Ст 281 ук рф судебная практика

Ст 281 ук рф судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 281 УК РФ. Диверсия
  • Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

    Статья 281 УК РФ. Диверсия

    наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет.

    3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли умышленное причинение смерти человеку, —

    наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет или пожизненным лишением свободы.

    Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

    Защита при обвинении по ст. 281 УК

    В наше время напряженная ситуация на политической мировой арене подчас является толчком к совершению такого преступления, как диверсия. Высочайший уровень общественной опасности данного преступления выражается в первую очередь в направленности его действия против государственной власти, основ конституционного строя и безопасности государства. При этом, достаточно часто, при совершении такого преступления под удар попадает экономическая безопасность и обороноспособность Российской Федерации. С учетом этого, диверсия рассматривается уголовным законодательством как преступление особой степени тяжести.

    В соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации диверсия выражается в совершении взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения. Как правило, разрушение вышеперечисленных объектов подразумевает приведение их в полнейшую негодность, когда они не могут быть восстановлены, либо их восстановление становится невыгодным с экономической точки зрения. Простой состав данного преступления наказывается лишением свободы на срок от 10 до 15 лет.

    При этом уголовное законодательство устанавливает следующие квалифицирующие признаки, в зависимости от наличия или отсутствия которых, уголовная ответственность может быть уменьшена или увеличена:

  • Диверсия, совершенная организованной группой; повлекшая за собой причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий (наказывается лишением свободы на срок от 12 до 20 лет).
  • Диверсия, повлекшая за собой умышленное причинение смерти человеку (наказывается лишением свободы на срок от 15 до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы).
  • Однако главным обстоятельством, оказывающим прямое воздействие на квалификацию преступления, является наличие прямого умысла, то есть в данном случае речь идет о том, что при совершении данного преступления лицо осознает уровень его общественной опасности.

    В случае, если вам или кому-либо из ваших близких предъявлено обвинение по ст. 281 следует не теряя ни минуты, обратиться за профессиональной помощью опытного адвоката по уголовным делам, который примет активное участие в обеспечении соблюдения ваших законных прав и интересов, а также окажет надежную правовую поддержку в суде и поможет отстоять вашу позицию.

    Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам при обвинении по ст. 281 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • оправдательный приговор по ч.1 ст. 281 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч.2 ст. 281 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч.3 ст. 281 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.1 ст. 281 УК РФ
  • освобождение из-под стражи зале суда по ч.2 ст. 281 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.3 ст. 281 УК РФ
  • переквалификация преступления по ч.1 ст. 281 УК РФ
  • переквалификация преступления по ч.2 ст. 281 УК РФ
  • переквалификация преступления по ч.3 ст. 281 УК РФ
  • В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела при обвинении по ст. 281 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

    • юридическая консультация адвоката по уголовным делам
    • правовое заключение адвоката по уголовным делам
    • изучение материалов уголовного дела на предмет из процессуального соответствия нормам уголовного и уголовно-процессуального законодательства
    • проверка допустимости и законности вменяемых доказательств
    • сбор доказательной базы в пользу подзащитного
    • организация производства дополнительных экспертиз, опрос свидетелей
    • формирование юридически грамотной и обоснованной позиции по предъявленному обвинению
    • правовая оценка процессуальных действий органов предварительного следствия
    • обжалование действий органов предварительного следствия
    • составление и подача ходатайств и заявлений
    • представление интересов клиента в суде, на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу
    • Статья 281. Диверсия

      1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации, —

      б) повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, —

      Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 281. Диверсия

      1. Согласно пункту 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 года N 130-ФЗ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 47-ФЗ) верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны, в частности, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 105, частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью четвертой статьи 210, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.1, статьей 277, частью третьей статьи 281, статьями 295, 317 и 357 УК Российской Федерации, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

      Как следует из материалов дела, следственным отделом Управления федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Крым и г. Севастополю 24 ноября 2015 г. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктами «а» и «б» части 2 статьи 281 Уголовного кодекса Российской Федерации, по факту взрывов 22 ноября 2015 г. опор воздушных линий электропередачи, направленных на разрушение объектов жизнеобеспечения населения Крыма и подрыв экономической безопасности Российской Федерации.

      1. Согласно пункту 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 года N 130-ФЗ с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 47-ФЗ, верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны, в частности, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 105, частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью четвертой статьи 210, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.1, статьей 277, частью третьей статьи 281, статьями 295, 317 и 357 УК Российской Федерации, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

      1) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 105 частью второй, 131 частью пятой, 132 частью пятой, 134 частью шестой, 210 частью четвертой, 228.1 частью пятой, 229.1 частью четвертой, 277, 281 частью третьей, 295, 317, 357 Уголовного кодекса Российской Федерации, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 126 частью третьей, 209, 211 частями первой — третьей, 212 частью первой, 227, 275, 276, 278, 279, 281 частями первой и второй, 353 — 356, 358, 359 частями первой и второй, 360 Уголовного кодекса Российской Федерации;

      наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет.

      а) совершенные организованной группой;

      Комментарий к ст. 281 УК РФ

      Объектом диверсии выступают отношения, складывающиеся в процессе обеспечения экономической безопасности Российского государства. Государственная стратегия экономической безопасности России, утвержденная Указом Президента РФ от 29 апреля 1996 г. N 608, определяет экономическую безопасность России как состояние защищенности экономических интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, основанное на независимости, эффективности и конкурентоспособности экономики страны. Диверсия посягает на общественные отношения, обеспечивающие безопасность в первую очередь государственных, экономических интересов от внутренних и внешних угроз, с которыми напрямую связано состояние обороноспособности страны.

      Предметом анализируемого преступления выступают: предприятия, сооружения, пути и средства сообщения, средства связи, объекты жизнеобеспечения населения. Основное требование к указанным объектам состоит в их важном экономическом и оборонном значении.

      Предприятие в соответствии со ст. 132 ГК РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ представляет собой имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. К предприятиям относятся заводы, фабрики, электростанции и другие промышленные или сельскохозяйственные объекты. Исходя из общей логики ст. 281 УК РФ предметом диверсии могут быть государственные или муниципальные унитарные предприятия, а также иные юридические лица, на которых размещен государственный оборонный заказ. Согласно Федеральному закону от 27 декабря 1995 г. N 213-ФЗ «О государственном оборонном заказе» такой заказ предусматривает поставки продукции для федеральных государственных нужд в целях поддержания необходимого уровня обороноспособности и безопасности РФ: боевое оружие, боеприпасы, военная техника, другое военное имущество, комплектующие изделия и материалы, выполнение работ и предоставление услуг, а также экспортно-импортные поставки в области военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

      СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

      СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 6.

      Сооружением следует признавать искусственное строение, которое функционально предназначено для удовлетворения различных потребностей человека. Сооружения могут входить в состав предприятия как имущественного комплекса либо являться самостоятельными объектами; гражданским законодательством они признаются разновидностью недвижимого имущества. Полный перечень сооружений, являющихся предметом диверсии, дать невозможно. В качестве примеров таких сооружений можно назвать гидротехнические сооружения (Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений» ), мелиоративные системы (Федеральный закон от 10 января 1996 г. N 4-ФЗ «О мелиорации земель» ) и др.

      СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3589.

      СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 142.

      Пути и средства сообщения — собирательный термин, включающий в себя все виды транспорта и средства сообщения. Таковыми являются, например: внутренние водные пути РФ (Кодекс внутреннего водного транспорта РФ от 7 марта 2001 г. N 24-ФЗ ); инфраструктура железнодорожного транспорта общего пользования (Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» ); воздушная трасса РФ (Правила использования воздушного пространства Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 22 сентября 1999 г. N 1084 ); дорога (Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» ).

      СЗ РФ. 2001. N 11. Ст. 1001.

      СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 170.

      СЗ РФ. 1999. N 40. Ст. 4861.

      СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4837.

      Средства связи в соответствии с Федеральным законом от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи» представляют собой технические и программные средства, используемые для формирования, приема, обработки, хранения, передачи, доставки сообщений электросвязи или почтовых отправлений, а также иные технические и программные средства, используемые при оказании услуг связи или обеспечении функционирования сетей связи.

      СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2895.

      Объекты жизнеобеспечения населения также собирательный термин, охватывающий собой объекты коммунальной сферы, которые обеспечивают нормальную жизнь населенных пунктов, системы водоснабжения и коммунальной канализации, системы газоснабжения и т.д.

      С объективной стороны диверсия выражается активными действиями, состоящими в совершении взрыва, поджога или иных действий, направленных на уничтожение или повреждение обозначенных выше объектов.

      Под взрывом понимается освобождение большого количества энергии в ограниченном объеме за короткий промежуток времени. В результате взрыва вещество, заполняющее объем, в котором происходит освобождение энергии, превращается в сильно нагретый газ с очень высоким давлением. Этот газ с большой силой воздействует на окружающую среду, вызывая ее движение. В твердой среде взрыв сопровождается ее разрушением и дроблением.

      Поджог — это умышленные действия виновного, приводящие к уничтожению или повреждению материальных объектов, с использованием реакции горения. Поджог может привести к пожару, под которым Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» понимает неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства .

      СЗ РФ. 1994. N 35. Ст. 3649.

      Вряд ли допустимо применение в данном случае правила, сформулированного Верховным Судом РФ в Постановлении от 5 июня 2002 г. N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем», о том, что уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты, не может быть квалифицировано по ст. 281 УК РФ и требует правовой оценки по ст. 167 УК РФ (см.: Суд присяжных: квалификация преступлений и процедура рассмотрения дел: Научно-практическое пособие / Под ред. А.В. Галаховой. М., 2006. С. 243 (автор — доцент М.А. Кауфман)). Представляется, что в силу отнесения состава диверсии к числу формальных составов преступлений, а также в силу того, что общеопасный способ не является обязательным признаком диверсии, любое действие, направленное на уничтожение предмета преступления, следует считать преступным.

      Иные действия, направленные на уничтожение или повреждение предметов диверсии, могут состоять в механическом, физическом, химическом и других способах воздействия на материальные предметы, в результате чего прекращается само их существование в прежнем виде или они приводятся в непригодное для целевого использования состояние. Полная непригодность предмета к использованию, а равно состояние, при котором затраты на восстановление его полезных свойств экономически нецелесообразны, приравнивается к уничтожению этого предмета. Законодатель оставил перечень действий, направленных на уничтожение или повреждение предметов диверсии, открытым. Это дает основание рассматривать в качестве таковых не только общеопасные действия (обвал, затопление шахт, организация крушения на железнодорожном транспорте и т.д.), но и действия, не представляющие опасности для третьих объектов уголовно-правовой охраны (поломка машин, обрыв проводов, устройство короткого замыкания и т.д.).

      Состав диверсии является формальным. Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 281 УК РФ, считается оконченным с момента совершения определенных действий независимо от факта наступления последствий.

      Субъективная сторона диверсии характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный сознает, что совершает действия, направленные на уничтожение или повреждение значимых в экономическом и оборонном отношениях объектов, и желает причинить им ущерб. Мотивы преступления не имеют квалифицирующего значения; это могут быть мотивы враждебности в отношении России, а также корысть, месть, иные личные мотивы. Выяснение мотивов представляется необходимым для верной социально-политической оценки акта диверсии. Обязательным признаком субъективной стороны преступления является цель — подрыв экономической безопасности и обороноспособности Российского государства.

      Субъект диверсии общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

      Закон предусматривает несколько квалифицирующих признаков диверсии.

      Диверсия, совершенная организованной группой (п. «а» ч. 2 ст. 281 УК РФ), означает, что преступление выполнено заранее объединившейся устойчивой группой лиц (см. комментарий к ст. 35 УК РФ).

      Диверсия, повлекшая причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий (п. «б» ч. 2 ст. 281 УК РФ), представляет собой материальный состав преступления.

      Диверсия в силу своей специфики всегда причиняет реальный ущерб экономической безопасности и обороноспособности государства, независимо от того, влекут ли действия виновного какие-либо имущественные или иные последствия. В ситуации же реального причинения имущественного ущерба или наступления иных тяжких последствий их оценка осуществляется на основе данного квалифицирующего признака.

      Исходя из закона психическое отношение виновного к наступившим последствиям может быть выражено как в умышленной, так и в неосторожной форме вины (в последнем случае деяние, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 281 УК РФ, будет относиться к преступлениям с двумя формами вины). С учетом этого определяется объем последствий, наступление которых в результате диверсии охватывается п. «б» ч. 2 ст. 281 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по совокупности преступлений.

      Под значительным имущественным ущербом следует понимать реальный вред (не включая упущенную выгоду), который причинен в результате повреждения или уничтожения предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения. Размер ущерба является оценочным признаком, содержание которого устанавливается в каждом конкретном случае исходя из стоимости поврежденного или уничтоженного имущества, его значимости для экономики и т.д. Уничтожение или повреждение имущества, причинившее значительный ущерб и умышленно, и по неосторожности, полностью охватывается п. «б» ч. 2 ст. 281 УК РФ и не требует дополнительной квалификации.

      Под иными тяжкими последствиями следует понимать как нематериальные последствия (срыв выполнения оборонных заказов, остановку производства и т.д.), так и физические (неосторожное причинение смерти, умышленное или неосторожное причинение вреда здоровью человека и др.).

      В ч. 3 ст. 281 УК РФ предусмотрена ответственность за диверсию, если она повлекла умышленное причинение смерти человеку. По смыслу закона представляется, что отношение к последствию в виде смерти потерпевшего в данном составе может быть охарактеризовано только косвенным умыслом. Он имеет место в ситуации, когда, например, избирая общеопасный способ диверсии, виновный предвидит возможность наступления смерти одного или нескольких лиц и безразлично к ней относится либо сознательно допускает данное последствие. Если виновный действует с прямым умыслом на причинение смерти конкретному потерпевшему (или потерпевшим), содеянное должно квалифицироваться по статье об ответственности за убийство общеопасным способом.

      Диверсию следует отграничивать от террористического акта (ст. 205 УК РФ). Их основные различия заключаются в следующем: а) предметом диверсии является ограниченный круг предприятий и сооружений, в то время как при терроризме им могут выступать любые предметы; б) если диверсия объективно выражается в совершении действий, направленных на уничтожение или повреждение предметов, то терроризм образует и угроза совершения указанных действий; в) целью диверсии является подрыв экономической безопасности и обороноспособности страны, в связи с чем уничтожение или повреждение предприятий или сооружений важно для преступника само по себе, целью же совершения террористического акта является воздействие на принятие решений органами власти, в связи с чем уничтожение или повреждение определенных материальных объектов значимо лишь с точки зрения создания атмосферы общественного страха.

      Содержание цели действий субъекта преступления, направленность умысла и особенности законодательной конструкции объективной стороны позволяют отграничить диверсию от таких преступлений, как умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК РФ), приведение в негодность объектов жизнеобеспечения (ст. 215.2 УК РФ), приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов (ст. 215.3 УК РФ), уничтожение или повреждение лесов (ст. 261 УК РФ), приведение в негодность транспортных средств (ст. 267 УК РФ), умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 УК РФ).

      Судебная практика по статье 281 УК РФ

      В соответствии с ч. 2 ст. 30 УПК РФ рассмотрение уголовных дел в составе судьи федерального суда общей юрисдикции и коллегия из двенадцати присяжных заседателей допускается по ходатайству обвиняемого по преступлениям, указанным в п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 5 ст. 131, ч. 5 ст. 132, ч. 6 ст. 134, ч. 1 ст. 212, ст. ст. 275, 276, 278, 279, 281 УК РФ.

      Согласно части седьмой статьи 241 УПК Российской Федерации приговор суда провозглашается в открытом судебном заседании; в случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании или в случае рассмотрения уголовного дела о преступлениях в сфере экономической деятельности, а также о преступлениях, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, частью четвертой статьи 211, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 279 и 281 УК Российской Федерации, на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора. Приведенная норма применяется во взаимосвязи с другими предписаниями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в силу которых приговор постановляется судом в совещательной комнате (часть первая статьи 298), исправления в приговоре должны быть оговорены и удостоверены подписями всех судей в совещательной комнате до его провозглашения (часть третья статьи 303), приговор провозглашается только после его подписания (часть первая статьи 310). Такое правовое регулирование предполагает составление и удостоверение подписями судей приговора до его провозглашения и не допускает оглашение в открытом судебном заседании вводной и резолютивной частей приговора при отсутствии самого приговора в целом, а также внесение не предусмотренных законом изменений в приговор после его провозглашения.

      В порядке реализации своих прерогатив федеральный законодатель отнес уголовные дела о преступлениях, указанных в пункте 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации, к предметной подсудности верховных судов республик, краевых, областных и равных им по уровню судов, управомоченных согласно пункту 2 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации рассматривать уголовные дела в составе судьи и коллегии присяжных заседателей. В пункте же 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации указаны, в частности, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 105, а также частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.1, статьей 277, частью третьей статьи 281, статьями 295, 317 и 357 УК Российской Федерации; из этого перечня, однако, исключены дела, по которым в соответствии с положениями уголовного закона в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

      Суд на основании ст. 281 УК РФ вынес постановление об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства, мотивируя свое решение тем, что сторона обвинения не представила документы о месте нахождения свидетеля и не приняла исчерпывающих мер по обеспечению его явки в судебное заседание (т. 10 л.д. 97).

      В свою очередь, часть первая статьи 130 УИК Российской Федерации определяет, что в тюрьмах содержатся мужчины, осужденные к лишению свободы на срок свыше пяти лет с отбыванием части срока наказания в тюрьме, осужденные к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 281, 317, 360, 361 УК Российской Федерации, с отбыванием части срока наказания в тюрьме, а также осужденные, переведенные в тюрьму на срок до трех лет за нарушение установленного порядка отбывания наказания в исправительных колониях общего, строгого и особого режимов; в тюрьмах также могут содержаться осужденные, находящиеся там по основаниям, указанным в статье 77 УИК Российской Федерации; срок, назначенный по приговору суда для отбывания в тюрьме, исчисляется со дня прибытия осужденного в тюрьму; если в период пребывания в следственном изоляторе к осужденному не применялась мера взыскания в виде водворения в карцер, срок его нахождения на строгом режиме исчисляется со дня заключения под стражу. По общему же правилу, закрепленному в части первой статьи 76 УИК Российской Федерации, осужденные к лишению свободы направляются к месту отбывания наказания и перемещаются из одного места отбывания наказания в другое под конвоем (за исключением следующих в колонию — поселение самостоятельно).

      1. Согласно пункту 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 года N 130-ФЗ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 47-ФЗ), верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны, в частности, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 105, частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью четвертой статьи 210, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.1, статьей 277, частью третьей статьи 281, статьями 295, 317 и 357 УК Российской Федерации, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. При этом возможность рассмотрения уголовных дел, подсудных верховному суду республики, краевому, областному или другому равному им по уровню суду, судом с участием присяжных заседателей определяется на основании пункта 2 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации, согласно которому суд первой инстанции по ходатайству обвиняемого рассматривает в составе судьи федерального суда общей юрисдикции и коллегии из двенадцати присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях, указанных в пункте 1 части третьей статьи 31 данного Кодекса (за исключением ряда составов преступлений из предусмотренных статьями 131, 132, 134, 212, 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации).

      1. Согласно пункту 2 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации суд первой инстанции по ходатайству обвиняемого рассматривает в составе судьи федерального суда общей юрисдикции и коллегии из двенадцати присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях, указанных в пункте 1 части третьей статьи 31 данного Кодекса (за исключением ряда составов преступлений из предусмотренных статьями 131, 132, 134, 212, 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации), которым, в свою очередь, устанавливается подсудность уголовных дел верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду.

      1. Согласно пункту 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 года N 130-ФЗ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 47-ФЗ) верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны, в частности, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 105, частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью четвертой статьи 210, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.1, статьей 277, частью третьей статьи 281, статьями 295, 317 и 357 УК Российской Федерации, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

      Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации суд, заслушав последнее слово подсудимого, удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, объявив об этом, как и о времени оглашения приговора, присутствующим в зале судебного заседания (статья 295); приговор постановляется судом в совещательной комнате (часть первая статьи 298); исправления в приговоре должны быть оговорены и удостоверены подписями всех судей в совещательной комнате до его провозглашения (часть третья статьи 303); после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор (часть первая статьи 310); приговор провозглашается в открытом судебном заседании, а в случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании или в случае рассмотрения уголовного дела о преступлениях в сфере экономической деятельности, о преступлениях, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, частью четвертой статьи 211, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 279 и 281 УК Российской Федерации, на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора (часть седьмая статьи 241); в течение пяти суток со дня провозглашения приговора его копии вручаются осужденному или оправданному, защитнику и обвинителю (статья 312).

      Российские руферы, украинские разведчики, крымские татары, исламисты, сепаратисты и одинокий боевик из Дагестана. «Медиазона» изучила, как российское следствие трактует статью «Диверсия», и кого по ней судят. Или убивают.

      О статье «Диверсия» (281 УК), которая последние несколько лет не упоминалась ни в релизах силовых ведомств, ни в прессе, вновь заговорили в связи с событиями в присоединенном к России Крыму. Год назад, когда украинские активисты объявили о блокаде полуострова, в Херсонской области неизвестные подорвали опоры двух ЛЭП, по которым электричество из материковой Украины поступало в Крым. Это спровоцировало массовые отключения света в крымских городах и поселках, ограничения в энергоснабжении сохранялись еще несколько месяцев.

      Российские правоохранительные органы квалифицировали подрыв ЛЭП как диверсию, обвинения по этому делу предъявлены крымскотатарскому бизнесмену Ленуру Ислямову, который считается организатором блокады и сейчас живет в Украине. Кроме того, Ислямов обвиняется в публичных призывах к сепаратизму (статья 280.1 УК) и организации незаконного вооруженного формирования (статья 208 УК) — таковым следствие считает крымскотатарский батальон, о создании которого неоднократно заявлял Ислямов.

      По версии крымских властей, беглый бизнесмен и бойцы его батальона готовили еще одну диверсию — перед началом курортного сезона они якобы планировали разбросать в керченском проливе металлические тросы, которые должны были вывести из строя связывающие полуостров с материком паромы; их замыслу помешал сломавшийся мотор рыболовецкого судна. Расследуется ли уголовное дело в связи с этим планом, и по какой статье, неизвестно.

      Дело так называемых «крымских диверсантов», которые, как настаивает ФСБ, готовили взрывы в Крыму и при попытке задержания убили двоих силовиков, изобилует неподтвержденной информацией и противоречащими друг другу версиями. Имена всех задержанных и даже их общее число неизвестны, однако источники в правоохранительных органах сходятся на том, что сейчас дело расследуют по статьям об участии в незаконном вооруженном формировании (статья 208 УК), покушении на представителя власти (статья 317 УК) и попытке совершить диверсию (часть 1 статьи 30, пункт «а» части 2 статьи 281 УК).

      Пока не слишком ясно, какие именно объекты, по версии следствия, планировали взорвать «крымские диверсанты», и почему их планы квалифицировали как диверсию, а не как теракт. Согласно первому официальному сообщению ведомства, целью диверсантов должны были стать «критически важные элементы инфраструктуры и жизнеобеспечения полуострова» — какие именно, не уточняется. Среди объектов, которые якобы должны были подвергнуться нападению, источники упоминали автовокзалы в разных городах Крыма, аэропорт в Симферополе, нефтебазу, химический завод, вертолетный полк, некие туристические объекты и все ту же паромную переправу.

      Диверсанты или террористы

      Адвокат Дмитрий Динзе объясняет, что близкие друг другу статьи «Диверсия» и «Террористический акт» (205 УК) отличаются в части, говорящей об умысле и целях, которые преследуют злоумышленники. Теракт предполагает, что преступники выдвинут требования и попытаются с помощью преступления или угрозы его совершения запугать население и повлиять на решения государственных органов. Диверсия же может совершаться без каких-либо требований, ее цель — нарушить работу какого-то определенного объекта.

      «На что был направлен умысел? Дестабилизировать или приостановить работу конкретного предприятия или государственной структуры с помощью разных средств, подрывов, поджогов и так далее», — говорит Динзе о диверсиях.

      При этом в случае с «крымскими диверсантами» пресс-служба ФСБ утверждала, что «цель диверсий и террористических актов — дестабилизация социально-политической обстановки в регионе в период подготовки и проведения выборов федеральных и региональных органов власти».

      Сама 281-я статья определяет диверсию как «совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации». За это преступление предусмотрено наказание от 10 до 15 лет заключения, а если оно совершено организованной группой или повлекло тяжкие последствия — от 12 до 20 лет. Диверсия, которая привела к гибели человека, предусматривает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

      Если посмотреть на данные статистики приговоров, которую ведет судебный департамент при Верховном суде, то покажется, что диверсия — довольно редкое в России преступление. Дела по соответствующей статье УК возбуждаются крайне редко; так, за последние семь лет по ней осудили лишь четырех человек.

      Дело двоих из них достаточно известно — это Тимур Шибзухов и Мурат Шогенов, которых называли участниками так называемого «баксанского джамаата» в Кабардино-Балкарии. По версии следствия, в июле 2010 года они с сообщниками заложили пять взрывных устройств на Баксанской ГЭС; при нападении были убиты двое охранявших электростанцию полицейских. Взрывы произошли в главном машинном зале и на двух выключателях подстанции — были повреждены три генератора, несколько городов республики остались без света. В 2012 году Верховный суд КБР признал Шибзухова и Шогенова виновными в диверсии (статья 281 УК), нападении на полицейских (статья 317 УК), незаконном обороте оружия (статья 222) и бандитизме (статья 209) — по какой-то причине следствие посчитало группу боевиков бандой, а не незаконным вооруженным формированием, как это обычно происходит с кавказскими исламистами. Трое их предполагаемых сообщников и главарь группировки, как сообщалось, были убиты в ходе спецопераций.

      После взрыва газопровода «Уренгой–Помары–Ужгород» на границе Кировской области и Татарстана в декабре 1999 года по статье «Диверсия» были осуждены 11 исламистов; сообщалось, что некоторые из них проходили обучение в лагерях Хаттаба и Шамиля Басаева.

      В то же время из судебной практики следует, что иногда такое же деяние оказывается квалифицировано не как диверсия, а как террористический акт — так был в деле троих мусульман из Башкирии, которых обвинили в подрыве муниципального газопровода в Бугульме. Все трое — Равиль Гумаров, Тимур Ишмуратов и Фанис Шайхутдинов — были в прошлом заключенными секретной американской тюрьмы в Гуантаномо, в 2004 году их передали российским властям. В России они оказывали помощь заключенным-мусульманам, за что, как отмечает правозащитный центр «Мемориал», получали угрозы от правоохранительных органов. Суд присяжных единогласно оправдал обвиняемых, посчитав аварию на газопроводе технической, а мусульман невиновными, однако Верховный суд отменил это решение, и в 2006 году Гумаров, Ишмуратов и Шайхутдинов получили от 8 до 10,5 лет заключения. «Мемориал» признал всех троих политическими заключенными.

      При этом, если следить за пресс-релизами правоохранительных органов, станет ясно: взрывы, которые следствие называет диверсиями, с середины девяностых годов происходят в России регулярно. Как правило, до суда такие дела не доходят и либо остаются нераскрытыми, либо заканчиваются сообщениями о «ликвидации» предполагаемых организаторов и исполнителей — чаще всего, сепаратистов или исламистов Северного Кавказа.

      Трубопроводы, ГЭС, вышки

      В большинстве случаев мишенью диверсантов становился газопровод. По информации «Коммерсанта», первый такой случай произошел в Шелковском районе Чечни, где 14 апреля 1996 года двумя противотанковыми минами подорвали 400-метровый участок магистрального газопровода, связывающего Северную Осетию и Дагестан. Газоснабжение нескольких районов Чечни и сел Дагестана было прервано на месяц. После этого газопроводы взрывали в Чечне, Кировской области, Подольском, Чеховском, Ленинском и Раменским районах Московской области; пострадал также участок нефтепровода Баку-Новороссийск в 40 км к югу от Махачкалы.

      В 2000 году западе Москвы с помощью самодельного взрывного устройства была подорвана труба газопровода, которая проходила через речку Сетунь. Тогда из трубы стал вырываться газ, который, воспламенившись, образовал факел высотой 20-30 метров. В середине 2004 года подорвали газопровод под Торжком в Тверской области, а газопровод Моздок-Кази-Магомед в Дагестане в 2004-2005 годах взрывали четырежды, из-за взрывов прерывалась подача газа в Азербайджан.

      Летом 2010 года на трассе газопровода «Челябинск-Петровск» в Башкирии нашли самодельное взрывное устройство, которое не сработало. Дело расследовали как попытку диверсии (статья 30 и статья 281 УК), которую, по информации силовиков, пыталась совершить та же банда башкирских исламистов, которая месяцем ранее, 12 июня 2010 года, напала на пост ДПС в Пермском крае. Спустя еще месяц почти всех их убили в ходе спецоперации, а уцелевший Вадим Карамов позже был осужден на семь лет за участие в НВФ и незаконный оборот оружия — обвинения в диверсии ему не предъявлялись.

      Еще один объект, покушение на который обычно считается диверсией — электростанции. Так, предполагаемого боевика из Дагестана Рамазана Алибиева обвиняли в том, что летом 2005 года он участвовал в обстреле и подрыве трансформаторной электроподстанции «Акташ» рядом с Хасавюртом. Первоначально суд присяжных признал Алибиева невиновным, однако это решение было отменено Верховным судом России, и в 2009 году тройка профессиональных судей приговорила его к шести годам заключения.

      Другой дагестанский боевик, Абдула Нустапаев, по данным правоохранительных органов, в сентябре 2010 года организовал диверсию на Ирганайской ГЭС— тогда в машинном зале на крупнейшей в России гидроэлектростанции деривационного типа произошел поджог. Еще два взрывных устройства, заложенные в шахте ГЭС, не сработали, их нашли лишь год спустя. После поджога работавший на станции машинистом гидроагрегатов Нустапаев ушел в подполье и присоединился к гимринской группировке боевиков. Как отмечает «Коммерсант», за последние пару лет были убиты все активные участники группировки, и Нустапаев остался в одиночестве. Уже как боевик-одиночка он присягнул на верность «Исламскому государству», а в октябре прошлого года одинокого боевика с автоматом заметили возле села Гимры — в ходе перестрелки его застрелили.

      Наконец, в последнее время в СМИ статья о диверсии регулярно упоминается СМИ в связи с экстремалами, которые ради острых ощущений и красивого вида забираются на сотовые и телевышки. Представители обслуживающих компаний регулярно угрожают любителями высоты уголовным делом по 281-й статье — например, в Коми, Нижнем Новгороде, Хакасии, Самаре, Ростове, Смоленске, Мордовии, Чувашии и других регионах. Ни одного случая возбуждения дела о диверсии в связи с экстремальными развлечения пока не известно. Адвокат Динзе говорит, что подобного уголовного дела и не может быть: «Это чушь какая-то. У нас таких горе-юристов, которые пытаются кого-то статьей напугать, среди чиновников очень много. Пусть почитают Уголовный кодекс».

      Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

      Статья 281 УК РФ. Диверсия (действующая редакция)

    • URL
    • HTML
    • BB-код
    • Текст
    • 1. К предприятиям относятся имущественные комплексы — заводы, фабрики и другие промышленные объекты; к сооружениям — склады, здания государственных органов и т.д.; к средствам связи — телефонная и телеграфная связь, радиосвязь и др.

      Об объектах транспортной инфраструктуры и транспортных средствах см. комментарий к ст. 263.1 УК; об объектах жизнеобеспечения населения — комментарии к ст. ст. 215.1 и 215.2 УК.

      2. Объективная сторона преступления охватывает совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения. К иным действиям относятся устройство оползней, обвалов, затоплений, аварий и катастроф и т.д.

      О повреждении и разрушении см. комментарий к ст. ст. 167 и 168 УК.

      3. Преступление считается оконченным с момента совершения указанных в комментируемой статье деяний.

      4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью — подрыв экономической безопасности и обороноспособности страны.

      Экономическая безопасность — это состояние защищенности экономических интересов государства; обороноспособность характеризуется рядом обстоятельств, в том числе экономическим и военным потенциалом Российской Федерации, боевой подготовкой и профессиональной выучкой личного состава Вооруженных Сил РФ, мобилизационной готовностью населения страны.

      5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

      Статья 281. Диверсия

      1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации, —

      б) повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, —

      3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли умышленное причинение смерти человеку, —

      Комментарий к Ст. 281 УК РФ

      1. Состав диверсии существовал в УК РСФСР до 1994 г. Как показало время, его исключение из УК не было обосновано ни теоретически, ни практически, поэтому в УК ответственность за диверсию восстановлена, но в иной редакции.

      Во-первых, из числа признаков диверсии исключены такие действия, как массовое уничтожение людей, распространение эпидемий и эпизоотий, совершение массовых отравлений. Подчеркнута направленность диверсии на разрушение или повреждение важных народнохозяйственных и оборонных объектов, а также объектов жизнеобеспечения населения. Круг предметов диверсии сужен.

      Изменена и конкретизирована формулировка цели преступления. Если раньше деяние было направлено на ослабление государства, то теперь речь идет о цели подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ.

      С учетом изложенного объектом преступления является экономическая безопасность России как суверенного государства.

      2. С объективной стороны диверсия выражается в совершении взрывов, поджогов и иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения.

      Под разрушением следует понимать приведение сооружения в полную негодность.

      Под повреждением понимается приведение сооружения в частичную негодность и возможность восстановления и ремонта.

      Перечень действий диверсантов, данный в законе, примерный, но это всегда действия активные, общеопасные и ведущие к быстрым последствиям разрушительного характера (затопление, обвал, крушение и т.п.).

      3. Диверсия окончена с момента совершения взрывов, поджогов и иных действий, направленных на разрушение или повреждение объектов диверсии. Фактическое разрушение или повреждение объекта влияния на квалификацию не оказывает.

      4. При диверсии могут погибнуть люди. Если их гибель явилась результатом неосторожности субъекта преступления, то квалификации по совокупности преступлений не требуется. Если же это были умышленные действия, специально направленные на причинение смерти людям, то оценка содеянного должна осуществляться по совокупности преступлений (ст. 105 УК и комментируемая статья).

      5. Диверсия совершается только с прямым умыслом и с целью подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ. При оценке целей виновного следует учитывать совокупность обстоятельств, прежде всего объективные признаки состава преступления, в том числе способ совершения преступления .
      ———————————
      Определение N 20-003-26 // Судебная практика по уголовным делам / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2004. С. 71 — 72.

      По цели как основному разграничительному признаку диверсию следует отличать от терроризма. Если виновный, совершая взрывы, поджоги и иные действия, преследовал как цели диверсии, так и цели терроризма, то его действия следует квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

      6. Ответственности за диверсию подлежит любое вменяемое физическое лицо, т.е. гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин или лицо без гражданства, достигшее 16-летнего возраста.

      7. В ч. 2 комментируемой статьи в качестве квалифицирующего признака предусмотрено совершение диверсии организованной группой, т.е. устойчивой группой, заранее объединившейся для совершения одного или нескольких преступлений (см. ч. 3 ст. 35 УК). К таковой могут принадлежать и специально подготовленные разведывательно-диверсионные формирования зарубежных государств и организаций, совершающих диверсионные акты против Российской Федерации.

      Рассматриваемое преступление является особо тяжким.

      Смотрите так же:  Приказ 152 от 25.07.2008

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

      Priuta.ru © 2020

      Тема от WP Puzzle