Пояснительная записка к 419-фз

Содержание:

Пояснительная записка к проекту федерального закона N 913645-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» и Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов» (не действует)

Пояснительная записка
к проекту федерального закона N 913645-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» и Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов»

Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» и Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов» (далее — законопроект) разработан в целях создания наиболее благоприятных условий для доступа инвалидов к аудиовизуальным произведениям.

Федеральным законом от 03.05.2012 N 46-ФЗ Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов. Таким образом, положения указанной Конвенции являются обязательными для России Законопроект направлен на реализацию положений Конвенции в части защиты и обеспечения полного и равного осуществления всеми инвалидами прав и свобод человека и гражданина.

Конституцией Российской Федерации закреплено, что каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям, также закрепляется право граждан на получение информации. Вместе с тем, в связи с ограниченными физиологическими возможностями (по зрению, слуху) инвалиды не могут ознакомится с аудиовизуальными произведениями, демонстрируемыми в кинозалах, наравне с иными гражданами России.

Статьёй 7 Федерального закона от 01.12.2014 N 419-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов» предлагается часть вторую статьи 5 Федерального закона от 22 августа 1996 года N 126-ФЗ «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» (далее — Закон) дополнить положениями, согласно которым на Минкультуры России возлагается полномочие по утверждению порядка отбора национальных фильмов, подлежащих обязательному субтитрированию и тифлокомментированию за счет средств федерального бюджета, и по осуществлению такого отбора.

Однако, вышеуказанное дополнение Закона означает, что Минкультуры России будет отбирать фильмы, подлежащие обязательному субтитрированию и тифлокомментированию за счет средств федерального бюджета, из числа фильмов уже вышедших в прокат, что не позволит создать для инвалидов равные с иными гражданами условия для просмотра фильмов, так как фильмы будут субтитрироваться и тифлокомментироваться значительно позже даты выхода на широкий экран.

Кроме того, положения статьи 7 Федерального закона от 01.12.2014 N 419-ФЗ указывают на необходимость проведения отбора национальных фильмов, подлежащих обязательному субтитрированию и тифлокомментированию за счет средств федерального бюджета. Это означает, что субтитрироваться и тифлокомментироваться будут не все фильмы, получившие государственную поддержку на прокат, а только отобранные Минкультуры России, что не обеспечивает реализацию права инвалидов на равный доступ ко всем аудиовизуальным произведениям наравне с иными категориями граждан.

В целях решений указанной выше проблемы, законопроектом предлагается установить, что при получении государственной поддержки на производство полнометражного национального художественного или анимационного фильма, предоставляемой в соответствии со статьёй 8 Закона, и при получении государственной поддержки на прокат полнометражного национального художественного или анимационного фильма, предоставляемой в соответствии со статьёй 9 Закона, лицо, получившее указанные средства, осуществляет обязательное субтитрирование и тифлокомментирование указанных фильмов за счёт выделенных государством средств.

Также законопроектом устанавливается, что в целях единообразного осуществления получателями средств субтитривавания и тифлокомментирования фильмов, федеральный орган исполнительной власти в области кинематографии (Минкультуры России) утверждает соответствующие требования, в соответствии с которыми и будет осуществляться субтитривавание и тифлокомментирование.

Кроме того, в целях обеспечения демонстрации в кинотеатрах страны субтитрированных и тифлокомментированных фильмов, законопроектом вводится обязанность демонстраторов обеспечивать условия доступности для инвалидов кинозалов и осуществлять показ указанных фильмов в соответствии с правилами, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в области кинематографии.

Вышеуказанные изменения позволят инвалидам посмотреть фильмы, идущие в кинотеатрах страны, наравне (одновременно) с иными категориями граждан, что создаст необходимые условия для полного и эффективного вовлечения инвалидов в общественную жизнь и позволит обеспечить равенство возможностей для указанной части населения России.

Также необходимо отметить, что в связи с тем, что обязательное субтитрирование и тифлокомментирование полнометражного национального художественного или анимационного фильма будет осуществляться в пределах средств, выделяемых на производство или прокат, дополнительных расходов, покрываемых за счёт бюджетных средств, принятие законопроекта не повлечёт.

Финансово-экономическое обоснование
к проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» и Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов»

Реализация проекта федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» и Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов» (далее — законопроект) не потребует дополнительных финансовых расходов из федерального бюджета и бюджетов иных уровней, не окажет влияния на доходы и расходы соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации, юридических и физических лиц, не окажет влияния на дополнительные доходы юридических и физических лиц.

Реализация законопроекта будет осуществлена в пределах средств, предусмотренных в федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов Минкультуры России на реализацию мероприятий в области кинематографии по разделу 08 «Культура, кинематография» подразделу 02 «Кинематография» в объеме 6 080,8 млн. рублей на 2015 год, 6052,8 млн. рублей на 2016 год и 6052,8 млн. рублей на 2017 год.

Перечень
федеральных законов, подлежащих принятию, изменению, приостановлению или признанию утратившими силу в связи с принятием проекта федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» и Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов»

Смотрите так же:  Перерасчет земельного налога физическим лицам

Принятие проекта федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» и Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов» не потребует признания утратившими силу, приостановления, изменения, дополнения или принятия иных федеральных законов.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Пояснительная записка к проекту Приказа Министерства труда и социальной защиты РФ «О внесении изменений в классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденные приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 29 сентября 2014г. N 664н» (подготовлен Минтрудом России 31.03.2015) (не действует)

Пояснительная записка к проекту Приказа Министерства труда и социальной защиты РФ «О внесении изменений в классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденные приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 29 сентября 2014г. N 664н»
(подготовлен Минтрудом России 24.04.2015 г.)

Федеральным законом от 1 декабря 2014 года N 419-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов» (далее — Федеральный закон N 419-ФЗ) в Федеральный закон от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» внесены изменения, предусматривающие исключение из числа критериев установления групп инвалидности (категории «ребенок-инвалид») ограничений жизнедеятельности (пункт 1 статьи 5 Федерального закона N 419-ФЗ).

Указанные изменения вступают в силу с 1 января 2016 года.

В соответствии с Планом разработки нормативных правовых актов, необходимых для реализации Федерального закона N 419-ФЗ (утвержден Правительством Российской Федерации поручением от 04.02.2015 N ОГ-П12-571), подготовлен проект приказа Минтруда России «О внесении изменений в классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденные приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 29 сентября 2014г. N 664н» (далее — проект), предусматривающий исключение ограничений жизнедеятельности из числа критериев установления групп инвалидности (категории «ребенок-инвалид»).

Кроме того, проектом предусмотрено устранение ряда проблем выявленных по результатам мониторинга применения классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 29 сентября 2014г. N 664н.

Так, проектом конкретизированы количественные оценки степени выраженности стойких нарушений функций организма, обусловленных онкологическими заболеваниями, детской патологией, исключен диапазонный процент по одним и тем же клинико-функциональным характеристикам стойких нарушений функций организма. Кроме того, урегулированы подходы к установлению степени выраженности стойких нарушений функций организма, обусловленных заболеваниями, последствиями травм и дефектами, имеющимися у освидетельствуемого лица, но которые не включены в количественную систему оценки.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Современные уголовно-правовые средства охраны единого государственного реестра юридических лиц Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Алехина Александра Викторовна

В представленной статье анализируются современные уголовно-правовые средства охраны единого государственного реестра юридических лиц , в том числе с учетом изменений, внесенных в состав действующего Уголовного кодекса РФ в связи с принятием Федерального закона № 67-ФЗ от 30 марта 2015 года.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Алехина Александра Викторовна

Modern criminal-law means of the unified state register of legal entities protection

The modern criminal-law means of unified state register of legal entities protection, including the changes, made in the composition of the current Criminal Code of Russia in connection with adoption of Federal law № 67-on the 30 th of March 2015 are analyzed in the article.

Текст научной работы на тему «Современные уголовно-правовые средства охраны единого государственного реестра юридических лиц»

?Алехина А. В. Современные уголовно-правовые средства охраны единого государственного реестра юридических лиц

Алехина Александра Викторовна Alekhina Aleksandra Viktorovna

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права

Нижегородская академия МВД России (603950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3)

candidate of juridical sciences, the senior lecturer of the chair of criminal and penal law Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 603950)

Современные уголовно-правовые средства охраны единого государственного реестра юридических лиц

Modern criminal-law means of the unified state register of legal entities protection

В представленной статье анализируются современные уголовно-правовые средства охраны единого государственного реестра юридических лиц, в том числе с учетом изменений, внесенных в состав действующего Уголовного кодекса РФ в связи с принятием Федерального закона № 67-ФЗ от 30 марта 2015 года.

Ключевые слова: уголовно-правовые средства, единый государственный реестр юридических лиц, подставное лицо, фирма-однодневка.

The modern criminal-law means of unified state register of legal entities protection, including the changes, made in the composition of the current Criminal Code of Russia in connection with adoption of Federal law № 67-on the 30th of March 2015 are analyzed in the article.

Keywords: criminal-law means, unified state register of legal entities, figurehead, short-lived company.

В условиях сложных и многообразных экономических отношений, сложившихся в настоящее время на территории Российской Федерации, особую роль в обеспечении прозрачности и законности деятельности хозяйствующих субъектов играют единые государственные реестры. Особое место среди всех существующих систем учета всегда отводилось Единому государственному реестру юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ). В этой связи органы государственной власти должны иметь в своем арсенале необходимые законодательные средства, способные обеспечить охрану ЕГРЮЛ на надлежащем уровне.

В марте 2015 года в российское законодательство был внесен ряд существенных поправок, призванных, в первую очередь, обеспечить защиту достоверности данных ЕГРЮЛ. Полагается, что подобные законодательные меры будут в дальнейшем способствовать снижению объемов теневого оборота, повышению уровня

безопасности деятельности законопослушных предпринимателей и, наконец, в целом иметь «антикоррупционный эффект» [1].

Не секрет, что существующая в настоящее время на территории Российской Федерации разветвленная сеть, так называемых «фирм-однодневок» является весьма успешным механизмом незаконного обналичивания денежных средств посредством внесения данных о них в ЕГРЮЛ [2]. Признаки, позволяющие отграничить фирму-однодневку от добросовестного субъекта экономической деятельности, были определены Министерством финансов РФ: «наличие «массового» учредителя (участника), отсутствие организации по адресу регистрации, отсутствие персонала, отсутствие налоговой отчетности либо ее представление с минимальными показателями, наличие численности организации в составе одного человека, отсутствие собственных либо арендованных основных средств, транспортных средств» [3].

Юридическая наука и практика

Уголовно-правовые средства, позволяющие привлечь к уголовной ответственности лиц, создающих фирмы для недобросовестной деятельности, — статьи 1731 и 1732 УК РФ — были введены в состав российского уголовного закона чуть менее пяти лет назад (Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 419-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации») [4]. К сожалению, с того времени число лиц, привлеченных к уголовной ответственности по этим двум статьям, остается сравнительно небольшим. Кроме того, внушительное число теоретиков и специалистов из года в год указывают на несовершенство данных уголовноправовых мер.

Смотрите так же:  Накладная на возврат товара поставщику бланк торг 12

Все это обусловило принятие Федерального закона № 67-ФЗ от 30 марта 2015 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» [5]. Изменениям подверглись как позитивное отраслевое законодательство, так и Кодекс об административных правонарушениях РФ и Уголовный кодекс РФ. Остановимся более подробно на технико-юридических корректировках уголовного законодательства.

Основной заслугой данного Федерального закона в части совершенствования именно норм уголовно-правового характера стоит назвать расширение понятия «подставное лицо», указанного в примечании к статье 1731 УК РФ. До вступивших изменений так называемое «подставное юридическое лицо» могло быть образовано (создано, реорганизовано) лишь путем введения в заблуждение учредителей (участников) юридического лица или органов управления юридическим лицом. Теперь же в качестве неотъемлемой характеристики подставного лица выступает отсутствие у лиц, являющихся учредителями (участниками) юридического лица или органа управления юридического лица, ведома на внесение данных о них в ЕГРЮЛ, а также цели на управление юридическим лицом. Такие меры, представляется, будут способствовать привлечению к ответственности более широкого круга лиц, причастных к внесению в ЕГРЮЛ данных о подставных лицах. Как результат подобного уточнения термина «подставное лицо» — расширение объективной стороны части 1 статьи 1731 УК РФ. Теперь, наряду с образованием

(созданием, реорганизацией) юридическо-

го лица через подставных лиц, в диспозиции указанной нормы в качестве альтернативного уголовно-наказуемого деяния предусмотрено представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, данных, повлекших внесение в ЕГРЮЛ сведений о подставных лицах [6, с. 12—15]. По нашему мнению, подобный технико-юридический подход является достаточно спорным и способен породить определенные трудности в процессе применения данной статьи.

Напомним, что Федеральным законом № 147-ФЗ от 1 июля 2010 года в состав Уголовного кодекса РФ была введена первая специальная статья, направленная на охрану ЕГРЮЛ, реестра владельцев ценных бумаг и системы депозитарного учета от фальсификаций — статья 1701 УК РФ. В качестве главной цели внедрения подобного уголовно-правового механизма было объявлено пресечение преступной деятельности, связанной с рейдерскими захватами, уже на ее первоначальной стадии.

Примечательно, что в первой редакции законопроекта вышеупомянутого нами Федерального закона № 67-ФЗ от 30 марта 2015 года его инициаторы — депутаты Государственной Думы РФ П.В. Крашенинников, В.В. Пинский и А.А. Ремезков — предлагали также в новой редакции изложить и часть 1 статьи 1701 УК РФ, установив в ней уголовную ответственность за предоставление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, или в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, документов, содержащихзаведомо ложные средства вне зависимости от цели совершения такого деяния. В официальном отзыве Верховного Суда РФ на данный законопроект подобная идея была подвергнута критике и, в итоге, ко второму чтению от предложения внесения изменений в статью 1701 УК РФ субъекты законодательной инициативы полностью отказались [7].

Несмотря на то, что объективные признаки как части 1 статьи 1731 УК РФ в ее действующей редакции, так и части 1 статьи 1701 УК РФ во многом схожи (в обоих случаях уголовно наказуемым деянием является представление данных в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей), сущность этих преступных явлений абсолютно различна. В качестве разграничивающих признаков следует отметить,

Алехина А. В. Современные уголовно-правовые средства охраны единого государственного реестра юридических лиц

ОТРЯСЯЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ нячки И ПРЯКТИКИ

во-первых, правовую природу представляемых для регистрации данных. В случае части 1 статьи 1701 УК РФ это документы, содержащие заведомо ложные данные, в части 1 статьи 1731 УК РФ — данные являются абсолютно достоверными. И, во-вторых, — цель совершения преступления. Целью преступных действий, ответственность за которые предусмотрена в статье 1701 УК РФ, является внесение в ЕГРЮЛ, реестр владельцев ценных бумаг или систему депозитарного учета недостоверных сведений, касающихся ряда позиций, перечисленных в диспозиции уголовно-правовой нормы, либо иные цели, направленные на приобретение права на чужое имущество. В части 1 статьи 1731 УК РФ цель не является обязательным признаком субъективной стороны состава преступления, а внесение в ЕГРЮЛ сведений о подставных лицах законодателем отнесено к последствиям совершенного деяния. Исходя из этого, конструктивные особенности анализируемых составов преступлений будут также совершенно различные. В частности, момент окончания преступления, ответственность за совершение которого предусмотрено в статье 1701 УК РФ, приходится на само деяние — представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, или в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, документов, содержащих заведомо ложные данные. Следовательно, можно определить этот состав как формальный. А вот состав преступления, речь о котором идет в части 1 статьи 1732 УК РФ, сконструирован уже по типу материального, поскольку в качестве обязательного признака объективной стороны предусмотрено наступление общественно-опасных последствий — внесение в ЕГРЮЛ сведений о подставных лицах.

И, наконец, следует обратить внимание на изменения, которые были внесены в связи с принятием Федерального закона № 67-ФЗ от 30 марта 2015 года, в статью 1732 УК РФ. Изменения коснулись только субъективных признаков данного состава преступления, а именно, совершенно иначе теперь выглядит цель преступления. Так, если до вступивших в силу изменений целью уголовно-наказуемого деяния являлось образование (создание, реорганизация) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом, то теперь в качестве цели преступления выступает внесение в ЕГРЮЛ сведений о подставном лице.

Вполне очевидно, что подобная формулировка цели является более широкой по смысловому значению и существенным образом облегчит процесс применения уголовно-правовой нормы.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что средства защиты всех существующих в настоящее время систем учета, в том числе ЕГРЮЛ, несомненно, должны отвечать требованиям современных реалий и быть эффективными. Полагаем, что принятие Федерального закона № 67-ФЗ от 30 марта 2015 года будет в целом иметь достаточно положитель-ный эффект в вопросе противодействия преступлениям в сфере теневой экономики.

1. Пояснительная записка к Проекту № 613254-6 федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/work/dz.nsf/ ByID/7BBD2D3C4FDD799343257D660043DEC9/$F i l e/Пoяcнитeльнaя%20зaп и ска%20-д остове рн ост. doc?OpenElement

2. Сухаренко А. ЕГРЮЛ — госзащиту // ЭЖ-Юрист. 2015. № 20.

Смотрите так же:  Судебные приставы заволжск ивановская область

3. Письмо Министерства финансов РФ от 17 декабря 2014 года № 03-02-07/1/65228 «О проявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента» // Все о налогах. 2015. № 1.

4. Собрание законодательства РФ. 2011. № 50, от. 7361.

5. Собрание законодательства РФ. 2015. № 13, от. 1811.

6. Официальный отзыв на Проект федерально-

го закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/work/dz.nsf/ByID/4B7

7. Семенихин В. Административные и уголовные правонарушения в области предпринимательской деятельности. Деятельность без государственной регистрации // Финансовая газета. 2015. № 20.

1. Explanatory note to the draft No. 613254-6 of the Federal law «On amendments in the hospitality legislative acts of the Russian Federation in terms of ensuring the reliability of information provided in state

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

registration of legal entities and individual entrepreneurs». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/work/dz.nsf/ ByID/7BBD2D3C4FDD799343257D660043DEC9/$F i l e/Пoяcнитeльнaя%20зaп и ска%20-д остове рн ост. doc?OpenElement

2. Sukharenko A. The unified state register of legal entities — state protection // EJ-Lawyer. 2015. № 20.

3. Letter of the Ministry of Finance of Russian Federation from 17.12.1014, № 03-02-07/1/65228 // All taxes. 2015. № 1.

4. Collection of legislative acts of the RF. 2011. № 50, art. 7361.

5. Collection of legislative acts of the RF. 2015. № 13, art. 1811.

6. Official comments on the draft of the Federal law «On amendments to certain legislative acts of the Russian Federation in terms of ensuring the reliability of information provided in state registration of legal entities and individual entrepreneurs». URL: http://asozd2. duma.gov.ru/work/dz.nsf/ByID/4B70156A9A49FB43432 57D66004424B3/$File/DOC147.pdf?OpenElement

7. Semenikhin V. Administrative and criminal offences in the field of entrepreneurship. Activity without state registration // Financial newspaper. 2015. № 20.

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2015, № 4 (32)

Продавать имущество сельхозпроизводителей-банкротов будут оптом

Для поддержки компаний-сельхозпроизво­дителей, которые часто выступают основным и единственным местом работы для жителей сельских поселений, депутаты Госдумы инициировали принятие поправок в законодательство о банкротстве. Эти поправки предусмат­ривают установление специального повышенного лимита неоплаченных долгов, достижение которого является основанием для признания сельхозпроизводителя банкротом, а также особые условия реализации его имущества.

Дело о банкротстве сельхозпроизводителя будет возбуждено при условии, что у него есть не менее 500 000 руб. неоплаченных долгов, просроченных на три месяца. Продавать имущество банкрота будут в особом порядке, направленном на сохранение имущественного комплекса, пригодного для производства сельхозпродукции. Такие поправки внесены Федеральным законом от 28.12.2013 № 419-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — Закон № 419-ФЗ) и с 10 января уже начали действовать.

Законопроект № 100524-6, ставший Законом № 419-ФЗ, был внесен в парламент полтора года назад и предусматривал намного более жесткие условия банкротства сельскохозяйственных производителей, нежели подписанный президентом нормативный акт. Например, предлагалось более подробное определение сельскохозяйственной организации, требования к арбитражным управляющим в деле о банкротстве таких организаций и конкретизация правил проведения их финансового оздоровления.

В пояснительной записке к законопроекту необходимость его принятия обосновывалась тем, что недостатки законодательного регулирования банкротства сельхозпроизводителей приводят к распродаже имущества таких субъектов, вместо того чтобы передать его в руки более удачливых предпринимателей. В итоге имущественные комплексы для производства сельскохозяйственной продукции реализуют по частям разным покупателям, а местные жители небольших поселений остаются без работы.

Обанкротить сельхозорганизацию стало в пять раз сложнее

По общему правилу, которое до 10 января распространялось и на сельскохозяйственные организации, для возбуждения дела о банкротстве таких субъектов общая сумма неисполненных обязательств перед кредиторами должна была составлять не менее 100 000 руб. (п. 2 ст. 6 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве). Кроме того, арбитражный суд был вправе принять заявление о признании должника банкротом, если указанные требования не исполняются в течение трех месяцев со дня, когда они должны были быть исполнены (п. 2 ст. 33 Закона о банкротстве).

Особенности банкротства сельскохозяйственных организаций регулируются параграфом 3 главы 9 Закона о банкротстве, в котором с 10 января появился повышенный размер неисполненных перед кредиторами требований, при превышении которого сельхозорганизация может быть признана банкротом — 500 000 руб. (п. 5 ст. 177 ­Закона о банкротстве). Кроме того, специально указано, что для принятия арбитражным судом заявления о признании сельскохозяйственной организации банкротом обязательства перед кредитором на указанную сумму должны быть просрочены на три месяца. Не совсем понятно, по каким причинам в Законе о банкротстве потребовалось такое уточнение, потому что, как было сказано ранее, неисполнение обязательств в течение трех месяцев и так являлось условием для принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Заметим, что первоначальный текст законопроекта вместо трех месяцев говорил о шести.

Также введено дополнительное основание для продления процедуры внешнего управления сельхозорганизацией — возникновение оснований для оказания государственной поддержки сельскохозяйственным товаропроизводителям (абз. 2 п. 3 ст. 178 Закона о банкротстве в ред. Закона № 419-ФЗ).

Имущество банкротов должно попасть в хорошие руки

Помимо повышения размера неисполненных обязательств перед кредиторами Законом № 419-ФЗ введен и особый порядок реализации имущества бан­крота-сельхозорганизации или банкрота — крестьянского (фермерского) хозяйства (далее — КФХ), которое также может обладать статусом сельхозпроизводителя (п. 4 ст. 1 Федерального закона от 11.06.2003 № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»).

Так, до сих пор имущество таких банкротов продавалось в два этапа. Сначала арбитражный управляющий должен был выставить на продажу путем проведения торгов предприятие должника. А затем, если первый этап реализации завершился неудачно, реализовать имущество по частям (ст. 111 Закона о банкротстве).

Закон № 419-ФЗ ввел в этот процесс еще одну, промежуточную стадию. Теперь, если не нашлось желающих приобрести предприятие должника на торгах, арбитражный управляющий должен выставить имущество должника на продажу единым лотом.

И только затем, если данное имущество не будет куплено единым лотом, его можно распродавать по частям.

Предполагается, что реализация имущества единым лотом создаст условия для его приобретения более эффективным собственником, который сможет использовать оборудование, скот, удобрения и иное имущество обанкротившихся КФХ или сельхозорганизаций для продолжения предпринимательской дея­тельности и, следовательно, сохранения рабочих мест.

Законом № 419-ФЗ также изменен перечень субъектов, обладающих правом преимущественной покупки имущества сельскохозяйственной организации — банкрота. Ранее к ним относились в первую очередь сельхозпроизводители, земельные участки которых граничат с земельными участками банкрота, во вторую очередь — сельхозпроизводители, находящиеся в данной местности. С 10 января к третьей очереди добавились органы местного самоуправления и органы государственной власти субъекта РФ, на территории котрых осуществляла свою деятельность организация-банкрот (абз. 1 п. 2 ст. 179 Закона о банкротстве в ред. Закона № 419-ФЗ).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *