Закон о защите прав потребителей предварительный договор

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
    • Главная
    • Закон о защите прав потребителей применяется к предварительному договору

    Закон о защите прав потребителей применяется к отношениям сторон предварительного договора (статья 429 ГК РФ), по условиям которого гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести в будущем товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 17).

    Наиболее часто возникают споры о применении положений норм закона о защите прав потребителей между гражданами – дольщиками и лицом, привлекающим денежные средства граждан для строительства жилья по предварительному договору купли-продажи.

    Например, дольщик обратился в суд с иском к ОАО о понуждении к заключению договора, ссылаясь на то, что между ним и ответчиком был заключен предварительный договор, по условиям которого ответчик обязался заключить с ним в будущем договор купли-продажи квартиры в строящемся доме в срок не позднее пяти банковских дней с момента получения ответчиком свидетельства о регистрации его права собственности на квартиру. Указанный выше дом сдан в эксплуатацию, однако ответчик уклонился от заключения договора и уведомил его об одностороннем расторжении предварительного договора.

    Судом установлено, что целью заключения предварительного договора является приобретение квартиры для личных бытовых нужд, а ответчик является юридическим лицом, осуществляющим строительство многоквартирного дома и реализацию квартир гражданам.

    В силу положений части 2 статьи 17 Закона РФ «О защите прав потребителей» и части 7 статьи 29 ГПК РФ иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства истца.

    Верховный Суд РФ признал ошибочным вывод суда второй инстанции о неприменении к спорным отношениям положений Закона «О защите прав потребителей» и недопустимости предъявления иска по месту жительства истца (определение Верховного Суда РФ от 08.10.2013 N 83-КГ13-9)

    По другому делу судом было установлено, что заключен предварительный договор продажи недвижимости, предметом которого является приобретение истцом в будущем по договору купли-продажи квартиры.

    Как следует из иска, целью заключения предварительного договора является приобретение квартиры для личных бытовых нужд, а ответчик является юридическим лицом, оказывающим услуги по реализации квартир.

    Согласно ч. 7 ст. 29 ГПК РФ иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора (апелляционное определение Брянского областного суда от 29.10.2013)

    Нормы закона о защите прав потребителей применяются к отношениям, возникающим из предварительного договора купли-продажи как недвижимого, так и движимого имущества, приобретаемого для личных, семейных нужд

    Истец просил суд расторгнуть предварительный договор купли-продажи транспортного средства, взыскать с ответчика стоимость автомобиля, неустойку, убытки по кредиту, компенсацию морального вреда, штраф за нарушение прав потребителя.

    Судом установлено, что истец заключил с ответчиком предварительный договор на приобретение транспортного средства. Оплата стоимости транспортного средства истцом произведена в полном размере и в установленные договором сроки, до настоящего времени автомобиль истцу не передан.

    Претензия о возврате уплаченных денежных средств, а также выплате неустойки и компенсации морального вреда оставлена без удовлетворения.

    Судом указанные требования удовлетворены, размер неустойки снижен судом по правилам статьи 333 ГК РФ (Апелляционное определение Мурманского областного суда от 25.09.2013 N 33-3317)

    О применении закона к другим отношениям см. публикацию «Распространяется ли закон о защите прав потребителей … и когда применяется?«

    ВС пресек попытку застройщика обойти специальный закон с помощью предварительного договора

    2 апреля Верховный Суд РФ вынес Определение № 11-КГ19-3 по кассационной жалобе граждан на решения судов, отказавших во взыскании с застройщика неустойки за нарушение срока передачи квартиры по предварительному договору купли-продажи.

    В предварительном договоре суды не усмотрели обязательство по передаче квартиры

    В сентябре 2017 г. Нияз и Елена Хамидуллины заключили с ООО «Юнид-Казань» (застройщик) предварительный договор купли-продажи трехкомнатной квартиры стоимостью 4,4 млн руб. в строящемся многоквартирном доме. По его условиям стороны приняли на себя обязательства в срок не позднее IV квартала того же года заключить основной договор, в момент подписания которого квартира должна была быть передана покупателям по передаточному акту. При этом обязанность продавца передать квартиру увязывалась с внесением покупателем денежных средств в качестве обеспечения исполнения обязательства по заключению основного договора в полном объеме.

    Обязательства по оплате стоимости квартиры граждане исполнили полностью, однако до 1 января 2020 г. уведомление от застройщика о необходимости подписать основной договор не получили – он был заключен лишь 15 февраля 2020 г., после неоднократных обращений к застройщику с претензией. В тот же день был подписан передаточный акт.

    Ссылаясь на положения п. 3 ст. 23.1 Закона о защите прав потребителей, Хамидуллины обратились в суд с иском о взыскании с застройщика неустойки – за нарушение установленного договором срока передачи квартиры (в размере 990 тыс. руб.) и за нарушение срока подписания основного договора (на сумму свыше 20 тыс. руб.).

    Решением суда исковые требования были удовлетворены частично – с ответчика в пользу истцов взысканы неустойка за несвоевременно заключенный основной договор в заявленном размере и штраф немногим более 10 тыс. руб. Во взыскании неустойки за нарушение срока передачи квартиры было отказано.

    При этом суд исходил из правомерности требований истцов о взыскании предусмотренной предварительным договором неустойки за просрочку направления покупателям уведомления о регистрации права собственности ответчика на квартиру и нарушение срока заключения основного договора купли-продажи.

    Суд указал, что в силу п. 3 ст. 23.1 Закона о защите прав потребителей в случае нарушения срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю продавец уплачивает ему за каждый день просрочки неустойку (пени) в размере 0,5% суммы предварительной оплаты товара. При этом неустойка (пени) взыскивается со дня, когда по договору купли-продажи передача товара потребителю должна была быть осуществлена, до дня его фактической передачи или дня удовлетворения требования потребителя о возврате предварительно уплаченной им суммы.

    Однако первая инстанция пришла к выводу, что между сторонами заключен только предварительный, а не основной договор купли-продажи квартиры с условием предварительной оплаты, поскольку из предварительного договора не возникли обязательства по передаче квартиры. Решение устояло в апелляции, что послужило поводом для обращения граждан в Верховный Суд с кассационной жалобой.

    Позиция ВС: важно не наименование договора, а суть

    Рассмотрев жалобу, ВС пришел к выводу о том, что судебные акты первой и апелляционной инстанций приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права. При этом он указал, что судам, независимо от наименования договора, следовало установить его действительное содержание, исходя как из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений, так и из существа сделки с учетом действительной общей воли сторон, цели договора и фактически сложившихся отношений сторон.

    Так, согласно п. 1 ст. 429 ГК РФ по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Соответственно, предварительный договор не может устанавливать для сторон каких-либо иных обязательств, в том числе обязанности передать имущество или оплатить его.

    Как отмечается в определении, исходя из содержания договора, заключенного в сентябре 2017 г., хотя и поименованного предварительным договором купли-продажи, предусмотрена обязанность ответчика передать в собственность заявителей квартиру не позднее IV квартала 2017 г. и обязанность последних до заключения в будущем основного договора оплатить полную стоимость жилья.

    Таким образом, подчеркнул ВС, данный договор не является предварительным по смыслу ст. 429 ГК. Исходя из указанных обстоятельств, высшая судебная инстанция пришла к выводу, что, основываясь на условиях заключенного сторонами договора и в зависимости от того, является ответчик застройщиком многоквартирного жилого дома или нет, судам следовало определить закон, подлежащий применению при разрешении данного спора, и установить сущность правоотношения сторон, чего сделано не было. В итоге решения судов были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

    Комментарии экспертов

    Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат АП г. Москвы Дмитрий Лесняк напомнил, что с 2005 г. действует Закон о долевом участии в строительстве, которым ограничен перечень способов привлечения средств граждан для строительства жилья – участие в долевом строительстве или в кооперативе. «Практика показала, что застройщики продолжили использовать иные формы взаимодействия с гражданами (в том числе предварительный договор, с которым столкнулись заявители), поскольку они позволяют распоряжаться полученными средствами не только в целях строительства дома и при этом избегать гражданско-правовой ответственности как по Закону о долевом участии, так и по Закону о защите прав потребителей», – пояснил он.

    Эта проблема, отметил эксперт, была подробно описана еще в Обзоре практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости ВС, утвержденном 4 декабря 2013 г. В нем указано: «Если судом установлено, что сторонами при совершении сделки, не отвечающей указанным требованиям, действительно имелся в виду договор участия в долевом строительстве, к сделке применяются положения Федерального закона “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости”, в том числе меры ответственности, им предусмотренные. К отношениям, вытекающим из таких договоров, заключенных гражданами – участниками долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство РФ о защите прав потребителей в части, не урегулированной названным Федеральным законом».

    Дмитрий Лесняк добавил, что в большинстве случаев суды руководствуются именно такой правовой позицией, применяя к отношениям сторон Закон о долевом строительстве, если по существу их отношения заключаются в приобретении жилья в строящемся доме. По его мнению, сложность спора для судов первой и апелляционной инстанций, вероятно, была в том, что сами истцы апеллировали к Закону о защите прав потребителей, но ВС в данном случае фактически поддержал позицию, изложенную в п. 9 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 о том, что избранный истцом способ защиты может быть скорректирован по инициативе суда.

    Адвокат АП г. Москвы Артур Власов подчеркнул, что определение, по сути, призывает участников гражданского оборота пользоваться конструкциями, которые уже предусмотрены законодательством о долевом строительстве. «В данном случае фактически защищены интересы именно покупателя. Думаю, что для участников рынка жилья это сигнал – правильно конструируйте договоры и сделки!» – отметил он.

    Эксперт добавил, что сама конструкция предварительного договора – работающая и вполне может обслуживать экономические потребности. «Другое дело, что в рассматриваемом споре она крайне неудачно использовалась строительной компанией – вероятно, чтобы обойти требования Закона о долевом участии в строительстве», – пояснил он. В связи с этим, полагает адвокат, определение ВС поможет урегулировать отношения покупателей жилья в строящихся домах и компаний-застройщиков.

    ВС: покупатель не должен платить по предварительному договору

    Истец заключила с застройщиком предварительный договор – за два векселя оговоренного эмитента она должна была получить два места на подземном паркинге. Но строительство заморозили из-за кризиса, заключение основных соглашений сорвалось, а срок оплаты векселей тем временем был пропущен. Стремясь возместить нанесенные ей убытки, покупательница дошла до Верховного суда РФ.

    Предварительный договор о намерениях «потребительским» не является

    Москвичка Елена Т. решила приобрести два машиноместа на подземной парковке строящегося жилого дома. 7 апреля и 28 июля 2006 года она заключила с ЗАО «Баркли Строй» предварительные договоры на их покупку. Согласно условиям соглашений, основные договоры должны быть заключены в течение 30 дней после даты регистрации права собственности застройщика на парковочные места, но не позднее четвёртого квартала 2008 года, а их оплата может быть произведена векселями российских эмитентов, предусмотренных договорами. Темкина приобрела два простых векселя ЗАО «Траст-Инвест», которыми намеревалась оплатить покупку (срок предъявления их к оплате истекал в декабре 2009 года), но «Баркли Строй» свои обязательства не исполнило. Когда дом был достроен, компания оформила в собственность все машиноместа, однако подписывать с покупательницей основные соглашения не спешила.

    Темкина обратилась в Хорошевский райсуд (дело № 2-71/2013), который 17 января 2013 года вынес решение о понуждении ЗАО «Баркли Строй» к заключению договоров купли-продажи. Но и после этого проблема не была решена. Тогда 6 февраля 2014 года женщина подала иск (дело № 2-2336/2014) уже в Савеловский районный суд, в котором просила взыскать с ЗАО «Баркли Строй» неустойку за несвоевременное заключение основных договоров, убытки, равные стоимости векселей, поскольку срок на предъявление их к оплате истек по вине ответчика, а также «потребительский» штраф в размере 50 % от суммы, присужденной в ее пользу (согласно ч. 6 ст. 13 закона «О защите прав потребителей»). Требования заявительницы были удовлетворены лишь частично. Суд счел, что истец не представила доказательств нанесения ей материального ущерба, и отказал в возмещении убытков. А размер затребованной неустойки был снижен на основании ст. 333 ГК РФ по заявлению ответчика, сумевшего доказать, что строительство дома и паркинга в период экономического кризиса приостанавливалось по независящим от него причинам. Был с ответчика взыскан и штраф.

    Смотрите так же:  Как составить договор купли-продажи квартиры в рассрочку

    Апелляционным определением Мосгорсуда от 16 февраля 2015 года это решение было отменено. Апелляция посчитала, что к отношениям между Темкиной и «Баркли Строй» нельзя применить положения закона о защите прав потребителей, поскольку по условиям предварительных договоров какие-либо услуги не оказывались, а потому неустойка и штраф не подлежат взысканию. Кроме того, по мнению суда покупательница свои обязательства по оплате тоже не выполнила – приобрела два векселя, но продавцу не передала и не акцептировала их, а потом и вовсе по собственной вине пропустила срок оплаты. «Материалы дела содержат достаточно доказательств того, что ответчик неоднократно обращался к истцу с предложением заключить основные договоры купли-продажи машиномест и произвести их оплату, от чего истец уклоняется, мотивируя это своим несогласием с условиями договоров» сказано в определении, при этом свои условия «Баркли Строй» Темкина не предлагала. Коллегия судей указала на недоказанность истицей наличия убытков и причинно-следственной связи между поведением ответчика и заявленными убытками, соглашаясь в этом с судом первой инстанции. Мосгорсуд посчитал, что женщина, обращаясь с иском, злоупотребляет своими правами, и отказал в удовлетворении всех ее требований.

    Подобная позиция судов – не редкость. Так, например, в ноябре 2012 года А. решил приобрести три земельных участка в Мытищенском районе Московской области. Компания-продавец ООО «Троицкое подворье» заключила с ним предварительный договор, по условиям которого покупатель должен был полностью оплатить стоимость земли, после чего должен был заключаться договор купли-продажи. Но этого так и не произошло, поскольку в предварительном соглашении обнаружились «подводные камни», а когда покупатель потребовал назад свои деньги, всю сумму ему возвращать отказались. Решением Преображенского райсуда (дело № 2-2542/2015) исковое дело было передано по подсудности в иной суд, поскольку судья сочла, что спор не подпадает под действие закона о защите прав потребителей (см. «Покупатели земельных участков остались без прав потребителей»). Позже данное определение было отменено с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    А был ли договор предварительным?

    Недовольная Темкина обратилась в Верховный суд РФ. Ее жалобу (дело № 5-КГ15-165) рассматривали трое судей Коллегии по гражданским делам, Вячеслав Горшков, Сергей Романовский и Александр Киселев, не согласившихся с выводами судов нижестоящих инстанций. Первая инстанция и апелляция квалифицировали соглашения, заключенные между Темкиной и «Баркли Строй» как предварительные договоры, согласно которым стороны в будущем обязуются лишь заключить основные соглашения о передаче имущества (п. 1 ст. 429 ГК РФ). Однако ВС посчитал, что стороны заключили договоры купли-продажи будущей недвижимой вещи с условием о предварительной оплате, поскольку, согласно документу, приобретатель должен был еще до подписания основного соглашения оплатить цену имущества или существенную ее часть. В частности, истец должна была произвести предварительную оплату машиномест путем приобретения векселей, а ответчик – принять их в качестве оплаты по договорам долевого участия в строительстве и заключить с покупательницей договоры купли-продажи не позже 1 января 2009 года. Срок предъявления векселей к оплате истекал в декабре 2009 года, а право собственности на машиноместа из-за «кризисной заморозки» стройки ответчик приобрел лишь в сентябре 2010 года и в мае 2011 года.

    «Поскольку в самих договорах не указана точная дата передачи машиномест, то суду для разрешения спора надлежало исходить из положений ст. 314 ГК РФ и определить, нарушены ли обязательства ответчика относительно сроков исполнения своих обязательств и находятся ли эти нарушения в причинно-следственной связи с истечением срока для предъявления векселей к оплате, учитывая, что в действительности между сторонами был заключен договор купли-продажи будущей недвижимой вещи с условием о предварительной оплате» говорится в определении ВС от 8 декабря 2015 года.

    В своем судебном акте «тройка» ссылается и на п. 3 ст. 401 ГК РФ, в котором говорится, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Нарушение обязанностей со стороны контрагентов, отсутствие у должника денежных средств или недостаток на рынке товаров, необходимых для исполнения обязательств, такими обстоятельствами не являются. «Однако данные обстоятельства, имеющие значение для дела, не были предметом рассмотрения судов, что привело к вынесению незаконных судебных постановлений. При таких обстоятельствах судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции» определил ВС. В Савеловском райсуде рассмотрение спора Темкиной и «Баркли Строй» по второму кругу пока не начато.

    Что думают эксперты?

    Опрошенные «Право.ru» эксперты говорят о том, что позиция ВС в этом споре не нова, но позитивный момент заключается в том, что это определение закрепляет некоторые принципиально важные для практики подходы.

    Елена Тихонова, юрист КА «Юков и партнёры» заметила, что Верховный суд РФ, наконец, определился с позицией относительно квалификации предварительного договора, содержащего условие об оплате недвижимого имущества до заключения основного договора. «Примечательно, что в определении от 8 декабря 2015 года № 5-КГ15-165 ВС РФ дословно цитирует п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 года № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем», фактически соглашаясь с уже сложившейся практикой арбитражных судов, – говорит она. – Это однозначно является позитивным моментом и будет способствовать единообразию судебной практики».

    Тихонова отмечает, что нижестоящие суды общей юрисдикции в своей практике ссылаются на п. 8 Постановления ВАС РФ, однако ВС до недавнего времени лишь несколько раз упомянул его в определениях, отправляя дела на новое рассмотрение. (см. определение от 13 августа 2015 года по делу № А07-4308/2014, от 29 сентября 2015 года по делу № А21-6725/2013). «Тем не менее, определение от 8 декабря 2015 года не было первым, в котором суд указал, что предварительный договор в контексте ст. 429 ГК РФ не может содержать условие о предварительной оплате недвижимого имущества», – комментирует юрист, давая отсылку на определение от 10 ноября 2015 года по делу № 78-КГ15-29, где суд высказал сходную позицию.

    Владимир Горелик, председатель Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» говорит, что с учетом подходов, сложившихся в судебной практике по данной категории дел, позиция Верховного суда «представляется обоснованной, в то время как судебные акты нижестоящих инстанций вызывают недоумение (в особенности определение суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме)». «Такая кардинальная непоследовательность позиций судов различных инстанций вызывает большое сожаление и раздражение в ситуации, когда участники гражданского оборота рассчитывают на некую определенность и стабильность», – досадует адвокат. По его словам, приобретение Темкиной машиномест осуществлялось по стандартной схеме, часто используемой на практике девелоперскими компаниями (заключение с истцом предварительного договора с обязательством приобретения истцом ценных бумаг, подлежащих использованию впоследствии в качестве средства платежа по основному договору купли-продажи, который в данном деле так и не был заключен сторонами в связи с просрочкой исполнения обязательств девелоперской компанией). «Поскольку основной договор сторонами не заключен, машиноместа истице фактически не переданы по вине ответчика, а истица (по настоянию ответчика) понесла расходы на приобретение векселей, срок предъявления к оплате которых на момент рассмотрения дела истек, вывод Верховного суда о неисследованности судами причинно-следственной связи обстоятельств возникновения убытков, а также о незаконности судебных актов нижестоящих инстанций в этой части представляется справедливым», – считает он.

    «Верховный суд РФ встал на защиту прав физических лиц и вышел за пределы заявленных доводов в интересах законности, – озвучивает свою точку зрения адвокат и партнёр «Forward legal» Владимир Хантимиров. – Суд квалифицировал предварительный договор как договор купли-продажи будущей вещи, учитывая условие о предварительной оплате и намерение сторон заключить основной договор после создания вещи. Для практики рассмотрения аналогичных споров это означает, что суды должны будут по своей инициативе уделять более пристальное внимание правильной квалификации договоров, а также менее формально подходить к спору».

    «По моему мнению, Верховный суд совершенно справедливо посчитал заключенные договоры не предварительными, а договорами купли-продажи ведущей недвижимой вещи с условием о предваритльной оплате. Иное толкование ставило бы покупателя в неравные условия с застройщиком, ибо невозможность предъявления положений закона «О защите прав потребителей», равно как положений «О неустойке и штрафе», позволили застройщику злоупотреблять своими правами, в нужный момент привлекая финансирование, а впоследствии отказываясь исполнять принятые на себя обязательства, ограничиваясь лишь возвратом полученной суммы и процентом за пользование чужими деньгами (т. е. минимальными расходами)», – считает Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры».

    Покупатели земельных участков остались без прав потребителей

    Судья посчитала спор о продаже земельных участков делом, не попадающим под действие закона «О защите прав потребителей» и передала его в суд по месту расположения ответчика. Свое решение она мотивировала постановлением Пленума ВАС РФ, чем немало удивила адвоката истца. Он с такой позицией категорически не согласен, и, как большинство экспертов, относит дело к категории потребительских. Однако есть эксперт, который согласен с судом.

    В ноябре 2012 года А. решил приобрести себе три земельных участка в Мытищенском районе Московской области. Представители компании-продавца – ООО «Троицкое подворье» – сообщили покупателю, что в целях налоговой оптимизации они производят сделку следующим образом: сначала стороны заключают предварительный договор купли-продажи, который по факту является основным, оплачивается полная стоимость приобретаемой земли, после чего, через некоторое время, заключается основной договор, который является простой формальностью, а дальше участки передаются новому собственнику. Как рассказал «Право.Ru» адвокат Алексей Михальчик, его клиенту не объяснили, в чем смысл подобной оптимизации, но он решил, что факт безналичной оплаты по договору в любом случае защитит его права как покупателя. Также в предварительном договоре содержалось существенное обязательство покупателя, которое обуславливало дальнейшее заключение основного договора купли-продажи. Согласно п. VII, ему необходимо было вступить в некоммерческое партнерство «Благоустройство коттеджного поселка «Пестово Лайф». Про словам продавца это условие являлось простой формальностью, а НП представляет собой аналог ТСЖ, которое будет обеспечивать коммунальное обслуживание поселка. Такое объяснение А. устроило, он подписал договор и 30 ноября 2012 года выплатил компании 1,87 млн руб.

    Несмотря на то, что покупатель исполнил свои обязательства, представители «Троицкого подворья» убедили его подписать допсоглашения, согласно которым, дата подписания основного договора откладывалась дважды, сначала на 15 февраля 2013 года, потом на 15 марта. Одновременнно А. получил от «Троицкого подворья» требование о необходимости вступления в НП «Пестово», фигурировавшее в предварительном договоре. Ознакомившись с документом внимательно А. обнаружил, что кроме прочего, подписал заявление о вступлении в данное НП на условиях внесения членского взноса в размере около 9,89 млн руб., что почти в четыре раза превышает стоимость приобретаемых участков. В свое время представители «Троицкого подворья» убедили его, что поселок является элитным, и внесенные средства «позволят обеспечить небывалый уровень инфраструктуры, а также подвести коммуникации».

    Покупатель затребовал документальное подтверждения целевого назначения такоего членского взноса. Но администрация некоммерческого партнерства сделать это отказалась, а в обозначенном в документах офисе компании мужчина ее представительства не обнаружил. Вплоть до марта 2014 года «Троицкое подворье» уклонялось от передачи земли под предлогом неисполнения им п. VII предварительного договора. Тогда А. направил компании претензию, в которой просил заключить с ним договор и передать участки, на что продавец ответил отказом.

    В мае 2014 года продавец вернул несостоявшемуся покупателю деньги, перечислив их на депозит нотариуса. Однако переведенная сумма оказалось на 131 000 руб. меньше выплаченной изначально. Продавец объяснил это тем, что, в соответствии с положением п. VIII предварительного договора, удержал с А. штраф в размере 7 % за то, что тот уклонялся от заключения основного договора.

    Тот посчитал удержанную сумму неосновательным обогащением и обратился с иском в Преображенский суд (дело №2-2542/2015), чтобы вернуть деньги. Также, основывая свои требования на положении ст. 23.1 закона «О защите прав потребителей», истец просил взыскать с ответчика неустойку за нарушение сроков передачи предварительно оплаченного товара, штраф в размере 50 % от суммы, взысканной судом, 200 000 руб. в качестве компенсации морального вреда и 120 000 руб. за услуги представителя.

    Судья Юлия Кочетыгова на заседании 27 мая 2015 года поставила вопрос о передаче дела по подсудности по месту расположения ответчика. Представитель истца Михальчик возражал, он настаивал, что спор попадает под действие закона «О защите прав потребителей», а значит, иск может быть рассмотрен в суде по месту жительства истца (п. 7 ст. 29 ГПК РФ). Ответчик оставил разрешение вопроса на усмотрение суда, отметив, что по его мнению положения «потребительского» закона при рассмотрении данного дела применяться не могут. Кочетыгова согласилась именно с этой точкой зрения и передала дело в Зюзинский районный суд.

    Смотрите так же:  Льготы детям инвалидам по сахарному диабету

    В определении о передаче дела по подсудности она пояснила, что квалифицирует правоотношения сторон как договор купли-продажи будущей недвижимой вещи с условием о предварительной оплате, согласно разъяснениям, данным в п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 года №54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем». Следовательно, споры, вытекающие из указанного договора, подлежат разрешению в соответствии с правилами ГК РФ о договоре купли-продажи и рассматриваются в суде по месту нахождения ответчика.

    – Я был удивлен такому решению суда, поскольку участвовал не в одном десятке подобных дел, которые были рассмотрены именно с применением законодательства, защищающего права потребителей, и, более того, закончились для них с положительным результатом, – комментирует представитель истца адвокат Михальчик, который намерен обжаловать решение в Мосгорсуде. – В целом, данный судебный акт я склонен рассматривать как некий юридический казус, так как нечасто суды общей юрисдикции используют для мотивировки своих решений постановления арбитражных судов. Тут можно вспомнить, что объединение судебных инстанций состоялось во многом из-за убежденности руководства судебной системы в наличии противоречивой практики.

    «Настоящее решение вынесено с нарушением норм процессуального права и должно быть обжаловано», – поддерживает коллегу Александр Гурин, заместитель руководителя Московской коллегии адвокатов «Талион». – Суд посчитал, что данный спор не подпадает под действие закона «О защите прав потребителей», хотя постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», это прямо предусматривает, а именно: «к отношениям сторон предварительного договора, по условиям которого гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести в будущем товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство о защите прав потребителей». Эта позиция, например, подтверждается определением Верховного Суда РФ от 8 октября 2013 года №83-КГ13-9. Таким образом, истец имеет право на предъявления иска в суд по своему месту жительства, считает эксперт.

    Согласна с ними и Эльмира Кондратьева, партнер адвокатского бюро «Форвард Лигал»: «Основываясь только на определении суда (без анализа материалов дела), мы считаем, что шансы истца на удовлетворение частной жалобы имеют высокую вероятность. Если спор возник по иску лица, имеющего намерение приобрести участок для нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а ответчик реализует земельные участки по договорам купли-продажи, то имеются основания для применения закона «О защите прав потребителей». Следовательно, истец, как потребитель, вправе требовать рассмотрения дела по месту своего жительства на основании п. 7 ст. 29 ГПК РФ.

    А вот Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» считает верной позицию суда: «В данном случае принимая решение о направлении настоящего гражданского дела по подсудности в другой суд, судья исходил из оценки правоотношений, имеющих место в настоящем споре. Закон «О защите прав потребителей» действительно позволяет гражданам обращаться в суд по месту своего жительства (так называемая подсудность по выбору истца), однако в настоящем деле, на мой взгляд, суд правомерно установил, что возникшие между сторонами правоотношения не регулируются указанным законом. В этой связи действует общее правило определения подсудности – по месту нахождения ответчика, следовательно шансы на обжалование данного определения в суде в вышестоящей инстанции будут минимальны».

    Адвокат Михальчик сообщил, что на решение Преображенского суда уже подана частная жалоба.

    Закон о защите прав потребителей предварительный договор

    Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

    В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

    Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

    Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 марта 2015 г. по делу N 33-4495/2015 (ключевые темы: предварительный договор — договор купли-продажи автомобиля — взыскание убытков — задаток — защита прав потребителей)

    Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 марта 2015 г. по делу N 33-4495/2015

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

    председательствующего Алексеенко О. В.,

    судей Абубакировой Р. Р.,

    Пономаревой Л. Х.,

    при секретаре Фатхутдиновой Г. И.

    рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Уфа Республики Башкортостан гражданское дело по апелляционным жалобам представителя Латыпова Р. Р., действующего в интересах Муфазалова Р. А., представителя Газизовой А. М., действующей в интересах общества с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер», на решение Калининского районного суда города Уфы Республики Башкортостан от 23 декабря 2014 года, которым постановлено:

    исковые требования Муфазалова Р. А. к обществу с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер» о расторжении договора купли-продажи автомобиля, взыскании денежных средств, внесённых по договору купли-продажи автомобиля, выплате неустойки, компенсации морального вреда и штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения продавцом требований потребителя удовлетворить частично.

    Расторгнуть договор купли-продажи автомобиля . , заключенный дата между обществом с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер» и Муфазаловым Р. А.

    Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер» в пользу Муфазалова Р. А. уплаченную по договору денежную сумму в размере . рублей ( . рублей), неустойку в размере . рублей ( . рублей), в счёт компенсации морального вреда . рублей ( . рублей), штраф в размере . рублей ( . рублей).

    В удовлетворении исковых требований Муфазалова Р. А. к обществу с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер» о взыскании убытков, расходов по оплате услуг представителя отказать за необоснованностью.

    Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер» госпошлину в доход местного бюджета в сумме . рублей ( . рублей).

    Взыскать с Муфазалова Р. А. госпошлину в доход местного бюджета в сумме . рублей ( . копеек).

    Заслушав доклад судьи Алексеенко О. В., судебная коллегия

    Муфазалов Р. А. обратился в суд с иском (уточнением к нему) к обществу с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер» о расторжении предварительного договора купли-продажи автомобиля N . AM от

    дата, взыскании денежных средств, внесённых по договору купли-продажи автомобиля в размере . рублей, неустойки за нарушение срока возврата уплаченной за товар суммы . рублей, убытков . рублей, компенсации морального вреда . рублей, штрафа в размере

    50 % от присужденной судом суммы, мотивируя свои требования тем, что

    дата между обществом с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер» и ним заключен договор купли-продажи автомобиля

    N . марки . года выпуска. дата им внесена денежная сумма в размере . рублей в качестве задатка.

    дата по прибытию в офис ему пояснили, что автомобиль продан другому лицу. На дату дата и на дата разница между стоимостью автомобиля составляет . рублей. Неисполнением договора ему причинены убытки.

    Судом постановлено приведённое решение, об отмене которого просит представитель Муфазалова Р. А. — Латыпов Р. Р., по мотиву незаконности и необоснованности принятого решения. В апелляционной жалобе ставится вопрос об отмене решения суда с указанием на то, что судом необоснованно отказано в удовлетворении иска о взыскании убытков, которые истец будет вынужден понести для восстановления нарушенного права, снижены суммы неустойки, компенсации морального вреда.

    В апелляционной жалобе представителя общества с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер» Газизовой А. М. ставится вопрос об отмене решения суда с указанием на то, что право продавца на удержание с потребителя неустойки за отказ от исполнения договора предусмотрен условиями заключенного соглашения, статья 32 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» не применима.

    В силу требований статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ законность и обоснованность решения суда проверяется в пределах доводов апелляционной жалобы.

    Изучив материалы дела, выслушав явившихся лиц, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

    Разрешая спор, суд первой инстанции верно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства и дал им надлежащую юридическую оценку в соответствии с нормами материального права.

    Согласно статье 309 Гражданского кодекса РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

    В силу статьи 429 Гражданского кодекса РФ по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определён, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора.

    Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», к отношениям сторон предварительного договора ( статья 429 Гражданского кодекса Российской Федерации), по условиям которого гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести в будущем товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство о защите прав потребителей.

    В соответствии со статьёй 23.1 Закона РФ от 07 февраля 1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей» договор купли-продажи, предусматривающий обязанность потребителя предварительно оплатить товар, должен содержать условие о сроке передачи товара потребителю (пункт 1).

    В случае, если продавец, получивший сумму предварительной оплаты в определённом договором купли-продажи размере, не исполнил обязанность по передаче товара потребителю в установленный таким договором срок, потребитель по своему выбору вправе потребовать: передачи оплаченного товара в установленный им новый срок; возврата суммы предварительной оплаты товара, не переданного продавцом. При этом потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причинённых ему вследствие нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара (пункт 2).

    В случае нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю продавец уплачивает ему за каждый день просрочки неустойку (пени) в размере половины процента суммы предварительной оплаты товара (пункт 3).

    Требование потребителя о возврате уплаченной за товар суммы подлежит удовлетворению продавцом в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования (пункт 4).

    Судом установлено, что дата между ООО «АвтоПремьер» (продавец) и Муфазаловым Р. А. (покупатель) заключен договор купли-продажи автомобиля N . , в соответствии с которым продавец принимает на себя обязательство передать в собственность покупателя, а покупатель обязуется принять и оплатить автомобиль марки .

    В соответствии с пунктом 3.1 договора не позднее 5 банковских дней после подписания договора покупатель уплачивает продавцу задаток в размере 10 % стоимости автомобиля. Оплата остальной части цены автомобиля производится покупателем в течение срока поставки, оговоренного в Приложении, но не позднее 5 банковских дней с момента поступления автомобиля на склад продавца.

    Согласно пункту 4.1 договора продавец обязуется доставить автомобиль на склад в городе Уфа для передачи его покупателю в течение срока, указанного в соответствующем приложении к договору (9 рабочих дней) с момента внесения покупателем суммы задатка и направить покупателю уведомление о доставке. В случае просрочки доставки автомобиля со стороны поставщиков продавца, продавец вправе продлить срок поставки автомобиля, но не более чем на

    Во исполнение условий договора истцом в кассу предприятия внесена сумма предоплаты . рублей.

    Доказательств направления истцу уведомления о доставке автомобиля материалы дела не содержат.

    дата Муфазалов Р. А. обратился в ООО «АвтоПремьер» с заявлением о расторжении договора купли-продажи и возврате оплаченных денежных средств.

    Разрешая спор по существу, руководствуясь вышеприведёнными правовыми нормами, суд исходил из того, что неисполнением ответчиком принятых обязательств нарушены права Муфазалова Р. А. как потребителя. В связи с этим, суд пришёл к выводу о расторжении предварительного договора купли-продажи автомобиля, взыскании с ответчика уплаченных за автомобиль денежных средств, неустойки за нарушение срока передачи предварительно оплаченного товара, компенсации морального вреда.

    При этом суд, принимая во внимание заявление ответчика о применении статьи 333 Гражданского кодекса РФ, учитывая компенсационную природу неустойки, снизил размер неустойки до . рублей, указав, что подлежащая взысканию неустойка несоразмерна последствиям нарушения обязательства, с учётом срока имевшей место просрочки.

    Судебная коллегия соглашается с решением суда в указанной части и не находит оснований для увеличения определённого судом размера неустойки.

    Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании убытков, состоящих из разницы между ценой товара, установленной договором купли-продажи, и ценой аналогичного товара на время удовлетворения требований о взыскании уплаченной за товар денежной суммы, суд обоснованно исходил из того, что данная сумма не является ни реальным ущербом, ни упущенной выгодой; взыскание иных убытков не предусмотрено статьёй 15 Гражданского кодекса РФ.

    Смотрите так же:  Как напечатать приказ об отпуске

    Судебная коллегия обращает внимание на то, что Муфазалов Р. А. фактически оплатил продавцу только . рублей, оставшуюся сумму потребитель не внёс в кассу ответчика по причине не поставки товара в установленный договором срок и последовавшему вследствие этого расторжению договора купли-продажи транспортного средства. Доказательств того, что для восстановления нарушенного права Муфазалов Р. А. понёс или понесёт расходы в заявленной сумме, не имеется. При указанных обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось предусмотренных законом оснований для удовлетворения требований истца о взыскании

    с ООО «АвтоПремьер» в пользу Муфазалова Р. А. убытков в размере . рублей, вызванных несвоевременной поставкой товара по договору купли-продажи транспортного средства.

    Вопреки доводам жалобы представителя Муфазалова Р. А. — Латыпова Р. Р. размер компенсации морального вреда в сумме . рублей определён судом с учётом всех фактических обстоятельств дела, соответствует принципу разумности и справедливости.

    Утверждение в апелляционной жалобе представителя ООО «АвтоПремьер» Газизовой А. М. о нарушении условий договора со стороны потребителя необоснованно, опровергается материалами дела.

    Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

    Руководствуясь статьями 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

    решение Калининского районного суда города Уфы Республики Башкортостан от 23 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционные жалобы представителя Латыпова Р. Р., действующего в интересах

    Муфазалова Р. А., представителя Газизовой А. М., действующей в интересах общества с ограниченной ответственностью «АвтоПремьер», — без удовлетворения.

    Председательствующий СОГЛАСОВАНО О. В. Алексеенко

    Судьи Р. Р. Абубакирова

    Справка: федеральный судья Сулейманова А. Т.

    Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 20 июля 2015 г. по делу N 33-10688/2015 (ключевые темы: предварительный договор — защита прав потребителей — взыскание неустойки — неустойка пени — договор купли-продажи)

    Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 20 июля 2015 г. по делу N 33-10688/2015

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Р.Р.Хасаншина,

    судей А.М. Гильмутдинова, С.М.Тютчева,

    при секретаре судебного заседания Д.Б. Галеевой

    рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Р.Р.Хасаншина гражданское дело по апелляционной жалобе А.Р.Нутфуллина на решение Кировского районного суда города Казани от 15 мая 2015 года, которым постановлено:

    в удовлетворении исковых требований А.Р. Нутфуллина к открытому акционерному обществу «ИА РТ девелопмент» в лице общества с ограниченной ответственностью «Ак Барс недвижимость» о взыскании неустойки, денежной компенсации морального вреда, судебных расходов — отказать.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы об отмене решения, выслушав объяснения представителя А.Р.Нутфуллина — Ф.Х.Харазова в поддержку доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

    А.Р.Нутфуллин обратился в суд с иском к ООО «Ак Барс недвижимость» о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, судебных расходов.

    В обоснование указал, что 21 марта 2014 года между его семьей (покупатель) и ответчиком (продавец) был заключен предварительный договор купли — продажи квартиры по адресу: «адрес».

    В соответствии с данным договором покупатель обязался уплатить цену договора в размере 3847793 рубля 40 копеек, а ответчик обязался передать квартиру в состоянии готовности по передаточному акту. Пунктом 1.2 договора срок заключения основного договора — первое полугодие 2014 года, но не позднее 30 июня 2014 года.

    23 июня 2014 года истец обратился к ответчику с уведомлением об истечении срока для заключения основного договора купли — продажи 30 июня 2014 года и просил об ускорении процесса оформления основного договора, в связи с необходимостью выделения в квартире доли несовершеннолетнего ребенка.

    Однако в нарушение сроков основной договор был заключен лишь 19 августа 2014 года, в тот же день составлен передаточный акт. Оплатив в полном объеме установленную договором сумму, истец свои обязательства перед ответчиком выполнил, ответчик в нарушение Закона «О защите прав потребителей» обязательства в части срока не исполнил.

    По мнению истца, в силу закона «О защите прав потребителей» в случае нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю, продавец уплачивает ему за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере половины процентов от суммы предварительной оплаты товара.

    13 февраля 2015 года в адрес ответчика была направлена претензия, ответ на которую получен не был. Действиями ответчика истцу причинены нравственные страдания, которые он оценивает в 50000 рублей.

    Истец просил суд взыскать с ответчика неустойку в размере 961948 рублей, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 20000 рублей, штраф за несоблюдение в добровольном в порядке требований потребителя.

    Представитель истца Р.З. Фахуртдинов в судебном заседании исковые требования поддержал.

    Представитель ответчика ОАО «ИА РТ девелопмент» в лице ООО «Ак Барс недвижимость» — А.В.Андреянов в судебном заседании исковые требования не признал.

    Суд вынес решение в приведенной выше формулировке.

    В апелляционной жалобе А.Р.Нутфуллин, выражая несогласие решением суда, просит его отменить и вынести по делу новое решение об удовлетворении иска. При этом указывает на ошибочность вывода суда о несовпадении предмета предварительного и основного договоров. В частности, предметом предварительного договора выступало приобретение квартиры в будущем. Ссылаясь на постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», пункт 3 статьи 23.1 Закона «О защите прав потребителей», полагает заявленные им требования законными и обоснованными.

    В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель А.Р.Нутфуллина — Ф.Х.Харазов требования апелляционной жалобы поддержал по доводам, изложенным в ней.

    Судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

    В соответствии с пунктом 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом , законом или добровольно принятым обязательством.

    Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422) ( пункт 4 статьи 421 ГК РФ).

    Согласно пункту 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

    Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. В случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса ( пункты 3 , 5 статьи 429 ГК РФ).

    По правилам пункта 4 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор.

    Согласно пункту 6 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

    Как видно из материалов дела и установлено судом, 21 марта 2014 года между ОАО «ИА РТ девелопмент» в лице ООО «Ак Барс недвижимость» (продавец) и А.Р.Нутфуллиным, Л.Л.Нутфуллиной, А.А.Нутфуллиным (покупатель) был заключен предварительный договор купли-продажи квартиры. Согласно заключенному договору, стороны обязались заключить в предусмотренный договором срок договор купли- продажи квартиры в многоквартирном доме расположенном по адресу: «адрес».

    Пунктами 1.2 и 2.1 договора установлены срок заключения основного договора — первое полугодие 2014 года, и стоимость квартиры — 3847793 рубля 40 копеек.

    19 августа 2014 года между ОАО «ИА РТ девелопмент» в лице ООО «Ак Барс недвижимость» и А.Р.Нутфуллиным, Л.Л.Нутфуллиной, А.А.Нутфуллиным был заключен договор купли-продажи, которым продавец обязался передать в собственность покупателя «адрес», а покупатель принять и оплатить ее в соответствии с условиями настоящего договора.

    Расчет между сторонами произведен полностью до подписания настоящего договора в размере 3847793 рубля 40 копеек (п. 2.2 договора).

    Установлено, что 19 августа 2014 года состоялась передача вышеуказанной квартиры истцу на основании передаточного акта.

    Разрешая спор по существу, суд, правильно определив несовпадение предмета предварительного и основного договоров, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. При этом предметом предварительного договора не выступала обязанность продавца передать в собственность покупателя спорную квартиру.

    Судебная коллегия с выводом суда по данному делу согласна, поскольку он основан на законе, правильном определении юридически значимых обстоятельств по делу, их тщательном исследовании и правильной оценке совокупности имеющихся в деле доказательств.

    Соглашаясь с выводом суда об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований о взыскании неустойки за нарушение сроков передачи квартиры и компенсации морального вреда, судебная коллегия исходит из содержания заключенного сторонами предварительного договора, предметом которого является заключение в будущем договора купли-продажи квартиры, обязательств о передаче квартиры данный договор не содержит. В этой связи суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии со стороны ответчика нарушений прав истца.

    Заключение предварительного договора не может повлечь перехода права собственности, возникновения обязательства по передаче имущества или оказанию услуги, однако порождает у сторон право и обязанность заключить основной договор.

    Необходимо также учесть, что указанный предварительный договор не содержит всех условий основного договора, в частности, не содержит срока передачи продавцом спорной квартиры покупателю.

    При этом законом предусмотрены иные правовые последствия неисполнения обязательства стороной предварительного договора — такой договор считается прекращенным, либо основной договор заключается на основании судебного акта по требованию стороны.

    При этом истцом доказательств, однозначно свидетельствующих о совершении ответчиком действий, направленных на уклонение от заключения основного договора, не представлено. Кроме того, по истечении предусмотренного предварительным договором срока заключения основного договора истец в суд с требованием о взыскании уплаченных денежных средств, либо понуждении к заключению основного договора не обращался, правоотношения между сторонами по предварительному договору прекратили свое действие.

    Доводы апелляционной жалобы, по существу сводящиеся к мнению ее подателя о неправильном применении судом при вынесении решения норм материального права, в частности, с неприменением Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального права.

    Согласно п.3 ст.23.1 Закона РФ «О защите прав потребителей» в случае нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю продавец уплачивает ему за каждый день просрочки неустойку (пени) в размере половины процента суммы предварительной оплаты товара.

    Неустойка (пени) взыскивается со дня, когда по договору купли-продажи передача товара потребителю должна была быть осуществлена, до дня передачи товара потребителю или до дня удовлетворения требования потребителя о возврате ему предварительно уплаченной им суммы.

    Исходя из материалов дела, истец был вправе требовать заключения основного договора в срок до 30 июня 2014 года. Однако доказательств предъявления соответствующих требований в материалах дела отсутствуют. По истечении указанного срока истец не потребовал возврата внесенных им денежных средств. В последующем, заключив основной договор купли-продажи 19 августа 2014 года, в тот же день по акту приема-передачи истец получил спорную квартиру.

    Судебная коллегия не находит оснований расценивать представленный истцом предварительный договор купли-продажи квартиры как договор купли-продажи с условием о предварительной оплате, в связи с чем, приходит к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика неустойки на основании п.3 ст.23.1 Закона РФ «О защите прав потребителей». Необходимо учесть, что из предварительного договора не могут возникать обязательства по передаче предварительно оплаченного товара, кроме как обязательства по заключению основного договора.

    Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

    Исходя из разъяснений пункта 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Поскольку данный факт не нашел подтверждения в ходе судебного разбирательства, оснований для удовлетворения требований о компенсации морального вреда также не имелось.

    Таким образом, решение суда следует признать законным и обоснованным, поскольку юридически значимые обстоятельства установлены правильно и в необходимом объеме, к возникшим правоотношениям правильно применены нормы материального права, нарушений норм процессуального права не допущено.

    Оснований для отмены решения, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

    Руководствуясь статьями 199 , 327 , 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

    решение Кировского районного суда города Казани от 15 мая 2015 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу А.Р.Нутфуллина — без удовлетворения.

    Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано течение шести месяцев в кассационном порядке в Верховный Суд Республики Татарстан.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *