Ст 170 гк рф договор дарения

Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 09 июля 2015 г. по делу N 33-10407/2015 (ключевые темы: договор дарения — дарение — переход права собственности — мнимая сделка — регистрация права собственности)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 09 июля 2015 г. по делу N 33-10407/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

Мирошниковой Е.Н., Овчинниковой Л.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу М.З.В. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 25 февраля 2015г. по иску М.З.В. к М.В.В., М.Е.В. о признании договоров дарения недействительными, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Осининой Н.А., объяснения представителя М.З.В.- Кривошеева С.С., поддержавшего доводы жалобы, М.Е.В., действующего в своих интересах и как представителя М.В.В., полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

М.З.В. обратилась в суд с исковым заявлением к М.Е.В., М.В.В. и после изменения требований в порядке ст.39 ГПК РФ просила применить последствия ничтожной сделки: признать недействительным договор дарения квартиры «адрес» от «дата» заключенный между истцом и М.В.В., признать недействительным договор дарения, заключенный между М.В.В. и М.Е.В., признать недействительной государственную регистрацию права собственности М.В.В., государственную регистрацию права собственности М.Е.В., признать недействительным право собственности М.Е.В. на указанную квартиру, признать за истцом право собственности на указанную квартиру.

В обоснование исковых требований истец указала, что «дата». между ней и ответчиком М.В.В. был заключен договор дарения, согласно которому истец подарила ответчику квартиру, расположенную по адресу: «адрес», а ответчик принял квартиру в дар. Однако, заключая договор дарения, стороны не имели намерения создать соответствующие правовые последствия. До совершения договора дарения между М.З.В. и М.В.В. была достигнута доверенность о том, что фактически квартира отчуждаться не будет, сделка совершается формально с целью сохранения квартиры от незаконных действий сына М.З.В., в дальнейшем истец будет проживать в квартире. В соответствии с достигнутыми условиями М.В.В. не должен был совершать какие-либо действия по отчуждению квартиры. Для обеспечения сделки сторонами была составлена и подписана расписка на сумму » . » рублей. Согласно указанной расписке ответчик М.В.В. должен был выплатить истцу в срок до «дата» денежные средства в указанной сумме. В силу своей юридической неграмотности истец поверила своему брату, однако через некоторое время узнала, что право собственности на спорную квартиру перешло к его сыну М.Е.В. на основании договора дарения. Истец указывала, что М.В.В. отказывается от возложенных на него обязанностей по содержанию жилого помещения, оплате налога на недвижимость, заключение договора дарения с М.В.В. не соответствовало действительной воле истца, истец является единственным пользователем квартиры.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 25 февраля 2015г. М.З.В. в удовлетворении исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе М.З.В. просит отменить решение суда, полагая его незаконным и необоснованным.

Выслушав объяснения ответчика, обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Согласно п.1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В силу статьи 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации ( ст. 551 ГК РФ).

Из материалов дела следует, что спорным является жилое помещение, расположенное по адресу: Санкт-Петербург, «адрес». Собственником указанной квартиры на основании договора купли-продажи от «дата» являлась М.З.В. ( л.д. 45-47).

«дата» между М.З.В. и М.В.В. в простой письменной форме заключен договор дарения указанной квартиры ( л.д. 5-6).

Право собственности М.В.В. на спорную квартиру на основании договора дарения от «дата» зарегистрировано в установленном законом порядке «дата» ( л.д. 7).

«дата» между М.Е.В. и М.В.В. был заключен аналогичный договор дарения спорной квартиры (л.д.30-31).

Отказывая в удовлетворении требований истца о признании договора дарения от «дата» мнимой сделкой, суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам ст. 67 ГПК РФ представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, пришел к обоснованному выводу о том, что при заключении «дата» договора дарения на спорную квартиру волеизъявление сторон было направлено на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей в отношении недвижимого имущества в виде перехода права собственности от М.З.В. к М.В.В., в связи с чем суд правомерно не усмотрел оснований для удовлетворения требований истца о признании недействительным договора дарения, заключенного между М.В.В. и М.Е.В., признании недействительной государственной регистрации права собственности М.В.В., государственной регистрации права собственности М.Е.В., признании недействительным права собственности М.Е.В. на указанную квартиру, признании за истцом права собственности на указанную квартиру.

Судебная коллегия с данными выводами суда первой инстанции соглашается и не усматривает оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы истца, оспаривающей выводы суда и ссылающейся на сохранение фактического владения спорной квартиры и проживание в жилом помещении.

Исходя из смысла нормы п. 1 ст. 170 ГК РФ, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Таким образом, мнимость сделки устанавливается в результате правового анализа действий сторон, их воли и наступившего правового результата.

Обращаясь с иском о признании сделки мнимой по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 170 ГК РФ, истец должен доказать, что при ее совершении стороны не только не намеревались ее исполнять, но и то, что оспариваемая сделка действительно была не исполнена, не породила правовых последствий.

Согласно п. 3 ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Договор дарения от «дата» и переход права собственности к М.В.В. зарегистрированы Управлением Росреестра по Санкт-Петербургу.

Судом установлено, что для представления документов для государственной регистрации договора и прекращения права собственности в отношении спорной квартиры истец выдала нотариально удостоверенную доверенность, договор дарения совершен в надлежащей форме, содержит все существенные условия, предусмотренные статьей 572 Гражданского кодекса Российской Федерации, выражает волю дарителя на дарение конкретного недвижимого имущества, и согласие одариваемого на принятие дара. Впоследствии на основании правоустанавливающих документов в отношении спорной квартиры М.В.В. распорядился принадлежащим ему правом собственности в отношении спорной квартирой, заключил с М.Е.В. договор дарения.

Факт проживания истца после совершения дарения в спорной квартире и несение ею расходов по оплате коммунальных услуг, при наличии государственной регистрации договора дарения от «дата» не свидетельствует об отсутствии воли истца на распоряжение принадлежащим ей недвижимым имуществом по вышеуказанному договору, а также о непринятии дара ответчиком М.В.В., поскольку после заключения договора дарения М.В.В. и М.З.В. обращались в Управление Росреестра с заявлениями о государственной регистрации договора дарения, а также перехода права собственности, что свидетельствует о передаче квартиры истцом и принятии дара ответчиком.

Проживание истца в спорной квартире свидетельствует лишь о том, что новый собственник квартиры не препятствовал и не препятствует истцу в пользовании квартирой.

По указанным основаниям судебной коллегией отклоняются доводы жалобы о мнимости оспариваемой сделки дарения.

Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 25 февраля 2015г. оставить без изменения, апелляционную жалобу М.З.В. — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 170 ГК РФ. Недействительность мнимой и притворной сделок

Новая редакция Ст. 170 ГК РФ

Комментарий к Ст. 170 ГК РФ

1. Мнимые и притворные сделки ничтожны по пороку содержания — лица, их совершающие, не желают наступления юридических последствий совершаемых сделок.

Мнимая (иное название — фиктивная) сделка создает лишь видимость, внешние признаки (классический пример: дарение имущества с целью вывести из-под конфискации без фактической передачи его одаряемому).

2. Притворная сделка прикрывает другую. Если в мнимых сделках вообще нет юридических последствий, то в притворных гражданские права и обязанности возникают не по сделке, которую обнародуют, а по иной сделке, скрытой от третьих лиц и организаций. Например, безвозмездное пользование имуществом прикрывают договором аренды. Прикрывающая, притворная сделка ничтожна, правовые последствия квалифицируются по фактически совершенным действиям.

Договор, реально исполненный сторонами в полном объеме, не может быть признан притворной или мнимой сделкой (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.11.2005 N 2521/05).

Другой комментарий к Ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Мнимая и притворная сделки весьма сходны по основаниям их недействительности: в обоих случаях имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон. Статья 170 определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а притворную сделку — как сделку, совершенную с целью прикрыть другую сделку. Поскольку как в случае мнимой, так и в случае притворной сделок целью сторон обычно является достижение определенных правовых последствий, возникает вопрос о правильном разграничении этих видов сделок.

2. В случае совершения мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки и целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или, что более часто встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества).

Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке (п. 2 ст. 167, ст. 1107 ГК РФ). Наличие при совершении мнимой сделки цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст. 169 ГК, с соответствующими последствиями.

3. В случае совершения притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон (например, заключение договора купли-продажи недвижимого имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество).

Ничтожность притворной сделки не вызывает правовых последствий, предусмотренных п. 2 ст. 167 ГК. В соответствии с п. 2 ст. 170 к сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила. Совершение прикрываемой сделки имеет, как правило, незаконную цель, что, однако, не означает ее обязательной недействительности. Так, безвозмездная передача денежных средств между юридическими лицами может в целях уклонения от уплаты налогов быть прикрыта договором о совместной деятельности. В этом случае договор о совместной деятельности является ничтожной сделкой в соответствии с п. 2 ст. 170 (притворная сделка), а сделка по безвозмездной передаче денежных средств может оказаться действительной, что не исключает применения административно-правовых последствий, предусмотренных налоговым законодательством (взыскание налога, наложение штрафа и т.п.).

Смотрите так же:  Дети войны пенсия москва

В качестве другого примера можно привести договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок менее одного года, которым стороны прикрывают договор аренды этого же объекта, но заключенный на срок более одного года, желая избежать установленной в п. 2 ст. 651 ГК обязательной государственной регистрации прикрываемого договора. В этом случае договор аренды на срок менее одного года будет признан ничтожным как притворная сделка, а прикрываемый договор аренды на срок более одного года будет признан незаключенным, так как такой договор считается заключенным с момента его государственной регистрации (п. 2 ст. 651 ГК РФ).

1. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

1. Мнимая сделка характеризуется тем, что ее стороны (или сторона) не преследуют целей создания соответствующих сделке правовых последствий, т.е. совершают ее лишь для вида. В этом проявляется ее дефект — отсутствие направленности сделки на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Пожалуй, наиболее распространена на практике мнимая сделка об отчуждении имущества лицом, являющимся должником по исполнительному производству. Якобы совершая отчуждение имущества, должник продолжает им владеть и пользоваться, в то время как формально перестает быть собственником имущества, на которое могло быть обращено взыскание.

К сожалению, нередко используется в качестве мнимой сделки договор доверительного управления имуществом. В силу п. 2 ст. 1018 ГК РФ обращение взыскания по долгам учредителя управления на имущество, переданное им в доверительное управление, не допускается, за исключением случая несостоятельности (банкротства) этого лица. С целью создания иммунитета от обращения взыскания на имущество организация-должник заключает с организацией-управляющим договор доверительного управления, оформляет передаточный акт, не преследуя на самом деле такой цели, как обращение к услугам доверительного управляющего.

Существуют и другие примеры мнимых сделок. Между заказчиком и подрядчиком заключен договор строительного подряда на выполнение работ по ремонту кровли здания. Во исполнение условий договора истец перечислил ответчику авансовый платеж. Узнав, что предусмотренные договором работы выполнены не были, а также считая названный договор ничтожным, заказчик обратился в суд с иском о взыскании неосновательно полученных денежных средств в размере авансового платежа, перечисленного по недействительному договору.

При рассмотрении спора суды установили, что предусмотренные договором работы ответчиком выполнены не были. Более того, эти работы не могли выполняться ответчиком, так как он не занимается таким видом предпринимательской деятельности. Суды пришли к выводу, что договор заключался без намерения создать соответствующие ему правовые последствия, в связи с чем обоснованно признали его недействительным (п. 1 ст. 170 ГК). При указанных обстоятельствах перечисленные истцом ответчику денежные средства являются неосновательным обогащением последнего .

———————————
Определение ВАС РФ от 21 июля 2008 г. N 8791/08 по делу N А73-9137/2007-73.

Комментируемая статья не устанавливает специальных последствий недействительности мнимой сделки. Подлежит применению общее правило п. 2 ст. 167 ГК РФ.

2. В случае заключения притворной сделки действительная воля стороны не соответствует ее волеизъявлению. Поэтому последствием недействительности притворной сделки является применение правил о сделке, которую стороны имели в виду, т.е. применение действительной воли сторон. Как пишет Ф.С. Хейфец, «стороны прибегают к притворным сделкам нередко для того, чтобы получить правовой эффект, который достигали бы и прикрытой сделкой, если бы ее можно было совершить открыто» . Поэтому неверно было бы заявлять требование о реституции со ссылкой на п. 2 ст. 170 ГК РФ.

В одном из случаев был установлен притворный характер договора дарения акций, заключенного участником общества с третьим лицом, фактически акции были отчуждены на возмездной основе. В данной связи Высший Арбитражный Суд РФ отметил, что следствием этого является не недействительность договора купли-продажи ценных бумаг, а возникновение у лица, чье преимущественное право на приобретение акций нарушено, права требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя, поскольку к притворной сделке с учетом ее существа применяются правила, регулирующие соответствующий договор .

———————————
Определение ВАС РФ от 6 июня 2007 г. N 6239/07 по делу N А32-41630/2005-15/901.

3. Притворные сделки распространены в практике так же, как и мнимые. И те, и другие зачастую преследуют цели обхода каких-либо препятствий или неблагоприятных для сторон (одной из сторон) последствий применения закона. Так, А.П. Сергеев полагает, что «чаще всего притворные сделки совершаются с противоправными целями, то есть для того, чтобы обойти установленные законом запреты и ограничения, ущемить права и охраняемые законом интересы других лиц, получить необоснованные преимущества и т.п.» . По этой причине, как уже отмечалось, довольно сложно отграничить притворные сделки от сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка или нравственности.

———————————
Сергеев А.П. Некоторые вопросы недействительности сделок. Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Вып. 11. Ярославль, 2004. С. 24.

Гражданка М. заключила с ЗАО договор о предоставлении поручительства, по которому ЗАО обязалось выступить ее поручителем по кредитному договору с банком, а она обязалась передать в собственность принадлежащую ей квартиру с целью ее реализации в случае невыполнения условий кредитного договора. Для обеспечения поручительства в тот же день был оформлен договор купли-продажи квартиры.

Позже между М. и банком был заключен кредитный договор, по условиям которого исполнение обязательств заемщика обеспечивается поручительством ЗАО. В этот же день банк и ЗАО заключили договор поручительства, по которому поручитель принял на себя обязательства отвечать за исполнение М. условий кредитного договора в полном объеме.

В связи с тем что квартира за долги ЗАО была продана с торгов третьему лицу, гражданка М. заявила иск, указав, что сделка является притворной, так как она имела намерение заключить не договор купли-продажи, а договор залога в целях обеспечения возврата предоставленного ей банком кредита, деньги за квартиру не получала, квартиру ответчику не передавала, проживает в ней с несовершеннолетней дочерью.

М. обязательства по кредитному договору выполнила полностью и вновь заключила кредитный договор с тем же банком. Однако повторно договор о предоставлении поручительства между истицей и ЗАО не заключался.

При этом судом было установлено, что указанная в договоре купли-продажи цена договора в оплату за квартиру истице не передавалась, истица продолжала проживать в указанной квартире, неся бремя ее содержания и все расходы за коммунальные услуги. Суд учел и факт возбуждения уголовного дела в отношении генерального директора ЗАО по заявлениям граждан о совершении указанным лицом в отношении их мошенничества, выразившегося в завладении их жилыми помещениями при аналогичных обстоятельствах. По данному делу истица также признана потерпевшей.

По мнению Верховного Суда РФ все установленные судом обстоятельства свидетельствовали о притворности сделки, которая в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ должна была быть признана судом ничтожной . Следует, однако, заметить, что далее Верховный Суд не указал на необходимость применения правил о той сделке, которую стороны имели в виду.

———————————
Определение ВС РФ от 18 декабря 2007 г. N 5-В07-166.

4. Встречаются также притворные сделки, в которых действительные отношения между одними субъектами прикрываются отношениями других субъектов. Так, например, физическое лицо фактически приобретает недвижимость, вступая в преддоговорные отношения с продавцом от своего имени и производя оплату приобретения за счет своих средств. Однако в момент совершения сделки текст договора купли-продажи со стороны покупателя подписывает другое лицо (близкий родственник), которое в дальнейшем регистрируется в ЕГРП в качестве собственника недвижимости. Между тем лицо, подписавшее договор, не вступает в дальнейшем во владение недвижимостью. Его участие в совершении сделки могло быть вызвано различными причинами, например такими, как необходимость предотвратить обращение взыскания на приобретаемое имущество по долгам истинного покупателя или нежелание такого покупателя включать приобретаемую недвижимость в состав общей совместной собственности супругов (ст. 34 СК), о чем известно и продавцу. В такого рода случаях при доказанности обстоятельств совершения сделки могут быть найдены основания считать подписанный договор купли-продажи сделкой, прикрывающей договор купли-продажи, заключенный с другим покупателем.

5. Для установления истинной воли сторон в притворной сделке, т.е. для определения той сделки, которая была прикрыта, имеет значение выяснение фактических отношений между сторонами, а также намерений каждой стороны.

ЗАО (заимодавец) и ООО (заемщик) заключили два беспроцентных договора займа, срок возврата заемных средств по которым сторонами не был определен. Заимодавец обратился в суд с иском о признании заключения договоров простого товарищества (договоров о совместной деятельности), ссылаясь на притворный характер договоров займа.

Рассматривая возможность применения ст. 170 ГК РФ, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно: «Стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка». Кроме того, отношения, фактически сложившиеся между истцом и ответчиком, не содержали признаков договора простого товарищества, предусмотренных положениями гл. 55 ГК РФ. Реальные обстоятельства заключения и исполнения договоров займа, их содержание свидетельствовали о волеизъявлении сторон на заключение именно сделок по предоставлению денежных средств в виде займа; цели объединения совместных усилий и вкладов для достижения материального результата, ставшего общей долевой собственностью, сторонами не предусматривались, и обратного не было доказано .

———————————
Определение ВАС РФ от 25 сентября 2007 г. N 11697/07 по делу N А43-29620/06-19-110.

Статья 170. Недействительность мнимой и притворной сделок

Комментарий к ст. 170 ГК РФ

1. В российском законодательстве мнимые и притворные сделки традиционно выделяются в качестве особой разновидности недействительных сделок. При этом подход законодателя к их сущности остается неизменным уже на протяжении многих лет (ср. ст. 170 со ст. ст. 34 — 35 ГК 1922 г. и ст. 53 ГК 1964 г.).

Признание мнимой и притворной сделок ничтожными основывается на том, что у таких сделок отсутствует основание, поскольку стороны вовсе не стремятся к достижению того правового результата, который должен возникнуть из данной сделки. Совершая мнимую или притворную сделку, стороны хотят лишь создать видимость возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, которые вытекают из этой сделки. Таким образом, мнимая и притворная сделки не отвечают признакам гражданско-правовой сделки (ст. 153 ГК).

Этим своим качеством мнимые и притворные сделки ничем не отличаются друг от друга. Однако если мнимые сделки заключаются лишь для того, чтобы создать у третьих лиц ложное представление о намерениях участников сделки, то притворные сделки совершаются не просто для вида, а для прикрытия другой сделки, которую стороны намерены в действительности совершить. Поэтому в притворной сделке принято различать две сделки: а) собственно притворную сделку, совершаемую для вида (прикрывающая сделка); б) сделку, в действительности совершаемую сторонами (прикрываемая сделка). При этом первая сделка, как не имеющая основания, всегда недействительна (ничтожна), а действительность второй сделки оценивается с позиций применимых к ней правил закона.

2. Мнимые и притворные сделки относятся к сделкам с пороками воли, поскольку волеизъявление сторон, облеченное в надлежащую форму, расходится с их внутренней волей. Как известно, сделки с пороками воли являются в основном оспоримыми. Мнимые и притворные сделки законодатель объявляет ничтожными, т.е. сделками, недействительность которых не нуждается в подтверждении ее судом. Между тем несовпадение выраженного сторонами в сделке волеизъявления с их истинной волей является далеко не очевидным фактом, который нуждается в убедительных доказательствах.

Поскольку чаще всего с помощью мнимых и притворных сделок участники гражданского оборота пытаются достигнуть незаконные цели, в частности обойти установленные правом запреты или ограничения, основное назначение правил ГК о мнимых и притворных сделках состоит в установлении известного заслона подобным действиям.

3. Наибольшие сложности возникают при доказывании ничтожности притворных сделок. Признаки, по которым можно сделать вывод о притворности заключенной между сторонами сделки, едва ли поддаются исчерпывающему обобщенному выражению. Тем не менее, опираясь на доктрину и судебную практику, можно выделить следующие характерные черты притворных сделок:

Смотрите так же:  Обязательна ли страховка жизни при страховании автомобиля

а) любая притворная сделка характеризуется прежде всего тем, что стороны стремятся замаскировать путем ее совершения свои подлинные намерения, т.е. прикрыть ту сделку, которую они в действительности имеют в виду. Напротив, если стороны четко и недвусмысленно заявляют о своих подлинных намерениях в той сделке (сделках), которую они совершают, то отпадают какие бы то ни было основания для квалификации этой сделки как притворной, поскольку она ничего не прикрывает. Другое дело, что во исполнение совершенной сделки теми же сторонами или с подключением других сторон может заключаться какая-либо иная сделка или даже ряд сделок, исполнение которой (которых) может находиться в зависимости от исполнения первой сделки. Это обстоятельство само по себе не дает никаких оснований ставить под сомнение действительность заключенных сделок, если они не противоречат действующему законодательству;

б) поскольку притворная (прикрывающая) сделка совершается лишь для вида, одним из внешних показателей ее притворности служит несовершение сторонами тех действий, которые предусматриваются данной сделкой. Напротив, если стороны выполнили вытекающие из сделки права и обязанности, то признать такую сделку притворной нельзя, даже если первоначально они не имели намерения ее исполнять;

в) как уже отмечалось, чаще всего притворные сделки совершаются с противоправными целями, т.е. для того, чтобы обойти установленные законом запреты и ограничения, ущемить права и охраняемые законом интересы других лиц, получить необоснованные преимущества и т.п. По этому если тот правовой результат, к которому в действительности стремились стороны, не содержит в себе ничего противозаконного, это, как правило, говорит в пользу того, что сделка не является притворной.

Впрочем, данный признак не следует абсолютизировать, поскольку иногда на практике прикрываются вполне законные сделки, которые по каким-то причинам стороны желают скрыть от окружающих. Однако это встречается относительно редко по сравнению с прикрытием противозаконных операций;

г) для притворных сделок характерно, как правило, совпадение сторон в прикрывающей и прикрываемой сделках. Это объясняется тем, что стороны все же стремятся к достижению определенного правового результата именно во взаимоотношениях друг с другом.

Однако это тоже не обязательный признак притворной сделки. Он присутствует обычно тогда, когда в сделках задействованы лишь две стороны, а сами прикрывающая и прикрываемая сделки представляют собой «одноходовые» операции. Самым простым примером в этом отношении является прикрытие притворным договором дарения договора купли-продажи, который в действительности совершается между теми же сторонами.

На практике встречаются ситуации, когда ради прикрытия той сделки, которую стороны в действительности хотят совершить, ими совершается для вида цепочка взаимосвязанных сделок, в том числе и с участием третьих лиц. Однако и в этом случае, когда притворной (прикрывающей) оказывается целая цепочка взаимосвязанных сделок, необходимо совпадение, говоря условно, начальной и конечной сторон сделок;

д) следует учитывать, что некоторые сделки, в частности сделки посреднического характера, в силу самой их природы приводят к несовпадению внешних и внутренних отношений сторон и, соответственно, порождают видимость притворных сделок. Например, это имеет место в случае приобретения имущества у третьего лица, но не напрямую, а через комиссионера.

4. Доказывать притворный характер сделки можно с использованием всех допускаемых процессуальным законодательством доказательств. В частности, применительно к прикрываемой сделке Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР разъяснила, что «притворные сделки могут подтверждаться всеми доступными средствами доказывания, в том числе свидетельскими показаниями. Каких-либо исключений по этому вопросу гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено» (Бюллетень ВС. 1991. N 11).

На практике вопрос о притворности сделки решается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств, опираясь на приведенные выше положения. Если заинтересованному лицу доказать притворность сделки не удастся, следует исходить из презумпции того, что выраженное сторонами волеизъявление правильно отражает их внутреннюю волю, а значит, прийти к выводу о действительности той сделки, которая совершена сторонами.

Судебная практика по статье 170 ГК РФ

Отказывая в удовлетворении первоначальных требований и удовлетворяя встречный иск, апелляционный суд, руководствуясь положениями статей 166, 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями изложенными в пункте 86 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и правовой позицией, отраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 7204/12, исходил из мнимости договора аренды, при заключении которого стороны не имели намерения создать правовые последствия в виде возмездной передачи транспортных средств в пользование.

Повторно разрешая спор, суд апелляционной инстанции, оценив представленные доказательства по правилам статей 65, 71 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статей 10, 167, 168 и 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснений, изложенных в пунктах 1 и 86 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», а также статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», исходил из того, что все оспариваемые сделки являлись мнимыми, заключенными банком с Червонных А.В. лишь для вида, действительная цель которых состояла в переводе неликвидной дебиторской задолженности на иное лицо, что позволяло сформировать резервы в Банке России в заниженном размере, и в итоге вводило участников гражданского оборота и регулятор в заблуждение относительно действительного финансового состояния кредитной организации.

закрытое акционерное общество «Новации и бизнес в энергетике» (далее — заявитель) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к закрытому акционерному обществу «Энергостроительная компания» (далее — компания) о признании недействительными на основании статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации разовых сделок купли-продажи, оформленных товарными накладными от 05.06.2014 N N 1, 4.

Разрешая заявленные требования, суды руководствовались положениями статей 153, 166, 170, 421, 424 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что сделка по договору купли-продажи совершалась истцом осознанно на тех условиях, что обозначены в договоре, в связи с чем, пришли к выводу, что данная сделка не может классифицироваться как притворная, т.к. цели, которых хотели достигнуть стороны при совершении сделки, были направлены именно на отчуждение доли истцом Помукчинским В.В. ответчице Бурма О.В., действия сторон привели к желаемому результату и породили желаемые правовые последствия: переход доли к Бурма О.В.

Согласно пункту 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Отказывая в удовлетворении встречных требований о признании форвардных сделок недействительными, суды руководствовались положениями статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришли к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемых сделок притворными и мнимыми. При этом судами отклонены ссылки компании на судебные акты по налоговому спору по делу N А40-164864/2014 (о признании незаконным решения налогового органа о доначислении банку налогов по результатам выездной налоговой проверки, в котором компания участия не принимала) как не устанавливающие преюдициальных обстоятельств для настоящего гражданско-правового спора.

Исследовав представленные доказательства и оценив их по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды не установили у договора уступки права требования (цессии) от 10.11.2011 признаков мнимой сделки и ничтожности в силу статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении иска, суды руководствовались статьями 170, 173, 173.1, 409 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 101, 113 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», статьей 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и исходили из отсутствия оснований для признания сделки недействительной с учетом совокупности обстоятельств данного спора.

Признавая договор притворной сделкой, суды руководствовались статьями 10, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 61.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», учли разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и пришли к обоснованному выводу о том, что при заключении договора стороны не преследовали цели отчуждения парковочного места за деньги, а стремились прикрыть безвозмездное отчуждение имущества в пользу заинтересованного лица.

Признавая сделку по передаче должником в уставный капитал общества «Тюменьобувьторг» недвижимого имущества, суды руководствовались статьями 10, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришли к обоснованному выводу о том, что названная сделка заключена при злоупотреблении правом с целью безвозмездного отчуждения принадлежащего должнику имущества в пользу заинтересованного лица Филипповой Л.С., является притворной, прикрывающей договор дарения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.
Исходя из смысла приведенной нормы, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Ст 170 гк рф договор дарения

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
    • Главная
    • Статья 170 ГК РФ. Недействительность мнимой и притворной сделок
    • Гражданский кодекс Российской Федерации:

      Статья 170 ГК РФ. Недействительность мнимой и притворной сделок

      2. Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

      Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

      Комментарии к статье 170 ГК РФ, судебная практика применения

      В пп. 86-88 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» содержатся следующие разъяснения:

      Мнимая сделка — сделка «для вида». Примеры мнимых сделок

      Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1 статьи 170 ГК РФ).

      Следует учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.

      Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ.

      Притворная сделка — сделка, прикрывающая другую сделку

      Согласно пункту 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, с иным субъектным составом, ничтожна. В связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно.

      К сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемая сделка), с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ).

      Притворной сделкой считается также та, которая совершена на иных условиях. Например, при установлении того факта, что стороны с целью прикрыть сделку на крупную сумму совершили сделку на меньшую сумму, суд признает заключенную между сторонами сделку как совершенную на крупную сумму, то есть применяет относящиеся к прикрываемой сделке правила.

      Прикрываемая сделка может быть также признана недействительной по основаниям, установленным ГК РФ или специальными законами.

      Несколько прикрывающих сделок

      Применяя правила о притворных сделках, следует учитывать, что для прикрытия сделки может быть совершена не только одна, но и несколько сделок. В таком случае прикрывающие сделки являются ничтожными, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ).

      Например, если судом будет установлено, что участник общества с ограниченной ответственностью заключил договор дарения части принадлежащей ему доли в уставном капитале общества третьему лицу с целью дальнейшей продажи оставшейся части доли в обход правил о преимущественном праве других участников на покупку доли, договор дарения и последующая купля-продажа части доли могут быть квалифицированы как единый договор купли-продажи, совершенный с нарушением названных правил. Соответственно, иной участник общества вправе потребовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя (пункт 2 статьи 93 ГК РФ, пункт 18 статьи 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

      Комментарий к статье 170 Гражданского Кодекса РФ

      1. Сделка, не направленная на создание соответствующих ей правовых последствий, является мнимой; она не отвечает признакам сделки, установленным ст. 153 ГК, и признается ГК ничтожной. В законодательстве некоторые мнимые сделки именуются фиктивными (ст. 73 ЖК).

      2. Мнимая сделка является таковой независимо от формы ее заключения и фактического исполнения сторонами их обязательств. Последствия мнимой сделки в ст. 170 не определяются, и должны применяться общие правила о последствиях недействительности сделки, установленные ст. 167 ГК (см. комментарий).

      3. Притворная сделка также не направлена на возникновение вытекающих из нее правовых последствий, прикрывает иную волю участников сделки и в силу этого признается ГК ничтожной. В этих случаях применяются правила о сделке, которую участники действительно имели в виду (если вместо купли-продажи имущества стороны оформили его дарение, подлежат применению правила о договоре купли-продажи и т.д.).

      4. Доказывать мнимый и притворный характер сделки можно с использованием всех допускаемых гражданским процессом доказательств. Применительно к прикрываемой сделке судебная коллегия по гражданским делам ВС РСФСР разъяснила, что «притворные сделки могут подтверждаться всеми доступными средствами доказывания, в том числе свидетельскими показаниями. Каких-либо исключений по этому вопросу гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено» (Бюллетень ВС РСФСР. 1991. N 11. С. 2).

      5. Мнимые и притворные сделки часто прикрывают сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). В этих случаях подлежат применению последствия конфискационного характера, предусмотренные ст. 169 ГК.

      Недействительность дарения при совершении мнимой или притворной сделки

      Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) содержит нормы, регулирующие специальные, не характерные для других типов сделок, основания признания дарственной недействительной сделкой. Но мнимости и притворности они не касаются. Содержание этих категорий можно выяснить только из общих предписаний ГК РФ.

      Дарение считается действительным, если оно одновременно:

      • не противоречит закону;
      • совершено дееспособным лицом;
      • надлежащим образом оформлено;
      • направлено на создание юридических последствий;
      • стороны действуют свободно и без давления.
      • Недействительные сделки дарения дефектны. Они не соответствуют одному из перечисленных условий.

        Недействительные сделки подразделяются на оспоримые (недействительность которых может быть установлена через суд) и ничтожные (недействительные независимо от рассмотрения дела в суде (ст. 166 ГК РФ)).

        Мнимые и притворные договора дарения отнесены к разряду ничтожных (ст. 170 ГК РФ). Они схожи в том, что:

      • порождают так называемый «дефект воли»;
      • формально соответствуют закону;
      • могут быть нотариально удостоверены;
      • основания для признания их незаконности лежат в плоскости внутренней, умственно-волевой деятельности людей;
      • установление недействительности почти всегда затруднено.
      • Формально мнимое и притворное дарение ничтожно (ст. 170 ГК РФ) и, по правилам ст. 166 ГК РФ, не требует признания недействительным через суд. Но в реальности защита прав потерпевшего обычно требует судебного разбирательства.

        Предположим, кредитор дарителя заявит в органах Росреестра, что дарение квартиры его должником было мнимым и имело целью увести имущество от обращения взыскания. Он предъявит неоспоримые доказательства этого факта и потребует перерегистрировать право собственности назад — на дарителя. Сотрудники Росреестра возможно и посочувствуют обманутому кредитору, но помочь ему ничем не смогут. Для выполнения просьбы им нужен правоустанавливающей документ — решение суда.

        Содержание договора дарения

        Под «содержанием договора» в гражданском праве подразумевают совокупность правомочностей и взаимных обязательств его сторон. Суть дарения — безвозмездный переход блага от одного лица к другому.

        Дарение может заключаться в избавлении от обязательства перед дарителем или сторонними лицами. В последнем случае даритель, с согласия кредитора, заменяет одариваемого в долговых отношениях (ст. 391 ГК РФ). Бесплатные работы/услуги дарением не являются и гл. 23 ГК РФ не регулируются.

        Обязательства дарителя в силу ст. 572 ГК РФ сводятся к передаче контрагенту предмета дарения.

        Поскольку дарение безвозмездно, даритель лишен права требовать встречных действий — оплаты, передачи вещи, выполнения работы. Его права сводятся к возможности при определенных условиях отказаться от дарения (ст. 577 ГК РФ) или отменить его (ст. 578 ГК РФ). По договору пожертвования (разновидность дарения), согласно ст. 582 ГК РФ, даритель вправе требовать целевого использования подаренного имущества.

        У одаряемого нет обязательств перед дарителем. Он уполномочен отказаться от дара (ст. 573 ГК РФ). В договорах дарения с консенсуальной конструкцией, когда заключение сделки и передача вещи расходятся во времени, — истребовать у дарителя подарок (ч. 2 ст. 572 ГК РФ).

        Условия, при которых дарение является мнимой сделкой

        Согласно ч. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимой признается сделка, совершенная для отвода глаз, без устремления создать юридические последствия. Дарение мнимо, если его стороны не имели целью обеспечить переход права собственности или возникновение у одаряемого имущественных прав за счет дарителя.

        Мнимое дарение это «пустышка»формально существующий документ, не порождающий последствий. В этом его отличие от притворного дарения, которое является «ширмой», за которой спрятаны правоотношения, дарением не охватывающиеся.

        Мнимый одаряемый получает видимость обладания собственностью и возможность продемонстрировать ложную платежеспособность при получении кредита, оформлении документов для выезда за границу. Отчуждая имущество родственникам или друзьям, мнимый должник предохранят его от взыскания в пользу кредиторов.

        Многие обязательства изначально предполагают ограничение возможности распорядиться имуществом (залог, ипотека). Но при большой просрочке, пенях и штрафах залогового имущества часто не хватает для удовлетворения требований. Суд/пристав могут запретить реализацию всего имущества. Но до этого должник волен распорядиться незаложенным имуществом, в том числе — по договору дарения.

        Мнимое дарение актуально для субъектов хозяйствования в преддверии банкротства, а также для ИП, который отвечает по бизнес-долгам всем личным имуществом. Предвидя финансовые проблемы, они оформляют мнимые дарственные.

        Получить результат в форме притворного перехода права собственности позволяет и мнимая купля-продажа. Но дарение удобнее, в отношении родственников оно не облагается налогом п. 18.1 ст. 217 Налогового кодекса (НК) РФ. Мнимая продажа недвижимости требует произвести движение крупной суммы средств по счетам, оплату комиссий банку. При дарении этого нет.

        Истцами в делах о признании дарения мнимым в большинстве случаев выступают третьи лица, интересы которых нарушены. Учитывая тот факт, что стороны сделки настаивают на ее действительности, а основания для признания мнимости кроются в области умственной деятельности, выиграть такое дело очень трудно.

        Единообразной судебной практики по мнимому дарению нет. Противоречия вызывают ситуации, когда договор был частично исполнен. Например, чтобы придать дарению квартиры правдоподобный вид, договор зарегистрирован в ЕГРП, стороны подписали акт приемки-передачи, одаряемый уплатил налоги и зарегистрировался в квартире. При этом фактически в ней без регистрации проживает даритель.

        Существует две позиции:

        1. Согласно ч. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка не порождает последствий; если последствия есть, о мнимости речь идти не может;
        2. Поскольку частичное исполнение договора осуществлено с целью придания ему видимости реального совершения, его следует считать мнимым.

        Условия, при которых дарение является притворной сделкой

        По определению, содержащемуся в ч. 2 ст. 170 ГК РФ, притворной считается сделка, совершаемая для прикрытия другой. В отношениях сторон присутствуют две сделки: притворное дарение и прикрываемая реальная сделка.

        Притворное дарение обычно является «ширмой» таких возмездных договоров, как купля-продажа, мена, рента, бытовой подряд, пожизненное содержание.

        Какой бы ни была действительная суть сделки, стороны пытаются ее скрыть, а договор дарения используют, чтобы юридически закрепить переход права собственности или имущественного права.

        На основании ч. 2 ст. 170 ГК РФ, признается недействительным дарение, направленное на наступление других правовых последствий, нежели предусмотрено для дарения; иной воли участников, нежели безвозмездная передача блага. Из сущности притворного дарения следует, что обе стороны не собирались исполнять его условий еще на момент заключения.

        Стремления сторон притворного дарения направлены на наступление взаимосогласованных последствий сделки, которую скрывает мнимое дарение.

        С помощью притворного дарения один из супругов может пытаться изменить режим собственности приобретенной им вещи. Согласно ст. 34 Семейного кодекса РФ, все, что приобретено в супружестве, является общенажитым и при разводе делится пополам. Подаренное каждому из супругов принадлежит ему лично.

        Последствия недействительности дарения

        Общие положения о недействительных сделках определены ст. 167 ГК РФ. Они одинаковы для всех сделок независимо от оснований недействительности.

        К недействительным договорам дарения применяется реституция — приведение отношений сторон в первозданное состояние, существовавшее до заключения дарения. Например, одаряемый обязуется отдать подарок, переданные по дарственной имущественные права возвращаются дарителю, прощенный дарителем долг снова становится актуальным, замещение в долговых отношениях перед кредитором аннулируется (ст. 391 ГК РФ).

        Недействительное дарение считается таковым со дня заключения. Это один из немногих случаев, когда решение суда имеет обратную силу и влияет на правоотношения, сложившиеся до его постановления. Однако ч. 3 ст. 167 ГК РФ оговаривает возможность прекратить действие дарения на будущее, если в конкретной ситуации это целесообразно.

        Последствия недействительного дарения могут выходить далеко за рамки гражданского права. Во многих случаях они касаются публичных правоотношений, например, уплаты налогов. При наличии оснований дарителя могут уличить в мошенничестве (ст. 159 Уголовного кодекса РФ). Например, если путем дарения должник банка уводит из-под взыскания закладное имущество.

        Срок исковой давности при недействительности дарения

        Специального срока для признания дарения недействительным ГК РФ не предусмотрено. Общий срок, касающийся всех гражданско-правовых сделок, установлен ст. 181 ГК РФ. Его длительность и точка отсчета зависит от оснований признания договора недействительным.

        По требованиям о признании дарения ничтожным действует 3-летний срок исковой давности. Его течение для сторон дарения начинается с момента, когда они приступили к выполнению сделки; для стороннего истца — с момента, когда ему стало или должно было стать известно о начале исполнения дарения. Во втором случае истец ограничен сроком в 10 лет с начала исполнения дарения.

        Пропуск исковой давности не всегда критичен. В силу п. 6 ст. 152 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, в рассмотрении дела о недействительности дарения по основаниям пропуска срока исковой давности может быть отказано при одновременном совпадении двух обстоятельств:

      • на этом настаивает ответчик;
      • судья не усмотрел возможности считать причины пропуска уважительными.
      • Н. просила отказать в удовлетворении иска. Указала, что истец подарил ей долю за рождение сына, и она оформила подарок в ЕГРП.

        Судья обратил внимание, что стороны в момент совершения сделки были супругами и заключили дарение с целью освободить имущество должника от ареста и описи, и удовлетворил требования, сославшись на ст. 170 ГК РФ, и постановил применить реституцию, вернув стороны в первоначальное положение.

        Заключение

        В силу ст. 170 ГК РФ, мнимое и притворное дарение ничтожно, поскольку отображает дефективное волеизъявление сторон. В теории гражданского права это означает, что последствия недействительности к таким сделкам можно применять даже без судебного решения.

        Мнимое дарение создает у окружающих иллюзию перехода права собственности. Притворное — скрывает под собой возмездные правоотношения, используется для обоснования перехода права собственности в рамках не афишируемой сделки.

        На практике «порок воли» — самое трудно доказуемое основание недействительности дарения, поскольку все формальности выдержаны, а обе стороны сделки (мнимые даритель и одариваемый) заинтересованы в сокрытии обмана.

        Если мнимость или притворность доказана, подарок возвращается дарителю в натуре. При необходимости этот факт оформляется в установленном порядке, например — в ЕГРП.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *