Решение суда долговая расписка

Решение суда долговая расписка

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение СК по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 04 апреля 2012 г. по делу N 33а-939 (ключевые темы: договор займа — расписка — заключение эксперта — оплата услуг представителя — передача денежных средств)

Определение СК по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 04 апреля 2012 г. по делу N 33а-939

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Булатовой О.Б.,

судей Питиримовой Г.Ф.,

при секретаре Шибановой С.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Ижевске Удмуртской Республики 04 апреля 2012 года гражданское дело по апелляционной жалобе Останина А.В. на решение Глазовского районного суда Удмуртской Республики от 30 декабря 2011 года, которым:

оставлены без удовлетворения исковые требования Останина А.В. к Харину С.В. о взыскании суммы долга по договору займа в размере 200 000 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 21 сентября 2008 года по 10 ноября 2010 года — 32 600 руб., расходов по оплате госпошлины — 7 076 руб., расходов по оплате услуг представителя — 5 000 руб.,

с Останина Андрея Валентиновича в пользу Харина Сергея Викторовича взысканы судебные расходы в размере 1 725,87 руб. по оплате за проведенную экспертизу, 500 руб. по оплате доверенности на представителя, 8 000 руб. по оплате услуг представителя.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Шалагиной Л.А., объяснения Останина А.В., поддержавшего доводы жалобы, просившего решение суда отменить, вынести по делу новое решение об удовлетворении его иска, объяснения Харина С.В. и его представителя Вариной Е.Я., действующей на основании ордера N096 от 04 марта 2012 года, возражавших против доводов жалобы, просивших решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу Останина А.В. — без удовлетворения, судебная коллегия

Останин А.В. (далее по тексту — истец) обратился в суд с иском к Харину С.В. (далее по тексту — ответчик) о взыскании долга, пени, процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных расходов, мотивируя свои требования тем, что 20 мая 2008 года Харин С.В. взял у истца по расписке взаймы 200 000 руб. и обязался возвратить их 20 сентября 2008 года. В указанный срок долг ответчиком возвращён не был. На предложение о добровольной уплате долга ответчик ответил отказом.

С учетом уменьшения исковых требований в соответствии со статьей 39 ГПК РФ, истец просил взыскать с Харина С.В. сумму основного долга по договору займа в размере 200 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами с 21 сентября 2008 года по 10 ноября 2010 года — 32 600 руб., а также судебные расходы по оплате государственной пошлины — 7 076 руб. и по оплате услуг представителя — 5 000 руб.

В судебном заседании:

Истец Останин А.В. и его представитель Ившин В.А., действующий на основании доверенности, исковые требования поддержали, ссылаясь на доводы, изложенные в иске.

Ответчик Харин С.В., будучи надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела, в суд не явился, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие, указав на несогласие с иском, в связи с чем в порядке статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГПК РФ) дело рассмотрено в его отсутствие.

Представитель ответчика Харина С.В. — Варина Е.Я., действующая на основании доверенности, с иском не согласилась.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Останин А.В. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска в полном объеме, поскольку выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Полагает, что для разрешения спора не имеет значения последовательность нанесения текста и подписи в расписке, а также факт изготовления расписки на печатном устройстве, используемом не в офисе ответчика. Считает, что суд необоснованно принял во внимание показания свидетеля Б.С.В., но не дал оценки представленному истцом досудебному требованию о возврате займа, не учел обстоятельств получения расписки, не оценил позицию ответчика при оспаривании им договора займа, между тем нахождение долговой расписки у истца свидетельствует о не возврате Хариным С.В. полученных взаем денежных средств.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 ГПК РФ — суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив доводы апелляционной жалобы, материалы дела, судебная коллегия оснований для отмены состоявшегося судебного постановления не усматривает.

Как следует из материалов дела, в обоснование исковых требований Останин А.В. представил долговую расписку от 20 мая 2008 года, согласно которой Харин С.В. получил от Останина А.В. взаем денежную сумму в размере 200 000 руб., которую обязался возвратить не позднее 20 сентября 2008 года, а за допущенную просрочку возврата предоставленной взаем денежной суммы, обязался оплатить пени в размере 0,1% от полученной суммы за каждый день просрочки.

В связи с неисполнением обязательств по возврату займа, Останин А.В. направил в адрес Харина С.В. требование о погашении задолженности.

При разрешении возникшего спора суд правомерно, руководствуясь долговой распиской от 20 мая 2008 года, статьями 431 , 807 , 808 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГПК РФ), статьями 98 и 100 ГПК РФ, а также оценив заключение эксперта, пришел к выводам о том, что Останиным А.В. не представлено объективных, относимых, достоверных доказательств в обоснование заявленных им исковых требований.

При этом суд исходил из того, что расписка, представленная истцом в подтверждение условий договора займа и передачи денежных средств по указанному договору займа, не доказывает заключение с Хариным С.В. договора займа, а поскольку отсутствуют доказательства составления и подписания текста имеющегося на расписке именно ответчиком, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных Останиным А.В. исковых требований.

Все вышеуказанные выводы суда судебная коллегия полагает верными, так как они основаны на правильном применении норм материального права, соответствуют обстоятельствам дела, подтверждены исследованными доказательствами, оценка которых произведена судом по правилам статей 56 , 67 ГПК РФ.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ — по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В силу пункта 1 статьи 808 ГК РФ — договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы ( пункт 2 статьи 808 ГК РФ).

В связи с тем, что стороной ответчика было заявлено о фальсификации расписки по делу, по ходатайству представителя истца была назначена дополнительная технико-криминалистическая экспертиза расписки от 20 мая 2008 года, проведение которой было поручено Государственному учреждению Российского Федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ.Согласно заключению N от 09 декабря 2011 года эксперты Г.Р.В. и М.Н.А. пришли к следующим выводам:

— в поступившей на исследование расписке от имени Харина С.В. о получении от Останина А.В. денежной суммы в размере 200 000 руб., датированной 20 мая 2008 года, подпись от имени Харина С.В. выполнена на листе до того, как отпечатан текст документа;

— по причине, изложенной в исследовательской части заключения и в соответствии со статьей 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и статье 85 ГПК дается сообщение о невозможности дать заключение эксперта по вопросу до или после образования линии сгиба на листе бумаги выполнена подпись от имени Харина С.В. и печатный текст;

— печатный текст вышеназванного документа и печатные тексты-образцы, ?, выполнены с использованием разных печатающих устройств.

В соответствии со статьями 12 , 56 ГПК РФ — правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, каждая из которых должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, при этом суд определяет какие обстоятельства имеют значение для дела какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на них не ссылались.

При подготовке гражданского дела к судебному разбирательству судом определены юридически значимые обстоятельства и распределено бремя их доказывания, при этом на истца судом возложена обязанность доказать факт заключения договора займа от 20 мая 2008 года, исполнение истцом обязательств по договору займа — передачу денежных средств, представить доказательства, обосновывающие сумму исковых требований и судебных расходов, а на сторону ответчика — обязанность предоставить свои возражения относительно исковых требований, доказательства исполнения обязательств перед истцом по возврату денежных средств, а также разъяснено право оспаривать договор займа по безденежности.

Доводы жалобы о том, что для разрешения дела не имеет значения последовательность нанесения текста и подписи в расписке основаны на неверном толковании лицом, подавшим жалобу, норм материального права.

Так, в соответствии с законодательством договор займа является реальным договором и считается заключенным с момента передачи денег, следовательно, при разрешении вопроса о взыскании задолженности по договору займа юридически значимым обстоятельством является сам факт заключения договора займа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 420 ГК РФ — договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

В силу пункта 1 статьи 425 ГК РФ — договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

При этом договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (пункт 1 статьи 432).

Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору ( пункт 2 статьи 434 ГК РФ).

Как отмечалось выше, в подтверждение заключения договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы.

Таким образом, представленная истцом расписка должна содержать все условия договора займа и должна быть подписана заемщиком, то есть Хариным С.В.

Между тем, из заключения эксперта усматривается, что подпись от имени Харина С.В. на расписке от 20 мая 2008 года, выполнена на листе до того, как отпечатан текст документа. Из чего, по мнению судебной коллегии, следует, что истцом не представлено доказательств того, что проставленная в расписке подпись Харина С.В. подтверждает его согласие с условиями договора займа, которые впоследствии были нанесены на лист и что Харин С.В. подтвердил сам факт получения указанной в расписке денежной суммы.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает верными выводы суда об отсутствии доказательств, подтверждающих обоснованность заявленных Останиным А.В. исковых требований, в том числе факта заключения договора займа с Хариным С.В., и, как следствие, возникновения обязательств по возврату денежных средств по указанному договору.

Доводы жалобы о неверной оценке судом представленных сторонами доказательств, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание.

В силу статьи 67 ГПК РФ — суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности ( часть 3 статьи 67 ГПК РФ).

При вынесении решения суд, руководствуясь вышеприведенными положениями гражданского процессуального законодательства, оценил в совокупности объяснения сторон, показания свидетеля, письменные доказательства, имеющиеся по делу, в том числе и заключение эксперта. Оснований для иной оценки доказательств, отличной от приведенной судом в решении, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом первой инстанции правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно статье 67 ГПК РФ, в связи с чем доводы апелляционной жалобы, основанные на неверном толковании норм материального права, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных частью 1 статьи 330 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Процессуальных нарушений, предусмотренных частью 4 статьи 330 ГПК РФ являющихся основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае судом не допущено.

Апелляционная жалоба Останина А.В. удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Глазовского районного суда Удмуртской Республики от 30 декабря 2011 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Останина А.В. — без удовлетворения.

Извольте расписочку

Расписка оказалась единственным доказательством, что человек дал в долг деньги другому человеку, а тот вернуть средства так и не собрался. В итоге обиженному заимодавцу местные суды отказали. Как правильно по закону поступать в подобных ситуациях, и растолковал Верховный суд.

Трудно найти человека, который бы никогда в жизни не давал деньги в долг. Не секрет, что многие из тех, кто пошел навстречу и ссудил родственнику, соседу или знакомому деньги, потом месяцами или годами безнадежно ждут, что должник вспомнит про них. Именно поэтому ситуация, которую разобрал Верховный суд, может быть интересна многим.

Смотрите так же:  Чистота залог здоровья пословицы

Все началось с того, что некая гражданка обратилась в суд с иском к знакомой. Истица попросила взыскать с женщины деньги по договору займа и проценты за пользование чужими средствами. Гражданке суды первой инстанции и апелляции отказали. В райсуде женщина рассказала, что в подтверждение договоров займа и их условий у нее на руках остались расписки.

Из содержания расписок следует, что 20 марта 2008 года ее знакомая взяла у нее 200 000 рублей под 4 процента в месяц на неопределенный срок. При этом обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц 20 числа наличными, остальную сумму обязалась вернуть по требованию. Спустя полгода, уже осенью, дама снова взяла у нее деньги — теперь 100 000 рублей под те же 4 процента, и обязалась отдавать 20 числа каждого месяца проценты от суммы.

Но благие намерения сторон так и не стали реальностью. Ситуация с долгом, к сожалению, оказалась стандартной — кредитор просила вернуть ей деньги, ну а должница — обещала сделать это. Так прошли все оговоренные и не оговоренные сроки.

Но взятые на время деньги так и не вернулись к той, что ссудила их однажды своей знакомой. В конце концов, женщине пришлось обращаться в суд. В своей победе в судебном заседании истица не сомневалась — ведь у нее на руках была расписка должницы. Да и та не отказывалась.

Каково же было удивление истицы, когда местные суды с доводами женщины не согласились и приняли прямо противоположное решение.

Отказывая гражданке в удовлетворении ее иска, суды исходили из того, что между дамами не был заключен договор займа. А имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержит «сведений о заимодавце и обязательства гражданки по возврату указанных в расписке сумм».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила отказы местных судов и признала ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций.

В разъяснении своих доводов Судебная коллегия Верховного Суда заявила вот что:

В статье 807 Гражданского кодекса РФ сказано следующее: по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками. А заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. При этом договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно статьям 161, 808 того же Гражданского кодекса договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. Ну а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или другой документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы.

Таким образом, подчеркивает Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Как записано в пункте 1 статьи 160 опять-таки Гражданского кодекса, сделка в письменной форме должна быть совершена «путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами».

По пункту статьи 162 Гражданского кодекса РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Исходя из сказанного, Верховный суд подчеркивает — передача денежной суммы конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда заметила, что из материалов дела следует — при рассмотрении дела ответчик имела намерение заключить мировое соглашение с истцом.

Суд еще раз обратил внимание на то, что должница со своим долгом вообще то была согласна. А фактически выражала лишь несогласие в суде только с начисленными процентами. Но обстоятельства, имеющие очень важное значение для квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований закона (ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ) никакой оценки обоих судов не получили.

Кроме того, подчеркнул Верховный суд, местными судами не было учтено, что по смыслу статьи 408 Гражданского кодекса нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное.

Ссылка местного суда на то, что истцом в судебном заседании не было представлено иных (кроме расписки) доказательств в подтверждение своего иска, является, по мнению Верховного суда, несостоятельной.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда еще раз подчеркнула — дело в том, что обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретным заимодавцем, лежала на ответчице. И на этот важный момент так же не было обращено внимание местных судов.

«Расписка не спасет»: ВС разъяснил, когда отсутствуют заемные отношения

Супружеская пара из Петербурга утверждала, что дала в долг ответчику 68 000 евро, большую часть которых последний не хочет возвращать. В качестве доказательства заемных отношений истцы предъявили лишь расписку и факт одномоментной выплаты 5000 евро ответчиком. Первая инстанция посчитала, что этих доказательств недостаточно для решения в пользу заявителя, апелляция решила иначе. Точку в споре поставил ВС.

Подозрительная расписка

В феврале 2011 года супруги Куркины* Александр и Ирина получили от Андрея Шайгина* расписку следующего содержания: «Я, Шайгин А. Б., обязуюсь выплатить Куркину А. В. и Куркиной И. В. 68 000 евро (40% от 170 000 евро) по следующему графику: 1-й платеж: 5000 евро 16 февраля 2011 года, а далее по дополнительно согласованному графику».

Должник отдал вовремя оговоренную сумму в 5000 евро, но остальные деньги он не стал выплачивать. Летом 2014 года Александр и Ирина Куркины направили Шайгину письмо с требованием вернуть оставшуюся часть долга – 63 000 евро в срок до 30 августа 2014 года. Послание осталось без ответа, тогда супруги Куркины обратились в Василеостровский районный суд, чтобы вернуть свои деньги (дело № 2-267/2015 (2-4961/2014;)

Заявители потребовали взыскать с ответчика долг в размере 3,1 млн руб. по курсу ЦБ РФ на 31 августа 2014 года, а также судебные расходы. Однако Шайгин иск не признал. На судебном заседании ответчик уверял, что никаких денег в долг у истцов не брал. По словам должника, обязательства по представленной расписке связаны с участием сторон дела в иностранном юридическом лице. Шайгину удалось убедить суд, что заемные правоотношения между сторонами отсутствуют. Судья Оксана Рябко отказала заявителям в иске сославшись на то, что одну лишь расписку нельзя расценивать как договор займа, а других доказательств истцы не предоставили.

Конклюдентные действия или буквальное толкование: что весомее

Супруги Куркины обжаловали такое решение в Санкт-Петербургский городской суд. Апелляция отменила решение первой инстанции, придя к противоположному выводу: «В представленной расписке содержатся достаточные существенные условия договора займа» (дело № 33-12556/2015).

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на конклюдентные действия, которые совершил ответчик: Шайгин передал истцам в установленный распиской срок 5000 евро, что тоже подтверждает позицию заявителей. С решением Санкт-Петербургского городского суда не согласился уже Шайгин. Он оспорил его в Верховный суд.

Коллегия по гражданским делам ВС пришла к выводу, что буквальное толкование содержания расписки не подтверждает наличия заемных правоотношений между сторонами по делу. Все риски по неправильному составлению договора займа лежат на заимодавце, который и должен доказать, что соглашение было заключено, пояснили судьи ВС.

Факт передачи 5000 евро в ВС тоже не сочли достаточным аргументом в пользу позиции истца: «Частичное исполнение денежного обязательства само по себе не позволяет определить его правовую природу» (дело № 78-КГ16-44).

«Тройка» судей под председательством Виктора Момотова отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение в Санкт-Петербургский городской суд (прим. ред.пока еще не рассмотрено).

Эксперты Право.ru: «Расписка не равна договору займа»

Тимур Баязитов, член совета адвокатской палаты Республики Татарстан, обращает внимание на то обстоятельство, что в предъявленной истцами расписке не был зафиксирован факт передачи денег ответчику: «В этом случае наличие конклюдентных действий ответчика представляется достаточно слабым основанием для того, чтобы вынести решение в пользу несостоявшихся заимодавцев». Кроме того, суд апелляционной инстанции действительно не привел в качестве обоснования своего решения подробной мотивировки, что противоречит процессуальным нормам, уверен эксперт.

По словам адвоката Светланы Бурцевой из КА «Бурцева, Агасиева и партнеры», многие думают о том, что письменная форма договора займа – это простая расписка: «Но последняя всего лишь удостоверяет передачу заемщику определенной денежной суммы». Таким образом, только договор займа может свидетельствовать о наличии между сторонами заемных отношений, подчеркивает эксперт.

Екатерина Билык, юрист правового департамента «Heads Consulting», советует составлять максимально подробную расписку. Она считает, что не будет лишним указать на добровольность составления документа: это должно быть подтверждено несколькими свидетелями.

* – имена и фамилии изменены редакцией

Распишитесь в получении

Несмотря на видимую простоту ситуации, далеко не все знают, какие законы действуют при невозврате долга и какие нормы регулируют законный способ решения проблемы.

Пересмотр этого дела показал, что в таком, внешне простом, вопросе могут путаться даже суды.

Дело, которое дошло до Верховного суда РФ, на первый взгляд, действительно было самым банальным. Один гражданин дал другому, точнее — другой — взаймы.

Условия займа были оговорены в расписке, как и проценты. Поначалу возврат сумм по договору шел регулярно, потом застопорился. В итоге заимодавец обратился в суд с просьбой взыскать в принудительном порядке долг по договору займа и проценты за пользование чужими деньгами.

Но заявителю районный, а вслед за ним и суд апелляционной инстанции — отказали. Расстроенный истец дошел до Верховного суда. Тот встал на сторону обиженного гражданина.

Вот что в этом деле увидели местные суды.

Единственным подтверждением денежных взаимоотношений истца и ответчика оказались две расписки. Их в подтверждение своих слов о наличии займа и его условий гражданин и принес в суд.

Расписки были похожи. Судя по тексту, гражданин ссудил знакомой 200 тысяч рублей под 4 процента в месяц на неопределенное время. Отдавать проценты гражданка обязалась двадцатого числа каждого месяца наличными, а остальную сумму пообещала вернуть по первому же требованию. Первая расписка была датирована весной, а спустя полгода женщина дала еще одну расписку на сто тысяч рублей под те же условия.

Когда районный суд отказал заимодавцу, он заявил, что никакого договора займа между сторонами заключено не было.

А расписки, которые есть в деле, не подтверждают факт получения денег именно у истца, так как его фамилии в расписке нет. Как нет и никаких данных, что гражданка должна вернуть деньги именно заявителю.

Верховный суд РФ, перечитав дело с отказами местных судов, с ними не согласился и признал уже принятые решения ошибочными. И дал разъяснения по таким спорным случаям, которые нередко доходят до суда.

Вот как рассудил этот спор Верховный суд РФ. Сначала он напомнил, что в соответствии с 807 статьей Гражданского кодекса по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи. А заемщик со своей стороны обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму или равное количество вещей такого же рода и качества.

Договор займа между гражданами считается заключенным с момента передачи денег или вещей.

По статьям 161 и 808 Гражданского кодекса РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

А если заимодавцем окажется юридическое лицо, то письменный договор заключается в любом случае и независимо от суммы.

В законе сказано дословно следующее — подтверждением договора займа и его условий может быть расписка заемщика или «иной документ, удостоверяющий передачу заимодавцем определенной суммы».

Таким образом, делает вывод из всего вышесказанного Верховный суд, для квалификации отношений между гражданами как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижения между сторонами соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Статья 160 Гражданского кодекса РФ говорит, что сделка в письменной форме может быть совершена «путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку».

В следующей статье того же Гражданского кодекса, в 162-й, уточняется, что нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны в случае возникновения спора права сослаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Из всего сказанного Верховный суд РФ делает вывод — передача денег конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

А еще Верховный суд напомнил, что при рассмотрении нашего спора ответчица вообще-то хотела заключить мировое соглашение. И, судя по материалам дела, фактически не соглашалась только с начисленными ей процентами.

По мнению Верховного суда, это важное обстоятельство.

И оно имело существенное значение для разбора правоотношений сторон. Но местные суды в нарушение закона (198-я статья Гражданского кодекса) никакой оценки этих обстоятельств в своих решениях вообще не дали.

Но это было не единственное важное упущение. А еще, подчеркнул Верховный суд РФ, местные суды не учли, что есть 408-я статья Гражданского кодекса. Там сказано следующее: нахождение у заимодавца расписки подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если он не сможет суду доказать обратное.

По мнению Верховного суда, ссылка местных судов на то, что истец пришел к ним фактически с пустыми руками и не принес им в суд никаких доказательств займа кроме расписок, несостоятельна. Высший суд напомнил и своим коллегам, и гражданам очень существенную вещь. А именно — обязанность доказывать, что факта заключения договора займа с конкретным гражданином не было, в подобных спорах между гражданами лежит на том, кому деньги дали, а не на том, кто их ссуживал.

Смотрите так же:  Размеры госпошлина за кадастровый паспорт

Коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ подтвердила право кредитора на требование долга с заемщика на основании долговой расписки . В целом Верховный суд признал, что передача денежной суммы под расписку может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Некоторым читателям такое толкование может показаться излишним. Ведь известно же о великой силе расписки, которую заемщик дает заимодавцу. Вот и одна из героинь истории, в которой пришлось разбираться Верховному суду, думала также. Но все оказалось гораздо сложнее.

Все началось с того, что некая гражданка обратилась в суд с иском к своей знакомой. Она попросила взыскать деньги по договору займа и проценты за пользование чужими средствами. Всего речь шла о сумме в 300 тыс. руб., взятой в долг под 4%. Поскольку выплат, согласно достигнутых ранее договоренностей женщина не дождалась, она со спокойной душой пошла искать справедливости в суд, тем более, что у нее на руках остались расписки должницы, рассказывает «Российская газета».

Решение районного суда искательницу справедливости обескуражило. Отказывая в удовлетворении иска, местные суды исходили из того, что между дамами не был заключен договор займа . А имеющаяся в деле расписка, по мнению судей, не подтвердила факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержала «сведений о заимодавце и обязательства гражданки по возврату указанных в расписке сумм». Такую позицию поддержала и апелляция.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда признала ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций. « В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или другой документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы », – сказано в определении.

Сославшись на ст. 162 Гражданского кодекса РФ Верховный суд подтвердил, что нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. А долговая расписка, как раз, и может являться таким доказательством.

Судьи посчитали, что само наличие расписки при отсутствии возражения со стороны должника (заемщика в районном суде высказала несогласие только с процентами по займу) подтверждает наличие долга. А то, что заимодавщица в суде не предъявила других доказательств совей правоты, значения не имеет.

Важно и то, что обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретным заимодавцем, лежала на ответчице . И на этот важный момент так же не было обращено внимание местных судов.

Поэтому Верховный суд в своем решении отменил принятые раньше вердикты местных судов и велел пересмотреть дело о долговой расписке, но с учетом своих разъяснений.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Кассационное определение СК по гражданским делам Верховного Суда УР от 1 февраля 2012 г. по делу N 33-292. Судом обоснованно взыскана с ответчика в пользу истца сумма займа

Кассационное определение СК по гражданским делам Верховного Суда УР
от 1 февраля 2012 г. по делу N 33-292

Судья Кожевникова Ю.А.

Председательствующего судьи Копотева И.Л.,

судей Дубовцева Д.Н., Нургалиева Э.В.,

при секретаре Утробине А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске Удмуртской Республики 1 февраля 2012 года гражданское дело по иску ФИО13 к ФИО14 о взыскании суммы долга по договору займа, судебных расходов

по кассационной жалобе ФИО14 на решение Можгинского районного суда Удмуртской Республики от 1 ноября 2011 года, которым постановлено:

«Исковые требования ФИО13 к ФИО14 о взыскании долга по договору займа удовлетворить.

Взыскать с ФИО14 в пользу ФИО13 задолженность по договору займа в размере 1000 рублей, госпошлину — рублей»

Заслушав доклад судьи Нургалиева Э.В., объяснения представителя истца ФИО20 — ФИО21 (доверенность от ДД.ММ.ГГГГ сроком на три года), возражавшего против доводов жалобы, просившего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

ФИО13 обратился в суд с иском к ФИО14 о взыскании суммы долга по договору займа, судебных расходов по оплате государственной пошлины.

Исковые требования мотивированы следующими обстоятельствами.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО14 получил от ФИО13 в долг денежные средства в размере рублей сроком на три месяца, то есть до ДД.ММ.ГГГГ. В установленный срок ответчик сумму займа не возвратил.

В связи с этим истец просит взыскать с ответчика сумму займа в размере руб., судебные расходы по оплате государственной пошлины.

Истец ФИО13 в суд не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, судом дело рассмотрено в его отсутствие в порядке статьи 167 ГПК РФ.

Представитель ФИО13 — ФИО21 на исковых требованиях настаивал, поддержал доводы, изложенные в исковом заявлении.

Ответчик ФИО14 исковые требования не признал, суду пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ года брал денежные средства в долг у ФИО30 сроком на три месяца, о чем написал расписку. ДД.ММ.ГГГГ. он исполнил свои обязательства перед займодавцем. В свою очередь, ФИО30 написал ему расписку о возврате займа. Денежные средства у ФИО13 он не брал, каким образом расписка оказалась у него, пояснить не может.

Представитель ответчика ФИО33 суду пояснил, что между сторонами договор займа в письменном виде не заключался. Из содержания расписки невозможно установить факт передачи денег истцом ответчику, направленность действий сторон на заключение договора займа, не согласованны иные существенные условия для договора займа. ДД.ММ.ГГГГ году ответчик брал заем на 3 месяца у ФИО30, и вернул денежные средства в полном объеме. При возврате денежных средств займодавец ФИО30 расписку не вернул, однако выдал расписку о возврате займа. Каким образом представленная расписка получена истцом от ФИО30 ответчику не известно. На основании чего истцом внесены изменения в расписку, непонятно. Данные изменения ответчиком не заверены. Статья 19 ГК РФ прямо запрещает приобретение прав и обязанностей под именем другого лица. Использование истцом имени другого лица в целях извлечения выгоды является противоправным.

В кассационной жалобе ФИО14 просит решение суда отменить, вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что оно принято с нарушением норм материального и процессуального права.

— Полагает, что представленная расписка не может служить подтверждением заключения договоров займа, так как из ее содержания невозможно установить ни факт передачи денег истцом ответчику, ни направленность действия сторон на заключение договоров займа, ни согласование иных существенных для займа условий.

— Истец не доказал, что денежные средства получены ответчиком от него. В расписке заимодавцем указано иное лицо — ФИО30, у которого ответчик брал деньги и вернул в полном объеме, что подтверждается распиской ФИО30. Судом дана неправильная оценка приобщенному доказательству надлежащего исполнения ФИО14 договора займа, вывод суда противоречит материалам дела и действующему законодательству РФ.

— Суд неправильно сослался в решении, что ФИО14 в суде пояснил, что денежные средства он брал у ФИО30, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, зарегистрированного в . Это утверждение недостоверно, так как в ходе рассмотрения дела ФИО14 заявил, что не обладает достаточной информацией о месте жительства, годе рождения и адресе регистрации ФИО30, а лишь предполагает о том, что ФИО30 зарегистрирован в . Выводы суда в этой части основаны на предположениях.

— Судом не выносилось определение о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица ФИО30. Договор займа между истцом и ответчиком никогда не заключался.

— Считает, что выводы суда противоречат имеющимся в деле доказательствам и установленным судом обстоятельствам поскольку суд в решении указывает действия заемщика в случае отсутствия подлинника расписки у займодавца в момент исполнения обязательств по возврату займа. ФИО14 в момент возврата денежных средств, действовал добросовестно и разумно.

— Утверждения представителя истца о технической ошибке в отчестве займодавца, не подтверждены доказательствами, исправления внесены самим истцом.

— Из объяснений представителя истца, поддержанных судом, складывается ситуация использования расписки от ДД.ММ.ГГГГ года как простого векселя. Однако расписка не является векселем и поэтому не порождает обязанности погасить его предъявителю.

— Суд не отнес к существенным условиям договора — стороны договора, что противоречит гражданскому законодательству.

Кассационная жалоба рассмотрена в отсутствие кассатора ФИО14 и истца ФИО13, которые надлежаще извещены о времени и месте судебного заседания. В удовлетворении ходатайства ФИО14 об отложении судебного заседания коллегией отказано, поскольку доказательств уважительности причин неявки в судебное заседание суда кассационной инстанции не представлено.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит поводов к отмене состоявшегося судебного постановления по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и правильно установлено судом ДД.ММ.ГГГГ между ФИО13 и ФИО14 заключен договор займа на сумму рублей.

Свои обязательства по возврату денежных средств ФИО14 не выполнил, что послужило поводом для обращения истца в суд с вышеуказанным иском.

В соответствии со статьей 807 ГК РФ, по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Согласно статьям 809 , 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором, а в случае нарушения сроков возврата займа — процентов за пользование чужими денежными средствами.

В соответствии со статьей 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В силу статей 309 , 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.

По смыслу ст. 408 ГК РФ нахождение долгового документа у заимодавца подтверждает неисполнение денежных обязательств со стороны заемщика.

Установив, что договор займа между сторонами заключен, недействительным не признан, свои обязательства по договору ФИО13 выполнил, передав ФИО14 обусловленную договором сумму, что подтверждается распиской заемщика, доказательств безденежности заключенного договора или выполнения обязательств по возврату суммы займа ФИО14 не представил, суд пришел к правильному выводу об удовлетворении заявленных требований о взыскании суммы долга с ответчика.

Доводы кассационной жалобы коллегия считает несостоятельными в связи со следующим.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег ( статья 807 ГК РФ).

В соответствии со статьей 808 ГК РФ 1. Договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы.

2. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Согласно пункту 1 статьи 812 Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

В силу пункта 2 данной нормы права, если договор займа должен быть совершен в письменной форме ( статья 808 ), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Пунктом 3 указанной правовой нормы установлено, что если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным.

Таким образом, договор займа, долженствующий быть заключенным в соответствии с пунктом 1 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации в письменной форме, может быть оспорен заемщиком по безденежности с использованием любых допустимых законом доказательств.

В то же время займ не может оспариваться по безденежности путем свидетельских показаний. Изъятие из этого правила установлено лишь для случаев, когда договор займа был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Спорный договор займа должен был быть заключен в письменной форме, факт передачи (получения) денежных средств подтверждается распиской ФИО14

Согласно расписке, ФИО14 взял у ФИО30 денежные средства в сумме рублей сроком на три месяца. Отчество заимодавца «ФИО61» исправлено на «ФИО62» и исправление заверено истцом.

Ответчик утверждает, что по данной расписке денежные средства он получил не от истца, а от ФИО30, которому денежные средства возвратил. При этом ответчик представил суду расписку ФИО30 от 01.04.2009г. составленную в о получении последним от ответчика денежных средств в сумме рублей в качестве возврата займа.

Суд проанализировал обе расписки, имеющиеся в материалах дела, проверил доводы ответчика о заключении им договора займа с ФИО30, проверил пояснения ответчика, что ФИО30 ДД.ММ.ГГГГ года рождения зарегистрирован в . Суд первой инстанции учел ответ адресно-справочной работы УФМС России по , что сведения об указанном лице отсутствуют. Суд учел, что в соответствии с п. 2 ст. 408 ГК РФ подлинник долговой расписки находится у истца без каких-либо надписей о возврате долга. Оценив указанные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ суд пришел к правильному выводу, что займодавцем являлся ФИО13, а описка в его отчестве не может служить основанием для освобождения заемщика от обязанности по возврату полученного займа и не свидетельствует о приобретении прав и обязанностей под именем другого лица. С выводами суда коллегия соглашается. Оснований для переоценки выводов суда не имеется.

Факт заключения договора займа между истцом и ответчиком установлен в суде первой инстанции.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, что расписка от ДД.ММ.ГГГГ. о получении ФИО30 денежных средств от ФИО14 в качестве возврата займа не является допустимым и достаточным доказательством того, что денежные средства ответчик получил от иного лица и исполнил свои обязательства, так как она не соответствует требованиям п. 2 ст. 408 ГК РФ.

Смотрите так же:  Бланки возврат налога на покупку квартиры

Согласно ч. 2 ст. 408 ГК РФ при отказе кредитора выдать расписку, вернуть долговой документ или отметить в расписке невозможность его возвращения должник вправе задержать исполнение. В этих случаях кредитор считается просрочившим.

Долговая расписка находится у истца, что подтверждает неисполнение условий займа ответчиком.

Не состоятелен довод кассатора о неправильном указании в решении суда, что ФИО14 в суде пояснил, что денежные средства он брал у ФИО30, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, зарегистрированного в . Указанную информацию о дате рождения и месте регистрации ФИО30 ФИО14 лично указал в судебном заседании 25.10.2011г.

Поскольку суд пришел к правомерному выводу, что в расписке имеется техническая ошибка в написании отчества заимодавца и в связи с тем, что ответчик не доказал в суде существование такого гражданина как ФИО30, то и оснований привлекать к участию в деле в качестве третьего лица ФИО30 у суда не имелось. В связи с этим доводы кассационной жалобы о непредставлении истцом доказательств технической ошибки в отчестве займодавца и необходимости привлечения ФИО30 к участию в деле подлежат отклонению.

Несостоятелен довод жалобы, что расписке суд придал значение простого векселя. Долговая расписка подтверждает заключение договора займа, что и указал суд первой инстанции в решении.

Поскольку суд установил, что сторонами договора займа является истец и ответчик, то подлежат отклонению доводы кассатора, что суд не отнес стороны договора к существенным условиям договора займа.

В этой связи кассационная инстанция считает, что выводы об обоснованности заявленных ФИО13 требований соответствуют имеющимся в деле на этот счет доказательствам.

Представив суду вышеуказанный документ, который является прямым подтверждением займа, ФИО13., по мнению коллегии, доказал факт заключения договора, то есть, передачи суммы займа на определенных условиях.

Факт передачи денежных средств истцом ответчику подтвержден распиской. Материалами дела установлен факт добровольного написания расписки ФИО14

Расписка вышеприведенного содержания, содержащая все существенные условия договора займа и подтверждающая факт получения денежных средств ФИО14 взаймы, является необходимым и достаточным доказательством заключения договора займа.

При таких обстоятельствах ФИО14 в силу положений статьи 812 ГК РФ возражать против этого может только оспаривая состоявшийся договор по его безденежности, доказывая письменными доказательствами, что деньги им фактически не получены.

Таких обстоятельств, как видно из материалов дела, судом установлено не было.

В связи с этим, доводы кассационной жалобы в части безденежности договора не могут являться основаниями к отмене судебного решения, поскольку не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию ФИО14., выраженную им в суде первой инстанции, исследованную судом и обоснованно отвергнутую.

Материалы дела указывают на то, что в судебное заседание ФИО13 представил оригинал спорной расписки.

Оригинал спорной расписки находился у кредитора, им представлен суду, что в силу статьи 408 ГК РФ свидетельствует о неисполнении обязательства должником.

Из содержания расписки следует, что ФИО14 взял денежные средства ДД.ММ.ГГГГ сроком на три месяца.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Толкование условий договора позволяет прийти к выводу, что стороны установили срок возврата заемных денежных средств — ДД.ММ.ГГГГ

Свои обязательства ФИО14 не исполнил. Поэтому суд обоснованно удовлетворил требования истца, не усмотрев оснований для освобождения ФИО14 от взятых на себя обязательств.

Решение суда является законным и обоснованным.

Оснований для его отмены или изменения, предусмотренных статьей 362 ГПК РФ, не имеется.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

Решение Можгинского районного суда УР от 1 ноября 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Сомовой Е.Б.,

судей Шаламовой И.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 июля 2008 г. гражданское дело

по иску З. к И. о взыскании долга по договору займа, взыскании процентов за пользование заемными денежными средствами

по кассационной жалобе ответчика на решение Камышловского городского суда Свердловской области от 14 мая 2008 г.

Заслушав доклад судьи Родионовой Т.О., объяснения И. и его представителя Гуганова О.А., судебная коллегия

З. обратился в суд с иском к И. о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование заемными денежными средствами. В обоснование иска указал, что в августе 2002 г. передал И. в долг денежные средства в сумме 100 000 руб., окончательный момент возврата суммы займа оговорен не был, указывалось, что деньги будут возвращены по первому требованию. Условием договора предусмотрена оплата ответчиком 5% ежемесячно от суммы займа, не позднее 5 числа месяца, следующего за расчетным. Ответчик оплачивал проценты за пользование суммой займа, последний платеж 5000 руб. произвел 06 декабря 2005 г. 15 февраля 2003 г. в доме истца был пожар, что подтверждается справкой Госпожарнадзора от 25 февраля 2003 г. N 3/112, при этом сгорели все документы, в том числе долговая расписка И. Узнав об этом, И. перестал выплачивать проценты, заявил, что при отсутствии доказательств не будет возвращать и сумму основного долга. Истец неоднократно (02 мая, 14 мая, 02 июля 2007 г.) обращался к ответчику по телефону, что подтверждается распечаткой исходящих соединений с его сотового телефона, ответчик обещал начать выплачивать долг, однако не сделал этого до настоящего времени. В адрес ответчика 15 октября 2007 г. заказным письмом с уведомлением была направлена претензия, в которой ему предлагалось возвратить деньги в сумме 100 000 руб., проценты за пользование заемными денежными средствами 115 000 руб. по 5% от суммы долга ежемесячно, начиная с января 2006 г. по октябрь 2007 г. Претензию И. получил 26 октября 2007 г., ответа на нее не дал, деньги не вернул. Факт заключения договора займа и получения ответчиком у истца денежных средств могут подтвердить свидетели. На основании ст. ст. 807, 809, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации просил взыскать с И. 100 000 руб. — сумму основного долга, 115 000 руб. — проценты по договору займа.

В письменном возражении на иск И. указал, что летом 2004 г. брал у З. в долг 20 000 руб., после этого ежемесячно выплачивал З. денежные средства по 2000 руб., в течение 10 месяцев долг погасил. В настоящее время он ничего З. не должен. Расписку З. о возврате денег он не сохранил, так как прошло около 3 лет и никаких претензий З. к нему не предъявлял до 15 октября 2007 г. В иске просил отказать.

В судебном заседании 13 мая 2008 г. З. на иске настаивал, заявил ходатайство о приобщении в качестве доказательств по делу аудиозаписей разговоров его и И. о том, когда И. вернет деньги. Ходатайство судом удовлетворено.

В судебном заседании ответчик И. и его представитель Гуганов А.А. иск не признали. И. отрицал факт займа 100 000 руб. под 5% ежемесячно в 2002 г., пояснил, что брал у истца 20 000 руб. примерно в 2003 г., выдавал расписку на эту сумму, просил ее вернуть, но она сгорела.

Решением Камышловского городского суда Свердловской области от 14 мая 2008 г. исковые требования З. удовлетворены, суд решил:

взыскать с И. в пользу З. долг по договору займа в размере 100 000 руб., проценты по данному договору 110 000 руб. и расходы по уплате госпошлины в размере 3 663 руб.

Всего взыскать 213 663 руб.

В кассационной жалобе И. просит решение суда отменить, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права. В иске просит отказать ввиду недоказанности факта заключения договора займа и его условий, указывает, что брал в долг 20 000 руб., заем был беспроцентный, долг он выплатил.

В возражении на кассационную жалобу З. просит решение суда оставить без изменения, указывает, что И. признал условие о процентах в своем отзыве и в телефонном разговоре, аудиозапись которого сделана истцом на телефон, переписана на магнитофон и представлена им в суд. Имелось это условие и в письменном договоре, который вместе с другими документами сгорел. Денежные средства он давал в два приема: в 1999 г. и в 2002 г. Свидетели подтвердили, что И. платил проценты, приезжал к нему домой каждый месяц.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с неправильным применением судом норм материального и процессуального права.

Судом сделан вывод о доказанности передачи истцом в долг ответчику суммы долга на условиях, указанных истцом. Данный вывод, как следует из материалов дела, основан на объяснениях истца, представленной истцом аудиозаписи телефонных разговоров истца с ответчиком, показаниях свидетелей.

Такой вывод сделан без учета норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 808 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Из материалов дела видно, что истцом не представлено суду в подтверждение договора займа и его условий расписки или иного документа, свидетельствующего, что З. в августе 2002 г. передал в долг И. 100 000 руб. под 5% ежемесячно, а И. обязался возвратить их З. по его первому требованию, а также обязался ежемесячно уплачивать 5% от суммы займа.

Согласно ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение простой письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Истцом в подтверждение заявленных исковых требований представлена суду аудиокассета с записью разговора с ответчиком.

В соответствии со ст. 77 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе, обязано указать, когда, кем и на каких условиях осуществлялись записи. Суд первой инстанции эти обстоятельства не установил, притом что в исковом заявлении истец на наличие такой аудиозаписи не ссылался.

В возражении на кассационную жалобу истец указал, что лично, у себя дома произвел записи разговоров с сотового телефона, затем переписал на кассету магнитофона. Однако даты разговоров не указал, распечатки содержания телефонных разговоров не представил, в материалах дела их не имеется. На л. д. 9 — 11 содержится информация оператора связи об исходящих соединениях абонента с сотового телефона истца, в которой отмечено три исходящих вызова на телефон ответчика (02 мая 2007 г. продолжительностью 47 секунд, 14 мая 2007 г. продолжительностью 73 секунды, 02 июля 2007 г. продолжительностью 11 секунд). В решении суда приводится содержание четырех телефонных разговоров, когда они состоялись, неизвестно.

В решении указано, что из аудиозаписей следует, что ответчик не отрицает наличие долга перед истцом, во всех заслушанных записях имеются данные о наличии долга ответчика перед истцом в размере 175 000 руб. и 180 000 руб.

Суд кассационной инстанции, оценив имеющиеся в деле доказательства, в том числе аудиозапись телефонных разговоров, находит вывод суда необоснованным.

В аудиозаписи не содержится информации о том, что в августе 2002 г. И. взял у З. деньги в сумме 100 000 руб. с условием уплаты 5% ежемесячно от суммы займа и обязался возвратить их по первому требованию, а также ежемесячно уплачивать проценты, то есть не подтверждаются ни сам факт заключения договора займа между истцом и ответчиком в августе 2002 г., ни условия договора займа, о которых указал истец в своем исковом заявлении, ни период просрочки уплаты процентов. Доводы истца о том, что выданная заемщиком И. расписка сгорела, не могут служить основанием для удовлетворения иска. Кроме того, в справке о пожаре от 25 февраля 2003 г. в числе сгоревших документов долговая расписка не упоминается.

Договор займа в силу ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации является реальным договором, считается заключенным с момента передачи денежных средств. Никаких допустимых доказательств этим обстоятельствам в деле не имеется.

Показания свидетелей не могли быть приняты судом в силу ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как истец не представил доказательств соблюдения письменной формы договора займа, его доводы о выдаче ответчиком долговой расписки ничем не подтверждены, а ответчиком оспаривались обстоятельства, указанные истцом. И. не отрицал выдачу долговой расписки на 20 000 руб., но не в августе 2002 г., а в 2003 — 2004 г. г., то есть по иным заемным обязательствам, по которым З. исковые требования не заявлялись. В кассационной жалобе истец ссылается уже не на выдачу ответчиком расписки, а на письменный договор займа, доказательства наличия которого также отсутствуют. Кроме того, свидетели не являлись очевидцами передачи денежных средств от истца к ответчику в 2002 г. и с условиями займа не знакомы.

С учетом изложенного обжалуемое решение суда подлежит отмене.

Поскольку все юридически значимые обстоятельства по делу установлены, других доказательств у сторон не имеется, судебная коллегия принимает по делу новое решение об отказе в иске.

Руководствуясь ст. 361, п. 4 ч. 1 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Камышловского городского суда Свердловской области от 14 мая 2008 г. отменить. Принять по делу новое решение. В удовлетворении исковых требований З. к И. о взыскании суммы долга по договору займа и процентов за пользование заемными денежными средствами отказать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *