опционный договор порождает жесткое обязательство только для исполняющей стороны. За фиксированную плату один из участников соглашается удовлетворить требования другого. Лицо же, приобретшее право, реализует его по усмотрению. Такие договоры становятся защитой от непредвиденного изменения рыночных условий. Форма популярна в сегментах, прогнозирование в которых не дает достаточных гарантий. Опционные договоры востребованы преимущественно в бизнесе

Все описанные выше конструкции являются не более чем юридической формой. Рассматривать опционный договор или соглашение о намерениях в качестве самостоятельной сделки нельзя. Это лишь способ закрепления обязательств. Механизмы имеют общие черты. Все они дают участникам гарантию. Отказаться от сотрудничества без негативных последствий невозможно.

Получить исчерпывающую информацию по данному вопросу вы можете у специалистов нотариальной конторы. Эксперты помогут подобрать самое эффективное решение, а также обеспечат надлежащее оформление.

Или просто приходите без записи.

Вы можете попасть к нам в любое время без записи.

Также вы можете позвонить к нам или задать вопрос через мессенджер

Опционы, абонентские и рамочные договоры в новой редакции ГК РФ, вступающей в силу с 1 июня 2015 года

Как известно, с 1 июня 2015 года вступает в силу новая редакция ГК РФ, которая вводит законодательное регулирование ряда используемых на практике договорных конструкций.

Так, статьи 429.2 и 429.3 вводят регулирование двух близких типов опционных конструкций: опциона на заключение договора и опционного договора:

Статья 429 2 . Опцион на заключение договора

1. В силу соглашения о предоставлении опциона на заключение договора (опцион на заключение договора) одна сторона посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне право заключить один или несколько договоров на условиях, предусмотренных опционом. Опцион на заключение договора предоставляется за плату или другое встречное предоставление, если иное не предусмотрено соглашением, в том числе заключенным между коммерческими организациями. Другая сторона вправе заключить договор путем акцепта такой оферты в порядке, в сроки и на условиях, которые предусмотрены опционом.

Опционом на заключение договора может быть предусмотрено, что акцепт возможен только при наступлении определенного таким опционом условия, в том числе зависящего от воли одной из сторон.

2. В случае, когда опционом на заключение договора срок для акцепта безотзывной оферты не установлен, этот срок считается равным одному году, если иное не вытекает из существа договора или обычаев.

3. Если опционом на заключение договора не предусмотрено иное, платеж по нему не засчитывается в счет платежей по договору, заключаемому на основании безотзывной оферты, и не подлежит возврату в случае, когда не будет акцепта.

4. Опцион на заключение договора должен содержать условия, позволяющие определить предмет и другие существенные условия договора, подлежащего заключению.

Предмет договора, подлежащего заключению, может быть описан любым способом, позволяющим его идентифицировать на момент акцепта безотзывной оферты.

5. Опцион на заключение договора заключается в форме, установленной для договора, подлежащего заключению.

6. Опцион на заключение договора может быть включен в другое соглашение, если иное не вытекает из существа такого соглашения.

7. Права по опциону на заключение договора могут быть уступлены другому лицу, если иное не предусмотрено этим соглашением или не вытекает из его существа.

8. Особенности отдельных видов опционов на заключение договора могут быть установлены законом.

Статья 429 3 . Опционный договор

1. По опционному договору одна сторона на условиях, предусмотренных этим договором, вправе потребовать в установленный договором срок от другой стороны совершения предусмотренных опционным договором действий (в том числе уплатить денежные средства, передать или принять имущество), и при этом, если управомоченная сторона не заявит требование в указанный срок, опционный договор прекращается. Опционным договором может быть предусмотрено, что требование по опционному договору считается заявленным при наступлении определенных таким договором обстоятельств.

2. За право заявить требование по опционному договору сторона уплачивает предусмотренную таким договором денежную сумму, за исключением случаев, если опционным договором, в том числе заключенным между коммерческими организациями, предусмотрена его безвозмездность либо если заключение такого договора обусловлено иным обязательством или иным охраняемым законом интересом, которые вытекают из отношений сторон.

3. При прекращении опционного договора платеж, предусмотренный пунктом 2 настоящей статьи, возврату не подлежит, если иное не предусмотрено опционным договором.

4. Особенности отдельных видов опционных договоров могут быть установлены законом или в установленном им порядке.»

Одновременно, ст.429.3 вводит законодательное регулирование абонентского договора:

«Статья 429 4 . Договор с исполнением по требованию (абонентский договор)

1. Договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом.

2. Абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором.»

Наконец, ст.429.1 ГК содержит законодательное регулирование рамочного договора:

«Статья 429 1 . Рамочный договор

1. Рамочным договором (договором с открытыми условиями) признается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора.

2. К отношениям сторон, не урегулированным отдельными договорами, в том числе в случае незаключения сторонами отдельных договоров, подлежат применению общие условия, содержащиеся в рамочном договоре, если иное не указано в отдельных договорах или не вытекает из существа обязательства».

Эти новые для ГК РФ договорные конструкции все эти годы достаточно часто использовались в коммерческом обороте.

Оформление опционных договоров (опционов) происходило как в сфере поставок оборудования и производства уникальных объектов, так и в сфере сделок с акциями и долями, в акционерных соглашениях и т.п.. Их используют тогда, когда стороны хотят дать одной из сторон право по своему усмотрению путем простого извещения ввести некий договор в действие или затребовать исполнение договора от другой стороны, и при этом их не устраивает вариант простой безотзывной оферты, так как они хотят урегулировать организационные отношения на период до акцепта и часто предусматривают плату за получение права на акцепт, и в равной мере не устраивает вариант обязательства с исполнением до востребования. Опционы упоминаются практически в каждом номере любой деловой газеты, с помощью них стимулируют топ-менеджеров компаний, строят корабли и поставляют самолеты, продают акции, конструируют механизмы выхода из тупика в управлении обществом. До Президиума ВАС за последние годы доходило не одно дело, в котором фигурировали опционы. В то же время ни в законодательстве, ни в судебной практике до сих пор не было четкого закрепления особенностей этой договорной модели, ее отличий от предварительного договора, не был снят риск квалификации такого договора как заключенного под отлагательным чисто потестативным условием.

Особую сложность для нашего права представляла собой проблема опционной премии, которая в рамках такой конструкции выступает в качестве платы за получение секундарного права на акцепт или востребование и претерпевание другой стороной бремени соответствующей неопределенности в вопросе о перспективах акцепта (востребования).

Все это создавало правовую неопределенность и юридические риски, мешавшие более активному использованию этой договорной конструкции. Законодательное регулирование таких конструкций имело своей целью формирование понятной правовой инфраструктуры для заключения подобных сделок.

Абонентский договор также оформлялся во многих сферах экономики, структурируя отношения, в рамках которых одна из сторон гарантировала, что она окажет услуги, поставит товар или выполнит работы по первому требованию другой стороны и в том объеме, в котором такое исполнение последней понадобится (безлимитно или в рамках установленного в договоре лимита), а за получение этого удобного права требовать исполнения при необходимости такая управомоченная сторона обязуется вносить ежемесячно или в иные промежутки времени некую фиксированную абонентскую плату. Абонентские конструкции нас окружают повсюду: абонементы в спортклуб, услуги сотовой, интернет или иной связи, услуги спутниковых ТВ-операторов, шведские столы, техобслуживание оборудования или сайтов в интернете, служба технической поддержки на дороге, аутсорсинг правовых услуг и т.п. Очень часто людям оказывается удобным регулярно платить фиксированную плату за то, что, если им вдруг понадобиться некая помощь, услуга и т.п., они будут вправе получить такой объем исполнения, который им понадобится, и будет иметься конкретный контрагент, который гарантирует оказание такой помощи. Особенность абонентской платы состоит в том, что в случае если в какой-то месяц услуги (товар, работы) абоненту не понадобятся, она не возвращается, но если в какой-то месяц объем заказанных услуг превысит размер абонентской платы, то доплата не потребуется.

К сожалению, российская судебная практика далеко не всегда адекватно оценивала эту конструкцию и понимала ее специфику. Так, нередко суды отказывали во взыскании абонентской платы без наличия доказательств фактического оказания услуг. Суды в таких случаях не понимали, что в случае абонентского договора деньги уплачиваются не за товар, работы или услуги, а за секундарное право их затребовать при необходимости в нужном объеме и принятие другой стороной на себя бремени претерпевания такой неопределенности. Новые нормы ГК об абонентском договоре способны несколько снизить остроту этой проблемы.

Наконец, рамочный договор за последние годы стал использоваться в практике договорной работы практически повсеместно. Оформляют свои отношения посредством предварительного заключения рамочного договора, содержащего общие «юридические» условия, и последующего согласования существенных условий в дополнительных соглашениях как в сфере поставки товаров, так и оказания услуг, и даже в области сделок с деривативами. Каких-то принципиальных проблем в судебной практике по проблематике рамочного договора не было выявлено. Тем не менее, множество технических вопросов решалось судами по-разному.

Например, не было полной ясности в отношении возможности заключения такого договора поставки, в котором отсутствующее в договоре существенное условие будет определяться не дополнительным соглашением (спецификацией, приложением и т.п.), а в одностороннем порядке. В рамках последней модели, например, покупателю по договору поставки предоставляется право определить такое существенное условие как количество товара в одностороннем порядке, а другая сторона заранее соглашается исполнять в том объеме, который укажет покупатель (как правило, в пределах тех или иных лимитов). В сфере кредитования аналогичная модель давно работает на практике в форме заключения договоров кредитной линии, по которым банк гарантирует выдачу кредита по первому требованию заемщика в пределах кредитного лимита. В сфере связи к этой категории могут быть отнесены договоры с тарификацией за фактически использованный трафик, минуты разговора и т.п. Эта форма организации договорных отношений находится на стыке между обычным рамочным договором, предполагающим последующее согласование существенных условий, и абонентским договором. Как и в случае с абонентским договором здесь имеет место асимметрия прав: одна из сторон вправе (имеет секундарное право) требовать исполнения в нужном ей объеме, а другая сторона не может гарантировать поступления к ней таких запросов и принуждать к чему-либо контрагента, не желающего запрашивать или пользоваться услугами, товарами или работами этой стороны. Но в отличие от абонентского договора в случае с договором с исполнением по заявкам оплата осуществляется только за фактически затребованное и полученное, хотя нередко и предусматривается специальная фиксированная комиссия за асимметрию прав (например, в форме комиссии за поддержание кредитной линии).

Появление в ГК статьи о рамочных договорах имело своей целью кодифицировать эту конструкцию и упростить жизнь обороту. В частности, в статье есть указание на то, что конкретизация условий рамочного договора может осуществляться не только в форме соглашения сторон, но и посредством направления односторонних заявок.

При этом, не менее очевидно, что законодательное регулирование описанных выше договорных конструкций естественным образом вызывает ряд вопросов и требует пристального внимания и серьезного обсуждения. Например, много критики раздается в адрес ряда положений новой статьи о рамочном договоре. В этой связи Юридический институт «М-Логос» при поддержке Юридической компании «Щекин и партнеры» 09 апреля проводит научный круглый стул, посвященный обсуждению всех этих проблем.

Программа обсуждения:

1. Опционные конструкции

1.1. Каковы различия между опционным договором и опционом на заключение договора? Стоило ли множить опционные сущности?

1.2. Соотношение с конструкцией предварительного договора.

1.3. Правовая природа опционной премии. В чем специфика платы за приобретение секундарного права (на акцепт или востребование в частности)?

1.4. Феномен оборотоспособности прав по опциону. Нормально ли это? Применимы ли нормы о цессии?

2. Абонентский договор

2.1. Правовая природа абонентской договорной конструкции. Отличие от договора с исполнением до востребования.

2.2. Проблемы абонентского договора в судебной практике: решает ли их новая редакция ГК.

2.3. Абонентская плата как плата за секундарное право и(или) встречное предоставление.

2.4. Должно ли признаваться право на немотивированный отказ от абонентского договора?

3. Рамочный договор

3.1. Можно ли считать рамочный договор сделкой до момента согласования существенных условий?

3.2. Как оценивать конструкцию с конкретизацией существенных условий посредством односторонних заявок?

3.3. Последствия несогласования существенных условий в развитие рамочного договора.

3.4. Правовое значение срока рамочного договора.

Участники обсуждения:

В обсуждении планируется участие следующих спикеров: Ширвиндт А.М. – к.ю.н., ассистент кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова; Церковников М.А. – доцент Российской школы частного права; Бевзенко Р.С. – к.ю.н., партнер Юридической компании «Пепеляев Групп»; Байбак В.В. – к.ю.н., партнер Адвокатского бюро «Юсланд» Распутин М.С. – старший юрист корпоративной практики Адвокатского бюро «Иванян и партнеры»; Карапетов А.Г. – д.ю.н., директор Юридического института «М-Логос» и другие.

К обсуждению приглашаются представители судейского сообщества и других органов государственной власти, ученые-цивилисты, адвокаты, корпоративные юристы, студенты и другие интересующиеся данной проблематикой юристы.

Место и время проведения:

Научный круглый стол пройдет 09 апреля 2015 года с 19.00 до 21.15 в конференц-зале «Ярославль» гостиницы «Золотое кольцо» по адресу: Москва, Смоленская улица, д.5 (5 минут пешком от ст.м. Смоленская). Карту проезда см. здесь

Регистрация участия и другие организационные вопросы:

Участие в круглом столе бесплатно. Для участия в круглом столе необходимо зарегистрироваться здесь. Количество мест ограничено. По опыту прошлых круглых столов шанс попасть на мероприятие имеют, как правило, только те, кто успел подать заявку в день публикации анонса.

P.S.: В комментариях к настоящему посту можно оставлять свои мысли по поводу данных договорных конструкций, качеству их нормативного закрепления в ГК и перспективам применения новых норм. Это поможет выявить важные вопросы, которые можно было бы обсудить на круглом столе

Подготовка и ведение дел в суде. Исполнение судебных решений

Практика применения законодательства о банкротстве

Повышение квалификации: трансграничная торговля

Похожие материалы

Комментарии (13)

Артем, в отношении абонентских договоров не согласен, что плата производится за секундарное право.
Также представляется не вполне удачным определение в ГК абонентского договора как договора с исполнением по требованию.

Во-первых, далеко не в каждом абонентском договоре вообще присутствует секундарное право.
Представим, что я оплатил номер в гостинице на 10 суток и в уплаченную сумму входят ежедневные завтраки по системе «шведский стол». Если конструировать секундарное право, то выходит, что обязанность гостиницы предоставить мне завтрак не существует, пока (если) я не предъявляю такое требование отдельно (реализую секундарное право). На самом же деле, никакое секундарное право (т.е. право односторонним волеизъявлением создать обязанность гостиницы предоставить мне завтрак) мне не нужно. Обязанность гостиницы каждое утро с 7 до 11.00 предоставить мне в распоряжение «шведский стол» возникает сразу в силу заключенного нами договора, а не после каких-то моих дополнительных требований.
То же касается, например, абонентской платы за пользование тренажерным залом. Сразу после заключения договора, по которому я оплатил абонемент на год, возникает обязанность фитнес-клуба обеспечить ежедневную (кроме установленных выходных дней) готовность тренажерного зала к использованию. Секундарное право и здесь избыточно.
Теоретически можно представить такой договор с секундарным правом: если представить, что тренажерный зал «по умолчанию» не готов к использованию (полы не вымыты, свет не включен, двери закрыты, тренажеры сломаны), и только по моему требованию, фитнес-клуб подготавливает зал к моему использованию (открывает двери, включает свет, моет полы, чинит тренажеры). Но на практике такая схема бизнеса не существует: никакого дополнительного моего требования (реализации секундарного права) не нужно – обязанность контрагента возникает в силу самого договора, а не реализации секундарного права.

Таким образом, поскольку, как минимум, не все абонентские договоры предполагают наличие секундарного права, тезис о том, что во всех абонентских договорах плата производится за секундарное право, ошибочен.

Во-вторых, я готов согласиться с тем, что абонентский договор может быть сконструирован и с секундарным правом, когда сам договор еще не создает для контрагента обязанности предоставить мне материальное благо, но такую обязанность для него создает другая сторона своим односторонним дополнительным волеизъявлением (например абонентская плата за консультации и иные юр.услуги). Однако, как представляется, и в таких договорах плата производится не за секундарное право.
Начнем с того, что сразу возникает вопрос: если плата производится за секундарное право, то выходит, что материальное благо (товар, услуга), ради которого лицо и платит деньги, оно потребляет бесплатно? Принципиально это возможно, но всё же несколько странно.
Спорность идеи о том, что абонентская плата – это плата за секундарное право, хорошо видна при сравнении с опционом. Опционная премия – это, действительно, плата за секундарное право: например, владелец опциона на покупку нефти своим односторонним волеизъявлением создает обязанность контрагента продать ему нефть; за это право он и заплатил опционную премию. Но ведь после реализации опциона его владелец обязан будет заплатить и за саму нефть.
Здесь плата за секундарное право никоим образом не исключает необходимости оплатить и само конечное материальное благо – нефть. Относительно контрагента владельца опциона применима следующая логика: он претерпевает неопределенность относительно основной сделки и риски того, что сделка по истечении времени станет для него невыгодной, за что и получает опционную премию. Но в случае если основная сделка состоится (владелец опциона реализует свое секундарное право), данное лицо за проданный товар получит оплату помимо (сверх) опционной премии.
Кроме того, опцион может предоставляться и бесплатно (в этом случае есть какая-то иная кауза), и тогда владелец опциона за «удобное» секундарное право вообще не платит, а платит только за предмет основной сделки.

Абонентские договоры с секундарным правом, как представляется, аналогичны бесплатным опционам. При этом, также как у бесплатных опционов, у абонентских договоров с секундарным правом предоставление последней также имеет свою каузу, хотя напрямую секундарное право не оплачивается. На мой взгляд, такой каузой является как бы оптовая покупка конечного материального права, и в качестве своего рода скидки за опт продавец (исполнитель) предоставляет покупателю (заказчику) секундарное право.
Единственное преимущество конструирования абонентской платы как платы за секундарное право состоит в том, что такая конструкция устраняет необходимость объяснять, почему уплаченные средства не подлежат возврате в случае, если покупатель (заказчик) не получит товар (услугу), являющуюся предметом договора. Однако последнее обстоятельство вполне можно объяснить, не прибегая к перемещению каузы платежа с основного материального блага на секундарное право.
На мой взгляд, объяснение здесь надо искать в экономике отношений: в обмен на своего рода скидку за опт (а обычно лицо и покупает абонемент из расчета того, что это обойдется ему дешевле чем разовые покупки) лицо принимает на себя риск потери уплаченных денег, если по каким-то причинам не воспользуется благами в предполагаемом объеме.

На мой взгляд, особенность абонентских договоров состоит не в особом предмете – секундарное право или иной особый предмет, а в особом способе определения оплаты за являющееся его предметом материальное благо. Абонентский договор может быть заключен в отношении почти всех видов возмездных договоров; другим словами, предмет абонентских договоров составляют те же самые товары, работы, услуги, являющиеся предметом «неабонентских» договоров.
Отличительной же чертой абонентских договоров является фиксация оплаты независимо от конкретного объема полученных плательщиком материальных благ. Т.е., если в «обычных» (не абонентских) договорах определенному размеру уплачиваемых денежных средств соответствует определенный объем товаров (работ, услуг), то в абонентских объем не определен.
В связи с этим, на мой взгляд, целесообразнее было бы употреблять термин не «абонентские договоры», а «договоры с абонентской платой».

О единообразном понимании организационных договоров Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Уколова Татьяна Николаевна

В статье анализируется новеллы гражданского законодательства общих положений об обязательствах ; правовая природа организационных отношений, организационных договоров . Рассматриваются отдельные виды организационных договоров : предварительного, опциона на заключение договора , опционного договора , договора с исполнением по требованию (абонентский договор ), рамочного договора и договора с открытыми условиями с точки зрения самостоятельности и «специальной правовой конструкции». Проблемы применения мер гражданско-правовой ответственности и обеспечительных мер в организационных договорах . Правопреемство в организационных договорах . Место в системе гражданского права организационных отношений.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Уколова Татьяна Николаевна

ON A UNIFORM UNDERSTANDING OF ORGANIZATIONAL CONTRACTS

The article analyzes the novels of the civil legislation of the General provisions on obligations; legal nature of organizational relationships, organizational agreements. Considered separate types of organizational contracts: preliminary, option contract, the option contract, with performance on demand (subscription agreement), the master contract and agreement with open terms from the point of view of independence and «special legal structures». Problems of application of measures of civil liability and security measures in the organizational agreements. Succession in the organizational agreements. Place in the civil rights organizational relations.

Текст научной работы на тему «О единообразном понимании организационных договоров»

?УДК: 347 ББК: 67.304

О ЕДИНООБРАЗНОМ ПОНИМАНИИ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ДОГОВОРОВ* Ukolova T.N.

ON A UNIFORM UNDERSTANDING OF ORGANIZATIONAL CONTRACTS

Смотрите так же:  Приказ регламентирующий профилактику вирусного гепатита

Ключевые слова: реформа гражданского законодательства, организационные, имущественные, неимущественные, корпоративные отношения, организационный договор, самостоятельный договор, специальная договорная конструкция, обязательства, договоры, предварительный договор, опцион на заключение договора, опционный договор, договор с исполнением по требованию (абонентский договор), рамочный договор, договор с открытыми условиями, меры гражданско-правовой ответственности, способы обеспечения исполнения обязательств.

Keywords: civil legislation reform, organizational, economic, moral, corporate relations, organizational agreement, individual contract, special contract design, commitments, agreements, preliminary contract, option contract, the option contract, the contract with performance on demand (subscription agreement), master contract agreement with open terms, measures of civil liability, the means for securing the performance of obligations.

Аннотация: в статье анализируется новеллы гражданского законодательства общих положений об обязательствах; правовая природа организационных отношений, организационных договоров. Рассматриваются отдельные виды организационных договоров: предварительного, опциона на заключение договора, опционного договора, договора с исполнением по требованию (абонентский договор), рамочного договора и договора с открытыми условиями с точки зрения самостоятельности и «специальной правовой конструкции». Проблемы применения мер гражданско-правовой ответственности и обеспечительных мер в организационных договорах. Правопреемство в организационных договорах. Место в системе гражданского права организационных отношений.

Abstract: the article analyzes the novels of the civil legislation of the General provisions on obligations; legal nature of organizational relationships, organizational agreements. Considered separate types of organizational contracts: preliminary, option contract, the option contract, with performance on demand (subscription agreement), the master contract and agreement with open terms from the point of view of independence and «special legal structures». Problems of application of measures of civil liability and security measures in the organizational agreements. Succession in the organizational agreements. Place in the civil rights organizational relations.

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от

8 марта 2015 г. № 42-ФЗ)1 внесены

* По материалам круглого стола

«Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4(81). 2014.

1 Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» // Доступ из справ.-правовой

изменения в общие положения обязательственного права. Новеллами являются регламентация рамочного, опционного договора, опциона на заключение договора и договора по требованию, вводятся дополнительные способы обеспечения исполнения обязательств — «независимая гарантия», «обеспечительный платеж», и так называемый институт заверения об обстоятельствах, изменяется порядок исчисления процентов за пользование чужими денежными средствами в случае нарушения денежного обязательства.

Указанные новеллы гражданского законодательства были предметом острых дискуссий в цивилистике, а также неоднозначных судебных решений в последние несколько лет. Следует отметить, что Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ содержит также и новеллы, отсутствовавшие в Проекте Гражданского кодекса РФ1. Особый интерес вызывает анализ новых понятий договоров в аспекте единообразного понимания

Роль гражданского права состоит, прежде всего, в регулировании нормальных экономических отношений в обществе. По сути, основным назначением гражданского права является организация обычных имущественных (и неимущественных) взаимосвязей. С помощью гражданско-правового инструментария участники имущественных отношений самостоятельно организуют свою деятельность с целью достижения необходимых им результатов2. Одним из таких инструментов можно назвать организационные соглашения.

системы «Гарант- Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 24.03.2015.

1 Проект федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации разработан Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года № 1108 «О совершенствовании гражданского законодательства». Портал российского частного права: www.privlaw.ru.

2 Гражданское право: Обязательственное право: Учебник. В 4 т. / Отв.ред. Е.А. Суханов. Т.1. — М.: ВолтерсКлувер, 2005. — С. 48.

Впервые на наличие организационных отношений указал О.А. Красавчиков: ученый определил их как построенные на началах координации и субординации социальные связи, направленные на упорядочение (нормализацию) иных общественных отношений, действий их участников либо формирование социальных образований3.

Хохлов В.А. организационные правоотношения рассматривает как своеобразную «первую» стадию развития взаимодействия, предшествующую

«второй», на которой совершаются акты конкретного взаимодействия (в виде обычных обязательств, или иных действий гражданско-правового характера).

Заключение же организационных договоров приводит лишь к установлению базовых условий, появлению общего состояния

В науке выделяются следующие специфические признаки организационных отношений5: данные отношения служат лишь предпосылкой формирования (упорядочения) других отношений; по отношению к вещным и обязательственным отношениям выполняют обслуживающую функцию; имущественный признак для организационных отношений не является определяющим; данные отношения не связаны строго с личностью участников; отсутствует признак эквивалентности,

3 См.: Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права: Избр. труды. В 2 т. Т.1. — М.: Статут, 2005. — С. 46-52.

4 См.: Хохлов В.А. Корпоративный договор как организационный договор Российского права // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014г. с. 217-225.

5 См.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. — М.: Госюриздат, 1963. — С.64; Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Антология уральской цивилистики. 19251989. — М.: Статут, 2001; Пугинский Б.И. Коммерческое право России. — М.: Юрайт, 2010; Егорова М.А. Организационное отношение и организационные сделки в гражданско-правовом регулировании // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. № 5; Проблемы экспансии и монополии гражданского законодательства: материалы круглого стола, проведенного в рамках международной научно-практической конференции «Проблемы развития предприятий: теория и практика», СГЭУ, 22 ноября 2013 г. // Актуальные проблемы правоведения. 2013. № 3 (39). С. 27- 33.

встречности, а часто — и возмездности.

Следует отметить, что

организационный элемент присутствует в любом отношении, в том числе внеправовом, поскольку любая

человеческая деятельность организована. В то же время именно организационный аспект в определенных случаях приобретает юридическое значение. Аналогичный вывод можно сделать и в отношении договорной практики. Организационные соглашения приобретают юридическое значение при сложных и длительных отношениях. Заключение организационных соглашений необходимо также для устранения неопределенности относительно

обязанности добросовестного поведения на стадии заключения основного договора. Однако в силу недостаточной урегулированности при заключении организационных договоров неизбежно возникают вопросы о юридической силе и правовых последствия нарушения таких соглашений. Однозначно указанные вопросы будут решаться, только если законодательно регулируется

организационного соглашения (например, ст. 429 ГК РФ). В остальных случаях ответ на эти вопросы будет зависеть от конкретных обстоятельств дела.

Представляется, что организационные соглашения, как и организационные отношения, получили название не в силу специфики их юридической квалификации как особого вида соглашений, а как соглашения, влекущие определенные юридические последствия.

(организационные соглашения) как особый вид отношений (соглашений), имеют место быть тогда, когда возникают самостоятельные права и обязанности у лиц, участвующих в данных отношениях (соглашениях). Если же самостоятельные права и обязанности отсутствуют, то речь может идти только об организационном аспекте имущественных, неимущественных, корпоративных и иных отношений (соглашений). В последнем случае организационными такие отношения (соглашения) называются исключительно

для того, чтобы подчеркнуть организационный аспект данных

отношений (договорного процесса).

Анализируя правовую природу организационных соглашений, необходимо отметить следующее. Е.А. Суханов, подразделяя договоры на имущественные и организационные, относит к последним договоры, направленные не на товарообмен, а на его организацию, т.е. на установление взаимосвязей участников будущего

товарообмена1. Пугинский Б.И. выделил организационные договоры как

самостоятельный тип соглашений

коммерческого (и гражданского) права, которые включают в себя целый ряд разнообразных видов таких договоров2. В цивилистике по некоторым организационным соглашениям сложилось мнение как о самостоятельных договорах (например, корпоративный договор)3, по другим -отсутствует единство мнений относительно их правовой природы. Например,

предварительный, опционный, рамочный договор (договор с открытыми условиями) некоторые ученые толкуют как самостоятельные договоры, другие — как «специальные договорные конструкции», третьи — как преддоговорные соглашения. Следует уточнить понятие «специальных договорных конструкций». Специальные договорные конструкции характеризуются тем, что они подлежат применению практически к любым видам договоров, которые обладают необходимым набором признаков, характерных для каждой специальной договорной

1 См.: Гражданское право: Обязательственное право: Учебник. В 4 т. / Отв.ред. Е.А. Суханов. Т.3. — М.: ВолтерсКлувер, 2008. — С. 243.

2 См.: Пугинский Б.И. Коммерческое право России: Учебник. — М.: Зерцало, 2005. — С.268.

3 См.: Хохлов В.А. Корпоративный договор как организационный договор Российского права // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014. С. 217-225.

4 См.: Хохлов В.А. Корпоративный договор как организационный договор Российского права // Материалы

Рассмотрим правовую природу некоторых организационных соглашений.

Предварительный договор. Предметом предварительного договора является обязательство заключить договор. Как полагал Е. Годэмэ, «обязательство заключить договор есть само по себе законченное соглашение, предполагающее согласие и порождающее обязательство»1. Если одна из сторон уклоняется от заключения основного договора, то такой договор может быть заключен принудительно через суд. При этом сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки. При неисполнении основного договора сторона уполномоченная требовать исполнения в натуре и (или) возмещения убытков и (или) неустойки. «Сравнивая между собой последствия нарушения предварительного и основного договора, следует иметь в виду, что в первом случае речь идет о компенсации отрицательного интереса (интереса к заключению основного договора), а во втором -позитивного интереса к соблюдению обязательства контрагентом, нарушенного надлежащим исполнением обязательства, вытекающего из основного договора»2. Кроме того, контрагент стороны нарушившей обязательство заключить основной договор, может удовлетвориться только возмещением убытков и не требовать принудительного заключения основного договора. «Таким образом, прибегая к предварительному договору. стороны имеют возможность еще

круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014. С. 217-225; См.: Ананьева А.А. Соглашения, заключаемые в целях организации смешанных перевозок, как организационные и рамочные договоры // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014. С. 217-225; Существует мнение, что соглашения, организующие процесс заключения основного договора являются преддоговорными соглашениями // См.:Кучер А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. М.: Статут, 2005. — С. 272-298.

1 Годэмэ, Е. Общая теория обязательств. С. 276.

2 Брагинский, М.И., Витрянский, В.В. Договорное право: Общие положения. С. 235.

раз взвесить последствия своих действий: заключать ли им или не заключать основной договор»3. Как отмечает А.Н. Кучер, «в современном российском праве эта специфика предварительного договора несколько ослаблена, так как вторая сторона все же имеет право требовать в принудительном порядке признать основной договор заключенным (ст. 445 ГК РФ)»4. Следует отметить, что дореволюционная российская цивилистика не признавала возможности принуждения заключить основной договор даже при наличии предварительного договора: «. никто не может быть принужден к заключению договора, хотя бы даже и обязался заключить таковой, причем неисполнение этого обязательства может влечь за собою только ответственность за причиненные этим убытки»5. И в настоящее время возможность принудить к заключению основного договора, несмотря на то, что условия основного договора уже согласованы и стороны добровольно взяли на себя обязательство заключить основной договор, признают не все правовые системы6. Однако в настоящее время в отечественной науке наметилась иная тенденция. В науке было высказано предложение по

законодательства в отношении правовых последствий уклонения от заключения основного договора. Для этого нужно использовать механизм замены воли ответчика судебным решением. В частности, в ст. 894 ГПК Германии содержится правило, согласно которому, если должник присуждается к выражению волеизъявления, это

волеизъявление считается выраженным со времени вступления в силу судебного решения. А.Г. Карапетов предлагает в случае предъявления иска, вытекающего из отказа

4 Кучер, А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. С. 284.

5 Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената. СПб. 1911. С. 976. // См. в кн.: Кучер А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. С. 285.

6 Кучер, А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. С. 285.

заключить основной договор, выносить решение о признании договора заключенным. И видит два способа решения этого вопроса. Первый — внесение изменений в Гражданский кодекс РФ, в

п. 4 ст. 445 ГК РФ с указанием на то, что истец в такой ситуации должен подавать иск не о принуждении к заключению договора, а преобразовательный иск о признании договора заключенным. В таком случае с момента вступления в силу судебного решения договор считался бы заключенным1. Однако, на наш взгляд, в данном случае грань между предварительным и опционным договором становиться менее четкой. Второй способ -внесение изменений в АПК РФ и ГПК РФ. В ответ на иск суд обязывал бы ответчика заключить договор с указанием определенного срока выполнения принятого решения суда. Но если бы это решение не было выполнено в установленный срок, по заявлению пристава-исполнителя или истца суд выносил бы определение об изменении способа исполнения решения, устанавливая, что договор признается заключенным на соответствующих условиях. В этом случае суд дает ответчику возможность заключить договор нормальным образом и прибегает к применению фикции волеизъявления ответчика только при его упорном нежелании исполнять судебное решение2. Данные предложения не были учтены в Федеральном законе РФ от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ. На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что предварительный договор является самостоятельным договором, направленным на организацию взаимоотношений сторон по заключению основного договора на условиях предварительного.

1 Карапетов, А.Г. Анализ некоторых вопросов заключения, исполнения и расторжения договоров в контексте реформы обязательственного права России // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. № 12. — с. 32-33.

2 Карапетов, А.Г. Анализ некоторых вопросов заключения, исполнения и расторжения договоров в контексте реформы обязательственного права России // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. № 12. — с. 32-33.

Опционный договор и опцион.

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ в Гражданский кодекс РФ включены статьи

429.2 — «Опцион на заключение договора» и

429.3 — «Опционный договор». Следует отметить, что Проектом федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в главу 27 ГК РФ предлагалось включить одну статью 429.2 «Опционный договор», согласно которой

Согласно п. 1 ст. 429.2 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) в силу соглашения о предоставлении опциона на заключение договора (опцион на заключение договора) одна сторона посредством безотзывной оферты

предоставляет другой стороне право на заключить один или несколько договоров на условиях, предусмотренных опционом. В отличие от ст. 429.2 Проекта ГК РФ, согласно которой право на заключение основного договора предоставлялось как каждой стороне, так и одной из них4, в ГК РФ (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) опцион предоставляет право на заключение основного договора только одной стороне -акцептанту.

В науке гражданского права сложилось три концепции понимания опциона: предварительный договор; непоименованный договор, или договор особого рода; договор под условием (сделка под условием)5. В отличие от ст. 429.2 Проекта ГК РФ, согласно

3 Проект федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации разработан Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года № 1108 «О совершенствовании гражданского законодательства». Портал российского частного права: www.privlaw.ru.

4 Карапетов, А.Г. Анализ некоторых вопросов заключения, исполнения и расторжения договоров в контексте реформы обязательственного права России // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. № 12.

5 Балкаров, А. Опцион: гражданско-правовая квалификация. // эж-ЮРИСТ. 2012. № 36.

которой опционный договор (опцион) определялся через безотзывную оферту, по ГК РФ (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) опцион на заключение договора является сделкой под отлагательным условием, в том числе зависящем от воли одной из сторон. Опцион на заключение договора должен содержать условия, позволяющие определить предмет и другие существенные условия основного договора. Допускается описание предмета основного договора любым способом, позволяющим его идентифицировать на момент акцепта безотзывной оферты (п. 4 ст. 429.2 ГК РФ в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ). Другими словами, предмет основного договора может быть определенным, а может быть определимым на момент акцепта безотзывной оферты. Анализ ст. 429.2 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) позволяет сделать вывод о том, что опцион на заключение договора является самостоятельным договором, поскольку содержит полноценное, законченное соглашение, предполагающее согласие и порождающее обязательство. Согласно п. 7

ст. 429.2 опцион на заключение договора допускает правопреемство, если иное не предусмотрено этим соглашением или не вытекает из его существа. Пункт 6 ст. 429.2 предусматривает, что опцион на заключение договора может быть включен в другое соглашение, если иное не вытекает из существа такого соглашения (например, опцион на заключение договора об отчуждении доли в корпоративном договоре).

Согласно ст. 429.3 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) по опционному договору одна сторона на условиях, предусмотренных этим договором, вправе потребовать в установленный договором срок от другой стороны совершения предусмотренных опционным договором действий (в том числе уплатить денежные средства, передать или принять имущество), и при этом, если управомоченная сторона не

заявит требование в указанный срок, опционный договор прекращается. Опционный договор является «специальной договорной конструкцией», предусматривающей особый баланс прав и обязанностей сторон. Учитывая, что опционный договор представляет собой лишь элемент характеристики определенного договора, правопреемство по такому договору недопустимо. Опционный договор является условной сделкой, причем условие может быть как отменительным (если акцептант не заявит требование в установленный срок, опционный договор прекращается), так и отлагательным (если требование считается заявленным при наступлении определенных обстоятельств).

Изначально опционные соглашения, предусматривающие одностороннюю

обязанность заключить основной договор, рассматривались в качестве разновидности предварительного договора. Так, Е. Годэмэ, анализируя конструкцию предварительного договора, пишет: «. лицо может иметь желание купить нечто впоследствии, но не желает связывать себя немедленно. Следовательно, очень важно получить от собственника обязательство согласиться продать вещь по первому требованию, вовсе не связывая себя непосредственно в качестве покупателя. Говорят в таких случаях, что он оставил за собой выбор. Очевидно, что для этой цели обещание должно быть односторонним, т.е. обязывающим только обещающего продать эвентуального продавца; другая сторона. сохраняет свободу (вступить в договор или нет)»1. Эволюция конструкции предварительного договора, который по своей правовой природе является двусторонне обязывающим, привела к уничтожению особого, исторически первого вида предварительных договоров — опционного договора2.

В ст. 429.2 и ст. 429.3 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-

1 Кучер, А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. С. 286-287.

ФЗ) закрепляется презумпция возмездного характера опциона на заключение договора и опционного договора. Если одна сторона выговаривает себе право, то обязанная сторона должна получить за это вознаграждение. В противном случае безвозмездность такого договора может попасть под запрет дарения между коммерческими организациями (ст. 575 ГК РФ). Однако, в отличие от ст. 429.2 Проекта ГК РФ, которая допускала безвозмездность опционного договора (опциона) только если выдача опциона обусловлена особым охраняемым интересом, вытекающим из отношений сторон, статьи 429.2 и 429.3 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) допускают безвозмездность и опциона на заключение договора и опционного договора, в том числе между коммерческими организациями. Различие между опционом на заключение договора и опционным договором состоит в том, что опцион на заключение может предусматривать в качестве эквивалента не только плату, но и другое встречное предоставление. Тогда как по опционному договору эквивалент предоставляется только в виде денежной суммы, за исключением, когда безвозмездность обусловлена опционным договором, либо иным обязательством, или охраняемым законом интересом, которые вытекают из отношений сторон.

Новеллой гражданского законодательства является договор с исполнением по требованию (абонентский договор), в силу которого одна из сторон (абонент) вносит определенные договором платежи, в том числе периодические, либо осуществляет иное предоставление за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом (ст. 429.4 ГК РФ в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ).

Особенности отношений, возникающих из абонентского договора, вызывают сложности в правильном определении места абонентского

договора в системе гражданско-правовых договоров.

Специфика абонентского договора состоит в том, что по набору квалифицирующих его признаков он не может быть сведен к какому-либо договору. К таким признакам следует отнести объект, субъекты и содержание правоотношения.

На основании разработанных в цивилистике понятий объекта организационных отношений1 можно сделать вывод о том, что объектом организационного правоотношения, возникающего из абонентского договора, является не передача товара (оказания услуги, иного предоставления), а обеспечение его наличия и возможность его предоставления по первому требованию абонента. Исполнитель абоненту никаких услуг не оказывает, а лишь обеспечивает фактическое предоставление абоненту права, на которые он приобрел по финансовому обязательству.

правоотношения является поведение его субъектов, направленное на получение и оказание услуги и оплаты этой услуги2 (или иного предоставления). Право на предоставление исполнения не является самоцелью абонентского договора, целью является непосредственное предоставление услуг (товара, иного предоставления). Абонент

1 См.: Ефимова Л.Г. Рамочные (организационные) договоры на внебиржевом межбанковском рынке ценных бумаг // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. № 7. С. 46; Морозов С.Ю. Система транспортных организационных договоров. М: Норма, 2011. С. 26; Величко Л.А. Объект организационного правоотношения // Актуальные проблемы частноправового регулирования: материалы Всероссийского VIII научного форума (Самара, 24-25 апреля 2009 г.) / науч. ред. Н.А. Баринов, отв. ред. С.В. Мартышкин. — Самара, Самарский университет, 2009. С. 188; Егорова М.А. Организационное отношение и организационные сделки в гражданско-правовом регулировании // Законы России: опыт, анализ, практика. № 5, 2011; Ананьева А.А. Соглашения, заключаемые в целях организации смешанных перевозок, как организационные и рамочные // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014. С. 217-225.

2 См.: Морозов С.Ю. Система транспортных организационных договоров. М: Норма, 2011. С. 26.

заинтересован в праве предоставления исполнения, поскольку оно всегда подразумевает фактическое предоставление исполнения. Для абонента предоставление ему этого права выражается в обеспечении для него не только фактического доступа к услугам (товарам, иного предоставления), но и пользование этими услугами (товарами, иным предоставлением).

Аналогичные выводы можно сделать и отношении оплаты по абонентскому договору. Внесение платы по абонентскому договору за право требовать предусмотренного договором предоставления исполнения в необходимом количестве или объеме является не оплатой товара (услуг, иного предоставления), а обеспечением оплаты за фактическое предоставление товара (услуги, иного предоставления). При фактическом

предоставлении абоненту товара (услуг, иного предоставления) между сторонами

производятся уточняющие расчеты с учетом количества и объема предоставленного товара (услуг, иного предоставления). Однако следует отметить, что если по вопросу оплаты абонентских отношений по договору энергоснабжения практика является

единообразной, то по другим договорам единство мнений отсутствует1. Полагаем, что этот вопрос может быть разрешен с учетом специфики организационных отношений, возникающих из абонентского договора.

Вторым квалифицирующим признаком абонентского договора является специфика его субъектного состава. Следует отметить, что субъектный состав организационных и организуемых правоотношений совпадает не всегда2. Например, по договору на

1 Значительная часть судов придерживается точки зрения, согласно которой внесение абонентской платы по договору не зависит от объема фактически оказанных услуг. Согласно позиции других судов, абонентская плата подлежит внесению исключительно пропорционально оказанным услугам // См.: Канцер Ю.А. Особенности исполнения договора возмездного оказания юридических услуг // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 24.03.2015.

Смотрите так же:  Добровольно платить алименты

2 Морозов, С.Ю. Система транспортных

туристическое обслуживание турист получает услуги непосредственно от третьих лиц -перевозчиков, гостиниц, экскурсоводов. По договорам энергоснабжения, теплоснабжения, телекоммуникационной связи и др., инфраструктурные организации заключают ряд договоров, исполнение по которым обеспечивает исполнение обязательств исполнителя перед абонентом. В конечном счете видно, что все договоры заключаются во исполнение абонентского договора, при этом инфраструктурные организации выступают как непосредственные исполнителя (третьи лица) обязательств перед абонентом. Данные организации выполняют не разные виды деятельности, а обеспечивают единый технологический процесс. Заключаемые такими организациями договоры не являются договорами в пользу третьего лица (ст. 430 ГК), и у абонента не возникает права требовать от них исполнения. В литературе отмечалась необходимость применения модели

возложения должником исполнения своих обязательств на третье лицо (ст. 313 ГК РФ)3. Ответственность строится по модели ответственности должника за действия третьих лиц (ст. 403 ГК). Заключение абонентского договора позволяет минимизировать участие абонента в организации договорных связей по обеспечению предоставления исполнения в силу возложения на исполнителя обязанности обеспечить оказание абоненту всех связанных с получением предоставления инфраструктурных услуг третьими лицами.

Третьим квалифицирующим признаком абонентского договора является его содержание, т.е. наличие таких прав и обязанностей сторон в их совокупности, которые не свойственны какому-либо иному договору, что позволяет сделать вывод о его самостоятельном характере. Содержанием организационного отношения является субъективное организационное право и

организационных договоров. — М: Норма, 2011. С. 21.

3 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.3. с.220-221.

субъективная организационная обязанность неимущественного характера, направленных на возникновение и упорядочение имущественных либо личных неимущественных

организационного отношения абонентского договора является субъективное

организационное право абонента требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом. И корреспондирующая этому праву

организационная обязанность исполнителя обеспечение наличия и возможность его предоставления по первому требованию абонента. Право абонента является возмездным, абонент вносит определенные договором платежи, в том числе периодические, либо осуществляет иное предоставление.

Таким образом, на основании проанализированных квалифицирующих

признаков абонентского договора, в силу которого появляется и возможность получения удовлетворения (услуги), и получение удовлетворения (услуги), можно сделать вывод о его самостоятельном характере.

Рамочный договор (договор с открытыми условиями). Статьей 429.1 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) закрепляется следующее понятие рамочного договора: рамочным договором (договором с открытыми условиями) признается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами при заключении отдельных договоров на основании или во

1 См.: Кирсанов К.А. Гражданско-правовое регулирование организационных отношений: Автореферат дис. канд. юр. наук. Екатеринбург, 2008. С. 8; Ананьева А.А. Соглашения, заключаемые в целях организации смешанных перевозок, как организационные и рамочные // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014. С. 217-225.

исполнение рамочного договора.

Следует отметить отсутствие

единообразного понимания правовой квалификации рамочного договора, а также соотношения рамочного договора и договора с открытыми условиями.

Рамочный договор содержит лишь общие условия обязательственных

взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров (договоров-приложений, локальных договоров), подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании и во исполнение рамочного договора. Большинство ученых относят рамочный договор к специальным договорным конструкциям2, которые сами по себе договорами не являются, и могут быть применимы к любому как поименованному, так и не поименованному в ГК РФ договору. Критерием отнесения конкретного гражданско-правового договора к числу рамочных является специальный способ определения и закрепления условий договора3. Предметом рамочного (базового) договора предлагается считать сотрудничество в определенной области деятельности путем заключения договоров-приложений, а предметом договоров-приложений являются отношения, регулируемые, как правило, конкретным договорным институтом (купля-продажа, оказание услуг, мена и т.п.)4. Следует обратить внимание на тот момент, что главным является имущественное обязательство, содержащееся в

2 См.: Ананьева А.А. Соглашения, заключаемые в целях организации смешанных перевозок, как организационные и рамочные договоры // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014. С. 217-225; Дельцова Н.В. О рамочном договоре // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014. С. 156-162 и др.

3 См.: Дельцова Н.В. О рамочном договоре // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. № 4 (81). 2014. С. 156-162.

4 См.: Ефимова Л.Г. Рамочные (организационные) договоры. — М., 2006. С. 5.

договоре-приложении (локальном договоре), где согласованы все существенные условия этого имущественного обязательства, а отдельные (общие, базовые) условия имущественных отношений закрепляются в рамочном как неоднократно применяемые к отдельным имущественным договорам заключенным на основании рамочного договора.

Следует обратить внимание на то, что законодатель отождествляет рамочный договор и договор с открытыми условиями. Однако существует мнение, согласно которому рамочный договор и договор с открытыми условиями представляют собой два разных договора.

Договор с открытыми условиями содержит большинство условий сделки, и стороны соглашаются быть связанными этими условиями. Но они также берут на себя обязательство продолжать переговоры, чтобы достичь соглашения касательно условий, которые пока остались открытыми и которые должны быть включены в окончательный договор1. В случае не достижения согласия по открытым условиям стороны считаются связанными теми условиями, которые они согласовали. А остальные условия устанавливаются в случае спора судом. Договор с открытыми условиями широко используется в англо-американском праве, однако и там нет однозначного понимания этого договора. Этот договор понимается и как предварительный договор, и как соглашение о переговорах, и как договор с уточняющим условием2. Полагаем, договор с открытыми условиями не тождественен рамочному договору, а является имущественным договором с условием, которое стороны обязуются согласовать в будущем. Обязательство согласовать в будущем отдельное условие является организационным, которое, по сути, является элементом

имущественного, основного договора. Однако, следует отметить, что отсутствует единство понимания и того, что есть «открытые условия». В связи с этим, преобладает мнение, что договор с открытыми условиями является разновидностью рамочного договора.

По вопросу об имущественном и неимущественном характере

организационных отношений и

организационных соглашений в

цивилистике высказаны следующие мнения.

Так, М.А. Егорова считает, что организационные отношения имеют

исключительно неимущественный и

безвозмездный характер3. Н.Д. Егоров, полагает, что организационная деятельность в условиях товарного производства всегда связана с определенными материальными и трудовыми затратами, которые неизбежно получают стоимостную оценку. В силу этого так называемые организационные отношения составляют одну из разновидностей имущественных отношений и охватываются общим понятием «имущественно-стоимостные отношения»4. Е.А. Суханов отмечает, что организационные отношения являются неимущественными, в которых неизбежно присутствует определенный имущественный элемент, обусловленный отчуждением или приобретением их участниками определенного имущества по основному договору5. Хохлов В.А. полагает, что в определении правовой природы организационных отношений заключаются в том, что «сами эти отношения неоднородны («организационная составляющая» сама по себе мало о чем говорит). В тоже время, необходимо признать их существование, и более четко отграничить от близких, например, связанных с

1 Кучер, А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. С. 273.

2 Кучер, А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. С. 273-274.

Егорова, М.А. Организационное отношение и

организационные сделки в гражданско-правовом

регулировании // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. — № 5. // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

4 Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1 — С. 11

5 Аналогичный вывод делает Е.А. Суханов применительно к корпоративным отношениям // См.: Гражданское право: Обязательственное право: Учебник. В 4 т. / Отв.ред. Е.А. Суханов. Т.1. — М.: ВолтерсКлувер, 2005. — С. 40-42.

принятием и исполнением неимущественных обязательств. Об обязательств организационные отношения отличаются тем, что в них непосредственно нет имущественной составляющей, а также в них отсутствует ясно выраженная синаллагматичность — взаимности действий1. Маилян Г.Э. считает, что организационные отношения не относятся ни к имущественным, ни к личным отношениям. В тоже время, при заключении договора на основании организационного договора могут возникнуть имущественные отношения, в частности, из договора об организации перевозки грузов возникают отношения по предъявлению грузовладельцем груза к перевозке. Данные отношения возникают в связи с реализацией организационных отношений по организации заключения договора2. Анализируя организационные отношения, Маилян Г.Э. приходит к выводу о том, что особенностью данных отношений является то, что они не могут существовать обособленно от имущественных, корпоративных и личных неимущественных отношений. Исходя из этого, в предмет гражданско-правового регулирования входят три группы организационных отношений: 1)

По мнению Ю.С. Гамбарова, «предположение, что все вещные и обязательственные отношения являются исключительно имущественными,

произвольны». В противном случае можно

1 Проблемы экспансии и монополии гражданского законодательства: Материалы круглого стола, проведенного в рамках международной научно-практической конференции «Проблемы развития предприятий: теория и практика». СГЭУ, 22 ноября 2013 г. // Актуальные проблемы правоведения. 2013. № 3 (39). С. 29-31.

2 Проблемы экспансии и монополии гражданского законодательства: Материалы круглого стола, проведенного в рамках международной научно-практической конференции «Проблемы развития предприятий: теория и практика». СГЭУ, 22 ноября 2013 г.. // Актуальные проблемы правоведения. 2013. № 3 (39). С. 27-29.

3 Маилян, Г.Э. Организационные отношения в

предмете корпоративного права // Юрист. 2014. № 17.

заключить, что «все, что не получает денежного эквивалента, исключается из ведения гражданского права только по тому, что последнее принимается произвольно за область одних

Римские юристы в отдельных случаях признавали существование прав, в которых отсутствовал имущественный интерес. Так, например, в вещных отношениях признавался сервитут вида

(servitusprospectus) независимо от всякого имущественного интереса и сервитут водопровода (servitusaquaeductus) даже в том случае, когда вода проводилась не для хозяйственных потребностей, а ради одного удовольствия: устройства фонтана, водопада. Далее, допускалось и существование обязательств, не имеющих вовсе имущественного характера, как, например, обязательство воздвигнуть памятник наследодателю, обязательство покупщика к хорошему обращению с рабом, купленным на этом условии, и пр. В римском праве можно обнаружить иски, которые не только защищали личность против всевозможных физических и нравственных посягательств на ее права (actionesinjuriarum, actionesarbitrariae и т.д.), но и так называемые популярные иски, которые могли предъявляться каждым и преследовать в гражданском порядке действия, затрагивающие также массу неимущественных интересов. Таким образом, римское право защищало неимущественные интересы наравне с имущественными, защищало их путем гражданских исков и притом в самых широких размерах5.

Развитие общественных отношений в настоящее время связано с тем, что в некоторых случаях организационные отношения ценятся выше имущественных и нуждаются в особой защите.

Правовая природа организационных соглашений также является дискуссионной.

4 Гамбаров, Ю.С. Гражданское право. Общая часть. -С.-Петербург. С. 66

5 Гамбаров, Ю.С. Гражданское право. Общая часть. -С.-Петербург. С. 66

Д.А. Мейер, анализируя договор запродажи указывает на имущественный характер отношений по купле-продажи будущей вещи. Право на заключение договора имеет имущественный характер, поскольку его предмет может быть оценен в денежном выражении. Если отсутствует возможность оценить нарушенные права на деньги, то договор не имеет значения1. С.Ю. Морозов отмечает, что акцепт в опционном договоре, по сути, становится товаром, покупается право на акцепт, другими словами право на право. Более того, «право на акцепт, возникающий из предварительного договора является неимущественным, а аналогичное право, возникающее их опционного договора, становиться имущественным», что является научно необоснованным и способным привести к ошибкам в

Многие ученые отмечают, что если в качестве основного договора выступает консенсуальный договор, заключение предварительного договора невозможно (или, по крайней мере, нецелесообразно) (Е Годэмэ, Л.А. Лунц). Как отмечает А.Н, Кучер, «действительно, в таком случае ничего не препятствует тому, чтобы стороны заключили сразу основной договор с отсроченным исполнением»3. Следует отметить, что в настоящее время именно таким образом судебно-арбитражная практика квалифицирует отношения по консенсуальным договорам. Так, согласно п.8 постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 г. № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана в будущем»4, разъяснено, что, если сторонами заключен договор, поименованный ими как

1 Мейер, Д.И. Русское гражданское право (в 2-х ч. Ч.2). М.: «Статут», 1997. С. 157.

2 Морозов, С.Ю. Покупка прав на заключение договора // Юрист. 2011. № 2.

3 Кучер, А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. С. 286.

4 Постановление Пленума Высшего Арбитражного

Суда Российской Федерации от 11.07.2011 г. № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана в будущем» // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

предварительный, в соответствии с которым они обязуются заключить в будущем на предусмотренных им условиях основной договор о продаже недвижимого имущества, которое будет создано или приобретено в последующем, но при этом предварительный договор устанавливает обязанность приобретателя имущества до заключения основного договора уплатить цену недвижимого имущества или существенную ее часть, суды должны квалифицировать его как договор купли-продажи будущей недвижимой вещи с условием о предварительной оплате. Также следует отметить, что в опционе на заключение договора (п. 3 ст. 429.2 ГК РФ в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) допускается внесение предварительной платы в счет стоимости предмета основного (имущественного) обязательства. В частности, предлагается разграничивать стоимость опциона и стоимость предмета основного

обязательства. В силу опциона на заключение договора стоимость опциона переходит в собственность продавца и не может быть возвращена покупателю в случае прекращения отношений по опционному договору, а стоимость предмета имущественного (основного) обязательства, если была внесена предоплата, при прекращении опционных отношений должна быть возвращена5.

Одним из наиболее спорных вопросов в судебной практике являлся вопрос о правовых последствиях включения в предварительный договор условий об уплате неустойки и задатка.

В некоторых случаях суды приходят к выводу о том, что правовая природа предварительного договора не предполагает возникновения обязательственных отношений имущественного характера, основанных на таком договоре, а для случаев уклонения одной из сторон от заключения основного договора закон устанавливает специальные правовые последствия — право другой стороны заявить

5 Постановление ФАС Московского арбитражного суда от 19.02.2013г. № Ф05-314/14 по делу № А40-55172/2013

требование о понуждении заключить основной договор и о возмещении убытков. Отсюда арбитражные суды делают вывод, что неустойка за нарушение срока заключить основной договор и мера имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение этого

обязательства, действующим гражданским законодательством не предусмотрена и взыскана быть не может1. Однако во многих других случаях суды придерживаются иной позиции2.

Позиция судов о недопустимости согласования задатка в предварительном договоре достаточно распространена3. Внесенная предварительная оплата или задаток по предварительному договору в отсутствие основного договора часто признаются судами неосновательным обогащением лица, в пользу которого она перечислена (ст. 1102 ГК РФ). Имеется и противоположная позиция4. В некоторых случаях суды квалифицируют сумму внесенную в качестве задатка по предварительному договору как аванс5. В то же время Верховный Суд РФ высказал четкую правовую позицию о законности такого проявления свободы6. Как отмечает

1 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2013 г. № 09АП-1260/13; Определение Конституционного суда РФ от 21.12.2011 г. № 1653-О-О // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

2 Постановление ФАС Центрального округа от 09.04.2012г. № Ф10-950/12; Постановление ФАС Московского округа от 09.10.2009 г. № КГ-А40/10194-09 и др. // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

3 Постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 г. № 13331/09 // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

4 Постановление ФАС Московского округа от 09.10.2009 г. № ГК-А40/10194-09 // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

5 Постановление ФАС Московского округа от 17.06.2009г. № КГ-А40/5392-09 и др. // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

6 Карапетов, А.Г. Есть ли смысл в запрете обеспечения

обеспечения задатком обязательств из предварительного договора? Комментарий к постановлению Президиума ВАС РФ от 19 января 2010 г. № 13331/09 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

А.Г. Карапетов: «. использование задатка при заключении организационных договоров, создающих обязанность заключить основной договор в будущем, допускалось в римском праве, широко использовалось и признавалось в дореволюционном российском гражданском праве, а также без лишних сомнений допускается в гражданском праве многих зарубежных стран»7.

Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ разрешил существующие противоречия, допустив возможность предоставлять обеспечительный платеж, в том числе в отношении обязательства, которое возникнет в будущем. При наступлении обстоятельств, предусмотренных договором, сумма обеспечительного платежа

засчитывается в счет исполнения соответствующего обязательства. В случае не наступления в предусмотренный договором срок соответствующих обстоятельств или прекращения обеспеченного обязательства обеспечительный платеж подлежит возврату, если иное не установлено соглашением сторон (ст. 381.1).

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в связи с принятием Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» достигнуто некоторое единообразие в понимании организационных договоров. В тоже время некоторые вопросы, в том числе вопрос о соотношении рамочного договора и договора с открытыми условиями, остались

2010. № 8. — с. 68-69; Определение Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19.02.2008 г. № 89-В07-11; Определение Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22.07.2008 г. № 53-В08-5 // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

7 Карапетов, А.Г. Есть ли смысл в запрете обеспечения задатком обязательств из предварительного договора? Комментарий к постановлению Президиума ВАС РФ от 19 января 2010 г. № 13331/09 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2010. № 8. — с. 68-69.

1. Ананьева, А.А. Соглашения, заключаемые в целях организации смешанных перевозок, как организационные и рамочные договоры // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. — № 4 (81). 2014. — С. 217-225.

2. Балкаров, А. Опцион: гражданско-правовая квалификация // ЮРИСТ. — 2012. — №

3. Брагинский, М.И., Витрянский, В.В. Договорное право: Общие положения.

4. Братусь, С.Н. Предмет и система советского гражданского права. — М., 1963.

5. Гамбаров, Ю.С. Гражданское право. Общая часть. — С.-Петербург.

6. Годэмэ, Е. Общая теория обязательств. — С. 276.

7. Гражданское право: Обязательственное право: Учебник. В 4 т. / Отв.ред. Е.А. Суханов. Т.1. — М.: ВолтерсКлувер, 2005.

8. Гражданское право: Обязательственное право: Учебник. В 4 т. / Отв.ред. Е.А. Суханов. Т.3. — М.: ВолтерсКлувер, 2008.

9. Мейер, Д.И. Русское гражданское право (в 2-х ч. Ч.2). — М.: Статут, 1997.

10. Дельцова, Н.В. О рамочном договоре // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. — № 4 (81).

11. Егорова, М.А. Организационное отношение и организационные сделки в гражданско-правовом регулировании // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2011. -№ 5.

12. Ефимова, Л.Г. Рамочные (организационные) договоры. — М., 2006.

13. Канцер, Ю.А. Особенности исполнения договора возмездного оказания юридических услуг // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 24.03.2015.

14. Карапетов, А.Г. Анализ некоторых вопросов заключения, исполнения и расторжения договоров в контексте реформы обязательственного права России // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2009. — № 12. — С. 32-33.

15. Карапетов, А.Г. Есть ли смысл в запрете обеспечения задатком обязательств из предварительного договора? Комментарий к постановлению Президиума ВАС РФ от 19 января 2010 г. № 13331/09 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2010. — № 8. — С. 68-69.

16. Красавчиков, О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Антология уральской цивилистики. 1925-1989. — М.: Статут, 2001.

17. Красавчиков, О.А. Категории науки гражданского права: Избр. труды. В 2 т. Т.1.

— М.: Статут, 2005. — С.46-52.

18. Кучер, А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. — С.

19. Маилян, Г.Э. Организационные отношения в предмете корпоративного права // Юрист. — 2014. № 17.

20. Морозов, С.Ю. Покупка прав на заключение договора // Юрист. — 2011. — № 2. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 08.10.2014.

21. Морозов, С.Ю. Система транспортных организационных договоров. — М., 2011. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 08.10.2014.

22. Определение Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19.02.2008 г. № 89-В07-11. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 08.10.2014.

23. Определение Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22.07.2008 г. № 53-В08-5 // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

24. Подузова, Е.Б. Рамочный договор в современном гражданском праве // Актуальные проблемы российского права. — 2013. — №3. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» [Электронный диск]. Дата обновления 06.10.2014.

25. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2013 г. № 09АП-1260/13; Определение Конституционного суда РФ от 21.12.2011 г. № 1653-О-О // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

26. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2011 г. № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана в будущем» // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

27. Постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 г. № 13331/09 // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

28. Постановление ФАС Московского арбитражного суда от 19.02.2013г. № Ф05-314/14 по делу № А40-55172/2013

29. Постановление ФАС Московского округа от 09.10.2009 г. № ГК-А40/10194-09 // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

30. Постановление ФАС Московского округа от 17.06.2009г. № КГ-А40/5392-09 и др. // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

31. Постановление ФАС Центрального округа от 09.04.2012г. № Ф10-950/12; Постановление ФАС Московского округа от 09.10.2009 г. № КГ-А40/10194-09 и др. // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 23.09.2014.

32. Проблемы экспансии и монополии гражданского законодательства: материалы круглого стола, проведенного в рамках международной научно-практической конференции «Проблемы развития предприятий: теория и практика», СГЭУ, 22 ноября 2013 г. // Актуальные проблемы правоведения. — 2013. — № 3 (39). — С. 27- 33.

33. Проект федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации разработан Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года № 1108 «О совершенствовании гражданского законодательства». Портал российского частного права: www.privlaw.ru.

34. Пугинский, Б.И. Коммерческое право России. — М.: Юрайт, 2010.

35. Пугинский, Б.И. Коммерческое право России: Учебник. — М.: Зерцало, 2005.

36. Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» // Доступ из справ. -правовой системы «Гарант-Аэро» [Электронный диск]. Дата обновления 24.03.2015.

37. Хохлов, В.А. Корпоративный договор как организационный договор Российского права // Материалы круглого стола. Тема: «Организационные отношения и организационные договоры» // Вестник ВУиТ. — № 4 (81). — 2014. — С. 217-225.

38. Юрченкова, О.С. Специальные договорные конструкции о предоставлении субъективного права требования заключении и исполнения гражданско-правовых договоров в будущем: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. — М., 2014.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *