Залог и поручительство гк рф

Пресса о ВАС РФ

Залог и поручительство по чужому долгу

Интересная ситуация возникает, когда когда третье лицо предоставило залог по обязательствам должника и выступило поручителем за него же, а впоследствии само стало банкротом.

В деле о банкротстве предприятия, где мы представляем одного из кредиторов, случился именно такой случай. Банк заключил договоры залога и поручительства с должником в обеспечение обязательства по кредитному договору с третьим лицом.

В книге Несостоятельность (банкротство): научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / В.В. Витрянский, В.В. Бациев, А.В. Егоров и др.; под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2010. 336 с. высказываются три варианта решения по данному вопросу:

Первый вариант включение требования залогового кредитора в реестр как если бы залог был дан по собственным долгам. Недостатки такого подхода лежат на поверхности. Во-первых, и залог, и поручительство являются акцессорными способами обеспечения по отношению к обеспечиваемому долгу, но не по отношению друг к другу. Иными словами, если недействителен залог, поручительство сохраняется. И наоборот. Но при предлагаемом варианте получится, что недействительность поручительства (оно ведь принимается за «обеспечиваемое залогом» обязательство) повлечет за собой недействительность залога. А это в данном случае неверно, противоречит обеспечительной конструкции, избранной сторонами. Во-вторых, залог и поручительство могут иметь разные режимы: одно и то же обстоятельство на залоге будет сказываться одним образом, а на поручительстве другим. Например, перевод долга на иное лицо без согласия поручителя прекратит поручительство, а залог нет (допустим, потому, что суд сочтет норму п. 2 ст. 367 ГК РФ неприменимой к залогу даже по аналогии, или потому, что в договоре залога будет содержаться заранее данное согласие отвечать за определенного нового должника предметом залога). Также, при залоге имущества стоимостью 1 руб. кредитор мог в наблюдении получить право голоса на миллион или миллиард (в зависимости от того, какой долг обеспечивался этим залогом; причем обоснованность этого долга суд, рассматривающий дело о банкротстве, не может контролировать). Это было бы совершенно неприемлемо.

Второй вариант включение в реестр требований кредитора дважды: первый раз просто в третью очередь как кредитора по денежному обязательству (как кредитора поручителя), второй раз в ту же очередь, но как залогового кредитора. Основной недостаток этого варианта связан с тем, что создается видимость невозможного не может быть двойного голосования на собрании кредиторов, не может быть двойного удовлетворения при расчетах в конкурсном производстве и т.п.

Третий вариант предоставление кредитору права выбора: становится он залоговым кредитором (налицо залог по чужому долгу) или обыкновенным кредитором по денежному обязательству третьей очереди (как кредитор поручителя).

В настоящее время позиция судов складывается следующим образом.

Суд принял решение за банк и выбрал ему статус залогового кредитора, банк не согласен и хочет быть в реестре в двух ипостасях как залоговый кредитор и как кредитор по голосующим в конкурсном производстве требованиям.

Банк, не согласившись с позицией ФАС ЦО, обратился в надзорную инстанцию.

Думается, что действующая конструкция Постановления Правительства РФ от 09.07.2004 N 345 «Об утверждении Общих правил ведения арбитражным управляющим реестра требований кредиторов» просто не позволит установить двойное требование в реестре.

Однако, если при залоге в обеспечение обязательства третьего лица, ВАС РФ в Постановлении Пленума от 23.07.2009 N 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» указал, что судам следует исходить из того, что требования упомянутого залогового кредитора приравнены к требованиям залогодержателей, являющихся кредиторами должника по денежным обязательствам, в целях установления равенства залоговых кредиторов при получении удовлетворения за счет выручки от продажи заложенного имущества в ходе дела о банкротстве. В этой связи обращение залогодержателя с заявлением о признании банкротом должника, предоставившего обеспечение за иное лицо, недопустимо.

При поручительстве допускается обращение кредитора с заявлением о признании поручителя банкротом, если должник не исполнил свои обязанности по основному обязательству, при этом поручитель отвечает в полном объеме (Определение ВАС РФ от 07.02.2011 N ВАС-678/11 по делу N А82-18887/2009-30-Б/1).

В настоящее время судебная практика идет по такому пути, что если требование к поручителю предъявлено до ликвидации основного должника, то обязательства поручителя не прекращаются ликвидацией должника. Подробнее обстоятельства прекращения поручительства обсуждаются в этом топике.

При банкротстве и должника и поручителя (особенно если поручителей несколько) возникает ситуация, что не возможно определить в какой процедуре сколько кредитор получил возмещения. А при ликвидации должника и поручителя по завершении процедур поручитель уже не сможет получить с должника уплаченную им кредитору сумму. Также представляется невозможным проконтролировать размер данной суммы, то есть кредитор может получить возмещение больше, чем долг, получить неосновательное обогащение, взыскатель которого отсутствует.

Круговая порука: должны ли поручители отвечать друг перед другом

Может ли один из поручителей, погасивший долг по кредиту, требовать возврата денег не только от заемщика? Несут ли поручители ответственность друг перед другом? Может ли один из них требовать обращения взыскания на заложенное имущество, собственником доли которого он является? Суд первой инстанции и апелляция ответили на эти вопросы отрицательно, но у ВС была иная позиция.

«Ранее правоприменительная практика (особенно в судах общей юрисдикции) исходила из того, что в случае отдельных договоров поручительства толкование ст. 365 ГК не предусматривает возникновения права требования одного поручителя к другому в случае удовлетворения одним из поручителей требований кредитора», – рассказывает адвокат КА «Юков и партнёры» Рустам Батыров. Дополняя коллегу, Сергей Левичев, руководитель практики по делам о банкротстве АК «Павлова и партнеры», пояснил, что такая позиция основывалась на определении ВАС РФ от 22 июня 2007 года № 6099/07 (дело № А08-12814/2005). Тогда Высший арбитражный суд определил, что три компании, давшие поручительство независимо друг от друга, не являются лицами, совместно давшими поручительство, в связи с чем между ними отсутствует солидарная ответственность.

Однако в июле 2012 года было принято постановление Пленума ВАС «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством», после чего ситуация с регулированием указанного вопроса изменилась. В п. 28 документа сказано, что если несколько поручительств были даны по различным договорам поручительства раздельно друг от друга, то исполнение, произведенное одним из поручителей, влечет за собой переход к нему всех прав, принадлежавших кредитору (ст. 387 ГК РФ), в том числе и обеспечивающих обязательство требований к каждому из других поручителей о солидарном с должником исполнении обеспеченного обязательства. При этом ВАС РФ допустил возможность урегулирования данного вопроса в ином порядке соглашением между поручителями.

Платит ли поручитель?

ООО «Электроматериалы» получило в «ВТБ-24» кредит на закупку товара и пополнение оборотных средств. Поручителями по договору выступили три индивидуальных предпринимателя. В качестве залога по договорам поручительства банк принял принадлежащее всем троим в равных долях нежилое здание. Общество не смогло вовремя погасить задолженность, и это сделал один из поручителей – Александр Плотников*. После этого мужчина обратился в суд, требуя взыскать солидарно с «Электроматериалов» и своих сопоручителей выплаченный им долг в размере 1,773 млн руб. и обратить взыскание на заложенное имущество (дело № 2-2734/2015).

Кировский райсуд Саратова удовлетворил иск частично, решив, что требовать возврата денег Плотников может только с ООО «Электроматериалы». Суд объяснил это тем, что каждый из предпринимателей заключил отдельный договор поручительства, значит, они несут солидарную ответственность только с заемщиком, а не друг с другом. Также в решении сказано, что обратить взыскание на заложенное имущество невозможно, поскольку залогодателями являются как истец, так и ответчики-поручители. В соответствии со ст. 34 закона «О залоге» право залога прекращается при переходе прав на предмет залога залогодержателю. Поскольку к Плотникову после выплаты им долга банку перешли права кредитора, имущество, собственником доли которого он является, не может быть предметом залога. Апелляция поддержала эту позицию. Мужчина обратился с жалобой в ВС (дело № 32-КГ16-4), который не согласился с коллегами.

Солидарно или пропорционально?

«Тройка» (Вячеслав Горшков, Сергей Романовский, Александр Киселев), указала, что после погашения долга «Электроматериалов» по кредиту к Плотникову перешли все права, принадлежащие кредитору (абз. 4 ст. 387 ГК). Это значит, что он может потребовать от остальных поручителей (даже если каждый из них заключал отдельный договор) исполнения обеспеченного им обязательства. Солидарной или пропорциональной будет эта ответственность, зависит от вида поручительства. «К сожалению, Верховный суд не дал четкого и исчерпывающего ответа о том, какая разновидность поручительства присутствует в данном споре (раздельное или совместное), поэтому разбираться в этих нюансах вновь придется апелляционной инстанции», – комментирует эту часть определения Сергей Левичев из «Павлова и партнеры».

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры», наоборот, считает, что ВС четко установил: договор совместным не был, поскольку поручители не выразили воли на совместное обеспечение обязательств в смысле п. 3 ст. 363 ГК, согласно которому лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства. А значит, отношения между ними не регулируются положениями ст. 325 ГК (исполнение солидарной обязанности одним из должников). «В данном случае следует руководствоваться ст. 387 ГК, устанавливающей, что исполнение обязательств поручителем влечет переход к нему прав кредитора по обязательству, в том числе и прав к лицам, заключившим в обеспечение исполнения обязательств должника договоры поручительства и залога. По этой причине истец был вправе рассчитывать на взыскание задолженности не только с должника, но и других поручителей, а также требовать обращения взыскания на заложенное имущество», – говорит юрист.

Прекращен ли залог?

Неверным ВС посчитал и вывод первой инстанции и апелляции о прекращении права залога. По смыслу п. 4 ст. 34 ФЗ «О залоге» залог прекращается только в том случае, когда к залогодержателю переходит право на весь предмет залога. Однако Плотникову принадлежала только треть «заложенного» нежилого помещения, а собственниками 2/3 долей были ответчики. «Следовательно, принадлежность 1/3 доли заложенного имущества истцу не является препятствием к обращению взыскания на доли иных залогодателей», – сделали вывод судьи, направляя дело на пересмотр в апелляцию.

Адвокат «Юков и партнёры» Рустам Батыров назвал «нелогичной» позицию судов первой и апелляционной инстанций, которые отказали в удовлетворении требований об обращении взыскания на заложенное имущество со ссылкой на отсутствие реального выдела доли истца в нем. «Действующее законодательство предполагает возможность обращения на долю должника в общей (долевой или совместной) собственности в порядке, предусмотренном ст. 255 ГК. При этом, как правомерно отметил ВС, никакого совпадения залогодержателя и залогодателя в одном лице не происходит, потому что истцу принадлежит только 1/3 доли заложенного имущества», – объяснил Батыров.

*имена участников истории изменены редакцией

Обязательство обеспечено поручительством: при каких условиях такое обеспечение признают недействительным?

Заключая договор, стороны зачастую хотят иметь определенные гарантии того, что контрагент исполнит свои обязательства. Например, поставщик готов передать товар в рассрочку, но при этом желает как-то обезопасить себя от неоплаты поставленного товара. Для подобных случаев законодательно предусмотрены различные способы обеспечения исполнения обязательств. К их числу Гражданский кодекс РФ относит неустойку, залог, удержание вещи, поручительство, независимую гарантию, задаток, обеспечительный платеж. Данный перечень не является исчерпывающим — возможны и другие способы, которые стороны сделки вправе сами продумать для обеспечения исполнения обязательств, даже если они прямо не установлены законом (ст. 329 ГК РФ). Одним из наиболее распространенных способов обеспечения исполнения обязательства является поручительство. При этом способе обеспечения исполнения обязательств третье лицо поручается перед кредитором за исполнение обязательств должником. Подробнее о том, какие нюансы следует учесть кредиторам, чтобы договор поручительства не признали недействительным, а сами они не остались без обеспечения, читайте в материале.

Рассмотрим в качестве примера ту же ситуацию, когда при продаже товара в рассрочку поручитель гарантирует своевременную и полную оплату покупателем товара. Данный пример не означает, что поручительством обеспечивается только денежное обязательство. Как следует из ст. 361 ГК РФ, поручительством могут обеспечиваться как денежные, так и неденежные обязательства, а также обязательства, которые возникнут в будущем.

Последствия неисполнения обеспеченного поручительством обязательства должником определены ст. 363 ГК РФ.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Таким образом, по общему правилу кредитор может предъявить требование об исполнении обязательства по своему желанию как к должнику, так и к поручителю или сразу к обоим.

Надо отметить, что на сегодняшний день правоприменительная практика по вопросам поручительства установилась довольно прочно, является единообразной и достаточно обширной.

Анализ судебной практики позволяет избежать серьезных ошибок при использовании поручительства в качестве способа обеспечения исполнения обязательств. Кроме того, в 2015 г. параграф ГК РФ о поручительстве был существенно изменен, тем самым были устранены основные правовые противоречия. Попробуем разобраться, в каких случаях поручительство может быть признано нелегитимным, с учетом актуальной судебной практики.

Форма договора поручительства

В силу п. 2 ст. 162 ГК РФ в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. В соответствии со ст. 362 ГК РФ договор поручительства должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

Таким образом, если простая письменная форма не соблюдена, то можно считать, что договор поручительства не заключался.

Существенные условия договора поручительства

По смыслу ст. 361 ГК РФ к существенным условиям договора поручительства относятся сведения о лице, за которого выдается поручительство, а также сведения об обязательстве, по которому предоставлено поручительство. С первым условием вроде бы все понятно. Однако со вторым зачастую возникают сложности относительно того, какие сведения должны быть указаны об обязательстве.

Нормы параграфа 5 главы 23 ГК РФ не содержат перечня условий основного обязательства, которые должны быть указаны в договоре поручительства. Следовательно, если в договоре поручительства не упомянуты некоторые из условий обеспеченного обязательства (например, размер или срок исполнения обязательства, размер процентов по обязательству), но оно описано с достаточной степенью определенности, позволяющей суду установить, какое именно обязательство было либо будет обеспечено поручительством, либо в договоре поручительства есть отсылка к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия, то договор поручительства не может быть признан судом незаключенным. Именно такой вывод сформулирован в п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством».

Смотрите так же:  Установка дверей требования снип

Таким образом, для действительности поручительства достаточно отсылки к основному договору, исполнение которого обеспечивается поручительством. Данной отсылки самой по себе будет достаточно для признания условия об обязательстве согласованным. Кроме того, поручительство будет также признано действительным, если обеспеченное обязательство будет описано с достаточной степенью определенности. Такую степень определенности в случае спора устанавливает суд. Учитывая, что критерий достаточности носит оценочный характер, предпочтительнее делать отсылку к основному договору, а не пытаться описывать обязательство (как правило, делают и отсылку, и описание).

Отсутствие существенных условий в договоре поручительства нередко становится причиной признания договора поручительства незаключенным (см., например, апелляционные определения Свердловского областного суда от 14.06.2017 по делу № 33-9608/2017, Московского городского суда от 26.03.2020 по делу № 33-9649/2020, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.06.2009 по делу № А33-10560/08).

Недействительность основного обязательства

Предположим, что стороны договора подряда по каким-то причинам не согласовали срок выполнения работ. В дальнейшем третье лицо поручилось за обеспечение исполнения обязательств заказчика перед подрядчиком. В описываемой ситуации договор поручительства может быть признан незаключенным.

До 01.06.2015 недействительность основного обязательства влекла недействительность обеспечивающего его обязательства. На сегодняшний день при недействительности основного обязательства обеспеченными считаются связанные с последствиями такой недействительности обязанности по возврату имущества, полученного по основному обязательству (п. 3 ст. 329 ГК РФ).

Законодатель в данном случае создал предпосылки для сохранения поручительства, следуя концепции сохранения обязательства, о которой ранее неоднократно высказывался ВАС РФ. В частности, в информационном письме Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» указывается, что при наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной ст. 10 ГК РФ.

Но, как известно, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Таким образом, договоры поручительства, заключенные до даты вступления Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», обеспечивающие недействительные обязательства, будут признаваться недействительными.

Отсутствие необходимого согласия

Другая ситуация возникает, когда сделка совершается при отсутствии согласия, наличие которого требуется в соответствии с законом. На практике подобные случаи не редкость. Например, согласие требуется при одобрении крупных сделок обществами с ограниченной ответственностью, акционерными обществами (ст. 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 79 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). По смыслу указанных норм поручительство может относиться к сделкам, требующим специального одобрения уполномоченным органом.

В соответствии со ст. 173.1 ГК РФ, носящей диспозитивный характер, сделка, совершенная без согласия третьего лица, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует иное (ничтожность сделки и др.). Такая сделка может быть признана недействительной по иску лица, согласие которого не было получено, или иных лиц, указанных в законе.

Аналогичной позиции придерживаются и суды, указывая, что в случае неполучения контрагентом одобрения поручительства как крупной сделки или сделки с заинтересованностью впоследствии договор поручительства может быть признан недействительной сделкой (см., например, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2017 № 10АП-7516/2017 по делу № А41-77002/16).

Аналогичные правила применяются и для сделок с заинтересованностью, когда такие сделки заключаются в ущерб интересам коммерческих обществ (п. 2 ст. 174 ГК РФ). В этом случае договор поручительства может быть признан недействительным.

Нередка также ситуация, когда при заключении договора поручительства не было получено согласие другого супруга. Само по себе отсутствие согласия супруга не влечет недействительности сделки, поскольку договор поручительства является сделкой, связанной с распоряжением совместно нажитым имуществом, а согласие другого супруга на совершение такой сделки презюмируется в силу п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ. Вместе с тем в соответствии с п. 3 ст. 35 СК РФ такая сделка может быть признана недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только если доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о несогласии второго супруга на совершение данной сделки.

Таким образом, если супруг не знал и не мог знать о заключении договора поручительства (что вполне возможно), то договор поручительства может быть признан недействительным по мотивам отсутствия согласия другого супруга на заключение договора поручительства (см., например, Апелляционное определение Московского городского суда от 20.11.2013 по делу № 11-37628). В связи с этим в целях снижения рисков признания договора поручительства недействительным, целесообразно до заключения такой сделки требовать письменного согласия супруга на заключение такой сделки.

Изменения условий основного договора

Как следует из дефиниции ст. 361 ГК РФ, договор поручительства может быть заключен в обеспечение как денежных, так и неденежных обязательств, а также в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем.

Казалось бы, на первый взгляд все просто и затруднений при заключении договора поручительства в отношении будущих обязательств быть не должно. Вместе с тем в силу п. 2 ст. 367 ГК РФ в редакции, действовавшей до 01.06.2015, поручительство прекращалось в случае, если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя. Действующая редакция указанной статьи предусматривает, что в случае, если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя, что повлекло за собой увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, поручитель отвечает на прежних условиях.

Таким образом, все договоры поручительства, заключенные до 01.06.2015, а также договоры поручительства, в которых прямо указано, что поручительство прекращается при изменении основного обязательства без согласия поручителя, являются потенциально рискованными для кредитора, изменившего первоначальное обязательство.

Если есть согласие поручителя на изменение условий обязательства, то это нивелирует возможный риск. Вместе с тем во многих случаях суды признают неправомерность заведомо данного поручителем согласия на изменение договора поручительства (включая все последующие изменения). И даже если в договоре поручительства будет содержаться фраза о том, что поручитель выражает согласие на любое изменение условий основного договора при условии его уведомления о внесении изменений в основной договор с указанием их основных параметров, то подобное условие, по мнению судов, не свидетельствует о согласии поручителя отвечать по измененному обязательству (см., например, постановления ФАС Московского округа от 21.06.2011 № КГ-А40/5964-11-П по делу № А40-140671/09-58-1058, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2011 по делу № А21-8140/2010).

Срок поручительства

В соответствии с п. 6 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Таким образом, сильно рискуют те кредиторы, которые указывают слишком маленький срок поручительства (например, равный сроку основного обязательства), или те кредиторы, которые не устанавливают срок вообще.

Особо следует обратить внимание на случаи, когда в договоре поручительства указывают, что такое обеспечение действует до исполнения стороной основного договора своих обязательств. На практике подобные условия встречаются достаточно часто. Вместе с тем в соответствии со ст. 190 Гражданского кодекса РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Из ст. 190 и ст. 367 ГК РФ следует, что условие договора поручительства, предусматривающее его действие до полного исполнения стороной основного обязательства, не может быть квалифицировано как условие о сроке поручительства, поскольку этот срок может определяться только календарной датой, периодом времени или событием, которое неизбежно должно наступить. Фактическое исполнение стороной своих обязательств к числу таких событий не относится, поскольку зависит от воли стороны основного договора (см. постановление АС Поволжского округа от 30.04.2015 № Ф06-22962/2015 по делу № А72-5162/2014). Кроме того, как указал АС Дальневосточного округа в постановлении от 26.06.2017 № Ф03-2039/2017 по делу № А59-357/2016, в силу п. 6 ст. 367 ГК РФ не допускается бессрочное существование обязательства поручителей в целях установления определенности в существовании прав и обязанностей участников гражданского оборота. Поэтому в ситуации, когда срок договора поручительства определен как момент исполнения стороной основного договора своих обязательств, применяются правила п. 6 ст. 367 ГК РФ — поручительство прекращается по истечении года со дня наступления срока исполнения основного обязательства.

К аналогичным выводам приходит и Верховный суд РФ в определениях от 29.05.2020 № 41-КГ18-16, от 12.04.2016 № 5-КГ16-25, а также в Обзоре судебной практики № 2, утвержденном Президиумом ВС РФ 26.06.2015 (см. ответ на вопрос № 3).

Таким образом, если в договоре поручительства указано, к примеру, что «Договор поручительства действует до фактического исполнения должником обязательств по Основному договору», то можно считать, что срок поручительства не установлен. Отсюда следует, что поручительство прекращается по истечении одного года со дня наступления срока исполнения основного обязательства, если кредитор не предъявит иск к поручителю.

В связи с этим можно рекомендовать указывать в договоре поручительства конкретный срок его действия — один год, пять лет и т.д.

Хотя институт поручительства существует уже давно и имеется разнообразная судебная практика по различным вопросам, связанным с поручительством, однако и сейчас можно увидеть грубые юридические ошибки, которые ведут к возникновению существенных рисков у кредиторов. Только изучение судебной практики по данному правлению и положений главы 23 ГК РФ позволит свести к минимуму возникновение негативных правовых и финансовых последствий для кредитора. Поэтому при использовании поручительства следует проявлять осмотрительность и избегать беспечности, опираясь на актуальные выводы и разъяснения судов.

К кому предъявлять иск?

По общему правилу должник и поручитель отвечают перед кредитором солидарно (п. 1 ст. 363 ГК РФ). При этом поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 2 ст. 363 ГК РФ).

Таким образом, по общему правилу кредитор вправе требовать исполнения как от должника и поручителя совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 2 ст. 323 ГК РФ).

В связи с этим на практике у кредиторов иногда возникает вопрос: к кому лучше предъявить иск? Вариантов может быть три:

предъявить иск к должнику;

предъявить иск к поручителю;

предъявить иск к должнику и поручителю одновременно.

Самым беспроигрышным вариантом будет предъявление иска о солидарном взыскании к должнику и поручителю. При этом суд укажет, что право требования (взыскания) является солидарным (ч. 1 ст. 175 АПК РФ, ч. 1 ст. 207 ГПК РФ).

Совокупный анализ положений Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» позволяет сделать вывод, что судебный пристав-исполнитель возбудит сводное исполнительное производство в отношении солидарных поручителя и должника, пытаясь взыскать задолженность с обоих.

Залог и поручительство как виды обеспечения исполнения обязательств

Говоря о залоге и поручительстве как видах обеспечения исполнения обязательств и проводя их, насколько это возможно, сравнительную характеристику, необходимо в первую очередь разобраться с самим термином «обеспечения исполнения обязательств», а также выделить критерии сравнения (родовые признаки) видов, т.е. мер такого обеспечения.

Гражданское законодательство России не знает легального определения обеспечения исполнения обязательств, ч. 1 ст. 329 ГК РФ только перечисляет известные российскому законодательству виды такого обеспечения, а в научной литературе высказываются различные точки зрения. Существуют определения более «бытового» характера, одинаково далекие как от юридической науки, так и от практики . Однако для целей практического правоприменения, с точки зрения автора настоящей статьи, можно использовать определение, которое дает сборник словарей «OnlineDics.ru» — краткое и в то же время емкое и точное. Оно звучит следующим образом: «Обеспечение Исполнения Обязательств — в гражданском праве специальные меры имущественного характера, побуждающие стороны к точному и реальному исполнению обязательств» .

Каким бы, однако не было, определение института обеспечения, важно отметить, что в этот институт объединяется ряд альтернативных мер, не вполне однородных не только в части сущности, но и в части цели применения. Б. М. Гонгало отмечает, что «…Нетрудно заметить, что лишь некоторые правовые средства (меры) обеспечивают исполнение обязательств» , в связи с чем указывается на условность наименования «обеспечение исполнения обязательств», и предлагается наименование «обеспечение обязательств» . Справедливости ради, стоит, однако, отметить, что это скорее «возвращение к корням», чем вновь предлагаемый термин, так как дореволюционная цивилистика использовала именно его.

Определяя и рассматривая залог и поручительство как виды (меры) обеспечения, необходимо отметить следующее: не все конкретные виды обеспечения исполнения обязательств имеют легальные определения (удержание, поручительство), и в этой части, по всей видимости, подразумеваются законодательством как сами собой разумеющиеся. О поручительстве как о понятии законодатель ничего не говорит, указывая лишь порождаемый этим явлением договор поручительства (ст. 361 ГК РФ): «По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части». Б. М. Гонгало определяет поручительство как «обязательство поручителя уплатить кредитору другого лица (должника) денежную сумму при неисправности последнего».

Фактическое отсутствие легального определение в тексте Гражданского кодекса относится и к залогу – ст. 334 ГК РФ, хотя и имеет указывающий на обратное титул «Понятие и основания возникновение залога», по факту, раскрывает только сущность права кредитора получить удовлетворение из за или счет заложенного имущества неисправного должника. Легальное определение залога, дает, однако всё ещё в части действующий Закон РФ 29.05.1992 № 2872-1 «О залоге». Это определение звучит так: «Залог — способ обеспечения обязательства, при котором кредитор-залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами за изъятиями, предусмотренными законом» (ст. 1). Эта статья не входит в противоречие с § 3 гл. 23 части первой ГК РФ, и потому подлежит применению.

Смотрите так же:  Трактат спор

Столь разное отношение законодателя к определению этих мер не вполне ясно, учитывая, что это – хорошо разработанная область цивилистики. Сами же меры обеспечения исполнения обязательств (кроме залога и банковской гарантии) восходят корнями к древнейшим институтам обычного права, а залог и прообразы банковской гарантии – к античному времени .

От определения необходимо перейти к договорам соответственно залога и поручительства. В обоих случаях законодательством предусмотрена письменная форма таких договором (ч. 2 ст. 339, ст. 362 ГК РФ), нарушение которой влечет их недействительность. Договор об ипотеке, кроме того, подлежит регистрации в установленном порядке (ч. 3 ст. 339), а договор о залоге имущества или прав на имущество в обеспечение договора, который должен быть нотариально заверен – подлежит нотариальному заверению.

Что касается содержания таких договоров, необходимо отметить ряд особенностей, присущих каждому из них.

Договор поручительства, исходя из его характеристики, данной Гражданским кодексом РФ, содержит только обязанность поручителя оплатить кредитору должника сумму долга последнего. Причем такое исполнение не будет являться оплатой долга за должника, а собственной обязанностью поручителя . Показательно, что, это по сути, этим и ограничивается договор поручительства как правовая единица, так как каких-либо иных прав или обязанностей у его сторон он не порождает .

Б. М. Гонгало отмечает, что, исходя из этого, конструкция договора поручительства подобна конструкции сделки под отлагательным условием , которое может и не наступить, и, таким образом, договор не породит никаких правовых последствий ни для кредитора, ни для поручителя. Однако это вовсе не означает, что между ними в этом случае не существует никаких правоотношений, так как сам факт заключения договора указывает на обратное, не говоря уже о том, что сам такой договор зачастую является фактически необходимым условием возникновения основного обязательства . Кроме этого, на наличие таких отношений указывает правило ч. 3 ст. 367 ГК РФ о прекращении поручительства при отказе кредитора принять исполнение от должника или его поручителя. В. В. Витрянский усматривает в этом право поручителя исполнить обязательство за должника и корреспондирующей ему обязанности кредитора принять такое исполнение.

Что же касается пределов ответственности поручителя, то нынешнее законодательство ограничивает его не только размером обязательства, но и возмещением иных убытков кредитора. ГК РСФСР (ст. 204) почти дословно повторял это правило. Поручитель и должник несут перед кредитором солидарную ответственность, если только договором не установлена субсидиарная ответственность поручителя. Это обстоятельство ещё раз указывает на самостоятельный характер обязательства поручителя перед кредитором.

Вопрос о том, является ли договор поручительства возмездным, или же нет, в литературе освещается по-разному. С точки зрения автора настоящей статьи, его всё же следует считать безвозмездным, так как поручитель берет на себя определенное обязательство, ничего не получая взамен.

Отдельно стоит остановиться и на субъектном составе договора поручительства. В таком договоре в качестве сторон всегда участвуют одна из сторон основного обязательства (кредитор) и третье по отношению к основному обязательству лицо (поручитель).

Говоря о договоре залога, что он регулируется не только Гражданским кодексом РФ, но и Законом РФ «О залоге» в части, не противоречащей кодексу, что, однако, не создает параллельного регулирования залоговых правоотношений. Ипотека, как залог недвижимости, а также отношения, связанные с ней, регулируются Федеральным законом «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Последнее, однако, не означает приоритета норм Федерального закона «Об ипотеке» над положениями Гражданского кодекса РФ, на мысль о котором наводит перенесение положений кодекса в закон и «кодексная» конструкция последнего. Ипотека, при всей своей специфичности является видом залога, и поэтому общие положения о залоге применяются и к ней.

Субъектный состав договора залога – залогодержатель и залогодатель. И если первым всегда выступает кредитор по основному обязательству, то вторым – обычно должник по нему же. Однако залогодателем может быть и третье лицо (ч. 1 ст. 335 ГК РФ). В этом случае залог приобретает определенное сущностное сходство с поручительством. Закон дает недвусмысленный перечень возможных залогодателей – это либо собственник имущества, либо лицо, которому он предоставлено на праве хозяйственного ведения. Ряд авторов полагает также, что к ним в силу положений ст. 297 ГК РФ можно добавить казенное предприятие при наличии согласия собственника его имущества. В этой же связи часто упоминаются и учреждения – бюджетные и автономные — при соблюдении ими условий ряда условий – учреждению должно быть предоставлено право вести приносящую прибыль деятельность, и закладываемое имущество должно быть получено в результате такой деятельности и учитываться на отдельном балансе. По мнению Ю.К.Толстого, «по-видимому, речь в этих случаях должна идти об особом вещном праве, которое не укладывается ни в рамки права оперативного управления, ни в режим права хозяйственного ведения».

Предметом залога может быть всякое имущество , за изъятием исключений, установленных ч. 1 ст. 336 ГК РФ.

Говоря об основаниях возникновения залога и поручительства, необходимо сказать, что в обоих случаях таким основанием будет являться юридический факт возникновения основного обязательства, на обеспечение которого направлена конкретная мера. Однако, эти два события могут быть разнесены во времени, и обеспечение может возникнуть и после возникновения основного обязательства, но никогда – наоборот. Залог, кроме того, может возникать и в силу закона (напр., в соответствии с ч. 5 ст. 488 ГК РФ). В соответствии с правилом о следовании принадлежности судьбе главной вещи, на все принадлежности заложенной вещи также будут распространяться залоговые правоотношения, если иное не установлено договором залога. Плоды и иная продукция, полученная с помощью заложенной вещи, предметом залога, по общему правилу, напротив, не является.

Отдельно стоит вопрос о том, могут ли являться предметом залога деньги. Здесь позиции авторов разнятся. По одной точке зрения, это возможно, по другой – категорически нет. С точки зрения автора настоящей статьи, закон предусматривает под предметом залога любые вещи, в том числе потребляемые, какими и являются деньги, ввиду чего они могут быть предметом залога. Такое положение вещей существовало и в римском праве.

При определении категории договора залога последний часто раскрывается через правило продажи заложенного имущества при неисправности должника. Однако это не совсем верно: закон не имеет строго ориентации на продажу такого имущества, допуская возможность кредитора оставить его в оговоренных случаях за собой. Кроме того, существует ряд условий, при наличии которых даже нарушение должником условий обязательства не влечет обращения взыскания на заложенное имущество (ч. 2 ст. 348 ГК РФ): если сумма неисполненного обязательства составляет менее чем пять процентов от размера оценки предмета залога по договору о залоге или период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее чем три месяца.

Предмет залога в силу правила ч. 1 ст. 346 ГК РФ может быть заменен, если иное не предусмотрено законом или договором. В соответствии со ст. 342 ГК РФ одна и та же вещь может передаваться в залог по нескольким договорам (такой залог именуется последующим).

Переходя от содержания договоров поручительства и залога к цели применения данных мер обеспечения исполнения обязательства, необходимо указать следующее.

Развивая мысль о неоднородности мер обеспечения, Б. М. Гонгало указывает, что все известные российскому законодательству виды обеспечения исполнения обязательств можно разделить на группы в зависимости от целей, с которыми они применяются. Таких групп выделяется три:

  1. Меры, обеспечивающие исполнение обязательства (неустойка, задаток);
  2. Меры, обеспечивающие защиту имущественных интересов кредитора при нарушении обязательства должником (поручительство, банковская гарантия);
  3. Меры, обеспечивающие исполнение обязательства и защиту интересов кредитора при неисправности должника (залог, удержание).

Исходя из этого, очевидно, что залог и поручительство, как меры, направлены на достижение различных целей. Поручительство как мера обеспечения исполнения обязательства само по себе экономически и юридически не стимулирует должника к его исполнению, так как при внесении суммы долга поручителем не наносит самому должнику экономического ущерба (здесь, разумеется, не учитывается право регрессного иска поручителя к должнику после исполнения первым обязательства). Залог же, напротив, помогает решать двойственную задачу: с одной стороны, он стимулирует должника к исполнению, так как в противном случае он теряет выделенную в залог часть своего имущества, с другой стороны, защищает интересы кредитора. Вероятно, именно этим обстоятельствам обусловлена популярность залога как меры обеспечения самых разных обязательств, также распространенность обычных институтов, которые также носят название залога, что является некорректным . При этом, они, безусловно, регулируются нормами гражданского права, и к ним в ряде случаев возможно применения законодательства о залоге по аналогии.

Наконец, стоит остановиться на области применения данных мер. Залог является одной из наиболее распространенных мер обеспечения исполнения обязательств, и поэтому чрезвычайно широко применяется. Что касается поручительства, то в отношении него бытует мнение о том, что оно может применяться только в денежных обязательствах . Однако это не так. Анализ правил о поручительстве, установленных ст.ст. 361, 363, 365 ГК РФ, позволяет установить, что основанием обязанности поручителя уплатить деньги является неисполнение должником своего обязательства, без оговорок о том, какого именно.

Таким образом, и залог, и поручительство являются универсальными мерами, которые могут быть применены к широкому кругу типов обязательств.

Новое основание прекращения поручительства

До принятия Президиумом ВАС РФ Постановления от 03.07.2012 №1964/12 (в дальнейшем данная позиция нашла отражение в п.28 ППВАС42), переход к исполнившему обязательство поручителю права требовать исполнения от остальных поручителей вызывал сомнения. Причиной тому была возможность двоякого толкования п.1 ст.365 ГК:

«К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора».

Если исходить из ограничительного толкования к поручителю переходят только права по основному обязательству, а также обеспечивающие его залоги. А в деле № А43-44859/2005 высказывалась еще более узкое понимание указанной нормы (опровергнутое впоследствии в Постановлении Президиума ВАС РФ от 27.02.2007 № 12118/06), согласно которому права переходят в отношении лишь тех залогов, которые предоставлены должником по основному обязательству. И в рамках ограничительного толкования данная позиция выглядела вполне убедительно, так как таким образом устранялось неравенство обеспечителей в зависимости от вида предоставленного ими обеспечения (Почему собственно залог третьего лица должен сохраниться в то время как поручители от своих обязательств освобождаются?).

А расширительное толкование включает переход прав в отношении других поручителей, что вполне соответствующее буквальному содержанию п.1 ст.365 ГК, поскольку в поручительстве тоже есть сторона под названием «кредитор».

Как отмечает Р.С. Бевзенко, разъяснение Президиума ВАС РФ по данному вопросу (в сравнении, правда, не с ограничительным толкованием, а с идеей распределения ответственности поручителей, но для двух прочтений п.1 ст.365 ГК это тем более верно) мотивирует поручителей исполнить обязательство в кратчайшие сроки и не дожидаясь судебного разбирательства:

«72. Нельзя не заметить, что предложенная в п.28 комментируемого Постановления квалификация раздельного сопоручительства (наиболее часто, кстати, встречающегося на практике) неизбежно должна подталкивать каждого из поручителей к скорейшему платежу в пользу кредитора: ведь чем раньше сопоручитель заплатит кредитору, тем больше обеспечительных прав он получит. В свою очередь тот сопоручитель, который будет дольше всех уклоняться от платежа, в итоге останется один на один с должником. Такой подход, стимулирующий поручителей к как можно более скорому исполнению своих обязательств, в гораздо большей степени отвечает интересам кредитора» (Р.С. Бевзенко Новеллы судебной практики в сфере поручительства//Вестник ВАС РФ. №2. 2013г.).

Однако со вступлением в силу Изменений в ГК №42-ФЗ такой стимул у поручителей, возможно, пропадет, поскольку в ст.363 ГК появится п.4:

«При утрате существовавшего на момент возникновения поручительства обеспечения основного обязательства или ухудшении условий его обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора, поручитель освобождается от ответственности в той мере, в какой он мог потребовать возмещения (статья 365) за счет утраченного обеспечения, если докажет, что в момент заключения договора поручительства он был вправе разумно рассчитывать на такое возмещение. Соглашение с поручителем-гражданином, устанавливающее иные последствия утраты обеспечения, является ничтожным».

Таким образом, если помимо поручительства основное обязательство обеспечивалось другим поручительством/залогом/гарантией/обеспечительным платежом и это обеспечение прекратилось по причинам, которые можно связать с кредитором, первое поручительство также прекращается в соответствующей части (с неустойкой проблем возникнуть не должно, т.к., во-первых, она является составной частью основного обязательства и при прекращении обязанности по её уплате обеспечение в ее отношении и так прекратиться на основании п.1 ст.367 ГК, хотя для случая обеспечения только части обязательства возможны варианты, а, во-вторых, она всё-таки является обеспечением особого рода: не дополнительный источник погашения задолженности, а стимулирующий характер, т.ч. «в той мере, в какой он мог потребовать возмещения за счет утраченного возмещения» здесь неприменимо).

Данная новелла идет вразрез с позициями обеих высших судебных инстанций, которые полагали обеспечительные сделки независимыми друг от друга:

— «Если обязательство, по которому выдано поручительство, было обеспечено другим поручительством, залогом, банковской гарантией и т.п., то судам следует исходить из того, что прекращение иных обеспечительных сделок само по себе не прекращает поручительство. Иное может быть предусмотрено договором поручительства» (п.36 ППВАС42);

— «Если исполнение кредитного обязательства обеспечено несколькими способами (залог, поручительство), то недействительность или прекращение действия одного способа обеспечения само по себе не влечет аналогичные последствия в отношении другого способа обеспечения обязательства. … По отношению друг к другу способы обеспечения обязательств не носят взаимообусловливающего характера» (п.6 Обзор ВС об исполнении кредитных обязательств от 22.05.2013 по определению ВС РФ от 26.07.2011 N 11-В11-11; см. также Определение ВС РФ №39-В11-5 от 13.09.2011).

И это странно, поскольку многие нормы «нового ГК» закрепляют сложившуюся практику ВАС РФ или ВС РФ, а вот причины появления этой новеллы не ясны.

Смотрите так же:  Судебные приставы заволжск ивановская область

Несмотря на сказанное выше по поводу того, что поручителям выгодно скорее исполнить обязательство и получить больше обеспечительных прав, зачастую должник и все поручители и залогодатели, в том числе физ.лица, являются аффилированными лицами и получения права требования по отношению друг к другу для них значения не имеет, поскольку, по сути это перекладывание денег из одного кармана в другой. Поэтому такое сокращение ответственности одного поручителя из-за того, что что-то произошло с другим обеспечением, представляется неоправданным.

Кроме того, хотя обратные формулировки используются в ст.ст. 345 и 813 ГК, а также ст.36 Закона об ипотеке, но четкое понимание их смысла не сложилось, т.ч. не вопрос о том, что считать обстоятельствами, зависящими от кредитора, вызывает сложности.

1. Вероятно, к таким обстоятельствам будет отнесено признание обеспечительной сделки недействительной или незаключенной. Хотя в данном случае еще остается простор для трактовки слов «если докажет, что в момент заключения договора поручительства он был вправе разумно рассчитывать на такое возмещение». Т.ч., например, если поручитель (допустим, он является участником другого обеспечителя) сам же и инициировал оспаривание обеспечения, по поводу прекращения его собственного поручительства можно будет поспорить.

2. Скорее всего, в данную категорию попадет также вывод обеспечения по согласованию с кредитором, т.е. расторжение обеспечительного договора по соглашению сторон или уменьшение состава залогового обеспечения/размера ответственности поручителя/суммы гарантии.

С одной стороны, это кажется разумным (и то если не брать в расчет независимость одного обеспечения от другого), т.к. поручитель при этом сам теряет источник погашения своих требований. Взять хотя бы случай, когда физ.лицо согласилось стать поручителем по ипотечному кредиту своего знакомого, рассчитывая, что в случае, если ему самому придется гасить этот кредит, оно сможет возместить свои расходы за счет стоимости заложенной недвижимости. Вряд ли можно считать справедливым, если залогодатель и залогодержатель в такой ситуации расторгнут договор ипотеки (хотя мне сложно представить, что кредитор на такое согласится), оставив поручителю только обычные способы взыскания, которые в отношении единственного жилья бессильны.

Но с другой стороны, возможны и другие ситуации: замена одного обеспечения на другое или частичный вывод залога в связи с частичным исполнением основного обязательства (в т.ч., когда за счет реализации имущества, выведенного из залога, осуществляется частичное исполнение основного обязательства; при этом вывод имущества из залога может предшествовать частичному погашению основного обязательства). В последнем случае существует опасность двойного уменьшения ответственности поручителя: в связи с частичным прекращением обеспеченного обязательства (п.1 ст.367 ГК) и в связи с утратой залогового обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора (п.4 ст.363 ГК). Плюс ко всему кредитор и заемщик могут согласовать пропорциональное соотношение остатка задолженности и размера залогового обеспечения, как то, стоимость предмета залога должна составлять не менее 30% от остатка задолженности. В этом случае уменьшение размера обеспеченного обязательства и снижение стоимости предмета залога не совпадут по суммам и наверняка суд посчитает, что ответственность поручителя должна быть уменьшена на большую из них.

3. Также может возникнуть путаница в случае, когда поручительство обеспечивает только часть обязательства. Абз.2 п.1 ст.367 ГК предусматривает, что исполнение основного обязательства засчитывается в счет его необеспеченной части (и это в пользу кредитора). По аналогии можно предположить, что и вывод залога, т.е. оставление основного обязательства без соответствующего обеспечения, должен касаться части, необеспеченной поручительством, но это повлечет прекращение поручительства (а это уже противоречит интересам кредитора и такой обращение направленной на защиту кредитора нормы против него же нелогично).

4. Но самый интересный вопрос, будет ли считаться утратой обеспечения «по вине кредитора» прекращение залога в результате обращения на него взыскания по другому обязательству, также этим залогом обеспеченному (не могу сейчас найти, но до 01.07.2010 я находила практику, что кредитору было отказано в досрочном взыскании кредита, которое тот обосновывал тем, что инициировал обращение взыскания на тот же залог по другому кредиту, и мотивирован отказ в иске был именно тем, что обращение взыскания на залог по другому обязательству происходит по воле самого кредитора). Или еще разновидность данной ситуации: залог является последующим по отношению к залогу в пользу другого кредитора и прекращается в связи с тем, что кредитор по обеспеченному поручительством обязательству не воспользовался правом на досрочное исполнение при обращении взыскания на залог старшим залогодержателем (п.4 ст.342.1 ГК).

Если исходить из того, что исполнение обязательства за счет залога или поручительства также является утратой обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора (ведь исполненное обеспечительное обязательство прекращается, а требование исполнить обязательство залогодателям и поручителям предъявляет кредитор), получится, что в соответствии с п.4 ст.363 ГК переход права требовать исполнения от поручителей по ст.365 ГК больше происходить не будет, т.к. на исполненную другим поручителем часть неисполненые поручительства будут прекращаться.

В результате получается, что п.4 ст.363 ГК содержит противоречие: ссылается на ст.365 ГК: «в той мере, в какой он мог потребовать возмещения за счет утраченного обеспечения [а другое поручительство также является обеспечением и, надо думать, в данном случае также имеется в виду]», но требуемого события (перехода права потребовать исполнения от другого поручителя) изначально не предполагается (если это не поручительство юр.лица, в котором оговорено, что п.4 ст.363 ГК к нему не применяется, но в такие детали другой поручитель вряд ли будет посвящен и надо всё-таки исходить из того, что ГК предлагает по умолчанию).

Хочется надеяться, что при итоговом пересмотре (см. здесь) поправок, внесенных в ГК, Совет по кодификации обратит внимание и на эту норму.

Иначе кредиторам опасно будет не только идти навстречу заемщикам в вопросах изменения обеспечения, но даже совершать действия, направленные на защиту своих прав. А вдруг суд сочтет, что подав заявление о признании заемщика-залогодателя банкротом, кредитор ухудшил условия обеспечения (нельзя же в банкротстве получить полную сумму, вырученную от реализации предмета залога)?

О применении отношений по сроку договора поручительства к договорам о залоге

Наверно многие банковские юристы уже сталкивались с этим моментом, когда анализировали изменения, произошедшие в 2014 году в ГК в главе «Обеспечение обязательств». На практике мы с этим моментом только сейчас столкнулись. В общем одним из изменений было введение следующей нормы:

Статья 335. Залогодатель
1. Залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо.
В случае, когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются правила статей 364 — 367 настоящего Кодекса, если законом или соглашением между соответствующими лицами не предусмотрено иное
.

Одной из норм, которая, видимо, применяются к правилам о залоге с третьими лицами, является:

Статья 367. Прекращение поручительства

6. Поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Предъявление кредитором к должнику требования о досрочном исполнении обязательства не сокращает срок действия поручительства, определяемый исходя из первоначальных условий основного обязательства.

Т.е., если у вас в договоре залога установлено, что он действует до момента исполнения обязательства обеспеченного залогом, то это означает, что залог прекратится по истечении года с момента наступления даты возврата кредита по кредитному договору.

При этом суды применяют нормы именно вышеуказанным образом, и не применяют например отдельную норму в гл. про залог:

Статья 352. Прекращение залога

1. Залог прекращается:
1) с прекращением обеспеченного залогом обязательства;

10) в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

Судебная практика по данному вопросу говорит именно о таком подходе:

ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 28 февраля 2020 г. по делу N А55-14428/2020
.
Доводы апелляционной жалобы, что суд рассматривая исковые требования об обращении взыскания на заложенное имущество, применяет нормы, регулирующие правоотношения в сфере поручительства, а залог прекращается в соответствии со ст. 352 ГК РФ, иных оснований для прекращения залога законодательством не предусмотрено, отклоняются судебной коллегией.
В соответствии с п. 1 ст. 335 Гражданского кодекса РФ залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо.
Если залогодателем является третье лицо, то отношения, складывающиеся между залогодержателем, залогодателем и должником, сходны по правовой природе на правоотношения, которые возникают между кредитором, должником и поручителем при обеспечении обязательства поручительством.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 335 ГК РФ, в случае, когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются правила ст. ст. 364 — 367 ГК РФ, если законом или соглашением между соответствующими лицами не предусмотрено иное.
Согласно п. 6 ст. 367 ГК РФ, поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.
Согласно позиции Верховного суда РФ, изложенной в определении от 10.11.2015 N 80-КГ15-18, указанная норма закона (п. 6 ст. 367 ГК РФ) не допускает бессрочного существования обязательства поручителей в целях установления определенности в существовании прав и обязанностей участников гражданского оборота.
Согласно положений договоров поручительства (пункт 4.1) и договоров залога (пункт 5.1) поручительство и залог действуют до полного исполнения обеспеченных настоящим договором обязательств по кредитному договору со всеми изменениями и дополнениями.
Согласно положений кредитных договоров срок их действия установлен до полного исполнения заемщиком своих обязательств по настоящему договору.
Указания на дату, период времени, исчисляемый годами, месяцами, неделями, днями или часами, либо на событие, которое должно неизбежно наступить, приведенные положения договоров не содержат.
Согласно абз. 3 п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку оно не соответствует требованиям ст. 190 ГК РФ. В данном случае применяется норма, в соответствии с которой поручительство прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявил иска к поручителю.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что условие о действии договора до полного исполнения обеспеченных настоящим договором обязательств по кредитному договору со всеми изменениями и дополнениями не может считаться условием о сроке.С
рок исполнения основного обязательства (возврат основного долга) по всем кредитным договорам, где заемщиком является ООО «Юнион Транс Авто» установлен не позднее 18 ноября 2016 года.
Тем самым срок прекращения вышеуказанных договоров поручительства и залога наступил 18 ноября 2017 года (по последнему по времени заключения договору).
ООО КБ «Эл банк» обратилось в суд по истечении указанной даты.

Такие же подходы прослеживаются в Постановлениях Девятого арбитражного апелляционного суда от 5 апреля 2020 г. N 09АП-6703/2020, от 7 февраля 2020 г. N 09АП-67190/2020, от 28 сентября 2017 г. N 09АП-42543/2017-ГК, Постановлении ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН от 20 февраля 2020 г. N 44г-96/2020, АПЕЛЛЯЦИОННОМ ОПРЕДЕЛЕНИИ КУРГАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА от 4 сентября 2020 г. по делу N 33-2751/2020.

Соответственно возникают следующие вопросы:

1) Как думаете, это ошибки судов и есть надежда, что ВС РФ это исправит, или это все-таки охватывалось изначально авторами изменений в ГК РФ? Т.е. продолжение курса на сближение отношений по поручительству и залогу (например аналогичкно, как в части заранее данных согласий на изменение договора — когда для залога предусмотрели описание пределов не только объема, но и случаев изменений и т.п.)

2) Как лучше «выходить» из этой ситуации — устанавливать срок залога с «запасом» (например + 3 года к сроку возврата кредита), или писать о том, что к договору залога не применяются правила о поручительстве (ведь ст. 335 ГК разрешает иное установить договором) — хотя непонятно, как суды на это отреагируют (например с т.з. Пленума ВАС № 16 «О свободе договора и ее пределах»)? Или лучше ждать позицию ВС РФ по данному вопросу?

На настоящий момент не считаю верным в данном случае применять отношения по поручительству. Все таки, залог это больше вещные отношения, а не обязательственные «в чистом виде» как в поручительстве — в поручительстве по истечении срока кредитор утрачивает право не предъявление требований к поручителю (т.к. это требования в отношении заранее не определенного перечня имущества, соответственно отсутствие четкого срока порождает некий «перекос» отношений в сторону Кредитора), а в залоге прекращается право притязаний на конкретную вещь. Должно быть иное регулирование. Тем более прямо не указано, что именно срок залога так определяется. При этом есть прямая норма о залоге, говорящая о том, что он прекращается с прекращением основного обязательства. «Натягивать» иное, через указанные отсылки в законе не считаю верым в этой ситуации. При этом про «иные случаи, предусмотренные договором» говорится как в ст. 335 ГК так и в ст. 352 ГК, т.е. можно эти исключения применять как в ту, так и в иную сторону (как говорить, что исключением из ст. 335 ГК является ст. 352 ГК, так и наоборот.

Также, скорее всего, все банки повсеместно начнут в договорах залога указывать пункт о неприменении отношений по поручительству в данному договору залога — в таком случае ничего кардинального в данном вопросе не изменится, т.к. если законодатель изначально хотел достичь цели по установлению четкого срока договора залога по аналогии с поручительством, то этого скорее всего не произойдет. Тогда вопрос — зачем нужно было менять позицию?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *