Ст.236 тк рф судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
    • Главная
    • Статья 236 ТК РФ. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы..
    • Трудовой кодекс Российской Федерации:

      Статья 236 ТК РФ. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику

      Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

      Вернуться к оглавлению документа: Трудовой кодекс РФ в действующей редакции

      Комментарии к статье 236 ТК РФ, судебная практика применения

      Обращаем внимание, что вышеприведенная редакция статьи 236 ТК РФ действует с 03 октября 2016 года (изменения внесены Федеральным законом от 03.07.2016 N 272-ФЗ).

      До 3 октября 2016 года размер денежной компенсации за нарушение срока выплаты зарплаты рассчитывался по иному. Извлечение из ранее действующей нормы статьи 236 ТК РФ:

      При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования ЦБ РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки.

      Обращаем внимание, что сейчас: «.. не ниже одной сто пятидесятой . ключевой ставки ЦБ РФ«

      Сроки выплат заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении по ТК РФ

      Заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца. Конкретная дата выплаты заработной платы устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором или трудовым договором не позднее 15 календарных дней со дня окончания периода, за который она начислена (ч. 6 статьи 136 ТК РФ).

      Оплата отпуска производится не позднее чем за три дня до его начала (ч. 9 статьи 136 ТК РФ).

      При прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете (статья 140 ТК РФ).

      Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ

      В пп. 55, 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» содержатся следующие разъяснения:

      Проценты за нарушение сроков выплат не зависят от вины работодателя

      При рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 236 Кодекса суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм.

      Размер процентов за задержку выплат не может быть ниже 1/150 ключевой ставки ЦБ РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки

      Если коллективным договором или трудовым договором определен размер процентов, подлежащий уплате работодателем в связи с задержкой выплаты заработной платы либо иных выплат, причитающихся работнику, суд исчисляет сумму денежной компенсации с учетом этого размера при условии, что он не ниже установленного статьей 236 Кодекса.

      Не только проценты, но и индексация несвоевременных выплат

      Начисление процентов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы не исключает права работника на индексацию сумм задержанной заработной платы в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов.

      Срок исковой давности не пропущен если трудовые отношения не прекращены

      При рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

      Разъяснения Верховного Суда РФ в обзоре практики

      В «Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2009 года» (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10.03.2010) содержатся следующие разъяснения:

      Работнику, приостановившему работу в связи с задержкой выплаты зарплаты, работодатель обязан возместить средний заработок с уплатой процентов

      Вопрос 4. В каком размере производится оплата за время приостановления работы, если отказ работника от исполнения трудовых обязанностей вызван задержкой выплаты заработной платы?

      Ответ. Согласно ст. 142 Трудового кодекса РФ в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы. Исключение из данного правила составляют случаи запрета на приостановление работы, указанные в названной статье. В период приостановления работы работник имеет право в свое рабочее время отсутствовать на рабочем месте.

      Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признается обеспечение права каждого работника на выплату заработной платы своевременно и в полном размере.

      Право работников на отказ от выполнения работы является мерой вынужденного характера, предусмотренной законом для цели стимулирования работодателя к обеспечению выплаты работникам определенной трудовым договором заработной платы в установленные сроки. Это право предполагает устранение работодателем допущенного нарушения и выплату задержанной суммы.

      Из ст. 236 ТК РФ следует, что в случае задержки выплаты заработной платы работодатель обязан выплатить ее с уплатой процентов (денежной компенсации) в определенном названной статьей размере. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором.

      Таким образом, материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы предполагает не только возмещение полученного работником заработка, но и уплату дополнительных процентов (денежной компенсации). Названная мера ответственности работодателя наступает независимо от того, воспользовался ли работник правом приостановить работу. При этом, поскольку Трудовым кодексом специально не оговорено иное, работник имеет право на сохранение среднего заработка за все время задержки ее выплаты, включая период приостановления им исполнения трудовых обязанностей.

      На основании изложенного работнику, вынужденно приостановившему работу в связи с задержкой выплаты заработной платы на срок более 15 дней, работодатель обязан возместить не полученный им средний заработок за весь период ее задержки с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере, установленном ст. 236 Трудового кодекса.

      Статья 236. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику

      СТ 236 ТК РФ.

      При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

      Комментарий к Ст. 236 Трудового кодекса РФ

      1. Трудовой кодекс расширил перечень ситуаций, связанных с задержкой различных выплат, при которых наступает ответственность работодателя. Теперь она может возникать не только при задержке собственно заработной платы, но и в других случаях. В комментируемой статье определены как минимум три варианта привлечения работодателя к материальной ответственности за задержку выплат, причитающихся работнику. При этом не исключаются и иные выплаты, полагающиеся работнику.

      2. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя, что, безусловно, повышает гарантии для работника. В конце концов, именно работодатель является участником хозяйственной деятельности, несущим весь риск и всю ответственность за ее результаты. Если же данная ситуация возникнет в бюджетных организациях, то ответственность должны разделить государство или муниципальные образования, из бюджета которых финансируется деятельность данного работодателя.

      Соответствующая позиция отражена и в Постановлении Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации». При рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии с комментируемой статьей суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм (п. 55 названного Постановления).

      3. Если коллективным договором или трудовым договором определен размер процентов, подлежащий уплате работодателем в связи с задержкой выплаты заработной платы либо иных выплат, причитающихся работнику, суд исчисляет сумму денежной компенсации с учетом этого размера при условии, что он не ниже установленного комментируемой статьей.

      4. О сроках, в течение которых работник имеет право обратиться в суд по вопросу о взыскании причитающихся ему выплат, см. ст. 392 ТК РФ.

      Ст.236 тк рф судебная практика

      Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

      В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

      Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

      Обзор документа

      Обзор судебной практики по спорам о материальной ответственности сторон трудового договора (утв. постановлением Президиума Саратовского областного суда от 15 апреля 2013 г.)

      Обзор
      судебной практики по спорам о материальной ответственности сторон трудового договора
      (утв. постановлением Президиума Саратовского областного суда от 15 апреля 2013 г.)

      Саратовским областным судом проведено изучение гражданских дел по спорам о материальной ответственности сторон трудового договора, рассмотренных судами области в 2011-2012 годах.

      Предметом изучения являлись дела по искам о материальной ответственности работников и о материальной ответственности работодателей перед работниками ( раздел XI Трудового кодекса Российской Федерации).

      Анализ судебной практики показал, что суды в большинстве случаев правильно определяют закон, подлежащий применению к спорным отношениям, учитывают разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащиеся в постановлении от 17.03.2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» и в постановлении от 16.11.2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю».

      Вместе с тем в практике рассмотрения судами таких дел не всегда правильно устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, допускается неправильное толкование трудового законодательства , либо применение законодательства, не подлежащего применению.

      Настоящий обзор подготовлен в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами области законодательства при рассмотрении гражданских дел указанной категории.

      Вопросы материальной ответственности работодателей перед работниками

      Обязательства, возникшие между работником и работодателем по поводу выплаты заработной платы, не являются гражданско-правовыми, и, следовательно, не регулируются ст. 395 ГК РФ и ст. 333 ГК РФ; отношения между указанными сторонами по выплате заработной платы являются по своему характеру финансово-правовыми и регулируются трудовым законодательством .

      Л. обратилась в суд с иском к обществу о взыскании задолженности по заработной плате, процентов на основании ст. 236 ТК РФ за задержку выплаты заработной платы.

      Решением суда исковые требования были удовлетворены.

      Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о взыскании задолженности по заработной плате, так как они мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам, в жалобе не опровергнуты и оснований для признания их неправильными не установлено.

      Вместе с тем судебная коллегия нашла незаконным и необоснованным решение суда в части уменьшения размера взыскания с общества в пользу Л. процентов за задержку выплаты по следующим обстоятельствам.

      Суд первой инстанции, разрешая спор в указанной части, установив на основании ст. 236 ТК РФ общий размер процентов за задержку выплаты заработной платы, пришел к выводу о том, что размер неустойки явно несоразмерен последствиям нарушенного обязательства, применил ст. 333 ГК РФ и уменьшил размер взыскиваемой неустойки.

      Судебная коллегия нашла решение суда в указанной части постановленным с нарушением норм материального права, так как обязательства, возникшие между Л. и обществом по выплате заработной платы, не являются гражданско-правовыми и к ним не могут применяться положения ст. 333 ГК РФ.

      Отношения между сторонами по поводу выплаты заработной платы являются по своему характеру финансово-правовыми и регулируются трудовым законодательством .

      В силу ч. 3 ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство не применяется к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, а, следовательно, и трудовым отношениям.

      При таких обстоятельствах, судебная коллегия признала решение суда в части уменьшения взыскиваемого размера процентов за нарушение сроков выплаты заработной платы незаконным и необоснованным, в связи с чем оно было изменено в указанной части.

      С. обратился в районный суд с исковыми требованиями о взыскании с работодателя единовременного пособия при увольнении, процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ и компенсации морального вреда.

      Решением суда иск был удовлетворен.

      Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о необходимости взыскания с ответчика единовременного пособия при увольнении и компенсации морального вреда, поскольку при разрешении спора суд правильно определил характер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда мотивированы, соответствуют требованиям материального закона и установленным обстоятельствам дела.

      Вместе с тем судебная коллегия посчитала ошибочным вывод суда о взыскании с ответчика в пользу истца в соответствии со ст. 395 ГК РФ процентов за неправомерное пользование невыплаченной денежной суммой.

      В соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

      Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 года N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» положения статьи 395 ГК РФ не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

      Данная норма предусматривает ответственность за нарушение денежного обязательства гражданско-правового характера и определяет последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги, вернуть долг.

      В силу п. 2 ст. 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе.

      Правоотношения ответчика с истцом не носят гражданско-правовой характер, возникли в силу трудовых отношений.

      Кроме того, предусмотренные ст. 395 ГК РФ проценты подлежат взысканию лишь при наличии обстоятельств, указанных в этой статье. При этом необходимо неправомерное неисполнение денежного обязательства, а также требуется, чтобы должник пользовался чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания.

      Между тем в данном случае отсутствует сам факт пользования чужими денежными средствами.

      При таких обстоятельствах в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом первой инстанции в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, судебная коллегия признала решение суда первой инстанции подлежащим отмене в части взыскания в пользу С. с работодателя процентов за пользование чужими денежными средствами и постановила новое решение об отказе в удовлетворении вышеуказанного требования.

      Нарушение работодателем прав работника в связи с невыдачей ему трудовой книжки носит длящийся характер, предусмотренный ст. 392 ТК РФ срок на обращение в суд начинает исчисляться с момента выдачи работнику трудовой книжки или с момента направления работнику работодателем уведомления о необходимости явиться за трудовой книжкой.

      С. обратился в суд с исковыми требованиями к ИП П. о взыскании компенсации за задержку выдачи трудовой книжки и компенсации морального вреда.

      Рассмотрев возникший спор, суд отказал в удовлетворении заявленных требований по причине пропуска истцом срока на обращение, начало течения которого суд определил с момента увольнения истца.

      Однако судебная коллегия с данным выводом не согласилась.

      Основанием для ошибочного вывода суда о пропуске в данном деле срока на обращение в суд явилось неправильное толкование и применение положений статьи 392 ТК РФ, согласно которой работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

      Часть 4 статьи 84.1. ТК РФ предусматривает, что в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку.

      В случае, когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно в связи с его отсутствием либо отказом от ее получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки ( ч. 6 ст. 84.1. ТК РФ).

      При этом в силу п. 3 ч. 1 ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок в случае незаконного лишения его возможности трудиться в связи с задержкой работодателем выдачи работнику трудовой книжки.

      Таким образом, законодатель установил обязанность работодателя выдать трудовую книжку в день прекращения трудовых отношений с работником, в случае невыполнения работодателем этой обязанности законодательством предусмотрена обязанность работодателя возместить работнику причиненный ему ущерб за все время задержки выдачи трудовой книжки вплоть до ее фактической выдачи.

      Следовательно, нарушение работодателем прав работника в связи с невыдачей ему трудовой книжки носит длящийся характер, указанное нарушение продолжалось по данному делу до момента выполнения работодателем обязанности по выдаче трудовой книжки.

      Фактическая передача трудовой книжки истцу имела место 04.11.2011 года, в суд С. обратился 23.11.2011 года. При таких обстоятельствах вывод суда о пропуске истцом срока на обращение за судебной защитой и применение к спорным трудовым правоотношениям срока исковой давности не основано на положениях приведенного выше трудового законодательства .

      При изложенных обстоятельствах судебная коллегия, основываясь на положениях статьи 361 ГПК РФ, по результатам рассмотрения кассационной жалобы отменила решение суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могли быть исправлены судом кассационной инстанции, т.к. в материалах дела отсутствовали точные данные о среднем заработке истца. Последний же в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции указывал различные размеры заработка, предоставляя в обоснование этого разные по содержанию письменные доказательства.

      Работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки за период после уведомления работника о необходимости явиться за трудовой книжкой.

      К. обратилась в суд с иском к ИП Г. о признании незаконным приказа в части формулировки увольнения и даты увольнения, изменении даты и формулировки увольнения, взыскании заработной платы, денежной компенсации в связи с задержкой выдачи трудовой книжки, компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда.

      Решением суда требования были удовлетворены частично.

      Судебная коллегия согласилась с выводами суда о признании незаконным приказа в части формулировки увольнения и даты увольнения, изменении даты и формулировки увольнения К. на увольнение по собственному желанию, взыскании с ИП Г. в пользу К. заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда.

      Вместе с тем судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда первой инстанции подлежит изменению в части взыскания с ИП Г. в пользу К. денежной компенсации в связи с задержкой трудовой книжки, исходя из нижеследующего.

      В соответствии с ч. 4 ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, внесения в трудовую книжку неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника.

      При допущенном ответчиком нарушении трудового законодательства в виде задержки выдачи трудовой книжки, с него в пользу истца подлежит взысканию средняя заработная плата за все время вынужденного прогула.

      Удовлетворяя требования в части взыскания заработной платы за время задержки выдачи трудовой книжки, суд исходя из того, что истец был уволен 18.03.2011 года, а трудовая книжка ему была вручена 28.04.2011 года, взыскал денежную компенсацию в связи с задержкой трудовой книжки за данный период времени.

      Вместе с тем судебная коллегия пришла к выводу о том, что районным судом при взыскании не полученного истцом заработка в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки не было учтено, что 25.03.2011 года ИП Г. направил телеграмму К., в которой последней предложено приехать за трудовой книжкой, указанная телеграмма не была вручена истцу по той причине, что адресат за получением телеграммы не являлся.

      В ч. 6 ст. 84.1 ТК РФ предусмотрено, что в случае, когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно в связи с его отсутствием либо отказом от ее получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки. Аналогичное положение содержится в п. 36 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 года N 225.

      Поскольку ответчик направил истцу уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой, то с 25.03.2011 года ИП Г. освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки.

      При таких обстоятельствах, судебная коллегия не согласилась с расчетом суда и взыскала заработную плату за время задержки выдачи трудовой книжки за период с 19.03.2011 года (со следующего дня после увольнения) до 25.03.2011 года (день направления К. уведомления о необходимости явиться за трудовой книжкой).

      В случае злоупотребления правом со стороны работника, выразившегося в самостоятельном изъятии своей трудовой книжки, работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки.

      Н. обратилась в суд с иском к обществу о возмещении материального ущерба, причиненного задержкой выдачи трудовой книжки, компенсации морального вреда.

      Решением суда исковые требования были частично удовлетворены.

      Суд первой инстанции, разрешая спор, исходил из того, что ответчик должен нести материальную ответственность за задержку выдачи трудовой книжки за период со дня увольнения истца до направления в ее адрес уведомления о необходимости явиться за получением дубликата трудовой книжки, доказательств наличия у Н. ее трудовой книжки ответчиком не представлено, в связи с чем исковые требования подлежат частичному удовлетворению.

      Судебная коллегия не согласилась с указанными выводами суда по следующим обстоятельствам.

      Согласно материалам дела, Н. была уволена с занимаемой должности главного бухгалтера по подпункту «а» п. 6 ст. 81 ТК РФ (за прогул).

      Н. была ознакомлена с должностной инструкцией главного бухгалтера общества, согласно п.п. 3.17, 5.1 которой главный бухгалтер обязан вести кадровую документацию на всех сотрудников организации, отвечает за учет, ведение и хранение трудовых книжек на всех сотрудников общества.

      Согласно свидетельским показаниям истец хранила трудовые книжки работников общества в кабинете бухгалтерии в сейфе.

      В адрес истца работодателем была направлена телеграмма о необходимости явиться для получения расчета и представить в отдел кадров свою трудовую книжку для внесения в нее соответствующей записи.

      Позднее в адрес Н. ответчиком направлено письменное уведомление, в котором указано, что несмотря на то, что Н. самостоятельно забрала свою трудовую книжку, истцу предлагалось явиться за дубликатом трудовой книжки или дать согласие на отправление его по почте.

      При рассмотрении дел следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны самих работников. При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

      Проанализировав и оценив представленные сторонами доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, судебная коллегия, не соглашаясь с выводами суда первой инстанции, пришла к выводу, что в данном случае имеет место злоупотребление правом со стороны истца, выразившееся в самостоятельном изъятии своей трудовой книжки, что подтверждается совокупностью имеющихся в деле доказательств, в связи с чем общество подлежит освобождению от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки Н., поскольку, как уже было отмечено выше, работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

      Учитывая вышеизложенное, решение суда первой инстанции было отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований.

      Расчет компенсации за задержку выдачи трудовой книжки при увольнении производится из размера среднемесячной заработной платы , который не может быть ниже размера минимальной оплаты труда , установленного федеральным законодательством.

      З. обратилась в суд с исковым заявлением к ИП К. об изменении даты увольнения, взыскании невыплаченной заработной платы, выдаче трудовой книжки, взыскании компенсации за задержку выдачи трудовой книжки.

      Решением суда исковые требования удовлетворены, в том числе, с ответчика была взыскана компенсация за задержку выдачи трудовой книжки при увольнении.

      Судебная коллегия нашла произведенный судом расчет взысканной компенсации за задержку выдачи трудовой книжки неверным.

      Статьей 84.1 ТК РФ предусмотрено, что в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 ТК РФ.

      Ответственность за задержку работодателем выдачи работнику трудовой книжки при увольнении предусмотрена ст. 234 ТК РФ.

      Поскольку неправомерные действия (бездействие) ответчика влекут за собой лишение истца возможности трудиться и, как следствие, получать доход от своей трудовой деятельности, материальный ущерб подлежит возмещению истцу в размере средней заработной платы за все время задержки выдачи трудовой книжки по вине ответчика.

      Исчисление средней заработной платы производится по единым правилам, установленным ст. 139 ТК РФ. Особенности порядка исчисления средней заработной платы для всех случаев определения ее размера, предусмотренных ТК РФ, установлены Положением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 года.

      Суд произвел расчет среднего заработка за задержку выдачи трудовой книжки из размера, выплачиваемого до увольнения истца (полностью отработавшего норму рабочего времени) заработка, составлявшего 2793,91 рублей в месяц.

      При этом суд первой инстанции не учел положения ст. 133 ТК РФ, согласно которым месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда .

      Минимальный размер оплаты труда устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом и не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения.

      Размер минимальной заработной платы обеспечивается работодателями, в данном случае ответчиком за счет собственных средств.

      В силу ст. 135 ТК РФ условия оплаты труда, определенные трудовым договором, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

      Статьей 1 Федерального закона от 01.06.2011 года N 106-ФЗ «О внесении изменения в статью 1 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда» установлен минимальный размер оплаты труда с 01.06.2011 года в сумме 4611 рублей в месяц.

      Учитывая вышеизложенное, работодатель обязан был с 01.06.2011 года пересмотреть определенный трудовым договором размер ежемесячной оплаты труда работника.

      Таким образом, компенсацию за задержку выдачи трудовой книжки следовало исчислять из установленного федеральным законодательством размера минимальной оплаты труда .

      В этой связи решение суда в части взыскания компенсации за задержку выдачи трудовой книжки при увольнении было изменено.

      Положения ст. 236 ТК РФ применяются только при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику.

      А. обратился в районный суд с исковыми требованиями к ЖСК о восстановлении на работе, признании приказа председателя ЖСК об увольнении истца незаконным, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и процентов за просрочку выплаты заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

      Решением суда исковые требования были удовлетворены частично.

      Судебная коллегия согласилась с решением суда о восстановлении истца в прежней должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

      Вместе с тем судебная коллегия сочла ошибочным вывод районного суда о взыскании в силу ст. 236 ТК РФ с ответчика в пользу истца процентов за просрочку выплаты заработной платы за время вынужденного прогула.

      В соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

      Из правового смысла данной нормы следует, что указанные проценты выплачиваются при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику. Однако взыскание заработной платы за время вынужденного прогула назначено впервые при рассмотрении настоящего дела, а потому какого-либо нарушения установленного срока по указанным выплатам на момент рассмотрения дела ответчиком допущено не было.

      При таких обстоятельствах в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом первой инстанции в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, судебная коллегия отменила решение в части взыскания с ответчика в пользу истца процентов за просрочку выплаты заработной платы за вынужденный прогул и постановила новое об отказе в удовлетворении вышеуказанных требований.

      Началом течения установленного ч. 1 ст. 392 ТК РФ срока обращения в суд по требованиям о взыскании денежной компенсации в порядке ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплат при увольнении является не дата увольнения, а дата погашения работодателем задолженности перед работником.

      С. обратился в суд с иском к учреждению о взыскании задолженности по выплате денежной компенсации за недополученное вещевое имущество, процентов за нарушение сроков выплат при увольнении, компенсации морального вреда.

      Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований С. о взыскании процентов за нарушение сроков выплат при увольнении, компенсации морального вреда, суд исходил из того, что ответчик добровольно до вынесения решения суда выплатил истцу денежную компенсацию за недополученное вещевое имущество в полном объеме, а по требованиям о взыскании процентов за нарушение сроков выплат при увольнении, компенсации морального вреда истцом пропущен установленный ст. 392 Трудового кодекса РФ трехмесячный срок обращения в суд, о применении которого было заявлено представителем ответчика. При этом суд посчитал, что указанный срок следует исчислять с момента увольнения истца (04.12.2009 года).

      Судебная коллегия не согласилась с приведенными выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на ошибочном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

      В соответствии с ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

      Применительно к данному случаю началом течения срока исковой давности является не дата увольнения, а дата полного погашения работодателем задолженности перед работником, т.е. 28.03.2012 года.

      Учитывая, что с настоящим иском С. обратился в суд 05.03.2012 года, вывод районного суда о пропуске истцом установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ трехмесячного срока на обращение в суд нельзя признать правильным.

      В соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

      При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что за период с 05.12.2009 года по 28.03.2012 года включительно с ответчика в пользу истца подлежат взысканию проценты за нарушение сроков выплат при увольнении, рассчитанные в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

      Вопросы материальной ответственности работников

      Поскольку трудовое законодательство не предусматривает право работодателя начислять проценты на затраты, понесенные на обучение работника, а нормы гражданского права не применяются к трудовым правоотношениям, правовых оснований для удовлетворения требований работодателя о взыскании с работника пени за просрочку платежей не имеется.

      Общество обратилось в суд с иском к Н. о расторжении дополнительного соглашения к договору, взыскании задолженности по оплате за обучение, пени за просрочку платежей и судебных расходов по оплате государственной пошлины.

      Решением суда требования были частично удовлетворены.

      Судебная коллегия нашла решение суда в части расторжения дополнительного соглашения к договору и взыскания с Н. в пользу общества затрат на обучение законным и обоснованным.

      Вместе с тем, судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции о взыскании с Н. в пользу общества пени.

      Согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 года N 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» имея в виду, что статья 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги, положения данной статьи не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

      В соответствии со статьей 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

      Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

      Поскольку трудовым законодательством для работодателя не предусмотрено право начисления процентов на затраты, понесенные на обучение работника, нормы гражданского права не применяются к трудовым правоотношениям, правовых оснований для удовлетворения требований общества о взыскании с Н. пени за просрочку платежей не имеется.

      При таких обстоятельствах, решение суда в указанной части было отменено с вынесением нового решения об отказе обществу в удовлетворении исковых требований о взыскании с Н. пени за просрочку платежей.

      По искам о материальной ответственности работников на работодателя возлагается обязанность доказать наличие прямого действительного ущерба.

      Общество обратилось в суд с исковыми требованиями к А. о взыскании причиненного им ущерба.

      Рассмотрев возникший спор, суд удовлетворил заявленные истцом требования, исходя из того, что ответчик не представил допустимых доказательств возврата работодателю полученных под отчет денежных средств.

      Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

      Как видно из определения о подготовке дела к судебному разбирательству, суд правильно определил в качестве значимых для дела обстоятельств (наряду с другими) такие обстоятельства как: наличие задолженности ответчика перед истцом; размер задолженности с её документальным подтверждением и предложил истцу — обществу передать в суд и ответчику доказательства, подтверждающие юридически значимые обстоятельства по делу, на которые сторона намерена ссылаться как на основание своих требований.

      В ходе рассмотрения дела сторонам, в том числе представителю истца, под роспись было разъяснено распределение бремени доказывания по делу, а также положение о состязательности процесса.

      Между тем каких-либо доказательств в подтверждение наличия и конкретного размера ущерба (данные бухгалтерии; данные сверки по имеющимся документам о денежных суммах, полученных под отчёт и сумм, по которым ответчик не отчитался; данных из налоговых органов об имеющихся у общества недостачах денежных средств, переданных под отчёт и т.п.) истцом в суд не представлено.

      В пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъясняется, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба.

      Следовательно, именно на работодателя — истца по данному делу — возложена обязанность представить доказательства причинения ему ответчиком прямого действительного ущерба, а также размер такого ущерба.

      Однако истец не представил доказательства указанных обстоятельств в суде первой инстанции, в том числе в опровержение показаний свидетелей М. и П. — бухгалтеров общества о том, что А. всегда и в полном объёме отчитывался за взятые под отчёт деньги, однако отрывные талоны ему бухгалтерией не выдавались, в связи с чем у последнего нет документов, подтверждающих его отчёт перед истцом.

      Кроме того, свидетель М. пояснила, что вся информация (в том числе по движению подотчётных средств) в обществе хранится, кроме бумажных носителей, ещё и в электронном варианте. В электронной базе имеются сведения об авансовых отчётах А.

      Однако ходатайство А. об истребовании электронной базы бухгалтерии общества было районным судом необоснованно отклонено, что повлекло нарушение прав ответчика при доказывании им оснований его возражения против предъявленного иска в условиях состязательного процесса ( п. 3 ст. 123 Конституции РФ, ч. 1 ст. 12 , ч. 1 ст. 57 ГПК РФ).

      В заседании судебной коллегии при рассмотрении ходатайства представителя ответчика об истребовании у истца первичной бухгалтерской документации, представитель истца заявил об отказе предоставить такие документы и электронную базу бухгалтерии, несмотря на разъяснение коллегией представителю положений ч. 1 ст. 68 ГПК РФ, согласно которой в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у неё доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

      Из представленных в заседание судебной коллегии авансовых отчётов, подписанных бухгалтером, главным бухгалтером и кассиром общества, следует, что ответчик отчитывался за деньги, полученные под отчёт. Следовательно, утверждения истца о том, что ответчик не отчитался ни по одной авансовой сумме, полученной под отчёт, не соответствуют действительности. Однако лишённый возможности представить в обоснование возражений соответствующие документы, удерживаемые обществом, А. был объективно лишён возможности доказывать отсутствие ущерба.

      При таких обстоятельствах судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, основанными лишь на представленных расходных кассовых ордерах.

      Таким образом, учитывая изложенное выше, непредставление истцом доказательств в обоснование размера и реальности причинения обществу материального ущерба неправомерными действиями А., состоявшееся решение суда было отменено, как необоснованное, постановленное с нарушением требований закона, и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении заявленных истцом требований.

      При увольнении материально-ответственного работника, проведение инвентаризации обязательно, проверка фактического наличия имущества производится с обязательным участием материально-ответственного лица.

      Учреждения обратились в суд с иском к З. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей.

      Решением суда в удовлетворении требований было отказано.

      В соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» при определении суммы, подлежащей взысканию, судам следует учитывать, что в силу статьи 238 ТК РФ работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе находящегося у работодателя имущества третьих лиц, если он несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

      В силу ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 21.11.1996 года N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» проведение инвентаризации обязательно при смене материально-ответственных лиц.

      Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ и с учетом требований закона, правомерно исходил из того, что истцы не представили в соответствии со ст. 56 ГПК РФ доказательств, подтверждающих вину ответчика в причинении прямого действительного ущерба.

      В обоснование данного вывода суд правильно указал на то, что истцами не представлено доказательств соблюдения п. 27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина РФ от 29.07.1998 года N 34н, в соответствии с которым при смене материально-ответственных лиц, то есть при увольнении материально-ответственного работника, проведение инвентаризации обязательно, тогда как при смене такого лица инвентаризация товарно-материальных ценностей не проводилась, инвентаризация товарно-материальных ценностей была произведена по истечении двух месяцев после увольнения З. с работы и без его участия, в связи с этим достоверно утверждать о том, что недостача материальных ценностей произошла по вине ответчика невозможно.

      Согласно п. 2.8 , 2.10 Методических указаний проверка фактического наличия имущества производится при обязательном участии материально ответственного лица, который наравне с членами инвентаризационной комиссии подписывают инвентаризационную ведомость.

      Ревизия в учреждении была проведена с нарушениями п. 2 ст. 12 Федерального закона от 21.11.2996 года N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина России от 29.07.1998 года N 34н, Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина от 13.06.1995 года N 49.

      Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что истцы не представили суду доказательств, подтверждающих факт причинения ответчиком вреда в виде действительного прямого ущерба и причины его возникновения.

      Поскольку работодателем не представлены доказательства реального размера ущерба, вины работника в его причинении, наличия причинной связи между поведением работника и наступившим ущербом, а также в какой период образовалась недостача и причины ее образования, требование работодателя о взыскании с работника материального ущерба удовлетворению не подлежит.

      ИП М. обратилась в суд с исковыми требованиями к А. о взыскании материального ущерба и судебных расходов, мотивируя тем, что А. работала в ее магазине в должности продавца. С ответчиком был заключен трудовой договор и договор о полной материальной ответственности. Проведенной ревизией подотчетных А. товарно-материальных ценностей выявлена недостача денежных средств.

      Суд, рассмотрев возникший спор, удовлетворил заявленные ИП М. требования.

      При удовлетворении исковых требований суд первой инстанции исходил из того, что ответчик является материально-ответственным лицом, ИП М. доступ к товару, находящемуся в магазине, не имела, товар привозила и передавала А. по записям в тетради. С ответчиком заключен договор о полной материальной ответственности. После проведения ревизии был установлен факт недостачи.

      Судебная коллегия не согласилась с решением суда первой инстанций, исходя из следующего.

      Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» бремя доказывания отсутствия обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправности поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вины работника в причинении ущерба; причинной связи между поведением работника и наступившим ущербом; наличия прямого действительного ущерба; размера причиненного ущерба; соблюдения правил заключения договора о полной материальной ответственности возлагается на работодателя.

      Порядок проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств организации и оформление ее результатов установлен Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными приказом Минфина РФ от 13.06.1995 года N 49, в соответствии с п. 2.2. , 2.3. которых для проведения инвентаризации в организации создается постоянно действующая инвентаризационная комиссия; при большом объеме работ для одновременного проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств создаются рабочие инвентаризационные комиссии; при малом объеме работ и наличии в организации ревизионной комиссии проведение инвентаризаций допускается возлагать на нее.

      До начала проверки фактического наличия имущества инвентаризационной комиссии надлежит получить последние на момент инвентаризации приходные и расходные документы или отчеты о движении материальных ценностей и денежных средств.

      Материально ответственные лица дают расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход ( п. 2.4 ).

      Для оформления инвентаризации необходимо применять формы первичной учетной документации по инвентаризации имущества и финансовых обязательств согласно приложениям 6-18 к настоящим Методическим указаниям либо формы, разработанные министерствами, ведомствами ( п. 2.14 ).

      Форма инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей утверждена Постановлением Госкомстата РФ от 18.08.1998 года N 88.

      В указанной форме отражаются данные фактического наличия товарно-материальных ценностей в местах хранения и на всех этапах их движения в организации. Также данная ведомость отражается как данные о фактическом наличии товарно-материальных ценностях, так и данных бухгалтерского учета.

      Инвентаризационная опись должна быть составлена в двух экземплярах и подписана ответственными лицами комиссии на основании пересчета, взвешивания, перемеривания товарно-материальных ценностей отдельно по каждому месту нахождения и материально ответственному лицу или группе лиц, на ответственном хранении которых находятся ценности.

      В данном случае инвентаризационные ведомости (опись) не составлялись.

      В соответствии с п. 2.7 Методических указаний акты обмеров, технические расчеты и ведомости отвесов прилагаются к описи.

      Из имеющихся в материалах дела документов определить товарно-материальные ценности, принадлежащие истцу, их количество по данным учета и фактически имеющееся в наличии, с выведением остатков, из которых можно определить сумму недостачи, не представляется возможным. Из представленных истцом накладных, имеющих неоговоренные исправления, невозможно определить относятся ли они к приходным или расходным документам, какой вес товара (так как имеется весовой товар), не указан штрих-код товара, не указаны закупочные и продажные цены, невозможно установить подлежит ли товар списанию по срокам годности.

      В соответствии с методическими указаниями , в случае выявления при инвентаризации имущества расхождений между данными учета и фактическими данными, составляются сличительные ведомости, где должны быть отражены результаты инвентаризации, указываются излишки либо недостача конкретного товара.

      Из имеющихся в материалах дела документов не представляется возможным определить количество товарно-материальных ценностей по данным бухгалтерского учета, принадлежащих истцу, и фактически имеющееся в наличии, с выведением остатков, из которых можно определить сумму недостачи.

      Таким образом, из имеющихся материалов дела нельзя сделать вывод о том, что инвентаризация проводилась в соответствии с требованиями Методических указаний , а потому представленные истцом в подтверждение недостачи документы не являются бесспорными доказательствами, подтверждающими как размер недостачи, так и вину ответчика в ее образовании.

      Районным судом при рассмотрении дела не проверялось создание работодателем условий, необходимых для обеспечения полной сохранности имущества, вверенного материально-ответственному лицу.

      Таким образом, достаточных и достоверных доказательств того, в какой период образовалась недостача, причины ее образования, реальный размера ущерба, вина ответчика в его причинении, наличие причинной связи между поведением ответчика и наступившим ущербом суду представлено не было. Напротив, установлены обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника, а именно, со стороны работодателя не исполнена обязанность по созданию надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, а также не исполнена обязанность надлежащего ведения финансово-хозяйственной документация, соблюдения кассовой дисциплины.

      Кроме того, в нарушение положений ст. 247 ТК РФ работодателем не истребовались письменные объяснения от работника для установления причины возникновения ущерба.

      Поскольку судом при рассмотрении дела было допущено неправильное применение норм материального права, выводы суда не соответствовали обстоятельствам дела, состоявшееся решение не могло быть признано законным и обоснованным, а потому было отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

      Согласно п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если последний установлен соответствующим государственным органом.

      ИП Т. обратилась в суд с исковыми требованиями к К. о взыскании возмещения материального вреда.

      Решением суда требования были удовлетворены.

      Удовлетворение исковых требований суд первой инстанции мотивировал тем, что решением суда была установлена вина К. в совершении ДТП. Сумма вреда по данному решению с Т. была взыскана как с работодателя, поскольку на момент ДТП она находилась с К. в трудовых отношениях. Посчитав, что в силу ст. 243 ТК РФ причинение ущерба работником К. произошло в результате административного проступка, который установлен соответствующим государственным органом, суд первой инстанции взыскал с К. причиненный ущерб в полном размере.

      Судебная коллегия сочла неверным вывод районного суда о возложении на ответчика К. материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба.

      Статьей 232 ТК РФ предусмотрено, что сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

      Трудовым договором или заключаемыми в письменной форме соглашениями, прилагаемыми к нему, может конкретизироваться материальная ответственность сторон этого договора. При этом договорная ответственность работодателя перед работником не может быть ниже, а работника перед работодателем — выше, чем это предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

      Расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождения стороны этого договора от материальной ответственности, предусмотренной настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

      В ст. 243 ТК РФ перечислены случаи материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба, в том числе при причинении ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом ( п. 6 ).

      Положениями п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» предусмотрено, что согласно пункту 6 части первой статьи 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

      Учитывая это, работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания ( пункт 1 абзаца первого части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

      Если работник был освобожден от административной ответственности за совершение административного правонарушения в связи с его малозначительностью, о чем по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении было вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, и работнику было объявлено устное замечание, на такого работника также может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба, так как при малозначительности административного правонарушения устанавливается факт его совершения, а также выявляются все признаки состава правонарушения и лицо освобождается лишь от административного наказания ( статья 2.9 , пункт 2 абзаца второго части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

      Поскольку истечение сроков давности привлечения к административной ответственности либо издание акта об амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания, является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении ( пункты 4 , 6 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в указанных ситуациях работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности по пункту 6 части первой статьи 243 ТК РФ, однако это не исключает право работодателя требовать от этого работника возмещения ущерба в полном размере по иным основаниям.

      Из решения суда следует, что постановлением по делу об административном правонарушении К. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ.

      Однако, указанное постановление было отменено по решению и.о. начальника ОГИБДД УВД г. Саратова, а производство по делу прекращено в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

      Как следует из административного дела, решение и.о. начальника ОГИБДД УВД г. Саратова обжаловано не было и вступило в законную силу.

      При таких обстоятельствах, учитывая, что в данном случае отсутствовали иные основания для возложения на работника полной материальной ответственности,

      суду первой инстанции следовало исходить из положений ст. 241 ТК РФ, в которой предусмотрено, что за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка , если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

      Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 361 , 362 , 363 ГПК РФ, изменила решение суда в части взыскания возмещения вреда, ограничив размер взыскания средним месячным заработком работника.

      В удовлетворении иска о возмещении ущерба, причиненного работодателю, в полном размере отказано, поскольку оснований для полной материальной ответственности работника не имелось.

      Общество обратилось с иском к С. о возмещении в полном размере ущерба, причиненного работодателю по вине работника.

      Рассмотрев заявленные требования, суд установил материальную ответственность работника в пределах его среднего месячного заработка .

      При рассмотрении дела о возмещении причиненного работодателю прямого действительного ущерба в полном размере работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации либо иными федеральными законами работник может быть привлечен к ответственности в полном размере причиненного ущерба и на время его причинения достиг восемнадцатилетнего возраста, за исключением случаев умышленного причинения ущерба либо причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, либо если ущерб причинен в результате совершения преступления или административного проступка, когда работник может быть привлечен к полной материальной ответственности до достижения восемнадцатилетнего возраста ( п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю»).

      Суд первой инстанции, разрешая спор, исходил из того, что:

      — факт причинения работником ущерба работодателю действительно имел место;

      — должность, занимаемая ответчиком, равно как и работа, им выполняемая, не включены в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 года N 85;

      — в момент причинения ущерба С. не находился в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. Согласно постановлению мирового судьи с/у N Саратовской области С. употребил алкогольный напиток после совершения ДТП, чем нарушил пункт 2.7 ПДД РФ и был привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ за употребление алкогольных напитков после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен. Доказательств обратного истцом не предоставлено;

      — указанное ДТП произошло в рабочее время, при исполнении ответчиком трудовых обязанностей по заданию начальника участка.

      На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что предусмотренных ст. 243 ТК РФ оснований для возмещения С. причиненного обществу ущерба в полном размере не имеется, в результате чего правомерно применил ст. 241 ТК РФ и установил материальную ответственность работника в пределах его среднего месячного заработка .

      Нарушение работодателем требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности может служить основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб имуществу работодателя в полном размере, превышающем его средний месячный заработок .

      Учреждение обратилось с иском к С., Н., М. о возмещении материального ущерба, причиненного необоснованной выплатой денежных средств.

      Суд при разрешении спора исходил из того, что бухгалтеры учреждения С., Н. и М. производили нецелевое расходование денежных средств, поступающих из средств бюджета области в учреждение, в части начисления для выплаты надбавки за непрерывную работу определенной категории работников, которые не имели права на указанную надбавку, в связи с чем ответчики должны нести полную материальную ответственность.

      Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанций, поскольку он был сделан с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела.

      Пределы материальной ответственности работника установлены статьей 241 ТК РФ размерами его среднего месячного заработка , если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

      В статье 243 ТК РФ перечислены случаи, когда на работника может быть возложена полная материальная ответственность, в частности, материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае, когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей, и в случае недостачи ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.Материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером.Согласно статьи 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности ( пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

      Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждены Постановлением Минтруда РФ от 31.12.2002 года N 85 «Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности».

      Таким образом, трудовое законодательство предусматривает конкретные требования, при выполнении которых работодатель может заключить с отдельным работником письменный договор о полной материальной ответственности, перечень должностей и работ, при выполнении которых могут заключаться такие договоры, взаимные права и обязанности работника и работодателя по обеспечению сохранности материальных ценностей, переданных ему под отчет.

      При этом невыполнение требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности может служить основанием для освобождения работника от обязанностей возместить причиненный по его вине ущерб в полном размере, превышающем его средний месячный заработок .

      Как усматривается из материалов дела, ответчики занимали должности бухгалтеров. Однако вышеуказанным Перечнем должность бухгалтера не предусмотрена.

      Вопрос об обоснованности заключения договора о полной материальной ответственности с ответчиками с учетом выполняемой ими работы по начислению и выплате заработной платы, судом не исследовался.

      В суде кассационной инстанции Н. и С. пояснили, что занимались лишь начислением заработной платы сотрудникам учреждения, выплату заработной платы они не производили. Представитель учреждения подтвердила изложенное.

      Вместе с тем суд первой инстанции признал правомерными требования учреждения о возмещении ответчиками ущерба в полном объеме, превышающем их среднемесячный заработок , что противоречит требованиям вышеназванных норм ТК РФ.

      Из изложенного выше следует, что судом при разрешении настоящего спора неправильно был истолкован и применен закон, что является существенным нарушением норм материального права.

      Кроме того, судом не исследован вопрос о порядке назначения и снятия надбавок к заработной плате сотрудников учреждения, что не позволяет сделать однозначный вывод о виновности ответчиков в нецелевом расходовании денежных средств, поступающих из средств бюджета Саратовской области в учреждение, в части выплаты надбавки за непрерывную работу.

      При таких обстоятельствах, судебная коллегия отменила решение суда.

      Руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации.

      МУП обратилось в суд с исковыми требованиями к В. о взыскании ущерба, причиненного работником.

      Отказывая в удовлетворении заявленных МУП требований, суд первой инстанции исходил из того, что указанными в качестве основания иска действиями не были нарушены права предприятия, поскольку истцом по делам о взыскании ущерба должен быть учредитель, то есть собственник имущества предприятия, а не само предприятие. Кроме того, В. невозможно привлечь к полной материальной ответственности в связи с отсутствием договора о его полной материальной ответственности.

      Судебная коллегия не согласилась с такими выводами, так как они не основаны на законе.

      В силу п. 1 ст. 113 ГК РФ унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Вместе с тем унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом ( п. 5 ст. 113 ГК РФ).

      Муниципальное унитарное предприятие, как следует из его Устава, является юридическим лицом, владеющим закрепленным за ним собственником обособленным имуществом на праве хозяйственного ведения. Оно в силу закона и Устава может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, а также быть истцом и ответчиком в суде ( п. 1 ст. 48 ГК РФ).

      Его имущество, согласно п. 3.3. Устава МУП, формируется не только за счет имущества, закрепленного за ним собственником, но и за счет доходов предприятия от его деятельности, иных источников, не противоречащих законодательству.

      Согласно п. 1 ст. 3 Федерального закона от 14.11.2002 года N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» унитарное предприятие может иметь гражданские права, соответствующие предмету и целям его деятельности, предусмотренным в Уставе унитарного предприятия, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

      Исходя из норм права, закрепленных в статье 25 вышеназванного Федерального закона от 14.11.2002 года N 161-ФЗ, руководитель унитарного предприятия при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах унитарного предприятия добросовестно и разумно. Руководитель унитарного предприятия несет в установленном законом порядке ответственность за убытки, причиненные унитарному предприятию его виновными действиями (бездействием), в том числе в случае утраты имущества унитарного предприятия.

      По смыслу приведенных правовых норм в обязанности руководителя унитарного предприятия входит обеспечение рационального расходования средств предприятия и защита его имущественных интересов.

      Положения статей 36-37 ГПК РФ также свидетельствуют о наличии у унитарного предприятия гражданской процессуальной правосубъектности, выражающейся в наличии у данного юридического лица возможности и способности осуществлять самостоятельно защиту своих прав в суде.

      Ввиду изложенного, вывод районного суда об отсутствии нарушения прав унитарного предприятия в случае причинения его имуществу ущерба и в этой связи отказ в удовлетворении иска — не основан на действующем законодательстве, сделан преждевременно, без учета, в том числе, ряда положений Устава МУП.

      Вывод суда первой инстанции о невозможности привлечения В. к полной материальной ответственности в связи с отсутствием договора о его полной материальной ответственности, также является ошибочным, поскольку статьей 277 ТК РФ предусмотрен специальный режим ответственности руководителей организаций, согласно которому они несут полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации.

      Исходя из того, что допущенные судом первой инстанции нарушения не могли быть исправлены судом кассационной инстанции, т.к. размер ущерба и другие обстоятельства, имеющие юридическое значение для разрешения данного спора, районным судом не определялись, не ставились на обсуждение сторон и последним не предлагалось представить имеющиеся у них доказательства в подтверждение или опровержение значимых обстоятельств, судебная коллегия, руководствуясь положениями статьи 361 ГПК РФ, отменила состоявшееся по делу решение районного суда и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

      Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что работник обязан возместить причиненный ущерб, суд в соответствии с ч. 1 ст. 250 ТК РФ может с учетом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств снизить размер сумм, подлежащих взысканию, но не вправе полностью освободить работника от такой обязанности.

      Учреждение обратилось в суд с иском к Д. о возмещении ущерба в порядке регресса, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

      Решением суда исковые требования были удовлетворены в полном объеме.

      В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года N 52, указано, что если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что работник обязан возместить причиненный ущерб, суд в соответствии с частью первой статьи 250 ТК РФ может с учетом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств снизить размер сумм, подлежащих взысканию, но не вправе полностью освободить работника от такой обязанности.

      Д. в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции ставил вопрос о снижении суммы ущерба, исходя из имущественного положения, а также других обстоятельств данного дела, представлял в подтверждение материального положения справку о размере заработка и справку о составе семьи, однако суд первой инстанции вопрос о возможности снижения размера ущерба, подлежащего взысканию не рассмотрел, оценку представленным Д. доказательствам материального положения, не дал.

      Судебная коллегия, учитывая приведенные нормы закона, в соответствии с абз. 4 ст. 361 ГПК РФ, изменила решение суда первой инстанции в части размера взыскиваемой суммы и снизила указанный размер в два раза. При этом судебная коллегия учитывала степень и форму вины Д. в причинении ущерба, его материальное положение, приняла во внимание его семейное положение и другие конкретные обстоятельства.

      По распоряжению работодателя взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба может производиться только в случае, если данная сумма не превышает среднего месячного заработка .

      Л. обратилась в суд с иском к обществу, в котором просила признать незаконным приказ директора общества, изданный в отношении нее; взыскать с ответчика в ее пользу сумму неосновательного обогащения, а также компенсацию морального вреда.

      Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

      Отказ в удовлетворении исковых требований районный суд мотивировал тем, что приказ об удержании денежных средств Л. подписала без каких-либо замечаний и возражений, а потому процедура рассмотрения и определения ущерба истцом не нарушена. Согласно должностной инструкции Л., она, как заведующая складом, была обязана руководить работой по отпуску и хранению товарно-материальных ценностей на складе; обеспечить сохранность и учет складируемых товарно-материальных ценностей на складе; сообщать начальнику отдела о всех выявленных в процессе исполнения своих должностных обязанностей недостатках. Средняя заработная плата Л. на момент удержания была больше размера причиненного ущерба, а, следовательно, на Л. была правомерно возложена материальная ответственность на общих основаниях, в пределах средней месячной заработной платы.

      Судебная коллегия нашла ошибочными вышеуказанные выводы суда первой инстанции.

      Статьей 241 ТК РФ определено, что за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка , если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

      В силу ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

      Положениями ч. 1 и ч. 4 ст. 248 ТК РФ предусмотрено, что взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка , производится по распоряжению работодателя. Распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба.

      Работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. В случае увольнения работника, который дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказался возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке.

      Из вышеуказанных положений следует, что согласно ст. 248 ТК РФ работодателю предоставлено право действовать самостоятельно, если сумма ущерба не превышает среднего заработка . Если сумма ущерба превышает размер среднего заработка и работник не дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, работодатель за возмещением ущерба с работника может обратиться в суд.

      В соответствии с положениями ст. 139 ТК РФ для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом , устанавливается единый порядок ее исчисления. Особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

      В п. 4 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 года N 922 (далее — Положение) предусмотрено, что расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале — по 28-е (29-е) число включительно). Средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев.

      Из пп. «б» п. 5 Положения следует, что при исчислении среднего заработка из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если работник получал пособие по временной нетрудоспособности.

      В силу п. 6 Положения, в случае если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период или за период, превышающий расчетный период, либо этот период состоял из времени, исключаемого из расчетного периода в соответствии с пунктом 5 настоящего Положения, средний заработок определяется исходя из суммы заработной платы, фактически начисленной за предшествующий период, равный расчетному.

      В случае если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период и до начала расчетного периода, средний заработок определяется исходя из размера заработной платы, фактически начисленной за фактически отработанные работником дни в месяце наступления случая, с которым связано сохранение среднего заработка ( п. 7 Положения).

      Приказом работодателем с Л. была удержана в возмещение вреда сумма 7297 рублей 56 коп.

      Из представленного ответчиком расчета следует, что среднемесячная зарплата истца составляет 8844 рубля 32 коп.

      Районный суд, признавая данный расчет правильным, не учел, что расчет произведен с нарушением подп. «б» п. 5 Положения, то есть при исчислении среднего заработка из расчетного периода не исключено время, а также начисленные за это время суммы, когда работник получал пособие по временной нетрудоспособности.

      Согласно материалам дела Л. в расчетном периоде получала пособие по временной нетрудоспособности, за исключением периода с ноября 2011 г. по январь 2012 г.

      Между тем как видно из расчетных листов оплаты труда истцу начислено: ноябрь 2011 года — 4722,6 руб., декабрь 2011 года — 6550,59 руб., январь 2012 года -3317,38 руб., из чего следует, что ее среднемесячная зарплата была меньше суммы размера ущерба.

      Кроме того, составленный ответчиком акт об отсутствии имущества по своей форме не соответствовал унифицированным требованиям, предусмотренным Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными приказом Минфина РФ от 13.06.1995 года N 49. Суду не была представлена сличительная ведомость при расхождении между показателями по данным бухгалтерского учета и данными инвентаризационных описей ( п. 4 Методических указаний).

      Не было учтено судом и то, что заключения служебной проверки не было, а из имеющихся объяснений работников ответчика невозможно установить, в результате каких действий (бездействия) истца ответчику причинен ущерб.

      Учитывая вышеизложенное, оснований для вынесения приказа в части удержании с заведующей складом Л. 7297 рублей 56 коп. в счет причиненного ущерба у ответчика не имелось.

      При таких обстоятельствах в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом первой инстанции, которая повлекла вынесение неправосудного решения, судебная коллегия отменила решение суда и приняла новое решение, которым удовлетворила заявленные истцом требования.

      В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ работник может быть привлечен к полной материальной ответственности при недостаче ценностей, полученных им по разовому документу.

      Общество обратилось в районный суд с иском к С. о возмещении ущерба, причиненного при исполнении ею трудовых обязанностей.

      Суд, рассмотрев возникший спор, частично удовлетворил заявленные требования.

      При разрешении спора суд первой инстанции исходил из того, что на основании приказа Общества «О порядке выдачи денежных средств под отчет» от 10.01.2010 года, в целях производственной необходимости, предписано выдавать сотрудникам денежные средства под отчет из кассы организации по утвержденному списку. С января 2011 года по октябрь 2011 года С. под отчет, по разовым документам — расходным кассовым ордерам, было выдано 633700 руб. Возвращены в кассу полученные под отчет денежные средства по приходным кассовым ордерам в размере 108381 руб. 12 коп. Произведен отчет за полученные денежные средства на сумму 397417 руб. 51 коп. 19.12.2011 года в обществе была проведена аудиторская проверка, в ходе которой было установлено, что задолженность материально-ответственного лица С. перед обществом по полученным под отчет денежным средствам составляет 127901 руб. 37 коп.

      Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции посчитал, что истцом были представлены доказательства, подтверждающие размер прямого действительного ущерба, причиненного ему С. при исполнении трудовых обязанностей в результате недостачи ценностей, полученных по разовым документам, а потому суд счел обоснованными требования истца о взыскании с ответчика ущерба в общей сумме 127901 руб. 37 коп.

      Судебная коллегия нашла вышеуказанные выводы суда ошибочными.

      Статьей 232 ТК РФ установлено, что сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает ущерб в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами. Трудовым договором или заключаемыми в письменной форме соглашениями, прилагаемыми к нему, может конкретизироваться материальная ответственность сторон этого договора.

      В соответствии с положениями статьи 233 ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено указанным Кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

      Согласно ст. 242 данного Кодекса, полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

      Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в предусмотренных законом случаях, в том числе в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

      Суд первой инстанции не учел то, что в силу действующего трудового законодательства полная материальная ответственность за недостачу ценностей, полученных по разовым документам, имеет место тогда, когда работник привлекается для срочного получения, доставки, передачи имущественных ценностей, необходимых или направляемых работодателю, и если отсутствует возможность поручить эту функцию тем, кто занят этим постоянно, в чьи трудовые обязанности это входит. Выдача разовой доверенности означает разовую операцию и не должна превращаться в систему. Должность менеджера по работе с персоналом, занимаемая ответчиком, равно как и работа, которую она в соответствии с должностными обязанностями выполняла, в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.12.2002 года N 85, не включены.

      Учитывая, что должность, занимаемая ответчиком, и характер выполняемой ею работы не предполагали систематическое получение материальных ценностей, то получение С. систематически с января 2011 года по октябрь 2011 года под отчет по разовым документам (52 расходным кассовым ордерам) суммы 633700 руб., — нельзя считать разовым и на основании разового документа, поэтому не имелось оснований для привлечения её к полной материальной ответственности в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ.

      Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

      Общество обратилось в суд с иском о взыскании с К. суммы полученных подотчетных средств.

      До рассмотрения дела по существу ответчик заявил ходатайство о применении последствий пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

      В соответствии с пунктом 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», если работодатель пропустил срок для обращения в суд, судья вправе применить последствия пропуска срока (отказать в иске), если о пропуске срока до вынесения судом решения заявлено ответчиком и истцом не будут представлены доказательства уважительности причин пропуска срока, которые могут служить основаниям для его восстановления. К уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работодателя, препятствующие подаче искового заявления.

      В период с 08.10.2010 года по 10.11.2010 года К. по расходным кассовым ордерам получил подотчетные денежные средства на приобретение строительных материалов.

      29.10.2010 года и 30.11.2010 года между директором общества и К. были составлены акты приема-передачи документов, представленных ответчиком в подтверждение отчета за полученные денежные средства.

      В период с 30.05.2012 года по 15.07.2012 года индивидуальным предпринимателем М. проведена проверка финансово-хозяйственной деятельности общества за период с 01.08.2010 года по 31.05.2012 года. Согласно заключению, составленному по результатам указанной проверки, расходные ордера на К. и акты приема-передачи от 29.10.2010 года и 30.11.2010 года не могут служить основанием для отчета К. как подотчетного лица.

      С настоящим иском общество обратилось в суд 17.07.2012 года.

      При рассмотрении дела суд установил: о том, что К. не отчитался за денежные средства, взятые под отчет, ответчику было известно в декабре 2010 года; в мае 2011 года директор общества требовал от ответчика отчет по вышеуказанным денежным средствам.

      Учитывая, что доказательства невозможности проведения обществом проверки своей финансово-хозяйственной деятельности ранее мая — июля 2012 года отсутствуют, а выявленные проведенной в мае-июле 2012 года проверкой нарушения финансово-хозяйственной деятельности общества не свидетельствуют о факте, что обществу не было известно о том, что К. своевременно и надлежащим образом не отчитался за денежные средства, взятые под отчет, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о пропуске срока на обращение в суд и об отсутствии уважительных причин пропуска истцом срока для обращения в суд по заявленным требованиям.

      Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда

    Смотрите так же:  Договор поставки товара по гк рф

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *