Судебные приставы в южном бутово

Судебные приставы в южном бутово

Газета района Южное Бутово «Южное Бутово» ЮЗАО г.Москвы

АНАТОЛИЙ ВЫБОРНЫЙ: «Реформа службы судебных приставов даст сотрудникам особый статус, больше прав и социальных гарантий»

Депутат Госдумы РФ Анатолий Выборный прокомментировал законопроект, предусматривающий изменение статуса Федеральной службы судебных приставов (ФССП), переведя ее деятельность из гражданской сферы в государственную службу и фактически приравняв к силовым структурам.

Сегодня ФССП отнесена к системе федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрено прохождение только гражданской службы. Однако фактическое выполнение ведомством правоохранительных функций говорит о необходимости отнесения ее деятельности к госслужбе иного вида.

Законопроектом устанавливаются правовые, организационные и финансово-экономические основы прохождения нового вида госслужбы в органах принудительного исполнения. Кроме того, вместе со статусом судебные приставы могут получить право выйти на пенсию в 45 лет.

«Служба судебных приставов выполняет ряд государственно и общественно значимых задач, занимает одно из важнейших мест в системе организации власти и защиты конституционных прав граждан. Сотрудники ФССП России имеют право применять физическую силу, спецсредства и даже огнестрельное оружие.

Законопроектом предлагается комплексное регулирование нового вида службы – службы в органах принудительного исполнения. Документ предусматривает в т.ч. порядок присвоения специальных званий; ограничения и запреты, требования к служебному поведению; вопросы применения мер поощрения и наложения взысканий и др.

Принятие законопроекта позволит создать условия для привлечения на работу в ФССП России высококвалифицированных, опытных специалистов, что, в свою очередь, позволит снизить коррупционные риски, серьезно мотивировать должностных лиц к качественному исполнению возложенных на них полномочий. В конечном счете приставы получат особый статус, больше прав и социальных гарантий», — отметил Выборный.

Действия судебных приставов в Южном Бутово проверит руководство

Служба судебных приставов Москвы проведет служебную проверку действий приставов юго-западного округа при исполнении судебного решения в Южном Бутово. Договоренность об этом достигнута сегодня на расширенном заседании Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, на котором присутствовал главный судебный пристав по Москве Александр Комаров. Он сообщил, что «результаты проверки, которые станут известны в течение 10 дней, будут представлены в палату».

Членов Общественной палаты интересовала сегодня правомерность использования сотрудников ОМОН при выселении семьи Прокофьевых. В какой-то момент заседание палаты стало напоминать телевизионную программу «Час суда». Главный исполнитель — старший судебный пристав юго-западного округа Москвы Андрей Абрамов честно подтвердил, что говорит «правду и только правду». Он подчеркнул, что не знает, кто давал указание вызвать ОМОН, однако исполнительный лист предписывал «выселить» указанных граждан и четверо его подчиненных пытались исполнить решение.

На защиту подчиненных стал Комаров, который также отметил, что «все действия были совершены приставами в соответствии с законом». По его словам, приставы «имели право, но не обязаны были обращаться за дополнительными разъяснениями в судебные инстанции». Он признал, что при исполнении решения 19 июня привлекалась «группа быстрого реагирования» УВД в количестве 20 человек, которые были одеты в бронежилеты и маски.

Необходимость привлечения дополнительных сил для охраны правопорядка Комаров объяснил полученной правоохранительными органами информацией о намерении национал-большевиков вмешаться в спор между жителями Южное Бутово и муниципальными властями. «Порядок был соблюден», — подчеркнул Комаров.

На заседании комиссии приглашался также начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин. Однако он не смог присутствовать. Председатель комиссии Анатолий Кучерена сообщил, что Пронин выразил готовность представить необходимые документы к следующему заседанию комиссии.

Частные дома в Южном Бутово собираются снести в рамках городской программы массовой застройки. По решению Зюзинского суда, судебные приставы приступили к выселению, однако встретили сопротивление ряда домовладельцев, поддержанных общественностью. Об этом сообщает ИТАР-ТАСС.

Судебные приставы отступили от Южного Бутова

Судебные приставы отступили от Южного Бутова

Громкий скандал с выселением жителей московского микрорайона Южное Бутово вышел на федеральный уровень. Людям, десятки лет прожившим в собственных домах, предлагают переехать в муниципальные квартиры. Никто не против, но условия, которые предлагают, и тон, которым ведутся эти переговоры, по мнению жителей, выходят за рамки закона. Кто прав, решила разобраться Общественная палата. Ее представители приехали в понедельник, чтобы вместе с хозяевами домов встретить судебных приставов и милицию.

Ситуация в Южном Бутове крайне напряженная. Сюда в сопровождении многочисленной охраны прибыли судебные приставы. Жители окрестных домов, которые всю минувшую ночь провели в палаточном городке, оказали «гостеприимный» прием. После того как судебные приставы все-таки попали в один из домов, произошел достаточно тяжелый разговор между ними и представителями Общественной палаты Николаем Сванидзе и Анатолием Кучерной, которые по просьбе местных жителей оказывают им юридическую помощь.

Представители Общественной палаты приложили все усилия для того, чтобы удержать судебных приставов от применения силы, для того чтобы ситуация не вышла из-под контроля. Судя по всему, им это удалось. Через некоторое время судебные приставы, а также охрана под радостные возгласы собравшихся покинули дом.

Председатель комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью правоохранительных органов, адвокат Анатолий Кучерена подтвердил, что ситуация в Южном Бутове «очень жаркая ситуация, и она накаляется». Он сообщил, что одна из местных жительниц не согласна с решением суда о выселении и пытается обжаловать это решение. «Дело в том, что ее выселяют в однокомнатную квартиру с ее 20-летним сыном, — пояснил Кучерена. — Мы понимаем прекрасно: это морально-этический вопрос. Проблема достаточно серьезная. Я призывал судебных приставов только к одному: ведите переговоры, убеждайте людей в том, что ваши действия правы. Но они, к сожалению, вели себя достаточно странно: подошли к дому и вернулись обратно. Поэтому наша задача сейчас — чтобы не было мордобоя. Мы очень надеемся, что здесь появится хоть кто-нибудь из представителей государственной власти. Никого нет абсолютно. Судебные приставы трактуют по-своему судебное решение. Посмотрите, сколько людей в пятнистой форме пришло сюда. Зачем? Люди плачут, люди, которые здесь живут, они просто пугаются оттого, что видят людей в пятнистой форме. Против кого это все? Вот что непонятно».

Приставам не позволили выселить собственницу частного дома в Бутово

МОСКВА, 27 июн — РИА Новости. Судебных приставов, пришедших днем в пятницу выселить собственницу частного дома в Южном Бутово, не пропустили к дому местные жители и молодежь, сообщает корреспондент РИА Новости с места события.

Приставы приехали, чтобы выселить пожилую жительницу Южного Бутова Аллу Сергееву из ее дома по адресу улица Изюмская, 11, но не смогли даже подойти к дому. Им помешали несколько десятков местных жителей, а также представители «Авангарда Красной молодежи» и запрещенной Национал-большевистской партии, не давшие исполнителям попасть во двор дома.

«На месте самой Сергеевой не было, ее представителю был передан документ о наложении штрафа за помеху исполнения судебного решения», — сообщила РИА Новости руководитель пресс-службы управления Федеральной службы судебных приставов по Москве Алеся Мусаева.

Она добавила, что пристав сам будет решать, когда ему возвращаться с исполнительным листом, «но в любом случае судебное решение должно быть исполнено».

Ранее замглавы департамента градостроительной политики, развития и реконструкции Москвы Виктор Аистов сообщил, что московские власти, начавшие еще в 2005 году застройку столичного поселка Бутово (Южное Бутово), договорились практически со всеми собственниками частных домов о сносе домов и переезде жильцов в новые квартиры, за исключением восьми семей. По его словам, эти семьи не желают идти на диалог и не соглашаются на предложенные им компенсации или переезд в новые квартиры.

По данным департамента, из 701 собственника 192 домов в поселке Бутово с 542 уже оформлены соглашения на снос или выкуп недвижимого имущества, с остальными идет работа по оформлению.

Аистов сообщил, что недвижимое имущество граждан и земельные участки, оформленные в собственность, будут оцениваться как по рыночной стоимости, так и по государственным расценкам. Однако он отказался уточнить, по какому принципу будет применяться эта оценка.

Смотрите так же:  Заявление на дубликат карточки ккм

«В основном, мы находим договоренности с жителями по переезду и компенсации имущества. Однако есть и те, кто не хочет переезжать, у них завышенные требования по оценке имущества, в частности, требуют больше квадратных метров, чем это положено по закону, их будем переселять по суду «, — сказал Аистов.

По словам Аистова, из-за конфликтов с жителями сроки сдачи строительных объектов сдвинулись на два месяца.

Согласно плану столичного правительства, до 2010 года на территории бывшего поселка Бутово планируется построить 185,9 тысячи квадратных метров жилья, шесть детских образовательных учреждений, две школы, музыкальную школу и поликлиники — для детей и взрослых.

По заявлению властей города, все частные дома в поселке будут снесены.

Это не первый инцидент, связанный с новым строительством в Южном Бутово. Зюзинский суд Москвы в марте 2006 года постановил выселить из частного дома в Южном Бутово семью Прокофьевых без права предоставления другого жилья. Инициаторами выселения Прокофьевых выступила префектура Юго-Западного округа столицы. Ранее представитель префектуры в суде предлагал ответчикам добровольно выселиться из дома в Южном Бутово взамен на две однокомнатные квартиры. Прокофьевы отказались.

При содействии милиции и омоновцев в принудительном порядке Прокофьевых 19 июня 2006 года (после первого судебного решения по этому делу) выселили из частного дома в малогабаритную однокомнатную квартиру.

Местные жители встали на защиту своих соседей, круглосуточное дежурство на участке и в ночь на 20 июня 2006 года не пропустили к дому бульдозеры. Их поддержали представители Общественной палаты.

В мае 2007 года Зюзинский суд Москвы утвердил мировое соглашение между семьей Прокофьевых и префектурой ЮЗАО Москвы, по которому Прокофьевым предоставлялись две однокомнатные квартиры и компенсация за садово-огородные насаждения в размере 1,2 миллиона рублей.

Судебные приставы свалили вину за насилие в Южном Бутово на ОМОН

Применение силы при выселении жителей из сносимых домов в Южном Бутово было инициировано не судебными приставами, а руководством местного УВД. Как сообщает агентство «Интерфакс», об этом заявил главный судебный пристав Москвы Александр Комаров.

Он напомнил, что исполнительные действия проводятся только по решениям судов, вступившим в законную силу, а потому выселение семьи Прокофьевых было произведено по закону.

Комаров также заявил, что не будет комментировать действия ОМОНа в Южном Бутово. «Я не готов отвечать за действия милиции. Но полагаю, что милиция выполняла свою работу по обеспечению общественного порядка», — сказал главный судебный пристав.

Он отметил, что при исполнении приставами судебного решения в их сторону «летели какие-то предметы, покрышки, даже пытались сорвать погоны» По сведениям Комарова, правоохранительными органами в Южном Бутово были задержаны несколько человек.

При этом руководитель службы столичных судебных приставов подчеркнул, что никто из его подчиненных не собирается подавать в суд на нарушителей порядка. Жалоб на действия приставов со стороны граждан также не поступало, сказал Комаров.

Столкновения между ОМОНом и инициативной группой жителей Южного Бутова произошли 19 июня, когда судебные приставы пытались произвести выселение семьи Прокофьевых, отказывавшейся подчиняться судебному решению.

Всего к выселению были предназначены 76 частных домовладений, часть жителей которых не согласилась на компенсацию, предложенную столичными властями. После вмешательства в конфликт членов Общественной палаты префект Юго-Западного административного округа Москвы Алексей Челышев обратился к суду с просьбой приостановить рассмотрение дел по выселению до конца августа, чтобы попытаться решить проблему мирным путем.

Южное Бутово: строительство продолжается, осадок остается

Сегодня исполняется два года, как в Москве заявил о себе, пожалуй, самый шумный имущественный конфликт между жителями и столичными чиновниками. Южное Бутово за короткое время стало синонимом народного возмущения и локальной революции. Тогда, два года назад, в том, кто прав, а кто виноват, разбирались судьи, судебные приставы, ОМОН, Общественная палата, депутаты различных уровней. Что же происходило тогда и происходит сейчас с бутовцами, «НГ» рассказал пресс-секретарь мэра Москвы Сергей Цой.

– Прошло ровно два года, как бутовский конфликт на слуху. Что сейчас можно сказать об этой истории?

– На самом деле история Южного Бутова продолжается не два года, а больше трех лет. Все это время правительство Москвы ведет работу с жителями на законных основаниях. Все началось с переговоров. С кем не удалось прийти к обоюдному согласию – пришлось судиться. Суд выиграло московское правительство. Вовсе не потому, что суды у нас, как говорят, купленные. В подтверждение этого можно привести тот факт, что есть суды, которые мы проигрываем, и их довольно много.

Однако этот суд был выигран, и 19 июня 2006 года в Бутово пришли судебные приставы. И начали выселять тех, кто суды проиграл. Они требовали выполнения закона. Но тогда жители поселка Бутово встали стеной.

– Дальше история развивалась довольно быстро.

Все было драматично. Пришел ОМОН. Все начали говорить, что это московское правительство вызвало ОМОН, что оно поступает бесчеловечно и т.д. На самом деле ОМОН вызвали не мы.

– Да. Все остальное было передергиванием фактов. Кому-то было выгодно, чтобы правда была именно такой.

– Недавний случай с дворником Хусаином Исхаковым тоже происходил с активным участием приставов?

– Это точно такая же, в сущности, история, как и бутовская. Если суд принял решение – его нужно исполнять. Если закон не исполняется – государство применяет силу. С дворником Исхаковым именно этот случай. Он приехал в Москву, женился на 60-летней «молодой» женщине, оформил себе прописку. И скоропостижно развелся. Взял служебную, принадлежащую городу жилплощадь. Кто ему что обещал там оформить – непонятно. Согласно пословице – незнание законов не освобождает от ответственности. Понимал, что начальник ЖЭКа не даст ему площадь в собственность. Вы бы поверили начальнику ЖЭКа?

– Считаете, он точно знал, что его будут выселять?

– Он прекрасно понимал, что никакой начальник ЖЭКа ему собственность не оформит, и привез свою настоящую жену. У них двое детей. И сейчас Исхаков говорит, как можно выселять семью с беременной женой. Эта история подобна тому, как если бы вы были владельцами квартиры, сдали ее в аренду на год, а через год решили жить там сами. А квартирант вам заявляет, что у него жена беременная и он сейчас позовет сюда прессу и Общественную палату.

– Ее не надо вызывать. Журналист находится на месте происшествия за час до начала пожара.

И что в этом случае должен делать город? Что сказать очередникам? Кому мы отдаем квартиры?

– Но в Южном Бутове дома принадлежали тем, кто в них жил?

– Да, с одной стороны, эти истории не совсем повторяют друг друга. Вспомним самую шумную историю Юлии Прокофьевой. Везде говорили, что у нее отнимают дом. Здесь неувязочка. У Прокофьевой не было там своего дома. У нее была комната площадью чуть больше девяти квадратных метров в доме.

– Остальное ей не принадлежало?

– Да, и это можно документально подтвердить. Есть справки из БТИ. В документе написано, и сама она знает, что жила в коммунальном доме. Ей принадлежало всего девять квадратных метров. Звучали крики, что вместо полноценного дома женщине дают однокомнатную квартиру, а она с сыном. И им нужно жить раздельно. Как они жили до попытки их переселить – вместе или раздельно?

Кроме того, взамен 9–10 квадратных метров комнаты им предлагали в собственность квартиру площадью 40 квадратных метров. Это в четыре раза больше, чем у них было. Рыночная цена этих метров в доме максимум 2 тысячи долларов по ценам того года. Умножаем и получаем 20 тысяч и параллельно вычислим предложенные 40 квадратных метров. В то время метр в многоквартирном доме стоил около 4 тысяч долларов. Итого 160 тысяч. Плюс компенсация за земельный участок, который формально ей не принадлежал. Есть ли у Прокофьевой документы на землю? Нет, потому что московская земля в собственность практически не оформлялась. Де-факто. Таким образом, Прокофьевой и ее сыну предлагалось в восемь раз больше, чем она имела, плюс компенсация за земельный участок. И еще одна однокомнатная квартира по социальному найму.

Смотрите так же:  Судебная практика недействительность сделок

– Но история на этом только началась?

– Мы подаем в суды, потом приходят приставы, которые должны исполнить законное постановление. Так же как они приходили к дворнику Исхакову, а жители дома его защищали, потому что он хорошо убирал дом. В Бутове тоже поддержали Прокофьеву. Произошло банальное жонглирование фактами. ОМОН вызывало не московское правительство, решение было принято законно. Вопросы были решены полностью. Более того, Юлия Прокофьева получила ровно то, что должна была получить два года назад.

– Это больше, чем получили ее соседи?

– Нет, в пропорциях они получили столько же, сколько и Прокофьева. И не потому, что вмешивались пресса и Общественная палата. А потому, что мэр Москвы Юрий Лужков со своим народом не воюет.

– Но в данном случае получается, что ваша точка зрения оставалась в тени во время конфликта. Могу сказать на основании своего опыта общения с вами, что получить от вас информацию довольно сложно.

– Мы говорили, но нас не слышали. Просто нужно было найти клапан выпуска пара, предъявить претензии местным властям, и поэтому бутовскую историю в подробностях рассказывал второй федеральный канал. Вмешивалась Общественная палата, мол, видите, мы слышим голос простого человека.

А сегодня, по прошествии времени, ни Общественной палаты, ни СМИ в Южном Бутове уже нет. Мы сегодня сами поднимаем эту историю. При этом довольно часто приходится слышать, что возмущенные теми или иными проблемами некоторые горожане угрожают нам и шантажируют: если вы не решите вопрос, то мы устроим второе Бутово. Пожалуйста! Устраивайте! По прошествии двух лет история показывает, что московское правительство поступило правильно: и юридически, и по совести. Что касается успеха Прокофьевой, то она потеряла два года жизни в этой борьбе и сделала пиар депутату Госдумы Александру Лебедеву, парламентарию Мосгордумы Сергею Митрохину и коммунистам, которые заходили помитинговать. Помогла сделать кому-то политическую карьеру. Никто из примкнувших не думал о людях.

– Была мотивация заступничества со стороны Общественной палаты?

– Сейчас Николай Сванидзе – тогда активный защитник – говорит, что они вступились за жителей, потому что была угроза применения насилия: «Наша задача состояла в том, чтобы организовать диалог между жителями и властями, и мы ее выполнили. Сами же решения – это не наше дело». Вот так оказывается – теперь не наше дело. А ведь вы сами говорите, что Бутово и есть имущественный конфликт. Людей там не били. Видеозаписи доказывают это. Сами правозащитники вступают в рукопашную с ОМОНом. А сейчас видно, что они боролись вовсе не за народ, а за самих себя. Людьми же занималось правительство Москвы. Мы их отселяли, мы им давали компенсации. Больше положенного мы платить не можем – связаны бюджетом.


Место деревенских домиков постепенно занимают высотки.
Фото Виктора Мордвинцева (НГ-фото)

– Сегодня вопрос с Бутовом решен?

– Там выстроен красивый район, где сдано 100 тысяч квадратных метров жилья, где живут уже сами бутовцы и более 1500 семей очередников. Прокофьева получила положенные ей деньги. В целом оказывается, что бутовцами все эти годы занимается только правительство Москвы. Сегодня осталось еще несколько домов. С этими жителями также будем решать вопросы в порядке переговоров.

– Как громкая история повлияла на обстановку в Бутове?

– Там появились предприимчивые граждане, которые начали покупать недвижимость по 0,5 квадратных метра, одному квадратному метру, 0,93 квадратных метра.

– Такое разве возможно?

– Они уже их купили в деревянных развалинах и требуют с нас по однокомнатной квартире. Ничего они не получат. Что касается так называемых защитников граждан, вот видите, они породили групповой эгоизм, индивидуальный эгоизм, махинации и шарлатанство.

«Южное Бутово» стало нарицательным словосочетанием. Например, мы ездили с Юрием Лужковым в Башкирию, объезжали город. И президент Республики Башкирия Муртаза Рахимов показал на горе полуразрушенный поселок. Он объяснил, что, несмотря на принятый генплан, там ничего не получается построить, потому что жители этих домов заявляют, что в Южном Бутове, в Москве, горожане получают хорошие компенсации и просят от региональных властей астрономические суммы. Такая же ситуация складывается в Астраханской области. Таким образом, мы получили серьезные проблемы с созидательным процессом в стране.

– Возможно ли было оставить эту пару домов и застроить район, не трогая шумных граждан?

– Это как история, произошедшая в Китае. Там стоит один маленький домик, а вокруг котлован. Но в таком случае это чистое иезуитство получится. Предлагали ли тому китайцу выселиться или деньги? Мы-то предлагаем реальные компенсации. Если вернуться к Бутово, то надо было всех оставить и ничего не строить?

Эта обычная для города история, мы ежедневно, ежемесячно, ежегодно отселяем огромное количество людей. Отселяемые имеют право на жилье в том же округе. Но иногда инвестор предлагает большую площадь, но в более отдаленном районе. Люди часто соглашаются. Но после Бутова люди начали выходить на улицу, чтобы остановить стройку. Выходят бабушки и говорят, что ничего не дадим построить, потому что привыкли здесь гулять с собачкой.

Если бы мы собрали очередников и сказали, что их очередь затягивается на несколько лет, потому что ордера на квартиры им выданы в Южном Бутове, где граждане не уступают землю и митингуют? Тогда бы бутовцев рядом не было, там были бы десятки тысяч людей и все было бы сметено. ОМОНа не нужно было бы. Но мы не хотим воевать и никогда не будем стравливать людей друг с другом. Как это делали в Бутове некоторые политиканы.

– В связи со стихийной остановкой строительства вспоминается случай в Митине. Люди не знали, что будет строиться перед домом. Вышли и сломали свежевозведенный строительный забор.

– Это наша недоработка, проблема муниципальных служб. Люди должны знать, что будет строиться. Там глава управы или префект должен был объяснить жителям, что за работы будут вестись. Есть же кабельное телевидение в округах.

– Изменила ли эта история имидж столицы?

– Она имидж вовсе не испортила. Если человек любит и верит, он все равно будет любить и верить, что бы ни говорили. Люди разберутся сами в бутовской истории. Умные знают, где правда. А политиканов давно там уже нет. Пена уляжется, а в Бутове будут стоять дома и детские сады. Самая лучшая политика делается мастерком.

– Так где же человеку получить достоверную информацию о том, что происходит в его дворе?

– К гражданам должен выйти глава управы, префект. Но есть проблемы. Некоторые руководители боятся телекамер и журналистов. Потому что знают, что их могут использовать как разменную карту в политической ситуации, когда «ты и в шапке дурак, и без шапки дурак».

Жителей Южного Бутова выселяли для того, чтобы на земле, занимаемой их домами, построить жилой комплекс. Распоряжение правительства Москвы № 857 появилось еще в 2004 году. Снести предполагалось 86 частных домовладений. Однако префектура не смогла полюбовно договориться с выселяемыми жителями. В итоге местная власть подала иск в Зюзинский суд Москвы. В мае 2006-го судом было принято решение о принудительном выселении жильцов. За дело взялись судебные приставы. После штурма, предпринятого судебными приставами, конфликт попал в центр внимания СМИ. Особенное внимание привлекла жительница Юлия Прокофьева, проживавшая на Богучарской улице. Ей с сыном Михаилом предлагали однокомнатную квартиру на улице Кадырова,8 – она отказалась. Прокофьева требовала две однокомнатные квартиры – одну для нее, другую для сына, обе в собственность.

Скандал разгорался. Соседи не пускали бульдозеры для сноса дома. В конфликте приняли участие Общественная палата и депутаты Госдумы и Мосгордумы. Член Общественной палаты Анатолий Кучерена договорился с мэрией о заморозке части исков о выселении и индивидуальном договоре с каждым выселяемым жителем.

В сентябре 2006 года президиум Мосгорсуда удовлетворил надзорную жалобу семьи Прокофьевых, и решение о принудительном выселении было отменено, так как посчитали, что суд принял решение на основании устаревших норм оценок жилья, а также используя старый Жилищный кодекс. От мирового решения конфликта с префектурой семья отказалась. Дело вернули в райсуд для повторного рассмотрения. 3 мая 2007 года Мосгорсуд признал законным решение о выселении семьи Прокофьевых, подтвердив решение Зюзинского суда.

Смотрите так же:  Сколько минимальная пенсия в омске

В итоге Юлия Прокофьева подписала мировое соглашение с правительством Москвы, по которому ей дали две квартиры в Западном округе столицы, на Веерной улице, и около миллиона рублей денежной компенсации за земельный участок. Со стороны московского правительства соглашение подписал префект Юго-Западного административного округа Алексей Челышев. Всего в поселке 554 участка. В этом году планируется снести еще 104 домовладения.

Поселок Южное Бутово выселяют судебные приставы

В столичном районе Южное Бутово произошло массовое столкновение местных жителей с бойцами ОМОНа и судебными приставами – нескольких человек задержали, трем протестующим потребовалась помощь врачей. Рано утром в понедельник автобусы с 100 омоновцами прибыли в поселок, где стоят частные дома, для сноса построек: на этом месте столичное правительство намерено возвести многоэтажные дома. Первым должен быть снесен дом № 19 по Богучарской улице, где живут 42-летняя Юлия Прокофьева и ее 20-летний сын Михаил (у Юлии Прокофьевой также есть престарелая тяжелобольная мать). Взамен им предложили однокомнатную квартиру в многоэтажном доме. Поддержать семью Прокофьевых и спасти свои дома от сноса собрались около 300 человек: жителей поселка не устроили предложенные им варианты квартир взамен снесенных домов.

Еще накануне вечером протестующие разбили палаточный лагерь во дворе дома, предназначенного под снос, и перекрыли въезд в поселок.

Утром поддержать жильцов приехали представители Общественной палаты во главе с адвокатом Анатолием Кучереной. Он попросил «не доводить дело до мордобоя».

Представители общественной организации в этот имущественный конфликт вмешались впервые. По словам Кучерены, члены Общественной палаты намерены проверить, насколько обоснованны и законны действия тех, кто выселяет жильцов с их земельных участков. Кроме Кучерены, в мятежный поселок приехали также представители КПРФ, ранее следившие за судьбой поселка, в том числе депутаты Мосгордумы Сергей Никитин и Владимир Улас, и активисты НБП.

По мнению Анатолия Кучерены, приставы действуют на законных основаниях, однако применение силы по отношению к жителям поселка — необоснованно. Вопрос законности переселения, по его мнению, следует задавать московским властям — у семьи Прокофьевых даже нет ордера на новую квартиру. «Нет решения о сносе дома и передаче прав на землю. У меня все правоустанавливающие документы на землю есть», — утверждает хозяйка дома.

«Дело в том, что ее выселяют в однокомнатную квартиру с ее 20-летним сыном, — пояснил позже журналистам Анатолий Кучерена. — Мы понимаем прекрасно, это морально-этический вопрос. Проблема достаточно серьезная. Я призывал судебных приставов только к одному: ведите переговоры, убеждайте людей в том, что ваши действия правы. Но они, к сожалению, вели себя достаточно странно: подошли к дому и вернулись обратно. Поэтому наша задача сейчас — чтобы не было мордобоя. Мы очень надеемся, что здесь появится хоть кто-нибудь из представителей государственной власти. Никого нет абсолютно. Судебные приставы трактуют по-своему судебное решение. Посмотрите, сколько людей в пятнистой форме пришло сюда. Зачем? Люди плачут, люди, которые здесь живут, они просто пугаются оттого, что видят людей в пятнистой форме. Против кого это все? Вот что непонятно». Между тем, по данным столичного правительства, их позиции в Бутове защищает префект ЮЗАО Валерий Виноградов. В то же время жильцы поселка заявляют, что Виноградова на месте ЧП в понедельник не было.

Вероятно, от неожиданной поддержки первая попытка судебных приставов снести обозначенный дом на Богучарской улице провалилась. После общения с представителями Общественной палаты Кучереной и Сванидзе приставы лишь предъявили владельцам постройки решение суда об их выселении, а затем вышли из дома. Но, как выяснилось позже, от первоначального плана они все же не отказались.

Несмотря на призывы к мирному решению конфликта, около 13.00 приставы начали штурм дома.


Свое решение они объяснили тем, что жильцы начали угрожать приставам. Правда, писать заявления в милицию по этому поводу судебные исполнители не стали, решив применить силу.

Во время штурма милиционеры снесли забор дома, наспех построенный после предыдущего визита приставов 8 июня. Как сообщает корреспондент «Газеты.Ru» с места событий, попасть в постройку на этот раз исполнителям все равно не удалось — в доме забаррикадировались шесть женщин.

Трем из них, по словам выселяемых, стало плохо – к ним были вызваны бригады «скорой помощи».

Тем временем, окружив дом, бойцы ОМОНа задержали снаружи трех активистов радикальных молодежных организаций НБП и АКМ. Cотрудники правоохранительных органов плотным кольцом расположились на крыльце, пропустив внутрь лишь бригаду медиков. По словам корреспондента «Газеты.Ru», в 14.30 врачи осмотрели пострадавших — трем забаррикадировавшимся женщинам стало плохо с сердцем. Пока медики были внутри, представители милиции и службы судебных приставов вели переговоры с жителями и членами Общественной палаты, однако переговоры не привели ни к какому результату.

Как заявила представитель столичного управления службы судебных приставов Юлия Блоцкая, несмотря ни на что, сегодня семью Прокофьевых посадят в автобус вместе со всей их мебелью и перевезут в одноэтажную квартиру на улице Кадырова, 8.

По данным на 15.30, несколько судебных исполнителей смогли проникнуть в дом, там началась опись имущества. Как сообщает корреспондент «Газеты.Ru», из здания послышались крики. После этого врачи занесли в дом носилки — готовится госпитализация одной из женщин. По данным агентства «Интерфакс», члены Общественной палаты покинули место происшествия. Официальные представители властей пока никак не комментируют последние события.

Напомним, что в начале июня Зюзинский суд вынес решение о законности сноса одноэтажных домов, на месте которых будут построены многоэтажки. Жителей поселка переселят в городские квартиры. В начале июня судебные приставы уже пытались выселить семью Прокофьевых. Тогда в поселке произошло первое столкновение с представителями власти, после которого трое жильцов находились в предынфарктном состоянии. К 2010 году от этого поселка, по планам столичных чиновников, не должно остаться ни одного дома.

Мэр Москвы Юрий Лужков заявил ранее, что акции протеста жителям не помогут.

В связи с новой волной протеста пресс-секретарь столичного мэра Сергей Цой сообщил, что переселение жителей в районе Бутово из частных домов в квартиры идет в точном соответствии с законом, передает РИА «Новости». «Мэр уже комментировал эту ситуацию, но отмечу еще раз — там все идет согласно закону и решению суда. Судебные приставы никогда бы не пришли туда без соответствующего решения суда и ни в коем случае не стали бы нарушать закон», — сказал Цой. Он привел в качестве примера переселение жителей одного из домов на Богучарской улице. «Не буду называть фамилии, просто скажу, что им (жителям) предлагалось взамен их частного дома общей площадью восемь квадратных метров квартира в 40 квадратных метров. Они запросили две однокомнатные квартиры и $100 тыс. компенсации», — рассказал Цой.

Переселенцы утверждают, что компенсации, которые им предлагают, не соответствуют рыночной стоимости их земли, отмечает радиостанция «Эхо Москвы». Как рассказал журналистам председатель инициативной группы жителей поселка Южное Бутово Владимир Жирнов, жители считают снос домов вообще незаконным: исковое заявление префектуры Юго-Западного административного округа Москвы, предусматривающее выселение жителей Южного Бутова из частных домов в новостройки по соседству, по словам протестующих, неправомерно. Как говорит Жирнов, дома находятся в частном владении граждан. «Ни один житель поселка Бутово не получил уведомления, должным образом оформленного, о выселении», — заявил он. По словам жильцов, на окраине столицы семьи начали жить еще в 20-х годах прошлого века, после выселения из центра города. Разными способами поселок пытаются выселить с 1984 года, с тех пор здесь запрещен ремонт в домах.

Представители Общественной палаты встали на сторону жильцов поселка. «Я убежден, что интересы округа не могут быть выше интересов жителей», — сказал адвокат Анатолий Кучерена.

«Газета.Ru» продолжает следить за развитием событий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *