Пособие заключенного

Выход — платный

Сегодня «Российская газета» публикует документ, увеличивающий размер выходного пособия для арестантов.

Теперь осужденному, чей срок подошел к концу, могут выдать на руки 850 рублей. А когда у человека есть деньги в кармане, перед ним открываются многие двери.

Конечно, кому-то сумма может показаться небольшой, но вряд ли было бы справедливо устанавливать осужденным «золотые парашюты», как уволенным топ-менеджерам, или какие-нибудь подъемные пособия. Все-таки в данном случае у людей особая ситуация.

Однако и обществу важно, чтобы освобожденный арестант не оставался неприкаянным. Если из тюрьмы его выбросят на улицу, без копейки, без одежды, есть риск, что человек опять пойдет грабить и убивать. Когда общество отворачивается от бывшего арестанта, он может ударить и в спину.

Поэтому лучше все-таки проследить, куда и зачем (и с чем) пойдет на воле бывший заключенный. Единовременное денежное пособие, о котором идет речь, выдается освобожденному скорее на карманные расходы, чтобы по дороге домой не возникло неприятных казусов. Допустим, человеку надо оплатить багаж или какой-то сбор. Да просто пообедать в пути — скромно, но со вкусом, для этого пособия должно хватить. Суточные, которые выдаются обычным командировочным, зачастую меньше. Так что, как полагают правительственные эксперты, сумма пособия адекватна.

Дорогу заключенному оплатят отдельно. Плюс у него могут быть и средства, заработанные в тюрьме, если он трудился. Всего, по данным минюста, для помощи осужденным, освободившимся из мест лишения свободы, в прошлом году выделено 187,3 миллиона рублей на выплату единовременных денежных пособий при освобождении и 157,6 миллиона рублей — на обеспечение проезда к месту постоянного проживания после освобождения. Так что сотни в кармане одного человека в государственном масштабе превращаются в миллионы: ежегодно из зон освобождаются около 300 тысяч человек.

— Существует серьезная проблема постпенитенциарной адаптации освобождающихся осужденных, — считают в минюсте. — Имеющиеся в субъектах Российской Федерации центры социальной реабилитации, социальные приюты не могут охватить своим воздействием всех нуждающихся в социальной помощи.

Поэтому сейчас планируется развивать программы помощи бывшим арестантам, чтобы помочь им встроиться в нормальную жизнь. Как не раз подчеркивал глава минюста, такие программы прежде всего нужны для безопасности общества, речь не столько о милосердии, сколько о прагматизме. Среди бывших осужденных, которые получили помощь в центрах социальной реабилитации, уровень рецидива составляет 3,5-4 процента. Для сравнения, обычно, по словам экспертов, рецидив составляет примерно 30 процентов. То есть фактически каждый третий арестант после освобождения вновь идет на преступление.

Сейчас в стране действует более 200 центров социальной адаптации для бывших арестантов. Минюст предлагает расширять сеть таких неказенных домов. А для тех заключенных, чей срок заканчивается, планируется вводить специальные тренинги, как жить на воле. По словам представителей тюремного ведомства, на тренингах осужденные будут получать широкую информацию об изменениях в обществе, новых формах социальной жизни. Для некоторых категорий осужденных, кто хорошо себя зарекомендовал, возможно, введут особые поощрения: людям смягчат режим, переведут в колонию-поселение «с разрешением кратковременных выездов к месту предполагаемого жительства» (цитата из программы минюста).

Важный момент: среди правоведов также обсуждается вопрос, что кроме социальных программ для арестантов нужны и программы помощи потерпевшим, а также людям, попавшим в трудную ситуацию.

Пособие для заключенных

1. Место отбывания наказания и его изменение
2. Режим в местах лишения свободы
3. Труд и образование осужденных
4. Поощрения и взыскания, применяемые к осужденным
5. Общегражданские правовые вопросы при отбывании наказания
6. Обращения осужденных
7. Амнистия и помилование
8. Освобождение от наказания и его последствия

Общественная правозащитная организация «Донецкий Мемориал» занимается вопросами правового просвещения в сфере уголовно-исполнительной системы. Очевидно, что нередко у граждан, находящихся в местах лишения свободы, возникают правовые вопросы, на которые им сложно в силу их положения получить квалифицированный ответ, а система предоставления правовой бесплатной помощи осужденным в нашей стране практически отсутствует. Чтобы хоть как-то удовлетворить потребность осужденных в получении правовых консультаций, «Донецкий Мемориал» издает различные информационные брошюры и практические пособия. При этом используется как опыт практикующих юристов, сотрудничающих с организацией, так и различные пособия, подготовленные и изданные другими авторами. Данное пособие подготовлено с использованием издания, выпущенного специалистами Юридического института Томского государственного университета в рамках проекта «Юридиче¬ская клиника в местах лишения свободы», который осуществлялся в учреждениях уголовно-исполнительной системы в Томской области.
Проект был направлен на оказание безвозмездной юридической помощи осужденным, находящимся в местах лишения свободы, она оказывалась студентами под руководством опытных преподавателей института и Томского филиала Академии права и управления Минюста России. Содержание подготовленного ими издания определялось теми правовыми вопросами, которые, по опыту работы «Юридической клиники», чаще всего интересовали осужденных.
Данное пособие составлено юристом, адвокатом Букаловым П. Ф. В нем за основу взяты вопросы и ответы российского издания. Автор пособия, основываясь на нормах украинского законодательства, с учетом собственного опыта, в том числе по оказанию правовой помощи осужденным, содержащимся в колониях Донецкой области, подготовил данный вариант пособия. При подготовке ответов использовалось законодательство Украины по состоянию на 31 декабря 2006 года. Автор признателен специалистам социально-психологической службы управления Департамента по вопросам исполнения наказаний в Донецкой области за ценные и существенные замечания, высказанные при подготовке данного издания.
Надеемся, что эта брошюра окажется полезной как осужденным, так и сотрудникам учреждений, исполняющих наказания, активистам общественных организаций, юристам.

Тюремные инновации: мраморная говядина, гаджеты и домашние животные

Россия: мраморная говядина

В конце июня в забайкальской колонии города Нерчинск закупили более 100 голов телят абердин-ангусской породы. Местное УФСИН заявило, что коровы позволят расширить меню для осужденных. «Одним из новых направлений такого развития является введение в рацион питания для осужденных мраморной говядины, за счет приобретения и выращивания крупнорогатого скота», – рассказывает пресс-служба.

Порода закупленных коров выведена в Шотландии. «Скот быстро и хорошо откармливается и имеет превосходство над другими породами по качеству туш. Отличительной особенностью этих животных является и то, что они могут содержаться на открытом воздухе даже в самые сильные морозы», – мотивирует приобретение региональная служба исполнения наказаний.

Пасти коров на свежем воздухе будут пять осужденных «на специально отведенной территории». Все мясо коров отправят на нужды колоний региона. Сейчас стоимость еды в день на заключенного составляет 72 руб. В ближайшее время ФСИН планирует перейти на самообеспечение за счет хозяйств в колониях.

Например, летом этого года в колонии Свердловской области стали готовить мороженое из молока, которое дают местные коровы (каждой корове дали имя). Мороженое поступает в магазин при колонии, и заключенные могу его купить, «обычное» меню десерт не дополняет.

США: специализированные планшеты

Legal Tech – в России явление известное. Однако с Jail Tech российской системе исполнения наказаний еще предстоит познакомиться. В Америке уже несколько лет успешно функционирует специальный планшет для заключенных от компании American Prison Data System. Тестируют устройство в нескольких штатах. В Мэдисоне (Индиана) в 2014 году планшеты раздали всем несовершеннолетним девочкам, отбывающим наказание в исправительном учреждении. «После успешного образовательного и реабилитационного эффекта правительство решило расширить программу», – сообщают разработчики.

Такие планшеты имеют выход в интернет и позволяют отправлять письма, однако все каналы отслеживаются и контролируются. Списки получателей писем составляются заранее – это родственники и близкие заключенных. Также у осужденных есть возможность покупать видео- и аудиоконтент, а также книги. Сервис позволяет проходить дистанционное образование. Программа работает в Колорадо, Пенсильвании, Джорджии, Индиане и Техасе. В 2020 году такие планшеты планируют выдать заключенным в Нью-Йорке.

В российских колониях и СИЗО мобильные телефоны запрещены, как и интернет. Исключение – «Родная связь». В части колоний и СИЗО установлены аппараты, которые за плату позволяют связаться с заключенным, предлагаются услуги «Видеосвидание», «Звонок из дома», «Звонок домой», интернет-магазин и «Электронное письмо». Звонить заключенный может один раз в день не более 15 минут. Интернет-магазин работает при некоторых колониях и позволяет онлайн оплачивать покупки заключенным или их родственникам.

Смотрите так же:  Судебная практика международного суда оон

Казахстан: высшее образование

В Казахстане пилотный проект по дистанционному обучению в вузах страны запустили в начале 2020 года. Тестируют проект в Алматинской и Павлодарской областях. МВД рассказывает, что в проекте участвует Казахский национальный университет имени аль-Фараб. Образование проходит дистанционно.

«Одним словом, планируется предоставить осужденному возможность обучаться в вузах страны дистанционно. Оптимальными формами обучения осужденных являются дистанционная форма обучения посредством интернета и кейс-технологий», – сообщает казахстанское МВД. О получении диплома о высшем образовании и защите диплома в проекте пока не говорится.

В России заключенные имеют право обучаться и получать среднее или высшее образование. «Полученные знания оценивает компьютер, а все учебники представлены в электронном виде. У грамотного человека с дипломом больше шансов изменить свою жизнь в лучшую сторону. Осуждённые являются такими же студентами, как и любые другие: неуспевающим грозит отчисление, а успешно окончившие вуз получают диплом», – сообщается на сайте регионального УФСИН, также подчеркивается, что обучение в вузе положительно влияет на решение об условно-досрочном освобождении. Образование получать могут и заключенные, находящиеся в колониях строгого режима.

Украина: домашние животные

Украинский Минюст в феврале 2020 года анонсировал инициативу: в местах заключения осужденным разрешат содержать домашних животных. «Мы предлагаем разрешить занятия спортом и даже держать домашних животных Пусть заботятся о ком-то, хотя бы о рыбках», – прокомментировал замминистра юстиции по пенитенциарной системе Денис Чернышев. Изменения внесут в правила внутреннего распорядка. В итоге в камерах могут появиться пластиковые контейнеры с аквариумными рыбками. Разрешить могут кошек и собак небойцовских пород.

В России живые уголки расположены только в воспитательных колониях. Досуг заключенных в колониях для совершеннолетних тоже пытаются разнообразить, но без помощи животных. Осужденным в Башкирии организовали виртуальную галерею, где они могут выставить свои работы: в проекте «Любимые художники Башкирии» они могут представить результаты своего декоративно-прикладного искусства. В службе считают, что такая «арт-терапия» предоставит заключенным «окно в мир». В колонии в Пермском крае осужденные создали коллекцию одежды «Племена милитари», которую показали на местном фестивале. Одежда из показа включала нашивки, береты и пилотки, а одну из юбок собрали из 350 погон.

Помимо прикладного искусства, которое в российских колониях укоренилось с советских времен, в колониях и изоляторах для исправления прибегают к различным практикам. В московском СИЗО этим летом организовали занятия йогой под руководством профессионального тренера. Тренировки хотят укоренить во всех столичных изоляторах, для этого даже составлено пособие «Йога для заключенных». Занятия проходят бесплатно.

В Мордовии проводятся другие практики – пескография. В ИК-5 УФСИН установлен световой стол, на котором заключенные рисуют под музыкальное сопровождение песком. С заключенными при этом работают психологи, которые работы интерпретируют и лучше понимают эмоциональные процессы. «Пескография для осужденного становится уникальным способом общения с миром и самим собой; способом снятия внутреннего напряжения, воплощения его на бессознательно-символическом уровне. Пескография дает возможность прикоснуться к глубинному, подлинному «Я», восстановить свою психическую целостность, собрать свой уникальный образ, картину мира. Искусство, творчество увлекает осужденных, отвлекает от неприятных эмоций, подключает эмоциональные резервы организма», – сообщают сотрудники ФСИН.

Бельгия: эвтаназия для пожизненно заключенных

Специфический прецедент произошел в Бельгии в 2014 году: Ван Ден Блекен, осужденный за насилие, добился через суд эвтаназии. Несмотря на то, что в Бельгии она разрешена с 2002 года, случай с разрешением процедуры для заключенного является новым. Блекен не страдал заболеваниями, однако заявлял, «что не в силах контролировать свои насильственные сексуальные побуждения», при этом преступник приговорен к пожизненному заключению. Впервые об эвтаназии он попросил в 2011 году, но Федеральная комиссия страны постаралась рассмотреть все возможные варианты лечения. В итоге суд встал на сторону мужчины, хотя в итоге таким правом он не воспользовался.

После прецедента в США и Европе в 2017 году вновь подняли вопрос об эвтаназии по желанию пожизненно заключенных, однако законодательной поддержки инициатива не нашла.

Заключённые смогут работать на гражданских предприятиях

Для этого владельцы заводов должны обустроить специальные общежития и рассчитать для сидельцев фонд оплаты труда

Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Предполагается, что с 1 января 2020 года осуждённые к принудительным работам и заключённые в колониях-поселениях смогут трудиться на предприятиях того региона, где отбывают срок. Так узники получат возможность заработать деньги и погасить долги перед потерпевшими, а бизнесмены увеличат доходы своих предприятий. Такие нововведения предполагает закон, который Совет Федерации одобрил на пленарном заседании 10 июля.

Исправиться и заработать

Поправки в Уголовно-исполнительный кодекс были инициированы сенаторами Андреем Кутеповым, Александром Башкиным, Дмитрием Шатохиным, Валерием Семёновым и Сергеем Фабричным. Об этом напомнила коллегам председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Закон стал примером своевременной реакции сенаторов на потребности и нужды системы ФСИН. Но впереди нам предстоит решение ещё многих вопросов в рамках её работы», — сказала спикер.

Парламентарии разъясняют, что нанимать заключённых смогут даже бизнесмены, предварительно обустроив специальные общежития, ведь сегодня рабочий процесс и проживание привязаны к периметру колонии или исправительного центра. «Сейчас в колониях-поселениях по всей России почти 27 тысяч человек, из которых работают только 20,5 тысячи осуждённых. Таким образом, в случае одобрения закона, потенциально возможно дополнительно привлечь к труду около шести тысяч заключённых, которые содержатся в колониях-поселениях», — рассказал Александр Башкин.

Заключённых из бараков нужно перевести в общежития

Самим осуждённым нововведение сулит более высокую зарплату. По словам сенаторов, на комбинате или заводе за стенами колонии у арестантов появится возможность зарабатывать от 16 до 45 тысяч рублей в месяц. Между тем труд внутри уголовно-исполнительной системы сейчас оплачивается куда скромнее — порядка пяти тысяч рублей в месяц.

Чтобы не задерживать реализацию закона, в Правительстве уже подготовили все необходимые подзаконные акты — от Федеральной службы исполнения наказаний и Минюста. Об этом рассказал глава Комитета палаты по конституционному законодательству и госстрительству Андрей Клишас, добавив, что этим документам осталось только пройти межведомственные согласования.

Присутствующий на заседании первый замдиректора ФСИН Анатолий Рудый отметил, что в последнее время осуждённые стали подавать ходатайства на замену отбывания срока в колониях принудительными работами. «А новый закон нам вдвойне даст возможность удовлетворить эти просьбы, которые уже исчисляются тысячами, и дать заключённым возможность зарабатывать реальные деньги», — объяснил чиновник.

А сенатор Дмитрий Шатохин привёл данные Счётной палаты, согласно которым убыток государства от того, что осуждённые не работают, ежегодно составляет 60 миллиардов рублей.

Кстати, один из авторов закона сенатор Андрей Кутепов в продолжение уже разработал законопроект о налоговых льготах для предприятий, которые будут брать на работу отбывающих наказание.

Как работают заключённые в России

В статье 103 Уголовно-исполнительного кодекса РФ сказано, что осуждённые привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации и производственных мастерских исправительных учреждений, во ФГУПах уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений или вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции арестантов.

По словам сенаторов, на комбинате или заводе за стенами колонии у арестантов появится возможность зарабатывать от 16 до 45 тысяч рублей в месяц.

Осуждённые привлекаются к труду с учётом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности. Осуждённые пенсионеры и инвалиды первой и второй группы привлекаются к труду по их желанию. Продолжительность рабочего времени осуждённых, порядок его учёта, размер и порядок оплаты труда, правила техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в соответствии с законодательством о труде. Для несовершеннолетних и лиц, занятых на работах с вредными условиями труда, устанавливается сокращённый рабочий день. Кроме того, работающие осуждённые имеют право на ежегодный оплачиваемый отпуск, продолжительность которого зависит от возраста, характера работы и отношения к труду.

Смотрите так же:  Требования при приёме в полицию

Ежегодно осуждённые в колониях производят товаров более чем на 30 миллиардов рублей. По сути, система исполнения наказаний — один из крупнейших работодателей в стране. Однако, по данным Минюста России, средняя зарплата заключённых — всего 229 рублей в день.

А как у них

Заключённые работают либо на предприятиях самих уголовно-исполнительных учреждений, либо на частные компании при тюрьмах. В первом случае вся продукция находится в собственности федеральной земли, во втором — в частной. Наиболее распространёнными сферами деятельности являются слесарное, столярное дело, пошив одежды и обуви, выпечка хлеба, прачечные, строительство, садоводство. Способ расчёта оплаты труда прописан законодательно. Зарплата в час варьируется в пределах двух евро.

Для подследственных могут ограничить сроки содержания под стражей

В этой стране заключённые могут трудиться на больших предприятиях. Особые условия у узников в тюрьме Тихар в Нью-Дели — самой большой во всей Азии. Она представляет собой огромный комплекс из 10 колоний. При них запущено несколько небольших заводов, на которых есть работа минимум для тысячи человек. Тут перерабатывают одежду, делают школьную мебель, обувь, специи, горчичное масло, ковры, печенье и многое другое. В остальных тюрьмах страны заключённые работают в качестве плотников, пекарей, специалистов по обработке металла, кожи, а также трудятся в сферах мыловарения и сельского хозяйства. За 10-12-часовой рабочий день заключённые получают в среднем около трёх долларов в день.

Распорядок дня в японских тюрьмах расписан строго, рабочий день начинается ровно в 8 утра и заканчивается в 17:00. Есть два перерыва по 15 минут плюс получасовой обеденный. Работают японские преступники на производстве сувениров, в авторемонтных и сварочных цехах, кожевенных и керамических мастерских. Зарплата и тип работы зависят не от умений, а от тяжести совершённого преступления. Если человек сидит за убийство или, например, изнасилование, ничего лучше чистки туалетов за две тысячи йен (около 25 американских долларов) в месяц он не получит.

Заключённых работать не заставляют. Но если они сами изъявят желание, то можно записаться в так называемый отряд рабочих. В некоторых тюрьмах есть центры занятости. При них работают и гражданские предприятия, и те, что относятся к местной пенитенциарной системе. Также заключённые могут быть заняты на уборке, содержании кухни и других вспомогательных работах. Платят и пособие от тюрьмы, и зарплату от тех предприятий, на которых они трудятся. Рабочий день вполне обычный — с 7:30 до 17:00, платят в месяц около 660 долларов.

Отправка денег

В тюрьме закрытого типа иметь наличные деньги не разрешается, все расчеты осуществляются через открытый на каждого осужденного и арестованного внутритюремный личный счет. Деньги, которые у заключенного имеются с собой в момент поступления в тюрьму, зачисляются на личный счет. Туда поступает заработанная заключенным заработная плата и деньги, которые отправляют ему близкие. Таким образом, запрещается отправлять заключенному деньги почтой или посылкой или передавать в ходе краткосрочного или долгосрочного свидания.

За деньги, имеющиеся на личном счету, заключенный может совершать покупки в тюремном магазине, выписывать прессу, платить за пользование электроприборами (радио, телевизор), отправлять деньги членам своей семьи и иждивенцам, а также на свой расчетный счет в банке.

В течение одного месяца заключенный может совершить покупки в пределах нижней границы установленной правительством месячной зарплаты.

Отправляя деньги, необходимо учитывать, что находящиеся на личном счету суммы может использовать в полном объеме только арестованный. Что касается осужденного, из всех поступающих на его личный счет сумм 50% оставляется на покрытие денежных требований и 20% сохраняется в виде пособия по освобождению.

Если против заключенного нет денежных требований или их меньше, чем указанные 50%, и эти деньги сохраняются как пособие по освобождению. Пособие по освобождению сохраняется до достижения суммы, равной трехкратному размеру установленной правительством минимальной ежемесячной заработной платы. Сумма, сохраненная в виде пособия по освобождению, выдается заключенному при освобождении из тюрьмы.

Отправляемые заключенному деньги следует перечислять на расчетный счет министерства финансов в банке. В платежном поручении следует обязательно указать имя и фамилию заключенного, а также год рождения.

Платежные реквизиты

Получатель платежа: Министерство финансов
Расчетный счет: (Swedbank EE932200221023778606, SEB EE891010220034796011, Nordea Bank EE701700017001577198, Danske Bank EE403300333416110002)
Номер ссылки: индивидуальный номер ссылки заключенного (каждый заключенный информируется об этом).
Пояснение к платежу: Имя, фамилия и год рождения заключенного.

Отправка денег из-за рубежа

Получатель платежа: Министерство финансов
Адрес получателя: Суур-Амеэрика 1, Таллинн, Эстония
IBAN получателя: Swedbank EE932200221023778606, SEB EE891010220034796011, Nordea Bank EE701700017001577198, Danske Bank EE403300333416110002.
Наименование банка получателя: в соответствии с выбранным номером счета
Адрес банка получателя: SEB (Торнимяэ 2, Таллинн, Эстонская Республика), Swedbank (Лийвалайа 8, 15040, Таллинн), Эстонский филиал Danske Bank AS (Нарва мнт. 11, 15015, Таллинн), Эстонский филиал Nordea Bank Finland PLC (Лийвалайа 45, 19145 Таллинн)
SEB: EEUHEE2X, Swedbank: HABAEE2X, Эстонский филиал Danske Bank AS: FOREEE2X, Эстонский филиал Nordea Bank Finland PLC, NDEAEE2X
Пояснение к платежу: Имя, фамилия и год рождения заключенного.

Связанные с личным счетом вопросы регулирует ст. 44 закона о тюремном заключении, совершение покупок – ст. 48 закона о тюремном заключении, использование денег, оставленных для внутритюремного пользования регулируется ст. 11 постановления министра юстиции № 72 от 30.11.2000 г. «Правила внутреннего распорядка тюрьмы», см. электронную базу данных Riigi Teataja.

Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные

МОСКВА, 11 мар — РИА Новости, Ирина Халецкая. Ежегодно осужденные в колониях производят товаров более чем на 30 миллиардов рублей. По сути, система исполнения наказаний — один из крупнейших работодателей в стране.

Однако, по данным Минюста России, средняя зарплата заключенных — всего 229 рублей в день. В месяц получается существенно меньше МРОТ. Много это или мало и сколько на самом деле зарабатывают за решеткой — в материале РИА Новости.

Одеть и накормить

Заключенные производят самые разные товары, причем как для нужд самой колонии, так и для коммерческих предприятий, не имеющих ничего общего с зоной. Любая организация или крупное бюджетное ведомство может заказать вещи, сделанные арестантами. Вся тюремная продукция объединена в каталог под брендом «Торговый дом ФСИН России».

Желающих приобрести товары с зоны немало: в прошлом году Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) заработала на осужденных более 33,3 миллиарда рублей — на 5,8% выше, чем в 2016-м.

Больше всего производится продуктов питания и сельскохозяйственных товаров — 45%. Одежда и обувь — 21%.

Прикид не от-кутюр: обычно это спецодежда либо костюмы для служащих, а также армейская и полицейская форма. Заказчик одежды и обуви — сама ФСИН, МВД и Минобороны. В одной колонии в месяц шьют 5-15 тысяч комплектов.

Кроме того, изготавливаются изделия из металла — от подставок для цветов, теплиц до крупного оборудования, машин. Пользуются популярностью мебель из дерева и мелкие сувениры. Дети во многих российских детсадах спят на кроватях, сделанных арестантами. Мебель получается добротная: издали комоды ничем не отличаются от каких-нибудь шведских. Но и цены не сильно уступают рыночным.

Некоторые осужденные зарабатывают для себя в обход бренда ФСИН — штучными заказами на четки, нарды, предметы декора в стиле «блатной романтики». В общую статистику этот небольшой поток не попадает.

Один из бизнесменов, торгующий подобными сувенирами в Москве, рассказал корреспонденту РИА Новости, что предприимчивые заключенные сами решают, как выполнить заказ и отправить его с зоны на волю. Нередко, объясняет продавец, руководство колонии о таком бизнесе даже не подозревает. Однако, по его словам, некоторые начальники берут свой процент.

На завод или партия в нарды

Тем не менее, несмотря на высокий доход, который приносит ФСИН труд осужденных, в колониях работают не больше 40% арестантов. Чем же занимаются остальные?

Смотрите так же:  Где и как оплатить развод

От работы в первую очередь освобождают пенсионеров, инвалидов и беременных женщин — по состоянию здоровья. Пока осужденный грызет гранит науки, он тоже не занят на производстве. Таких много: по информации ФСИН, в 2017 году 156 тысяч арестантов получили рабочую специальность, а еще 65 тысяч на территории зоны окончили школу.

Многие трудятся в качестве обслуги на территории и в цехах не задействованы. Готовят еду, выдают книги в библиотеке, помогают в парикмахерской, следят за порядком, белят, красят.

Источник РИА Новости, связанный со сферой контроля исполнения наказания, рассказал, что в некоторых регионах к оплачиваемому труду привлекается еще меньше осужденных — порядка 25%. Причина проста: нет соответствующих производственных мощностей, и заключенным просто негде работать. Такой контингент живет по распорядку, занимаясь тем, что ему интересно.

Один из осужденных на условиях анонимности описал свой образ жизни в исправительной колонии. Трудоустройство, говорит он, — по желанию. Кто не хочет трудиться, живет в «нерабочем отряде» и занимается своими делами: ходит на тренировки, читает, играет в шахматы и нарды, получает образование в училище или… спит.

По его словам, нередко осужденные берутся за работу только ради возможности выйти по УДО. «Пишешь заявление. Проходишь испытательный срок, оформляешься. Тебя переводят в «рабочий барак». Но какой смысл работать? Все равно 75% денег забирают на оплату нашего питания, одежду, услуги ЖКХ и прочее. В итоге получаешь примерно 300 рублей», — подсчитывает он. И уточняет: нередко приходится тратить больше.

Триста рублей в день или в месяц

Минюст России в начале года обнародовал сведения, что арестанты в среднем получают 229 рублей в день, то есть в месяц выходит не больше пяти-шести тысяч рублей. Однако, по данным ФСИН, осужденные, которые работают в цехах с крупным и дорогостоящим оборудованием, могут получать 20-25 тысяч рублей в месяц. Хорошо зарабатывают женщины и те, кто отбывает срок в колониях-поселениях, — у них зарплата тоже выше среднего. Правда, в пресс-службе ФСИН России не уточнили, что считается средним показателем.

В теории осужденный не должен зарабатывать ниже МРОТ (9,5 тысячи рублей). На деле, сообщают арестанты, все не совсем так. Иван Фомин отбывал срок в ИК № 11 Нижегородской области. Это колония для так называемых «бээсников» (бывших сотрудников правоохранительных органов) или «красных». Сейчас Фомин судится с колонией: он считает, что ему недоплачивали.

«Я освободился чуть меньше года назад. Общий срок был девять лет лишения свободы, но вышел по УДО — в итоге отсидел 6,2 года. В нашей колонии было обширное производство: здесь и шили, и деревообработкой занимались, и железобетонные конструкции делали», — говорит Фомин.

Он сам на зоне изготавливал пакеты из пластика по заказу одного частного предприятия. В сутки, по его словам, силами заключенных производилось восемь тысяч пакетов. Стоимость одного — 9,5 рубля, из этого, по расчетам Фомина, ему на зарплату шло всего 50 копеек.

«В итоге девять рублей оседали у администрации колонии, куда они тратились, никто не знает. Сама колония этих денег не видела. На предприятиях, где работали на станках, модернизация проводилась за счет заказчиков. Администрация свои средства не вкладывала», — продолжает бывший осужденный.

Правозащитники призвали государство повышать выходное пособие зэкам, а не количество рецидивистов

В бюджете Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) отдельно предусмотрены расходы на заключенных после их освобождения. Сумма подъемных составляет менее 1 тыс. руб. Совет по правам человека при президенте РФ (СПЧ) обратится к правительству с предложением увеличить эту сумму, передает «Независимая газета». Правозащитники указывают, что желание сэкономить приводит лишь к росту рецидивов, а значит, в итоге к гораздо большим затратам.

В Уголовно-исполнительном кодексе предусмотрено, что «при отсутствии необходимой по сезону одежды или средств на ее приобретение осужденные, освобождаемые из мест лишения свободы, обеспечиваются одеждой за счет средств федерального бюджета». Кроме того, зэкам должны выплачивать и единовременное денежное пособие – в 2006-м оно составляло 720 руб., в 2011 году его повысили до 850 руб.

По словам правозащитников, сумма «ничтожная», хотя эти деньги и считаются «подъемными», то есть они должны покрывать расходы бывшего осужденного на проезд домой и питание «до получения аванса по месту трудоустройства». По самым грубым расчетам, минимальный их размер еще 10 лет назад был на уровне более 4 тыс. руб.

Сейчас в СПЧ готовится обращение к властям увеличить пособие как минимум до 3 тыс. руб. Для этого из бюджета потребуется дополнительно выделить 270 млн руб. Но эта сумма довольна реальная, поскольку она составляет менее 0,1% от нынешнего бюджета ФСИН.

Речь идет и о превращении единоразового пособия во временное. Предполагается, что государство должно поддерживать людей еще в течение полугода после их освобождения. А именно выплачивать им по 1,5 тыс. сразу при выходе из тюрьмы и по прибытии к месту жительства. Еще 3 тыс. – при устройстве на работу, после месяца работы на одном рабочем месте – 6 тыс. И последние 12 тыс. – после шестимесячного труда на одном месте.

«Указанные средства – 24 тыс. руб. на человека или примерно 2,4 млрд руб. в год позволили бы снизить ущерб от преступлений примерно на 50–250 млрд руб., или не менее чем на 10% от суммы ущерба от преступлений, причиняемых рецидивной преступностью», – указали авторы инициативы. По их словам, если из колонии человека выбросят на улицу – без копейки и одежды, то скорее всего он опять пойдет грабить или убивать.

Один из разработчиков инициативы член СПЧ, руководитель Комитета за гражданские права Андрей Бабушкин привел такую статистику: «Заниженный размер пособия провоцировал не менее 5 тыс. преступлений в год. Ущерб от них не ниже 150 млн руб. в год. Стоимость судебно-следственного сопровождения составляла еще примерно 300 млн руб., а затраты на исполнение наказаний – не ниже 1,5 млрд руб. в год».

«На практике деньги выдаются, но не всегда. Нередко освобожденных могут встречать родственники, поэтому необходимость в этом отпадает. Дело в том, что это скорее право исправительного учреждения помочь нуждающимся освободившимся, а не обязанность – равно как и определение, кто из них в эту категорию входит», – отметил руководитель уголовной практики компании BMS Law Firm Тимур Хутов. По словам координатора интернет-проекта Gulagu.net Владимира Осечкина, порой заключенные и сами не знают о праве на матпомощь, так что «деньги могут оседать в карманах сотрудников администрации».

«Пособия выплачиваются еще с советских времен. Деньги должны вручать в руки освободившемуся вместе с его вещами и документами», – заявил правозащитник, член ОНК Московской области и член Московской Хельсинкской Группы Валерий Борщев. По его словам, на эти деньги человек должен какое-то время жить и адаптироваться, однако на деле их чаще всего не хватает и на билет домой.

Борщев рассказал, что заключенные не раз жаловались – пошли на рецидив лишь «по причине безысходности». «Мы неоднократно поднимали этот вопрос перед властями, просили повысить пособия. И они кивали головой, соглашались, что ситуация патовая, но в результате никаких решений по итогам этих встреч не было», – добавляет правозащитник.

Такая «экономия» со стороны государства, подчеркнул Борщев, совершенно точно ничего и ни для кого не экономит. В подтверждение он напомнил, какие суммы российские заключенные отсуживают у властей в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ).

К примеру, на днях ЕСПЧ признал незаконным содержание в металлической клетке во время заседаний суда. Трем истцам из России государство должно будет выплатить компенсацию в размере 19 тыс. евро. ЕСПЧ вынес и еще одно решение по иску заключенного из «Крестов». Ненадлежащими условиями признаны прокуренные помещения, отсутствие вентиляции, холодильника, телевизора, столов и стульев и неотделенный от камеры туалет, что является нарушением приватности. Россия предложила заявителю в качестве компенсации около 5 тыс. евро, но ЕСПЧ повысил сумму почти до 15 тыс.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *